Пленники Черной Страны. Глава 6

Глава 6

Дни заметно удлинялись. А когда с юга по утрам начал дуть теплый ветер, приносящий свежий запах моря и хвойного леса, то стало совсем ясно – пришла весна.
Спиро любил это время года, но в Черном королевстве даже весна ощущалась иначе. В Фортейне конец зимы всегда отмечался роскошным праздником. Народ выходил на улицы, пел и веселился. Алтари Белы и Гвеи ломились от принесенных даров, а люди молили добрых Владычиц о новом урожае и приплоде скота. Особое место в этом празднестве уделялось Суэло, и хотя он формально не принадлежал к сонму Владык, но стремление людей к свету и теплу заставляли их прославлять это славное божество, несмотря на то, что он никогда никак не проявлял интереса к человечеству. Впрочем, считали люди, если солнце каждый день поднимается на востоке, то это уже причина благодарить Суэло за тот свет, который он дарит им.
Когда деревья обзаводились первой свежей листвой, а с Побережья начинали доставлять обозы с первыми в этом году дарами Белы, жители устремлялись прочь из города. Реку в эти дни наполняли сотни лодок, на которых люди совершали водные прогулки. Некоторые даже рисковали искупаться в еще ледяной воде, умоляя Аку не быть строгим к ним, и он отвечал на их мольбы. На лесных полянах и берегах озер устанавливались шатры и палатки, город пустел, зато в окрестных лесах было яблоку негде упасть. После холодной зимы все мечтали быть ближе к природе и не упускали ни малейшего шанса соединится с ней, как ребенок желает соединиться с матерью.
Приход весны в Сервит, казалось, остался незамеченным. Лишь теплая погода да небольшие участки земли, которые не были вымощены камнем и теперь покрывались бледной травой, напоминали о том, что зима уже закончилась и пора ждать лета. Но, как и весны, его приход похоже тоже никого здесь не заботил. Кроме Спиро.
В его голове за последние месяцы сложился достаточно подробный план побега, но осуществить его, как он считал, можно было только летом. Во-первых, отсюда до Фортейна было по меньшей мере десять дней пешего пути. Обременять себя в дороге теплыми вещами и заботой о ночлеге было бы неблагоразумно. Во-вторых, путь предстоял по незнакомой местности и передвигаться по ней в темноте стало бы очень затруднительно, поэтому долгие летние световые дни очень хорошо подходили для длинных дневных переходов и коротких ночевок.
Поэтому, подготавливая побег, Спиро с нетерпением дожидался лета, но было и еще одно обстоятельство, мешающее ему покинуть Черную страну прямо сейчас. И звали это обстоятельство Капти.
- Ты можешь меня найти в лавке в пятом доме переулка Дубильщиков, - сказала она ему в первый день их знакомства перед тем, как окончательно раствориться в сумерках зимнего вечера на Торговой улице.
В ту ночь Спиро плохо спал. Он раз за разом прокручивал в голове знакомство с Капти, пытаясь понять почему эта черноглазая девушка не выходит у него из головы. Наконец, оправдавшись сам перед собой тем, что знакомство с человеком из стана врага может принести ему дополнительное преимущество при побеге, он следующим же вечером отправился по указанному адресу.
Не без труда найдя нужную лавку, Спиро нерешительно потоптался у входа, но все-таки осторожно отворил дверь. Пройдя внутрь, он оказался в небольшом помещении до верху забитом выделанными шкурами и изделиями из кожи. В комнате царил полумрак, свет давала только небольшая чадящая масляная лампа.
- Ты пришел.
Капти незаметно появилась из-за развешанных шкур и недоверчиво поглядела на него. Это был не вопрос, не восклицание, а просто констатация факта. Очевидного, но маловероятного.
- Ты сама сказала, где я могу найти тебя, - неуверенно промямлил Спиро.
Капти осторожно подошла к нему ближе, но оставалась на безопасном расстоянии. В ее глазах смешивались любопытство и недоверие.
- Мне было интересно, почему все-таки ты вернул мне деньги, - произнесла она тоном, которому желала придать прохладный оттенок, но молодость и неопытность все равно выдавали в нем горячее любопытство.
- Я же сказал, что вернул их, потому что они твои, - улыбнулся Спиро, - других причин нет.
- И какую благодарность ты ждешь от меня? – черные глаза хитро сверкнули.
Спиро пожал плечами.
- Мне не нужно благодарности.
- Хм, - нахмурилась Капти, - тогда почему ты здесь?
