Горлица глава 5 Вечная ночь

ГЛАВА 5 ВЕЧНАЯ НОЧЬ
Всю ночь я пытался выбраться из леса и наконец мне это удалось. Горлицу я больше не видел. После того как я сбросил ее на землю она больше не появлялась. Должно быть, она меня отпустила. Все чего я хотел — это скорее добраться до деревни, собрать вещи и уехать из этого Богом забытого края. Лес закончился. Мне повезло, в темноте я случайно выбрал правильное направление. Знакомая дорога вела к деревенским воротам. При свете поной луны я бежал.
Часы брехливо показывали три часа дня. Стрелки по-прежнему шли обратно. Вот уже впереди показались ворота. В некоторых домах горел свет. В некоторых — было темно. После всего увиденного я решил выпить у Николая. Негоже было в таком взволнованном состоянии возвращаться домой. Еще Зиночку до смерти перепугаю.
Николай жил с дочкой и женой. В их доме часто собиралась вся пьянь с нашей деревни. Обычно мы сидели у него в гараже, потому что у жены Кольки был суровый нрав и в дом она нас не пускала. Нередко Николаю приходилось ночевать в гараже. Нина Антоновна, так звали его жену, на дух не переносила запаха водки.
Я вошел во двор и быстрыми перебежками добежал до гаража. В нем стояла старая волга Николая. Самого хозяина в гараже не было. Валялась гора бутылок. Должно быть, от их попойки с Олегом.
Тогда я подошел к окнам дома и заглянул. Внутри горел свет. За столом пил Олег с Колей.
"Странно" — подумал я. Обычно Нина Антоновна не позволяла такого делать, но видать, случай тут был особый. Все-таки как-никак дочь Николая родила. И внука было грех не обмыть.
Сама хозяйка что-то стряпала возле печи, и отпускала нелестные комментарии в адрес мужа. Их голосов я не слышал, но по жестикуляции было и так все понятно.
Я постучал в окно, желая привлечь к себе внимание. Но мой стук был проигнорирован. Тогда я постучал сильней.
Тоже самое.
— Да что же вы там совсем оглохли?! Открывай Николай! Это же я Серега!
Я постучал так сильно, что стекло едва не треснуло.
Опять никакой реакции.
Тогда я поднялся на веранду и попытался дернуть дверь. Она наглухо была заперта. Я стал прислушиваться, но никаких голосов не услышал.
— Что вы там  притихли? — недоумевал я. — Может, не желаете меня видеть?
"Ну, да и черт с вами! — подумал я. — Меня дома Зиночка ждет, пойду к ней"
Я вышел на широкую улицу нашего села. Она была единственной в нашей деревне. По обе стороны от нее стояли дома. Большая часть из них была заколоченной.
Минувшие события в лесу мне казались кошмаром. Все чего я сейчас хотел это выкурить папиросу, опустошить бутылку и прилечь поспать. За эти два дня я немного вымотался.
Вскоре показалась родная калитка. Я ожидал, что меня встретит наша собака Найда, но ее почему-то не было. "Должно быть сорвалась с цепи", — подумал я.
Я зашел в погреб за бутылкой самогона. Спускаясь вниз, я постарался скорее включить свет. После последних событий я еще долго буду бояться темноты. Взяв то, что хотел я, побрел в дом. Свет уже не горел. Должно быть Зина спала.
Не желая ее будить, я прошел в кухню, достал папиросы, налил кружку и в клубах дыма стал обдумывать ближайший отъезд. Вон даже друзья зазнались и не пустили на порог. Теперь уж точно тут ловить нечего.
 Опустошив кружку, и затушив бычок, я, устало передвигая ноги, пошел в зал. В нашем доме помимо кухни была всего одна комната, в которой мы спали и смотрели старый телевизор. Других комнат не было. Свет из кухни проникал сквозь дверной проем. Я вдруг понял, что Зины нет.
А ведь действительно! Почему она не встала и не встретила меня? Обычно у жены сон чуткий. Она бы точно услышала, что я пришел. Где же она может быть?
— Так, надо подумать! — я вновь налил кружку и закурил. Я стал ходить с ней из стороны в сторону.
Меня не было около двух дней. Жена полюбому ждала бы моего возвращения. Подруг у нее особо нет. Может быть, она пошла к бабе Прасковье? Я спешно выбежал из дома и направился к дому покойного Степаныча. Свет у них не горел. Должно быть Прасковья спала. Но волнения переполняли меня через край. Я решил всех тут перебудить, но жену найти. Я стучал в окна, ожидая, когда зажжется свет. Но он не зажигался. Словно внутри все померли. На улице становилось зябко.
Тогда я вошел в дом — дверь оказалась не заперта. Свет не работал — наверно выбило пробки в доме. В углу избы я нашел огарок свечи. Он то и стал моим спасением в этой тьме.
Оглядевшись, я понял, что изба пуста.
—Да что тут вообще произошло, пока меня не было? Где все?!
В темноте мне стало не по себе, и я постарался покинуть дом.
Я шумел на всю деревню, но вот странное было дело: ни одна собака не лаяла.
Тогда я пошел к отцу Андрею в надежде его расспросить о пропаже селян. Но церковь оказалась закрыта.
