Роковая наследственность. Часть 4. Глава 22

Изо дня в день, Лавров старался разнообразить их затворническую жизнь в имении. Он научил Катю ездить верхом в дамском седле, и теперь прогулки на двух великолепных рысаках по аллеям парка и по близлежащему лесу, стало для них любимым занятием. А ещё, он научил её играть в крокет и даже стрелять из ружья, о чём она сама его попросила. Но вскоре, в волю насладившись всеми прелестями полного уединения, Катя погрустнела и заскучала. Ей захотелось праздника, большого шумного праздника с весёлыми гостями, с музыкой, с танцами, с шампанским! Праздника, на котором она могла бы блистать в своих нарядах, ловя восторженные взгляды окружающих! В её гардеробе было несколько новых великолепных платьев, которые она ещё не успела обновить. Катя была хороша в любом наряде, но нынешняя мода, мода эпохи Модерн, при которой как никогда ценилась стройность женской фигуры, идеально подчёркивала её красоту. Резкая линия талии, приподнятые плечи и юбка облегающая бёдра, делали её похожей на статуэтку. Снимая мерки для нового платья портниха Нора не переставая восхищаться Катиной фигурой говорила.
- Вам мадам, при вашей то талии, корсет носить и вовсе без надобности.
И вдруг, Катя вспомнила, что незадолго до того самого дня как на пороге её комнаты в гостинице мадам Лулу появился Лавров, она заказала у модистки несколько шляп для своих новых платьев.
 Лавров сидел за бюро, когда стоя у него за спиной, Катя тронула его за плечо.
- Что, что дорогая? – спросил он, продолжая внимательно читать какую-то бумагу.
- Послушай Саша, не могли бы мы съездить в город, мне очень нужно.
- Конечно, конечно, мы непременно поедем в город, завтра же! – радостно заявил он. – Смотри, это письмо от моего кузена Петра. Завтра он ждёт меня к обеду.
- А ты уверен, что и я придусь там ко двору? Ведь он ждёт тебя одного.
- По этому поводу даже не беспокойся. Пётр не указал в письме твоего имени лишь потому, что ему о нас ничего не известно. Нисколько не сомневаюсь, что он будет весьма рад тебя видеть. Это же он, после твоего исчезновения, рекомендовал мне человека, который пытался тебя найти. Помнишь, я рассказывал об этом?
- Да, да, припоминаю… У твоего брата большая семья, жена и четверо детей.
- Пятеро, уже пятеро, представляешь!
- Представляю конечно, нас то у родителей семеро…, было….
Последнее слово Катя еле выговорила. Нахлынувшие вдруг воспоминания заставили её взгрустнуть, но сумев от них избавиться, игриво улыбаясь она спросила.
- Так что, мы едем завтра, мне нужно знать наверняка?
Наконец повернувшись лицом к Кате, он встал и поцеловав ей руку ответил.
- Едем, едем моя радость!