Спиро немного растерялся. Действительно, зачем он пришел сюда. Чтобы обзавестись поддержкой в стане врага? Наивно. И неправда. Правдой было то, что он хотел еще раз увидеть свою новую знакомую, еще раз взглянуть в ее прекрасные глаза и утонуть в них раз и навсегда.
- Я... я думал, ты хотела видеть меня, раз сообщила, где тебя можно разыскать.
В этот момент входная дверь отворилась, и через порог переступили двое мужчин важного вида. После секундного колебания Капти прошептала Спиро:
- Подожди меня на улице, я скоро освобожусь.
В тот день они весь вечер гуляли по улицам Сервита, покупали какую-то снедь, которую предлагали здесь же и запивали ее легким янтарным пивом. Теперь Спиро получал небольшое жалование от Тано и мог позволить себе немного поссорить деньгами.  Но пиво и мясо – это было последнее, что интересовало и его, и Капти в тот вечер. Главным блюдом было, конечно же, общение. Отчего-то проникшись доверием, они жадно забрасывали друг друга вопросами и, получая на них ответы, ненадолго задумывались, чтобы вывалить на собеседника новую порцию.
Взаимопонимания было немного. Слушая Спиро, Капти смотрела на него, как на дурачка, а тот, в свою очередь, содрогался, когда говорила она. В процессе разговора они то и дело возвращались к вопросу о возвращении потерянного кошелька, и Капти, наконец, сказала:
- Вернув мне деньги, ты поступил глупо. Ведь я кошелек все равно потеряла, а ты бы мог их потратить на свое усмотрение. В общем, или ты конченный идиот, или я чего-то не понимаю.
- Такие слова, как честность и порядочность, тебе что-нибудь говорят? – угрюмо спросил Спиро.
- Конечно! Когда я подписываю договор о продаже сотни шкур, то привожу сотню, а не меньше. С тобой же мы ничего не подписывали!
- А если в твоем договоре не будет прописано качество шкур, то ты привезешь самые худшие? – поинтересовался в ответ Спиро.
- Разумеется, - ответила Капти.
- И это по-твоему тоже будет честно?
- А почему нет? Покупатель сам виноват, что не указал то, что ему нужно. Почему меня должны заботить чужие ошибки и проблемы?
Спиро в очередной раз не находил, что ей ответить. Он пытался спрашивать Капти про доброту, участие, милосердие. Но в ответ наталкивался на стену непонимания или полную подмену понятий. По мнению Капти, то вчера ночью она не зарезала своего брата, пока он спал, было самым большим проявлением доброты и милосердия.
- Ха, почему я должна что-то делать для кого-то просто так, если никто никогда не делал и не сделает того же для меня? – спросила она с усмешкой.
Вот именно, подумал Спиро, в этом-то вся и проблема. В Черной стране никто никогда не совершает поступков просто так. Если кто-то поинтересовался, как твое здоровье, то это означает, что он либо заискивает, либо насмехается, либо делает какой-то намек. Никто от чистого сердца никогда не пожелает тебе удачи, или не проявит сочувствия в сложной ситуации. Все эти люди с самого рождения варятся в густом бульоне из лжи, коварства, страха и ненависти. Самое ужасное, что они считают, что так и должно быть.
Спиро в очередной раз посмотрел на Капти. Ему вдруг стало невыносимо жаль ее. Такая молодая, красивая и смышленая, она вынуждена была родиться в этой мерзкой стране, которая коверкает людей, делая их похожими на жалкое подражание самим себе.
- Я живу вон в том доме, - сказала Капти и указала на невысокий дом в конце улицы, когда Спиро уже глубоко ночью вызвался проводить ее, - но расстанемся мы с тобой здесь. Не хочу отвечать на лишние вопросы.
Затянулось неловкое молчание. Спиро переминался с ноги на ногу, подбирая слова, которые бы лучше всего подходили для прощания, но мысли путались, и ничего стоящего в голову не приходило.
- Если хочешь, то можешь заходить ко мне в лавку, - нарушила молчание Капти и посмотрела на него из-под опущенных ресниц.
Спиро к этому моменту уже придумал, что сказать, но слова застряли у него горле. Повинуясь какому-то мимолетному порыву, он неожиданно шагнул навстречу девушке, наклонился и осторожно поцеловал ее в губы.
Капти отшатнулась и посмотрела на него. Спиро увидел в ее взгляде смесь удивления, страха и чего-то еще. Может быть капельки радости? Сделав еще несколько шагов назад, она развернулась и побежала вдоль темной улицы.
Спиро усмехнулся, когда отметил, что ее фигурка пропала в дверном проеме дома, который стоял напротив того, что она ему показала.