Я несколько раз постучал, но никто не открыл. Из-за своих поломанных часов я не знал сколько времени, но визуально была глубокая ночь.
Тогда я подумал, что должно быть Андрей дома. И впрямь, что ему делать в церкви посреди ночи?
— Точно! — воскликнул я. — Мне нужен дядя Ваня. Уж он-то всегда на месте. Я побежал к его дому. Его собаки тоже как след простыл. Меня терзали самые страшные предположения, и они сбылись — Семеныча в доме так же не оказалось.
Тогда обессиливший я вновь побрел домой. Что тут вообще творится? Куда все пропали? Может жена загуляла? Сбежала от меня? Нет, этого не может быть. Зина бы так не сделала. Хотя кто знает насколько ее достала жизнь в этом убогом месте?
* * *
Я вошел снова в кухню. Выпил с горла самогона. Закурил
— Сереженька ты пришел? Иди ко мне я заждалась! — раздался голос Зиночки из темной комнаты.
Я сперва обрадовался, но потом немного насторожился.
— Где ты была Зина? Я приходил, но тебя не было?! — с недовольством спросил я.
—В погребе Сережа была. В погребе... за компотом ходила. Жажда меня замучила.
Я подошел к дверному проему. В комнате было темно. Голос Зины доносился с кровати. Я краем глаза видел темный силуэт, но не мог его разглядеть.
— Я был в погребе, но тебя там не было! Зачем ты врешь? Говори, где была?! Выйди на свет!!! — гневно прикрикнул я. — Что мы с тобой из-за стены переговариваемся?!
— Не могу Сереженька, — жалобным голосом говорила Зина. — Заболела я. Простудилась. Иди ко мне. Обними, я истосковалась по мужу.
"А вдруг и вправду заболела?" — подумал я.
Я сделал еще глоток и молча вошел в комнату. Я стал осторожно приближаться к кровати. Но когда я к ней подошел — на кровати никого не оказалось.
Мне стало очень страшно.
Я пулей выскочил в кухню, схватил бутылку и побежал прочь.
* * *
Ноги вновь привели меня ко двору Николая. Там по-прежнему горел свет и веселились друзья. Жена Коли так же стояла возле печи и месила тесто. Его же, она месила, и когда я приходил в первый раз.
"Странно" — подумал я.
— За то время пока я отсутствовал, она должна была уже испечь хлеб. Почему она до сих пор месит тесто?
Со злостью я начал стучать в окно. Но реакции по-прежнему не было. Тогда я схватил трубу и разбил окно. Терять мне уже было нечего, потому что я начинал сходить с ума. После того как окно разбилось я увидел что в доме никого нет.
Я влез в окно. На печи лежало замешенное тесто. На столе стояла недопитая бутылка водки и пара стопок. Горел свет. В печи потрескивал уголь.
 Но в доме никого не было.
—Что за?..
Теперь я стал понимать, что угодил в какую-то западню. Я знал, что это было как-то связанно с Горлицей. Наверное, она меня околдовала.
Я поднял голову и посмотрел в зеркало шкафа Николая. У меня за спиной стояла высока бледная женщина с перекошенным страшным лицом, с длинными худыми руками и ногами, поймав мой взгляд, она истошно зашипела и бросилась ко мне на спину. Своими зубами она вцепилась мне в шею, и алые струйки крови потекли под одежду.
Я в панике схватил кочергу с печи и попытался от нее отбиться. Не смотря на то, что я видел ее в зеркале, я все равно старался не смотреть, придерживаясь наставлений бабы Прасковьи.
Кочерга угодила чудовищу в голову. Раздался знакомый вой. Тварь метнулась к крышке погреба и запрыгнула под половицы.
Я вне себя от ужаса выпрыгнул в разбитое окно.
* * *
Теперь я бежал в сторону церкви. В душе я надеялся, что смогу укрыться от ведьмы в обители Божьей. Церквушка все так же была закрытой. На ней висел амбарный замок.
Благо возле дверей был пенек с врубленным в него топором.
Я вынул орудие и сбил замок. Мне казалось, что тварь бежит за мной по пятам. Я вслушивался в ночь, но ничего не слышал. Царила глухая тишина. Я забежал в церковь и, припав к алтарю с распятием, долго молился Господу.
Я просил Его выпутать меня из этой передряги, найти Зинку и вообще, чтобы этот кошмар окончился.
Меня перепугал лай собаки. Я обернулся и увидел что со ступеней, ведущих на колокольню, на меня смотрит Найда. Это была моя собака.
Девочка моя! — вне себя от радости закричал я и кинулся к ней. — Как ты сюда попала?
Должно быть Господь услышал мои молитвы и послал мне хоть какую-то живую душу.
Найда побежала наверх. Там на третьем этаже она остановилась и стала лаять на дверь. Собака царапала ее когтями желая проникнуть внутрь.
Я дернул ручку, но было заперто.
Со стороны улицы послышались вопли Горлицы. Она искала меня по всей деревне, бегая как сумасшедшая, от дома к дому. Я не был уверен в том, что она не сможет проникнуть в церковь. Меня вдруг посетили ужасные мысли о том, что это она убила всех жителей села, потому что я пробудил ее в лесной чаще и причинил страдания.
Теперь она собиралась мстить.


Рецензии