Оборотни-поэты

Нормальные люди стихов не пишут…



Недавно, в самый канун Хеллуина, я опрометчиво поддался тяге к приключениям, и посетил собрание местных поэтов.


Конечно, я был осторожен, и взял с собой осиновый кол.


Поэты были как на подбор прогрессивны, юны, и ничто не предвещало кошмара, в который вскорости превратится их прекрасная милая встреча, и тех невероятных, волнующих и чудовищных превращений, что нас ждут.


Милые лица, открытые улыбки, добрые, почти не рифмованные слова.


Я был настороже и ни на миг не терял бдительность. Я знал, что под маской людей в некоторых таится злой бес... вот только не знал, в ком.


Так что, слушая их речи, я неотступно ждал.


Рука моя вновь и вновь проверяла скрытый в кармане кол, но... вскоре, поймав взволнованный взгляд одной поэтессы, я понял как это выглядит со стороны, тем паче, в кругу вдохновенных поэтов.


Так что, я на время оставил кол, а затем увлекся их умной беседой и забыл о своем верном оружии... Боже, если б я знал, чем мне встанет эта ошибка.


Время шло.


Но вот, в зал вошла некая мудрая и прекрасная дама, весьма припозднившись, заявленная организаторами как докладчик. Она должна была прочесть доклад о переплетении поэтического и политического, но...


Из речи ее я не смог разобрать ни слова.


Она говорила о когнитивной метафоре и ее экзистенциальном дифференте от метафоры концептуальной, о корпусе корреляции языка...


И я почувствовал, что моя когнитивная мощь оставляет меня.
То есть, я совсем потерял нить ее рассуждений...


Я не мог понять ничего.


Словно в тумане, я видел, как под влиянием потока ее темных, непереводимых и в то же время вкрадчивых слов, лица и тела собравшихся вдруг на глазах менялись, обретая совсем иные, доселе неведомые мне черты.


Черты, бесконечно чуждые людям.


Обличия и части тел, свойственные существам иной, совершенно враждебной, бесчеловечной и нечеловеческой жизни... Если эту форму бытия можно звать жизнью.


Я не могу описать это словами. Ибо язык наш назначен для описания членов тел, имеющихся у людей, животных и рыб... но напрочь лишен способности описывать черты внеземной демонической и адской жизни.


Я зрил, как глаза прорастали ртами.


Видел, как руки обращаются в подобие ветвей, с чем-то вроде хоботов и плавников на концах, сжавших крючья. Я видел...


Боже, я не могу продолжать.


Я знаю, что увиденное в тот раз будет преследовать меня всю жизнь.
Знаю, оно будет возвращаться в кошмарах.


Я понял, что ее речь была заклятьем. Страшным заклинанием, пробуждающим Силы Тьмы и открывающим Двери Ада. Двери, скрытые в нашем сердце.


В тот же миг я постиг их древний секрет.


Секрет, ради познания коего я пустился в свой опрометчивый путь, явившись в сей страшный вертеп. Секрет, давно занимавший меня.


Секрет, отчего эти добрые люди: прогрессивные филологи и поэты, прекрасно пишущие по-русски, собравшись вместе вдруг покидают родной язык, и обращают речь в подобие птичьих криков и шипения змей.


Отчего они перестают пользоваться словами родного русского языка.


Что побуждает их говорить о парадигмальной толерантности, когнитивных метафорах и мультисемантических ассамбляжах, вместо нормальных слов.


И вот, я узнал и постиг.


Я понял, что в каждом филологе и поэте скрыт бес.


Жуткое существо, сгусток инфернальной тьмы, прячущийся под маской приятных и доброжелательных лиц.


И стоит им заговорить на языке наукообразных мантр, как древняя тьма выходит наружу чтоб владеть ими. Когда же они говорят по-русски, они с виду почти как люди, и вы до последнего мига не будете ничего подозревать.


Я опустил руку в карман, и понял, что... осинового кола там не было.


Возможно он отсутствовал там всегда, или исчез, попав под власть поэтическо-литературоведческих заклятий. Пропал, словно сгинул.


Его нигде не было.


Мне больше нечем было убить их. Нечем было разрушить тьму. Мрак сгущался вокруг, торжествующе приплясывая и клубясь. Я понял что погиб.


Но тут...


На мое спасение и волею благих сил, в сие злополучное собрание вдруг мягко вошли два почтенных старца: Философ и Художник.


Первый впоследствии уверял, что был там случайно, по ошибке зайдя за газетой, причем явно врал. Второй же и вовсе не приводил своему присутствию внятных причин, видно посланный самим богом. Наверно, это были ангелы.


Как бы там ни было...


В сгустившейся тьме я видел, что почтенные старцы бросились на поэтов как снежные барсы. Они метали и рвали, требуя от присутствующих правды и уважения к родной речи. Это был славный и страшный бой.


Когда я пришел в себя, всюду были разбросаны обрывки слов. Поэты как ни в чем ни бывало приняли свой вполне гуманоидный вид и продолжали беседу.


Старцы парили над побежденным столом как два древних орла.


Я прикинулся трупом, и потихоньку отполз.


И лишь сейчас, с безопасной дистанции, запершись дома на все замки, я могу рассказать о случившейся со мной страшной были.


И должен сказать вам...


Сказка моя написана хоть и как байка, но по мотивам реальных событий, с сокрытием лишь самых жутких подробностей и частей.


Все персонажи реальны, события тоже.
Все совпадения с реальными людьми вполне верны.


Все это правда.


Все так.

...


P.S.


А потом, спустя два дня я посмотрел "Последний охотник на ведьм».


Я рад, что про нас еще снимают кино.


Однако, изучив фильм, я понял, что все бабы ведьмы. И в довершение всех бед я узнал, что красота их суть мнимость, обман и адский морок.


На деле они страшны как жуть. И чем слаще нам кажется баба, тем злее она как ведьма  и ужасней ее истинный лик. Все в точности как с поэтами, только еще безнадежней, обманчивей и безумно страшней. Бабы, это подлинное Царство Зла.


И вот теперь я сижу и выстругиваю новый осиновый кол.
А ведь каким прекрасным казался мир.


Еще вчера.




Ах...



 


А еще…

С правдивой предысторией всех этих волнующих и страшных событий вы можете познакомиться в тексте "Безумные филологи"



Рецензии
Я зрил, как глаза прорастали ртами.
----------
чудесно сказано и без всяких стихов...без этого манерного выпендрежа...
вы правы... нормальные люди стихов не пишут и не читают...
Знакомство со стихами ограничивается курсом средней школы...
Потом - если только человек персонально влипнет в поэтическю орбиту...

Или еще от тупости и алчности...от желания срубить бабла по легкому...
Но... увы увы...
Сама судьба поэтов - наилучшее обоснование никчемности поэзии
ВСЕ СТИХИ УЖЕ НАПИСАНЫ...
==========
В букинистический магазин стихи НЕ ПРИНИМАЮТ...
мотив?
Товар не ликвидный...
А я было губу раскатил и целую сумку притаранил...
Там и Цветаевы и Пастернаки и прочие... Гарсиа Лорки...
И сделали мне "от ворот поворот"

Павел Маслобойников   14.03.2018 01:27     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.