Тобольский централ

Такие тюрьмы на уголовном жаргоне именуются «крытками». Всего в СССР в 1970-80-х годах было десять мест лишения свободы, в которых тюремный режим применялся как способ наказания. Особенно суровыми считались тюрьмы в Тобольске и Златоусте. Временами в тобольском централе содержалось по пять-шесть воровских авторитетов сразу. Именно сюда в 1941 году были эвакуированы заключенные знаменитой Бутырки. В Интернете и сегодня можно найти воспоминания бывших узников о царивших здесь нравах и «пресс-хатах».

Но все это уже в прошлом. Тюрьму в Тобольске закрыли в 1989 году. Теперь на ее территории открыта музейная экспозиция, посетить которую может каждый желающий. И этот факт делает музей в тобольском централе явлением уникальным.

Реконструкция по Короленко

А началось все в середине ХIХ века. По количеству ссыльных Сибирь тогда вышла на первое место среди других российских регионов. Вдоль сибирского тракта находилась 61 этапная тюрьма. Одной из них и считался тобольский централ. Вопреки Википедии среди его известных узников ни Достоевского, ни Чернышевского не было. Оба писателя содержались во второй каторжной тюрьме Тобольска (там сейчас женская колония). Не было в тобольском централе и Солженицына.

А вот кто точно был, так это писатель и публицист Владимир Короленко. Ему «посчастливилось» побывать в тобольской тюрьме дважды. Свои впечатления он изложил в рассказах «Яшка» и «Искушение». Музейная экспозиция организована в арестантском корпусе № 1, и когда идешь по второму этажу, то возникает впечатление, что реконструкция проводилась в соответствии с рассказами Короленко:

«Нас ввели в коридор одной из сибирских тюрем, длинный, узкий и мрачный. Одна стена его почти сплошь была занята высокими окнами, выходившими на небольшой квадратный дворик, где обыкновенно гуляли арестанты. Вдоль другой стены виднелись на небольшом расстоянии друг от друга двери «одиночек». Двери были черны от времени и частых прикосновений и резко выделялись темными четырехугольниками на серой, грязной стене. Над дверями висели дощечки с надписями: «За кражу», «За убийство», «За грабеж», «За бродяжничество», а в середине каждой двери виднелось квадратное отверстие со стеклышком, закрываемое снаружи деревянною заслонкой».

Работники музея подчеркивают, что интерьер таким и был. Здесь даже воссоздана одиночная камера, где на кровати восседает манекен заключенного с кандалами. Любопытна «прическа» узника – голова обрита только наполовину. Такая стрижка применялась, чтобы каторжанину в случае побега трудно было затеряться в толпе.

Фотографии на стенах дают представление о тех временах. Вот, например, поленница дров конусообразной формы в три раза выше человеческого роста. Насыпали ее посередине двора, чтобы заключенные не могли по поленьям перебраться за пределы тюрьмы. Хотя побеги все-таки происходили. И не только побеги. В 1907 и 1918 годах тобольский централ пережил два больших тюремных бунта, которые были жестоко подавлены.

Уникальной особенностью тюрьмы была церковь святого Александра Невского, встроенная в арестантский корпус. Имелись также молитвенные помещения для католиков и лютеран. В них раз в две недели собирали католиков и протестантов из всех мест заключения Тобольска. Во второй каторжной тюрьме располагались молельные комнаты магометан и иудеев. Представителей этих конфессий также переводили во вторую тюрьму на время постов и больших религиозных праздников. Сегодня все культовые помещения воссозданы в музее. Нечего и говорить, что в советские годы ничего этого не было. Православную церковь, например, приспособили под склад.

Старая тюрьма для новой власти

В советские времена тобольский централ продолжали использовать по прямому назначению – и как пересыльную тюрьму, и как место заключения. Здесь было три двухэтажных арестантских корпуса. В первом корпусе располагалось 50 общих (пятиместных) камер и примерно столько же двухместных и одиночных.

