Самый тяжелый день. 30 июня 1915 г

Самый тяжелый день. 30 июня 1915 г.

*
Сибиряки и туркестанцы в бою 30 июня 1915 года.

*
(Дополненная и отредактированная версия статей «Самый тяжелый день. 30 июня 1915 г. Сибиряки и туркестанцы в бою 30 июня 1915 года» и «Бессмертные мелодии. Марш Сибирских стрелков»)
*****
*****

Краткая историческая справка.
*
        В соответствии с новой военной реформой 20 февраля 1910 г., в ходе которой были упразднены резервные войска, на основе резервных Иркутского и Енисейского полков началось формирование 41-го Сибирского стрелкового полка, которому Ново-Николаевск (теперь Новосибирск) был отведен под пункт  постоянной дислокации.  При формировании 41-му полку (вошедшему в состав 11-й Сибирской стрелковой дивизии, штаб в г. Омске) перешло Георгиевское знамя Иркутского полка с присоединением надписи со знамени Енисейского полка: "За отличие в сражениях 28,29 и 30 сентября 1904 г. у Цуньо и Хамытань и в боях на Гаутулинском перевале с 15 по 22 февраля 1905 г.". Полковой праздник - 6 августа, в день Праздника Преображения Господня (по юлианскому календарю). Первым командиром полка стал полковник П.К. Вставский.
*
*
         В ходе реформ войскам для комплектования были отведены ближайшие районы. Однако в Сибири это было сделать непросто, ввиду малонаселенности, поэтому в 41-м Сибирском полку сибиряков из Томской губернии (в том числе Ново-Николаевска и окрестностей, Барнаульского уезда) и Степного генерал-губернаторства (Омск и Акмолинский уезд) служило чуть больше 50 %. Остальные бойцы призывались из Гродненской губернии (Белоруссия), из Пермской губернии, из Ломжинской губернии (Польша). Так, согласно "Расписанию распределения новобранцев призыва 1913 г." в 41-й Сибирский стрелковый полк было определено следующее число новобранцев:
из Омска - 189 чел, 
из Акмолинского уезда 80 чел.,
из Барнаульского уезда - 230,
из Пермской губернии - 50,
из Гродненской губернии - 65,
из Ломжинской губернии - 165.
*
      Полку за краткостью своего довоенного существования  не довелось издать книгу полковой истории.
*
      28 июня 1914 г. в  Сербии в г.Сараево сербским националистом  студентом Гаврилой   Принципом был убит австрийский эрцгерцог Франц-Фердинанд. Ирония истории - Франц-Фердинанд, будучи женатым на чешке, лучше кого бы то ни было еще в Австрийском императорском Доме относился к славянам и ратовал за дружеские отношения с Сербией. 23 июля Австро-Венгрия предъявила ультиматум Сербии. 25 июля Германия начала скрытую мобилизацию. 31 июля 1914 г. Россия объявила всеобщую мобилизацию, а 1 августа Германия объявила России войну.

