Случай с батрачкой

СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ОБ ИСТОРИИ БЕЛОВОДЩИНЫ (1917-1941 гг.)

Часть ІІІ

Беловодские конные заводы в 20-е годы прошлого столетия

Случай с батрачкой

События эти развернулись на Лимаревском конном заводе летом 1923 года. В Луганском Госархиве эта тема прослеживается по нескольким документам. Основным из них является рапорт председателя рабочего комитета конезавода Г.Д.Любименко на имя уполномоченного группой Беловодских конных заводов А.В.Соболева от 21 июля 1923 года.* ГАЛО, ф. Р-2290, оп. 1, д. 3, л. 119-120 Вот как все было.
За несколько недель до составления названного рапорта на должность управляющего Лимаревским конным заводом был назначен человек, по фамилии Завгржевский, раннее проживающий в Белгородской области. Помощником к нему был утвержден его земляк Тукманов. И вот новый управляющий выделяет гужевой транспорт и отправляет Тукманова на их родину, в город Ровеньки, для доставки своих семей, одновременно дав задание подыскать для себя из батраков прислугу. На обратном пути Тукманов забирает с собой молодую землячку Новоайдарскую Ольгу. Семья этой девушки была ему хорошо знакома, и он предложил Ольге поработать в качестве прислуги в доме управляющего конезаводом, пообещав, что позже она сможет забрать к себе всех своих братьев и сестер, оставшихся к тому времени сиротами. При встрече с управляющим тот предлагает Новоайдарской за работу 40 рублей в месяц. (Уточним – это очень низкий заработок. По материалам Старобельской окружной газеты «Червоний хлібороб» за 1923 год, в конце мая того года на Старобельском городском рынке пуд ржи стоил 14 руб., десяток яиц – 5 руб., сало свиное – 10 руб. фунт). Девушка за такие деньги работать отказывается. Завгржевский, разозлившись, предлагает ей убираться домой, тем более, что у него уже работало два человека прислуги. Однако у сироты средств на обратную дорогу нет, к тому же привезший ее Тукманов не вернул ей ее вещи. Она обращается с заявлением в рабочий комитет конезавода, председателем которого незадолго до этого был избран Григорий Любименко, а его заместителем Глушак Ольга Ивановна, направленная в Новолимаревку для борьбы с неграмотностью. Любименко встречается с Тукмановым, заварившим эту кашу, и предлагает уладить конфликт. Тот обещает при необходимости отправить Новоайдарскую домой за свой счет. Затем председатель рабочкома разыскивает управляющего и требует дать пояснения, почему он, вызвав девушку, отказывается платить ей нормальную зарплату. Завгржевский в ответ грубо отвечает, это, мол, не твое дело. Много времени заниматься данным вопросом у Любименко не было: стояла уборочная страда и ему необходимо было отбыть в село Мусиевку: договориться с тамошними крестьянами о молотилке. Он поручает дело Глушак. Молодая женщина собирает комиссию рабочкома и приглашает туда Завгржевского, дать свои пояснения. Но тот, высказав угрозы в адрес председателя комиссии и его заместителя, отправляется в Беловодск и вскоре возвращается в сопровождении милиционера. В присутствии Тукманова милиционер пытается Новоайдарскую арестовать. Девушка в крик, в слезы: за что?.. Милиционер ударяет ее по лицу, связывает руки, а Тукманов еще и приговаривает, это тебе, мол, «за язык». Арестованную пешком ведут в Беловодск, ночь она проводит в сыром подвале, а на следующий день, этапом, отправляют в Чертково, будто бы для препровождения домой. Возвратившись на конезавод, Любименко узнает, что Новоайдарская арестована. Разругавшись с управляющим, он требует дать ему лошадь для поездки в Беловодск. Однако тот лошадь не дает, еще и предупреждает, что если он возьмет самовольно, то об этом будет доложено в партийный комитет района. (Из нескольких имеющихся на конезаводе разгонных лошадей, действительно, как пишет в своем рапорте Любименко, стараниями самого управляющего две лошади уже были загнаны, две можно было использовать только под седлом, и то осторожно, и лишь одна могла выйти на сельскохозяйственные работы). Тем не менее Любименко его угрозам не внемлет и, оседлав лошадь, скачет в райцентр. Там, встретившись с помощником начальника милиции Мальцевым, объясняет ситуацию. Тот дает распоряжение Новоайдарскую вернуть. Девушка возвращается в Новолимаревку. Любименко собирает рабочий комитет и, вызвав на его заседание всех действующих лиц, начинает разбор дела. (В архивах сохранился данный протокол). Управляющий Завгржевский, оправдываясь, заявил, что он предложил арестовать Новоайдарскую по той причине, что она показалась ему «темной» личностью; вдобавок у нее отсутствовали документы. Тукманов, подтвердив, что документов у нее действительно нет, в то же время пояснил, что он ее хорошо знает и поэтому хотел устроить на работу из жалости. Сама наша героиня отвечала, что документов у нее нет потому, что за их оформление необходимо платить деньги (кажется, 60 рублей), а она их не имеет. Члены рабочкома принимают решение передать дело в суд.
Последним штрихом к этой истории является резолюция уполномоченного НКЗ Соболева, обязывающая заведующую приезжим домом Глушак приютить и «прохарчіть» Новоайдарскую до разбора дела в суде.
…Кажется, и не замысловатая история, но что-то в ней есть… Может, порядочность людей, взявшихся защитить невиновного человека, подкупает? И Любименко, и Глушак, и Соболев и тот же заместитель начальника милиции Мальцев…
 Пусть память об этих людях, с прорвавшимися через многие десятилетия краткими сведениями о совершенных ими добрых поступках, согревает души их далеких потомков.



         


Рецензии