Роковая наследственность. Часть 4. Глава 21

Тем же днём, вскоре после отъезда Александра, Катей овладело чувство тревоги, которое усиливалось с каждым часом. По этой причине, не находя себе места, она бесцельно бродила по многочисленным комнатам усадьбы. Проведя остаток дня таким образом, она отказалась от ужина и выпив лишь чашку чая, довольно рано легла спать. Желая, чтобы этот день как можно скорее закончился, Катя пыталась заснуть, но как не старалась, не смогла. И тогда, встав с постели она подошла к окну. Лёгкий ветер медленно гонял по небу белые пышные облака, которые сталкиваясь, то заслоняли собой круглую как блюдце луну, то разбегались в стороны, давая возможность полюбоваться её красотой. Это зрелище успокоило Катю, несколько раз зевнув она уже было хотела лечь в пастель, как вдруг на небе появилось очень странное облако. Чёрное, словно чёрный шар на бильярдном столе, оно быстро продвигалось к светящейся луне, расталкивая белые шары облаков. В этот момент у Кати сильно забилось сердце. Обняв себя, она закрыла глаза и опустив голову на грудь загадала.
- Если оно проплывёт мимо луны – то всё будет хорошо, а если остановится на ней, то…, - и боясь произнести последнее слово Катя резко подняла голову.
В детстве в такой момент она спрашивала у отца
- Тятенька! А куды луна подевалася?
- Поди опять чёрт балуется. Положил её в мешок, да и уволок, - лукаво улыбаясь отвечал он.
 Испуганно ахнув, Катя закрыла руками лицо. Забыв креститься, она долго читала первую пришедшую на ум молитву. Затем медленно подняв глаза, она увидела первоначальную картину – луна сияла в окружение белых пышных облаков. И тогда с облегчением вздохнув она сказала.
- Показалось, конечно показалось… Это у меня от усталости и чёрт здесь абсолютно не причём.
Задёрнув на окне портьеры, Катя легла в постель и какое-то время спустя уснула. Всю ночь ей снилось как она пьёт шампанское в весёлой компании чертей.
Проснувшись на утро с головной болью, будто и впрямь всю ночь кутила, Катя заставила себя встать и сделать то, что всегда помогало ей избавиться от ночных кошмаров. Раздевшись в ванной комнате до гола, она облилась с головы до ног холодной водой, а затем стоя перед зеркалом и медленно, прядь за прядью расчёсывая гребнем волосы, слушала свой внутренний голос, который говорил ей в назидание.
- Ты никогда не будешь - хандрить, психовать, ревновать и ожидать того, чему никогда не бывать… Что было – то было, уж не исправить, не поправить, какая есть… Не жалей, не убивайся, а живи и наслаждайся… Ведь ты его любишь, так и люби, будь с ним, но ровно столько, на сколько твоей любви к нему хватит.