       С напутственным молебном у Городского торгового корпуса о "ниспослании победы русскому воинству в войне с Германией и Австрией" 19 августа 1914 г. 41-й Сибирский стрелковый полк отбыл на фронт. В Ново-Николаевске же остался кадр из офицеров и унтер-офицеров запасного батальона 41-го полка и началось формирование второочередного 53-го Сибирского стрелкового полка, затем вошедшего в состав 14-й Сибирской стрелковой дивизии. В городе начало войны было встречено с энтузиазмом - в сознании общества Россия шла на выручку братьям-славянам. С первых дней горожане стали жертвовать деньги и продовольствие в пользу "родных" частей. Все были уверены, что война не продлится дольше 3-4-х месяцев…
*
1 сентября 1914 г. 41-й Сибирский стрелковый полк под командованием полковника П.К. Вставского прибыл на театр военных действий, и высадился на ст. Червонный Бор, возле г. Ломжа, в Польше. Полк вместе с 11-й дивизией вошел в состав Сводного армейского корпуса 10-й армии Северо-Западного фронта, который 17 сентября получил наименование 1-го Туркестанского армейского корпуса (командующий генерал-лейтенант М.Р. Ерофеев).
*
41-й полк сражался на Северо-Западном, Западном и Румынском фронтах. Первый бой полк принял 3 сентября 1914 г. у реки Нарев, участвуя в наступлении русских войск на Маркграбен и Лык с целью спасти армию генерала Ренненкампфа. Уже в первых боях в полку появились и первые герои - так, например, ефрейтор Иосиф Соболевский был удостоен Георгиевского креста 4-й ст. за то, что в бою 26 сентября под Макграбровом  после  выбытия из строя взводных унтер-офицеров, принял командование взводом на себя и под его командование взвод выполнил боевую задачу. Полк, как и все части Северо-Западного фронта, принимал участие в Варшаво-Ивангородской операции (28 сентября - 8 ноября 1914).
*
С начала октября 1914 г. полк вошел в состав Наревской группы войск Северо-Западного фронта. В конце октября - середине ноября 1914 г. полк принимал участие в Лодзинской операции (29 октября  - 1 ноября, 1914 в составе 1-й армии, которой командовал генерал Ренненкампф. За октябрьские бои многие солдаты и офицеры были удостоены наград. Так, Георгиевской медалью 4 ст. были награждены стрелки В. Козюлин, А. Старышев, А. Павельев, Ф. Луценко, В. Лозовой, ефрейтор О. Малютин. Капитан В.А. Серебренников был награжден орденом Св. Владимира 4 ст. с мечами. Полк сражался в тяжелых боях под Сольдау в Восточной Пруссии, защищал Осовец в составе войск внешнего гарнизона крепости, в составе войск 1-го Туркестанского корпуса пытался выручить 20-й корпус, погибавший в Августовских лесах, бился в Первом (Зимнем) Праснышском сражении.
*
         С 8 февраля 1915 полк вошел в состав гарнизона г. Прасныш (ныне г. Пшасныш), в составе которого был окружен германскими войсками в ходе Первого Праснышского сражения. 25 февраля войска 1-го и 2-го Сибирских корпусов, 1-го Туркестанского перешли в наступление. Полки 1-го Туркестанского корпуса оттеснили противника и заняли линию Зелена - Воля Вержбовска. 26 февраля 1-й Туркестанский корпус атаковал в стык германские 36-ю резервную дивизию и дивизии генерала Верница на участке Зелена-Лагуны и выдвинулся к западным подступам Прасныша, выйдя к вечеру на фронт Голяны- Дзилин. 27 февраля полки 1-го и 2-го Сибирских корпусов, 1-го Туркестанского начали штурм Прасныша. 1-й Сибирский корпус ночной атакой под Праснышем захватил большое число пленных - 2 тыс. чел. и 20 орудий. В 15 час. 30 мин. части 1-й Сибирской дивизии (1-го Сибирского корпуса) ворвались на восточную окраину Прасныша и захватили много пленных. В 10 часов 4-я Сибирская дивизия (2-го Сибирского корпуса) атакой с севера, востока и юга ворвалась в Прасныш и также захватила пленных и трофеи (1 500 человек пленными и 6 пулемётов). К 19 часам 27 февраля Прасныш был очищен от противника.
****
***
**
*
Самый тяжелый день. Сибиряки и туркестанцы в бою 30 июня 1915 года.
*
А во Втором (летнем) Праснышском сражении 41-й полк совершил свой бессмертный подвиг.
*
          В 1915 г. начальник германского генерального штаба Фалькенгайн хотел объединить усилия германских и австрийских армий и в течение лета 1915 г. принудить Россию к сепаратному миру. По плану Фалькенгайна армия Гальвица должна была наступать с севера через р. Нарев и далее, в направлении на Седлец, навстречу армиям Макензена, которые должны были наступать на север между p.p. Висла и Зап. Буг. В своем конечном результате этот грандиозный маневр Фалькенгайна должен был привести к окружению нескольких русских армий в Польше. Германцы ожидали повторения Седана, но в значительно большем размере.
*
        В этом, Втором Праснышском сражении германцы решили добиться успеха превосходством над русскими в технике и особенно преимуществом в числе орудий и боевых припасов. Против 377 русских орудий германцы имели 1 256, т.е. превосходили почти вчетверо. Главный удар Гальвиц решил направить на 11-ю Сибирскую дивизию. На ее участке по германскому плану должны были атаковать германские 35-я пехотная, 1-й гвардейская резервная и 86-я и 38-я пехотные дивизии при поддержке 36-й пехотной дивизии и ландверной пехотной бригады Пфейля. Всего 48 батальонов, 360 легких и 136 тяжелых орудий в войсках первой линии, а также армейский резерв (18 батальонов, 80 орудий).

