Не измажешь - не уедешь

     Начало августа 1957 года. Три полных месяца пребывания в Коврове позади. Все мои документы, включая диплом, заперты в сейфе директора Хохлова, так что на руках один паспорт.

     Утверждённое штатное расписание нашей конторы или отсутствует, или тщательно скрывается. Все мы ( а это уже около сотни) "окладированы"  1100 рублями и "приняты" на должность "конструктора"(понятие инженер - отсутствует).  "Портфель заказов" - пуст. Здание института  в принципе существует, но пока ещё не принято комиссией.

     Сбредаемся, разбредаемся, бродим, чем-то напоминая стадо "хрущёво-туркменских" ишаков из моего рассказа "О Каракумах, Копет-Дагах и...клопах". 
     Сами себе выискиваем работу на территории Ковровского электромеханического завода, пригревшего наше "руководство".    Хотя просто валять дурака за 1100 - не возбраняется.
     Одними из первых, покинувших стадо, были мы - я и Володя Саврей.

     Мне удалось влиться в коллектив специалистов, осуществлявших помощь заводу в освоении производства систем наведения и стабилизации танкового вооружения. 
     Это касалось практически всего - от изготовления деталей и узлов до сборки, настройки, и комплексной сдачи "продукции" военному представительству.

     За очень короткое время я не только нахватался кое-каких новых знаний, но и получил некоторый производственный опыт, который очень пригодился в дальнейшем.   
     Кстати, это было и хорошим экзаменом на выносливость, т.к. рабочий день был ненормированный.
     Да, совсем забыл -  я же ещё умудрялся совмещать работу на заводе с "выступлениями" за Ковровскую футбольную команду "Металлист" - уму непостижимо! 

     Володя Саврей тоже влился в группу заводчан, прикомандированных к Нижнему Тагилу,  и укатил в командировку. Мы думали, что расстаёмся на пару месяцев, но в связи с неожиданно возникшими обстоятельствами, встретились только  в 1958 году.

     Об "обстоятельствах".
     В заводскую лабораторию, где я готовил к сдаче военной приёмке "гидравлику" для танка Т-10М, является директор завода с начальником 1-го Главка Миноборонпрома Георгием Павловичем Волосатовым. 

     Мою лабораторию они облюбовали для подписания каких-то экстренных бумаг. Бумаги подписаны, Волосатов отправляет всех срочно чего-то решать и мы остаёмся вдвоём. Включаю гидросистему, и... она впадает в "режим автоколебаний" -  визжит, трясётся. 

     Приношу извинения за беспокойство и хочу отключить её, чтобы разобраться в причинах. Однако начальник Главка меня останавливает:
    - Зачем выключать. Давай подума...
    Фраза прерывается взрывом - это рвётся шланг гидросистемы и струя горячего масла хлещет в сторону Георгия Павловича. Я бросаюсь к рубильнику...

     В дверях запоздало появляется директор завода и военпреды.      
     Директор, приказав всем лишним покинуть помещение, помог пострадавшему выбраться из верхней одежды и, прихватив ещё рубашку,  понёсся к химикам, оставив меня на "растерзание".
     Делаю шаг к двери, но Георгий Павлович меня останавливает.
     Ситуация... Большой начальник в одних трусах, а я...
     Однако он ведёт себя, как будто ничего не произошло. Улыбается и просит меня рассказать откуда я и пр. Нормальный человеческий разговор.
     Как на духу, выкладываю в шутливой форме своё ленинградское прошлое и... настоящее - о подоходном налоге, о налоге за бездетность в размере 6 %, об оплате снимаемых 4 кв.м. "жилья", о необходимости, хотя бы скромного 2-х разового "себяпитания" в сутки.
     Не забыл упомянуть и о необходимости исполнения супружеских обязанностей - хоть что-нибудь из зарплаты отправлять жене, которая скорее разведётся, чем приедет жить за занавеской...
     Решив, что пора и совесть знать, по-военному бодро и жизнерадостно завершаю своё выступление словами - "Доклад окончен!".
     В ответ:
     -  Пиши на моё имя в Министерство бумагу, где всё это изложи.
     -  Есть! - хватаю лист бумаги.
     - Стоп! Такие документы надо посылать официально, заказным письмом с уведомлением о вручении.
     - Так Вы же.. У Вас таких как я ...  Да и в Москве Вам будет не до меня.
     - Таких, как ты - у меня один. Пиши и посылай. Кстати, ты с «Ливнем» для Т-10М разобрался? Сможешь квалифицированно обслуживать и настраивать систему?
     - Наши военпреды мне доверяют.
     - Ну, если военпреды доверяют, то Ленинградскому "Кировскому заводу" пригодишься. Пиши.

     Письмо послал, но надежд не строил. Прошло две недели. Вызывает  директор Г.А. Хохлов. Вместо ответа на моё "здравствуйте" молча подаёт большой конверт.   Молча открываю. В нём лежит мой диплом об окончании Военмеха, трудовая книжка и ещё что-то.

     3.09.1957 г. я был принят в ОКБТ(Особое конструкторское бюро танкостроения) Ленинградского "Кировского завода" на должность старшего инженера, имея трудовой стаж менее 4-х  месяцев.    Вот это карьера!

               


          P.S.  Кратко о Г.П. Волосатове - с 1941 по 1943 г  директор Ленинградского завода "Большевик", Герой Социалистического Труда, лауреат Сталинских и Государственных премий, с 1943 года крупный организатор производства артиллерийской техники в Наркомате вооружения СССР, а затем последовательно начальник нескольких Главных управлений в Министерстве оборонной промышленности СССР.


Рецензии