                -------------------------------------------------

В это самое время, обеспокоенный здоровьем маменьки, Лавров находился в её комнате. Состояние Анастасии Савельевны было вполне сносным и никакого опасения не вызывало. Однако увидев сына, она стала слёзно уговаривать его оставить женщину, которая поломает ему жизнь. На что, нежно поцеловав её он ответил.
- Я буду ждать, когда вы с отцом смените свой гнев на милость. А теперь, позвольте мне удалиться.
Покинув родительский дом, Александр носился по лучшим магазинам Петербурга, торгующих женскими аксессуарами и ювелирными изделиями. Доверяясь продавцам, он покупал всё самое дорогое и модное. Вскоре его карета была практически полностью забита коробками и свёртками разной величины. Напоследок заглянув в цветочный магазин госпожи Звягинцевой, в котором несколько лет тому назад он покупал великолепные розы для служанки купца Пашкова, на этот раз он купил не менее прелестный букет только уже для своей невесты, после чего кучеру было велено ехать в имение.
- Дороги, дороги… Когда ж они нормальными то у нас станут? – каждый раз думал Лавров, поднимая без конца падающие покупки.
На протяжении всего пути, воспоминания о вчерашнем скандале не давали ему покоя.
- Родители…, их можно понять, но Ольга? Как она могла ни слова не сказать в мою защиту? Да и Костя тоже хорош, друг называется… Вот бы тогда, когда они решили пожениться, им сказали, что их брак не возможен, да они бы умерли от горя!  А что делать мне? Что я скажу Катеньке? 
 Вернувшись в имение ещё засветло, он бежал по лестнице на второй этаж. За ним по пятам, сразу несколько лакеев несли коробки и свёртки, предназначенные для новой хозяйки. Вручив Кате огромный букет белых роз, он расцеловал её, а затем принялся осыпать подарками.
- Посмотри, посмотри дорогая, что я привёз тебе! -  весело говорил он, торопливо освобождая вещи от бумаги и коробок.
- Но мне этого ничего не нужно, - вдруг за спиной услышал Лавров и обернулся.
К своему удивлению он не увидел на лице у Кати ни восторга, ни радости. Рассматривая подарки, она прибывала в лёгком недоумении.
- И таких шляп я не нашу…. А перья, где ты их взял? Перчатки? И к какому из моих нарядов, скажи на милость, я смогу их надеть? Меховая накидка? Очень мило… Весна на дворе, к тому же она старого фасона. И даже зонтик есть… Нет, нет, прости, но это всё так ужасно!
Отказавшись рассматривать остальные подарки Катя села на диван, а Лавров, не понимая её недовольства, стоял замерев, словно его водой окатили.
- Иди сюда, сядь, - попросила его Катя, постучав ладошкой по дивану. Покорно повинуясь, Александр сел подле неё.
- Прошу тебя, не обижайся, - заговорила она заискивающи поглаживая его по руке, - Я понимаю, ты хотел сделать мне приятное и я ценю твой поступок. Но, чтобы более не случится такому конфузу, прошу впредь без моего ведома ничего мне не покупать. Видишь ли, всё очень просто. У меня своя модистка и своя портниха, которым я полностью доверяю. А перчатки, зонтики и прочие аксессуары я покупаю соответственно моим нарядам. Вот когда мы станем выезжать в город, делать визиты твоим друзьям и посещать многолюдные места, то ты сам убедишься, что мои наряды безупречны и неповторимы. И потом, скажи, неужто ты никогда не делал дамам подарков?
- Э-э-ээ, конечно же делал, - немного смущаясь ответил Лавров.
- Ну, и что же ты им дарил? – хитро спросила Катя.
- Дарил ювелирные украшения.
- Ну вот же, вот! Ювелирные украшения – это лучший подарок для женщины, и я не исключение… Мало того, должна признаться, что я их просто обожаю!
После этих слов Кати у Лаврова, как-то по-особенному загорелись глаза и вскочив с дивана он принялся рыться в ворохе подарков.
- Как же я мог забыть, как…, - бубнил он себе под нос пока не наткнулся на две маленькие коробочки, - Слава Богу, они здесь.
С облегчением вздохнув Александр не спеша подошёл к Кате и сев на диван в пол-оборота, словно стоя на одном колене, открыл перед ней коробочку, в которой на бархатной подушечке лежала брильянтовая брошь в виде бабочки с изумрудными глазками. В тот же миг, появившееся на Катином лице восхищение, явилось для Лаврова истинной наградой.
- Боже, Саша! Какая прелесть! Какая красота! – говорила она, держа бабочку на ладони.
Затем Александр открыл вторую коробочку и глазам Кати предстал изящнейший, тонкий браслет, на котором каждые два брильянта сменялись одним изумрудом.
Поблагодарив Лаврова за подарки, Катя наградила его нежным поцелуем, а потом стоя у зеркала она кокетливо любовалась бабочкой, прилетевшей к ней на грудь и тонкой мерцающей змейкой, обвивающей её запястье.
- У этой бабочки зелёные глаза, как и у меня. Ты поэтому её купил? – спросила она и не дожидаясь ответа села на колени к Александру. Обняв её, он прошептал ей на ухо.
 - Ты, ты самая прекрасная бабочка, и ни какие драгоценности не смогут затмить твоей красоты.
После долгих объятий и поцелуев, Катя снова стояла у зеркала, на этот раз поправляя слегка сбившуюся причёску. Вдруг она о чём-то задумалась и замерла.
- Послушай Саша…, - обратилась она к Лаврову, который лёжа на диване продолжал ею любоваться. -  Конечно всё это прекрасно, я имею ввиду подарки. Но-о-о, разве ж ты за этим ездил в город? По-моему, у тебя была совсем иная причина туда наведаться…
Именно этого вопроса Лавров боялся больше всего. Слегка побледнев, он встал с дивана и покашливая направился к столу, где на подносе стоял хрустальный графин с водой. Налив полный бокал воды он долго пил, обдумывая ответ. Что б подобрать нужные слова ему было необходимо сосредоточиться, чего у него не получалось, поскольку Катя пристально смотрела ему в глаза.
- Дело в том, что-о-о…, - только и смог сказать Лавров, после чего снова замолчал.
- Хочешь, я помогу тебе? – вдруг спросила Катя. Не получив ответа, она подошла к столу и забрав из рук Александра пустой бокал поставила его на стол. В этот момент раздался стук в дверь.
- Прошу прощения, - с поклоном сказал вошедший пожилой лакей, - Прикажете свечи зажечь?
- Я сама. Позже зайдёшь камин разжечь, а сейчас ступай, - резко ответила Катя и забрав у лакея спички, принялась зажигать все находящиеся в комнате подсвечники. Она делала это не торопясь, её движения были необычайно красивы, как, впрочем, и голос, к которому была добавлена надменная нотка.
 – Ты боишься сказать, что твоя семья не желает признавать меня? Ведь им доподлинно известно с кем их сын и брат проводит дни и ночи. Ты думаешь, что надо подождать? Хорошо, подождём. Сколько? Год, два, три? Не важно, важно, что мы вместе и мы любим друг друга, ведь так? Правда моё положение нисколько не изменилось… Но это не столь важно, похожу в любовницах, мне ж …, - не успела договорить она. Взяв Катю за плечи, Лавров резко развернул её к себе лицом.
- Нет, это не правда! Ты мне не любовница, ты мне невеста, невеста, слышишь? И скоро станешь моей женой! Да, ты права, нам следует набраться терпения и подождать. Я не посмею встать к алтарю без родительского благословления.
- Да, да, конечно. Только помнится мне, как три года назад ты уговаривал меня тайно обвенчаться, а уж потом броситься к ногам родителей прося прощения.
- Не сравнивай пожалуйста. Тогда были другие обстоятельства…
- А я и это помню. Тогда ты испугался, что я стану принадлежать кому-то другому. Сейчас же этой угрозы вовсе не существует, куда ж торопиться то?
- Прошу тебя, давай не будем сориться. Что было – то было. Я не знаю, как скоро, но ты обязательно станешь моей женой. Веришь?
- Верю, конечно же верю..., - немного грустно ответила Катя, обняв Лаврова за шею.
- Всё будет так, как хотим мы, иначе и быть не может, - уверял он, глядя в любимые зелёные глаза.
Прижавшись к его груди, Катя глубоко вздохнула.
- Только бы чёрт луну не украл…, - подумала она про себя.

Продолжение следует...


Рецензии