В реконструированных помещениях можно взглянуть на нехитрый тюремный быт. Вот камера строгого режима на двух человек. За тяжелой внешней дверью находится вторая, решетчатая. Внутри – двухъярусная койка, металлический стол с приваренной к нему скамьей, полки для предметов гигиены на стене, умывальник и унитаз («параша»). Ничего лишнего. Никаких тебе телевизоров и холодильников. Общая камера отличается от этой только числом коек. На дверях таблички с именами заключенных и перечнем статей, по которым они осуждены.

Без дополнительного освещения в камерах даже днем царит полумрак. Естественное освещение еще больше ухудшали короба на окнах, которые были открыты только сверху и применялись для того, чтобы затруднить использование заключенными «веревочной почты».

Напротив камер расположены карцеры – узкие и длинные помещения размером примерно полтора на три метра с маленьким оконцем под самым потолком. Внутри - только узкая деревянная шконка, которая утром поднимается, как вагонная полка, и опускается обратно перед сном. Дверь одной из камер усеяна изнутри металлическими щипами – специально для любителей стучать в двери. Арестанту в карцере давали 300 граммов хлеба и две кружки кипятка в день. И в таких условиях заключенные могли содержаться до 15 суток!

Существовали ли в тобольском централе подземные казематы – вопрос спорный. Бытует легенда, что подземные этажи с пыточными камерами были замурованы. Одни эту версию отстаивают, другие относятся к ней скептически.

А вот подземные ходы здесь есть. По ним осужденных водили на работу и из корпуса в корпус. Для безопасности надзирателя подземный коридор на всем протяжении был разделен металлической решеткой. Решетка закрывала и лестничный пролет. Это тоже мера безопасности – чтобы заключенный не бросился в пролет со второго этажа или не скинул бы туда кого-нибудь другого.

В коридоре можно увидеть уходящую в пол трубу, напоминающую водосток. В случае опасности надзиратель должен сбросить туда ключи. Кодовые замки на некоторых дверях тобольского централа – это уже дань современности. Здесь сейчас проводится квест-игра «Побег из тюремного замка».

Один из самых страшных периодов истории тобольского централа связан со сталинскими репрессиями. В 1937-38 годах здесь было расстреляно 2,5 тысячи человек. В память о тех событиях на территории тюрьмы установлен камень и вывешена табличка. Так и хочется написать: «на месте расстрелов». Увы, где именно происходили казни, сегодня не знает никто.

Тобольская тюрьма была смешанной. Здесь содержались осужденные на разных режимах и обоего пола. Иногда это приводило к казусам. Тюремные архивы сохранили такой случай. 25 декабря 1965 года надзиратели привели на помывку двух женщин, не проверив предварительно помещение бани. Воспользовавшись ситуацией, работавший в бане заключенный Иванов спрятался в оконном проеме моечного отделения и какое-то время оставался наедине с осужденной Антиповой. За халатность и утерю бдительности надзирателям был объявлен строгий выговор.

А вот другой случай, характеризующий моральный облик некоторых работников тюрьмы. Как явствует из официальных документов, «надзиратель первой категории старшина Томилов Ю.С. несколько раз являлся на службу с запахом алкоголя. На этой же почве им совершено два прогула. 20 декабря 1965 года Томилов самостоятельно бросил пост, оставив одного надзирателя, а сам с оружием ушел домой, ссылаясь на болезнь в животе (так в оригинале – прим. ред.), однако к врачам не обратился. За данное нарушение товарищ Томилов заслуживает самого строгого наказания вплоть до увольнения». Впрочем, уволен он не был. Начальник тюрьмы ограничился строгим выговором…

Тобольский централ был закрыт 26 лет назад. Но бывшие заключенные до сих пор наведываются сюда. Сотрудники музея научились определять их по взгляду.


Рецензии