Как я перелицовывала бабушкино пальто

* * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * * *


Бабушка моя была отчаянной модницей! Даже в самые тяжёлые времена она ухитрялась выглядеть, если не как английская королева - то уж точно, как Марлен Дитрих!
Правда. она была темноволосой, а не пепельной блондинкой, как Марлен. Нет! У неё были роскошные каштановые волосы, с лёгкой рыжинкой - совсем, как у меня потом, когда я появилась на свет. И глаза у нас были одинаково зелёными...
  О! Она и в это время "зажигала", как говорит современная молодёжь. А в те благословенные времена Гражданской и Отечественной войн и послевоенной разрухи - как ей удавалось всегда выглядеть, как королева?! Как ей это удавалось - ума не приложу!
  Но, сказать по-чести, тайну я, всё-таки, знаю!
Она прекрасно шила-пошивала совершенно роскошнейшие наряды! И себе, и дочери, а потом и мне. И многочисленным детям своих сестёр, приезжая к ним в гости, в отпуск...
  Тут надо сказать, что и отдохнуть она успевала тоже. И не где-нибудь, а на юге!
Симеиз - Хореиз - Алупка - Алушта, скороговоркой перебирала она, как чётки. благословенные места в Крыму, где я так и не успела побывать по сей день...
Увы!... разве. что в Сочи, в Алуште и Гурзуфе?...
  Она же объездила всё черноморское побережье Крыма и Кавказа... В Советском Союзе только ленивый не ездил летом на море. Ах, благословенное время!...
  Я родилась в менее благословенные времена?! Или получила не такое блестящее образование, как бабушка!?
  Нет! Она не училась в Институте благородных девиц! Бабушка окончила сначала гимназию. Вместе со старшей сестрой, Марией и братцем Жоржем они жили на квартире, кажется в Гродно, и учились в гимназии... Время было голодное... и бабушка вспоминала, как наша прабабушка Оля возила им в город, на лошадке, раз в неделю, мешочек картошки, свежеиспечённый хлеб, в количестве трёх караваев...и блины, и картофельные драники. Выживали с трудом... 20- годы!
  Дедушки(прадедушки!) уже не было в живых. Его расстреляли бело-поляки, когда он приехал в оккупированную Синявку за той же ( будь она не ладна!) картошкой для голодающей семьи. Приехал вместе с сыном, Георгием - чтобы остаться навсегда, похороненным у церкви, где служил священником - диаконом. А это значит, что руководил он церковным хором...
  Как и я, впоследствии, руководила хором - только детским! (Но об этом в другой раз!)
  Прадедушку, Степана, пытались спасти синявские крестьяне - говорили полякам, что он не шпион, а священник их церкви. Отпустили с богом. Но голод не тётка - вернулся за картошкой... Тут уж - не поверили... схватили и расстреляли... Бедный-бедный дядя Жорж... Совсем мальчишкой, ему пришлось пережить смерть отца - видеть всё это воочию... Хоронить останки с безутешной вдовой, матерью, оставшейся с пятью детьми на руках... Потом она поднимала их одна... Откуда силы черпала только? Думаю - могли бы мы выстоять в этом аду?
  Бабушка моя, вместе со старшей сестрой, Марией окончила БГУ - Белорусский государственный университет в Минске, в 30-ом. А дядя Жорж стал военным, защищал Сталинград и выжил в этом аду. Войну окончил подполковником... А тогда, в конце 20-х, - голод, холод... лекции проходили в нетопленных корпусах. В перерывах между учёбой приезжали в Синявку на картошку, куда перебрались из Западной Белоруссии ещё до войны с белополяками. Помогали маме сеять, а потом и собирать урожай...
Картошка спасала от голода, вместе с дарами леса и рек-озёр... Всегда!
  Первая мировая и последующие события принесли хаос и разрушения в милую Белоруссию, но люди выживали! Жизнь то налаживалась - то вновь приходили голод и разруха... А люди хотели жить! Жаждали счастья!
Бабушка страстно мечтала стать актрисой!
  Однако, новоиспечённый муж и сокурсник, а впоследствии мой дедушка и мамин папа, Даниил Корбут, воспротивился этому желанию любимой - слишком уж была хороша! И ветрена?! Не знаю- не знаю... Но хороша чертовски!
 Вся семья встала на защиту семейных ценностей!
 И бабушка ретировалась...
Она стала прекрасным педагогом - участь архивного работника её не привлекала!
Она ведь, буквально, бредила сценой! Мечтала о сцене...
  Преподавала она предмет, который неоднократно перекраивался и перекраивается по сей день, не только у нас в стране, но и во всём цивилизованном мире.
  История!
Как я любила "Историю Древнего мира"! Это же сказка! "Легенды и мифы Древней Греции" профессора Куна были моей настольной книгой детства, вместе с богато иллюстрированной "Жизнью Древнего человека" чешского художника-палеонтолога  Зденека Буриана. Как прекрасны были рисунки этого художника! Но ещё более прекрасны были фото-иллюстрации античных скульптур! Как увлекательны мифы и легенды!
  Ах, о чём это я? Да о том, что мама-библиотекарь и бабушка-историк сформировали во мне стойкий интерес к искусству: к музыке, в том числе.
  Дело в том. что дети церковного регента - дирижёра, конечно же, пели!