* * *

Что делать?
Я задаю себе этот вечный вопрос уже в который раз, но ответ не приходит мне в голову.
Что делать?
Я задаю себе этот вопрос, собираясь утром на работу. Задаю его себе, когда вместо того, чтобы заниматься своими обязанностями, обдумываю новую главу своего романа. Когда после обеденного перерыва мои коллеги лениво пьют кофе, обсуждая очередной вонючий отель в Паттайе, я задаю себе этот вопрос.
Даже вечером, когда я перебираю Катины волосы, а ее голова лежит на моей груди, я спрашиваю себя: что делать? Я уже не говорю про то, что ночью, ложась на свою вечно холодную половину кровати, я не смыкаю глаз, а судорожно ищу ответ на свой вопрос.
Что, черт побери, мне делать?
Я веду двойную жизнь. В одной из них я соответствую. Соответствую всему, чего от меня хотят. У меня есть семья, работа, квартира, машина, ежегодный оплачиваемый отпуск и новенькая пластиковая Visa в специальном отделении кошелька. У этого маленького кармана прозрачная поверхность из тонного пластика, под которую постоянно набиваются соринки. Раньше меня это чрезвычайно раздражало. Сегодня мне наплевать на это. Вся моя жизнь похожа на этот карман из пластика. Он вроде бы и прозрачен, но видно только банковскую карту. Это и есть я – разноцветный пластмассовый прямоугольник в прозрачном кармане.  Так пусть хоть соринки внесут немного жизни в этот придуманный синтетический мир.
Есть у меня и вторая жизнь. И в ней у меня нет ничего, кроме моей книги и Кати. Собственно, можно и без «кроме». Моя книга не окончена, да и не нужна никому. А Катя... Есть ли она у меня? Или я это все придумал, потому что мне так хотелось?
Когда после работы я пулей вылетаю из офиса и несусь в ее скромное жилище, чтобы провести с ней пару часов, то кажется, что она у меня есть. В остальное время я возвращаюсь в свой пластиковый карман, где у меня есть все. И ничего нет.
Что я для Кати? Интересный опыт. А она для меня? Отдушина? Способ сбежать от реальности? Я не знаю. Но понимаю одно: я хочу быть с ней. Каждый день и каждую ночь. Только в ее присутствии я чувствую себя живым, а не подобием жизни. Как будто до встречи с ней я только притворялся, а вот теперь начал жить по-настоящему.
Но насколько ее хватит, этой моей прекрасной Кати?
Она предлагает мне сходить на концерт, а я даже названия группы такой не слышал. Она просит, чтобы я остался у нее на ночь, она говорит, что хочет накормить меня завтраком с утра, а я отворачиваюсь и молчу, потому что не могу остаться. Потому что мне надо возвращаться в свой карман, иначе кто-то решит, что я больше не соответствую. И что будет дальше?
Когда вечером я возвращаюсь домой Ульяна встречает меня с грустной улыбкой.
- Что-то случилось, - говорит она мне, - нам надо поговорить.
Я понимаю, что у меня нет сил.
- Мы живем, как соседи, - продолжает она, - ты изменился, и я уже не знаю, что и думать.
- Все в порядке, - вру я, - просто такой период в жизни.
Мне жаль ее. Нет, мне в самом деле жаль Ульяну. Она не заслужила такого отношения к себе. Но что мне сделать? Признаться ей во всем? Одним волевым жестом поставить жирную точку, а точнее кляксу на своей прошлой жизни? Я слишком заигрался в свою роль, моя маска прилипла к лицу, и оторвать ее теперь можно только с мясом.
- Период в жизни? – горько усмехается моя жена, - да ты просто бездушный эгоист.
Странно, но час назад мне то же самое сказала Катя.
- Ты эгоист, - подытожила она, глядя на меня с упреком, - ты думаешь только о себе.
- Неправда, - я пытаюсь неуверенно отбиваться.
- Правда. Это тебе удобно приезжать ко мне на два часа в день. Ты получаешь удовольствие, изливаешь свою душу, берешь необходимую порцию тепла и ласки. А потому уезжаешь. Тебе неинтересно, что происходит у меня на душе, когда за тобой закрывается дверь. Тебе не интересно, что вместо того, чтобы дожидаться тебя здесь, я бы хотела куда-то сходить или что-то сделать. Нет, ты не подумай,  я бы хотела это сделать с тобой. Но тебе удобно через два часа смотать удочки и вернуться домой.
- Видишь ли...
- Я знаю, ты женат и все такое. Я знала это с самого начала и не могу винить тебя, но пойми, пока в наших отношениях все устроено для твоего удобства. А я... я вчера стихи написала. Ты читал?
- Нет, - растеряно отвечаю я.
- Вот видишь...
Я обнимаю Катю и крепко прижимаю ее к себе.
- Прости меня, - шепчу я, - мы что-нибудь придумаем.
- Что-нибудь придумаем? – переспрашивает меня Ульяна.
Я вздрагиваю и отвожу взгляд.
- Ну придумывай, - усмехается она и уходит.
Что делать?


Рецензии
Да уж, жизнь похожа на пластиковый конверт для кредитки, интересное сравнение. Герой в поиске, дай Бог прийти к себе.

Марина Павлинкина   13.11.2015 16:45     Заявить о нарушении
Все зависит только от него.

Артем Фатхутдинов   15.11.2015 12:13   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.