Кубанский патруль октябрь-декабрь 1999 года

Кубанский патруль: октябрь-декабрь 1999 года

******
         После того, как в Москве в сентябре 1999 г. были взорваны жилые дома, было принято решение направить в помощь местному РОВД от предприятий города группы работников для участия в работе патрульно-постовой службы РОВД, дабы оказать посильную помощь и не допустить в городе подобных терактов. Конкретно эта работа должны была проводиться путем осмотра территории жилых микрорайонов города и обследования подвальных помещений многоквартирных домов с целью обнаружения возможных закладок взрывных устройств.

        От нашего завода была направлена группа численностью чуть более тридцати человек. Командиром группы был назначен работник завода – Ершов, бывший офицер милиции с опытом оперативной работы. В помощь ему были выделены несколько работников завода – бывших сержантов милиции. Мне было поручено осуществить учет личного состава, их выходов на дежурство, предоставление этих данных, подтвержденных справкой за подписью командира роты ППС, главному инженеру завода, после чего все документы поступали в расчетную группу бухгалтерии завода. За дежурство в рабочие дни привлеченным полагался отгул, за дежурство в выходные дни – двойная оплата. Все остальные были обыкновенными людьми в возрасте от 20 до 35 лет, в милиции ранее не служивших, но с опытом службы в армии.

         Работа группы в составе роты ППС местного РОВД началась с 4 октября 1999 года и продолжалась почти до конца декабря т.г. Каждую неделю, во вторник, четверг и субботу мы с 16 час. 00 мин. и до 23 час, 00 мин. были обязаны совместно с сотрудниками  роты ППС и под их непосредственным руководством осуществлять патрулирование микрорайонов города и осмотр подвальных помещений многоквартирных домов. В 16 часов мы являлись к местному РОВД, проходили к помещению роты ППС (в здание РОВД доступ нам был воспрещен), затем командиром роты ППС майором Красновым проводилось распределение личного состава группы по 4-5 человек в состав патрульных групп роты ППС. В группе было по 1-2 сотрудника ППС или прикомандированных к роте сотрудников из других служб и отделов РОВД (личного состава роты для патрулирования города постоянно хронически не хватало). Так должно было бы быть в идеале. А вот как все получилось в реальности.

       В реальности патрулирование микрорайонов города и осмотр подвалов многоквартирных домов проводился чуть более недели. Причем все делалось нами с большим рвением и серьезным отношением к делу. Но, явившись к РОВД во вторник второй недели, я с удивлением заметил, что все бывшие милиционеры из нашей группы вместе с нашим командиров, бывшим опером - не явились на развод! Чему тоже был удивлен командир роты ППС. Не появились они и в четверг! Расспросив до развода их товарищей по работе из состава нашей группы, я выяснил, что они «по производственной необходимости» вернулись на завод и в работе группы поэтому участвовать больше не смогут. Пришлось «вступить в командование»  явочным порядком и общаться с командиром роты ППС уже лично, так как все командиры нашей группы «слиняли». В ближайшие последующие дни наших дежурств выявились следующие интересные обстоятельства. Среди работников милиции и личного состава роты ППС нами не было замечено должного усердия в осмотре подвалов многоквартирных домов города. Они как будь то, были совершенно уверены, что взрывы, подробные московским, городу уже не грозят!

         Начиная с третьей-четвертой недели дежурств, личный состав группы все более и более привлекался к работе в интересах подразделений РОВД, основной работой которых были экономические преступления или борьба с распространением наркотиков. Мы в качестве понятых совместно с работниками этих подразделений участвовали в работе по выявлению точек нелегальной продажи спиртных напитков или распространения наркотиков, а так же и при проверке различных торговых точек. Кроме роли понятых, мы осуществляли закупку спиртного или наркоты под видом алкашей или желающих приобрести «дурь». А работники милиции тут же брали продавцов «за жабры». Торговые точки, в частности бензоколонки, проверялись способом проведения контрольных закупок. «Покупателями» были мы, тут же появлялись работники милиции с мерной канистрой и проводили замер объемов проданного горючего. О патрулировании и осмотре подвалов домов даже и не вспоминали!

         Личный состав, глядя на эту картину, несколько расслабился и некоторые попытались являться на развод навеселе. Таких, вспомнив свой опыт работы линейного ИТР на стройке среди спецконтингента, не тратя даром время на воспитательную работу  сразу до развода окончательно и бесповоротно отправлял обратно на завод. Таким образом, вся группа без заметного падения дисциплины и происшествий «продежурила» почти до конца декабря. Но самое интересное все же не это!

        Встретив как-то на заводе Ершова, я поинтересовался причиной такого «резкого» ухода из группы его и всех наших бывших милиционеров. Ничего более вразумительного, кроме объяснений, что это было сделано «по производственной необходимости», я так и не добился.

        Предполагаю следующее. Личный состав МВД РФ, как и личный состав нашего РОВД к октябрю месяцу уже располагал информацией о том, кто на самом деле осуществил теракты. Естественно, эта информация была неофициальной. Наш командир группы, пообщавшись со своими бывшими коллегами, получил эту информацию. Он и все наши бывшие милиционеры, поняв всю бессмысленность затеи с участие в работе ППС, вернулись на завод. Нам, конечно, этой информации они доводить не стали.   


Рецензии