                ----------------------------------
               
 Возвращаясь домой в имение, Катя за всю дорогу не проронила ни слова, поскольку была очень расстроена инцидентом, произошедшим в доме брата Александра. Не желая обсуждать случившееся за спиной у кучера, она пресекала всяческие попытки Лаврова завязать разговор.
А ведь по утру этот день был так хорош! Не по-весеннему жарко припекало солнце, воздух был наполнен запахом новой листвы, свежести и чистоты. В такую погоду было глупо томиться в карете и Александр предложил пересесть в коляску, на что Катя с удовольствием согласилась. Земля под копытами лошадей была сыроватой и потому дорога не была пыльной. А так как большая часть пути проходила вдоль леса, то пение птиц, доносящееся оттуда, делало их поездку необычайно приятной.
По приезду в город, первым делом они наведались к Катиной модистке. Поблагодарив её за работу и щедро расплатившись, они забрали несколько коробок со шляпами. Положив коробки в коляску, Александр предложил Кате прогуляться по парку вдоль набережной Невы. Разговаривая они вспомнили о детях Петра, коих у него было пятеро и Катя тут же настояла зайти в детский магазин, а ещё, купить букет цветов для его жены.
- Не гоже приходить к племянникам с пустыми руками, не гоже, также, как и к даме без цветов, - журила она Лаврова, внимательно выбирая подарки соответственно возрасту каждого из детей.
Время близилось к обеду, когда слуга доложил хозяину о прибытии его брата. Завидев на пороге своего дома красавицу, держащую кузена под руку, Пётр на мгновение застыл. Он был удивлён и растерян, что показалось гостям довольно странным. По непонятной причине он смотрел на эту пару совсем иначе, нежели те люди, коих им сегодня довелось встретить. Их реакция кардинально отличалась от его. И модистка Мария, и продавцы в магазине, и гуляющие по парку люди, восхищаясь необыкновенной по красоте парой, расплывались в широкой улыбке, одаривая их хвалебными эпитетами.
 - Познакомься – это моя Катя, - первым заговорил Лавров, дабы разрядить обстановку. Не сводя с девушки глаз, Пётр поцеловал ей руку и забыв обнять брата, пригласил их пройти в малую гостиную.
- Прошу вас, располагайтесь, будьте как дома, - заискивающе говорил Пётр, искоса поглядывая на лестницу ведущую на второй этаж. – Обед будет подан через полчаса, а пока, хочу предложить вам посмотреть наш новый дом, но перед этим позвольте мне отлучиться буквально на пару минут.
И быстро поднявшись по лестнице он скрылся в коридоре между многочисленных комнат.
- Что это с ним? Он всегда такой странный? – спросила Катя у Лаврова.
- Нет, раньше за ним я ничего подобного не замечал. Однозначно он какой-то странный…
Осмотрев гостиную, обставленную по последней моде, самой что ни на есть изысканной мебелью, Катя захотела посетить уборную комнату.
- Я, как и ты первый раз в этом доме. Подожди, я сейчас спрошу, -  сказал Александр и взял в руку колокольчик стоящий на одноногом круглом столике.
- Нет, нет, не надо! – остановила его Катя, - Я сама найду. Пойду наверх.
- Зачем же идти наверх? Она должна быть где-то здесь.
- А я хочу наверх, - капризным голосом ответила Катя.
- Ну хорошо, иди.
- Вот и пойду. А ты пока распорядись, что бы принесли из коляски подарки и цветы. Да, и пусть цветы сразу поставят в воду.
- Слушаюсь, моя королева, -  с поклоном ответил Александр, положив руку на сердце.
- То-то же, - по театральному игриво ответила Катя и приподняв платье кончиками пальцев, стала подниматься по лестнице. Она шла, будто восходила на трон и Лавров, не отрывая глаз любовался грациозностью и статью своей королевы.                Не торопясь дойдя до самого верха Катя обернулась, и послав Александру воздушный поцелуй, скрылась в глубине второго этажа. Обнаружив уборную комнату, она провела там около десяти минут, после чего вышла, и по ошибке направилась не в ту сторону. Проходя мимо одной из многочисленных комнат, дверь которой была немного приоткрыта, Катя услышала препротивнейший женский гнусавый голос.
- Господи! Кто эта несчастная? В жизни не слышала противнее голоса.
Катя уже было хотела побыстрее пройти мимо, но услышанная ею фраза из уст всё той-же женщины, заставила её остановиться.
- Да как он посмел явиться в наш дом с этой шлюхой! – кричала она, не боясь быть услышанной, кем бы то ни-было. - Он что, не понял из твоего письма, что должен был приехать один! Не-э-э-т, даже не уговаривай меня! Ни одна порядочная женщина не позволит себе общаться с подобной тварью, а уж тем более принимать её у себя! Я забираю детей и еду к сестре. А ты, как только они покинут наш дом, приедешь за нами.
 Только оказавшись в объятиях Александра, Катя стала приходить в себя. Она не помнила, как спустилась по лестнице со второго этажа, всё было словно в тумане. Слёзы текли по её лицу, горло сжимал комок и почему-то ей было очень, очень холодно.
- Катя, Катенька, милая моя! Что случилось? Что с тобой? У тебя озноб, руки ледяные! Успокойся, сядь!
Усадив Катю на диван, он стоял перед ней на коленях, пытаясь поцелуями согреть её руки.
- Мы должны уехать, немедленно, сейчас же! – вдруг произнесла она холодным спокойным тоном.
- Да почему, родная моя? - спросил Лавров пристально вглядываясь в лицо любимой.
Несколько раз тяжело вздохнув, Катя закрыла глаза и преодолевая огромное волнение медленно произнесла.
- Ты позволил себе привести в дом брата шлюху и тварь.
Открыв глаза Катя увидела Петра, стоящего за спиной Александра и уже обращаясь к нему, продолжила.
- Ваша жена не желает со мной знаться, считая, что своим появлением я осквернила ваш дом!
- Что-о-о-о? Это правда? – вскочив с колен закричал Александр обращаясь к брату, - Потрудись объясниться!
Застигнутый врасплох, Пётр не мог сообразить, чем возможно оправдаться, дабы уладить произошедший инцидент. Он, профессиональный адвокат, чувствовал сейчас себя вором, пойманным за руку, зверем, загнанным в угол, одним словом, он был убит на повал собственным бессилием. Так и не услышав внятного объяснения, Лавров и Катя демонстративно покинули его дом. Усадив Катю в коляску, Александр подошёл к брату, вышедшему на крыльцо и яростно сжимая в руках перчатки сказал то, чего не мог не сказать.
- Это было омерзительно и уж точно не достойно дворянки! И если бы слова, произнесённые твоей женой в адрес моей невесты, были бы сказаны мужчиной, то ни секунды, не раздумывая я вызвал бы его на дуэль и пристрелил!
Пётр покорно слушал Александра, не смея смотреть ему в глаза.
- Хм, а вот интересно, - продолжил он, вооружившись слегка ехидной улыбкой, - Как бы обозвала тебя жена, если бы узнала, что ты спишь с кухаркой, той самой, которая трижды в день подаёт ей еду? Прощай!
И сбежав по лестнице Лавров запрыгнул в коляску.
Переживая случившееся, Катя испытывала огромное чувство обиды и унижения, но как бы не было больно, она благодарила случай, позволивший ей узнать, кем она слывёт в глазах родственников Александра. Теперь-то уж она сможет оградить их любовь от людей, которые, по всей вероятности, будут пытаться её разрушить, ей так казалось.
К сожалению, Катя ошибалась, так как ей не было суждено узнать, кого и чего на самом деле она должна опасаться…

Продолжение следует...


Рецензии