Помню, в детстве, праздничные застолья, где, помимо совсем не бедного стола, "не закуску" звучали прекрасные русские, белорусские и, не менее восхитительные, украинские песни, романсы русских и белорусских композиторов. Многоголосье было обычным делом! Голоса были поставленными. Мама в детстве училась игре на скрипке,
обладала прекрасным колоратурным сопрано - голос был высокий, летящий! У бабушки было меццо-сопрано - не такое роскошное, как у мамы... Прекрасно пели и поют до сих пор все мои двоюродные тёти и дяди ныне живущие! А родных сестёр и братьев у мамы не было...
  Как давно это было!
Впрочем...
Я собиралась рассказать о более позднем периоде в нашей жизни - о своей юности. когда бабушка уже вышла на пенсию, и получая в молодости приличную зарплату, вдруг оказалась на нищенской пенсии... Мамочка тоже получала грошИ. Я училась в музыкальном училище и получала  стипендию в размере 22 рублей! Плюс папины алименты... В общем... на всех их не хватало!... Поэтому, когда на третьем курсе, весной, встал вопрос о демисезонном пальто или курточке, пришлось перелицевать старое бабушкино драповое пальто василькового цвета.
  Драп был в то время - мясо!
Носили его десятилетиями! А так как он имел свойство выгорать на солнце, то через десяток лет его перелицовывали. То есть распарывали и перешивали наизнанку! Вот так... Бабушкино было перелицовано дважды!
 Ушло то время, когда бабушка много и плодотворно работала, а по-вечерам вела драмкружки в техникумах и школах, разъезжала по курортам... Пришли старость и бедность... И лето на озёрах под Брестом. Со сбором ягод и грибов, ловлей рыбы, купаниями в прозрачной воде Белого озера... Вспоминаю это время, как мой личный Рай! Тяжело было выживать одиноким интеллигентным женщинам... А нам, детям, рай в шалаше - в прямом смысле слова! Купания в озере до посинения, смолистые сосны и дух леса, таинственный и пряный - всё это в моём сердце навсегда, как и первые детские симпатии...
...Дедушка Корбут умер от чахотки, в 30-ом. Был он тогда директором школы в Слуцке. А бабушка у него работала историком. Потом она вела и политэкономию, и географию. Вела политкурсы всяческие... что было делать? Но в партию не вступала принципиально.
 Второй её муж - замполит дивизии, Иван Черкезов-Кинов, уехал после войны в Болгарию... Ушла она от этого блеска чёрных глаз, потому что ослеплял он не только её одну. Этого она не могла стерпеть!
  И надо же! Был старше её на шестнадцать лет, а в середине 60-х, приезжая в Союз по делам своей страны, и встречаясь с бабушкой, в Минске, говорил, что не чувствует своё сердце - не знает, с какой стороны оно находится!
  Железное поколение!
  Да... так вот... О чём это я?!
  Как я перелицовывала дважды перелицованное бабушкино пальто?!
Распорола на фрагменты, и варила все его части в белом эмалированном тазу, на газовой плите, - красила в чёрный цвет! Белый таз отмыть было непросто потом...
Цвет - кстати, получился шикарный... Просто бархатный! И кроила и шила сама - бабушкина школа! Пальто в духе времени было мини. И лацканы! Лацканы, как уши спаниэля! А пуговицы! Пуговицы сияли оранжевым цветом на чёрном фоне, напоминанием о буйстве летних красок! Впереди было лето и каникулы!
К этому великолепию прилагались такой же чёрный кепи в клинья, с козырьком-карэ, и туфли! (Кажется чешские!) Туфли были демисезонные, цвета осени - охра сияла! Язычок оттопыривался лихо, пряжка поблёскивала латунью ли? Но очень благородно! А каблук был прямой, высокий и наборной - он весь был в полосочку серо-бежевую! Ах! это было восхитительное зрелище! Ноги были "от ушей", как у итальянских стюардесс!
Глаза сияли! И не только у меня....
  "Моя Ларисочка сшила себе та-акую береточку!" - делился впечатлениями со своими одноклубниками мой первый возлюбленный!...
"Твоя Ларисочка ещё покажет тебе!" - неодобрительно отозвался более старший, и умудрённый жизненным опытом, семейный Стас - (не помню его фамилии!), бывший защитником футбольной команды, собиравшей не стадионе весь город...
...И показала... на дверь, когда он предал меня...
   Но это уже совсем другая история....


Рецензии
Напрасно Вы считаете, что Вы не писательница.. Воспоминания написаны кратко, но очень выразительно. "Зацепившись" за бабушкино пальто, Вы сумели показать жизнь красивых женщин в трех поколениях...))). Это мастерство, Лариса...

Александр Степанов 9   04.09.2016 13:48     Заявить о нарушении
Спасибо, Александр!))) Приятна Ваша высокая оценка моих воспоминаний - хочется, чтобы хоть что-то сохранилось в памяти детей, если они захотят узнать обо мне чуть больше... когда-нибудь.)))))
Продолжить мемуары мешают инертность и занятость... возможно, ещё продолжу.))) Хотя - у меня есть воспоминания о детстве на озёрах, здесь же, на "Прозе".
Собираюсь нагрянуть к Вам в гости тоже!)))))))


Лариса Браткова   04.09.2016 22:32   Заявить о нарушении