               Этой массе 11-я Сибирская дивизия могла противопоставить, считая и корпусный резерв, 20 батальонов и 44 орудия. В итоге положение 11-й Сибирской дивизии было одним из самых трудным на всем русско-германском фронте. К началу сражения три батальона 41-го Сибирского полка занимали позиции от д. Ольшевец до д. Павлово-Косцельно. В Зимнем Праснышском сражении здесь располагался 13-й лейб-гренадерский Эриванский полк Кавказской гренадерской дивизии, между прочим – старейший по старшинству полк Российской  Императорской армии.
***
          30 июня  1915 в 4 часа 45 мин. раздался первый германский выстрел. К 5 час. утра огонь велся из 800 орудий. Отдельных выстрелов не было слышно, стоял сплошной гул, а клубы пыли и дыма скрыли от взоров всю первую линию обороны. Германцы еще ни разу не собирали такого количества орудий на столь узком фронте.  Для сравнения - в сражении под Верденом плотность германской артиллерии на направлении главного удара 5-й германской армии составила 62 орудия на 1 км фронта; в первом сражении на Сомме - 73 орудия на 1 км; во Втором Праснышском сражении 80 орудий на 1 км. Тяжелые снаряды разрушали убежища и укрывшиеся в них погребались заживо. Откапывать бойцов приходилось под сплошным шрапнельным дождем. Защитники окопов испытывали чрезвычайные физические и моральные потрясения. За время артиллерийской подготовки части 11-й дивизии понесли весьма большие потери, которые достигли до 30% первоначального состава рот.
****
         Три батальона 41-го Сибирского стрелкового полка на утро 30 июня 1915 г. занимали позиции от Ольшевец до Павлово-Косцельна. 1-я гвардейская резервная германская дивизия, при содействии справа полка 36-й германской пехотной дивизии, успевшего занять Павлово Косцельне, атаковала 41-й Сибирский полк, который испытал самый сильный удар. Атака была стремительна, полк долго оборонялся в остатках своих окопов, но вынужден был уступить силе. Эта упорная оборона окопов дала противнику возможность обойти и отрезать две роты, находившиеся в кольцевом окопе на небольшой высоте севернее д. Венгра, а 1-й батальон полка был окружен в районе д. Зберож. Расстроенные 6 рот 2-х оставшихся батальонов полка отошли на отроги севернее Чернищенского леса и Березовой рощи.  От 1-го батальона 41-го полка, окруженного у д. Зберож, пробилось к своим только 35 человек. Остальные оставшиеся роты  полка с одним батальоном 8-го Туркестанского полка и с одним батальоном 7-го Туркестанского полка после отхода остановились для обороны Чернищенского леса. Отход совершался под артиллерийским огнем противника, раненых не успевали убирать. Часть стрелков отстала, пропала без вести (погибли, были ранены или попали в плен).  Полк уже имел значительную убыль офицеров.
**
           На новой позиции 41-й Сибирский полк с батальонами 7-го и 8-го Туркестанских полков с 14 час. дня был атакован частями 86-й германской пехотной дивизии со стороны восточной части Березовой рощи. Сибирские стрелки проявили большое упорство, и противнику  удалось только к 19 час. вытеснить их из Чернищенского леса, но затем у д. Чернище-Борове немцы вновь встретили сильный отпор. В этих боях полк продолжал нести тяжелые потери и, когда в строю осталось около 500 штыков, командир полка передал остатки в подчинение командира батальона 7-го Туркестанского полка, а сам отбыл в тыл.  Через день он вновь был с остатками полка.
****
             Так образовался сводный отряд из остатков 41-го Сибирского полка, батальона 7 -го Туркестанского и батальона 8-го Туркестанского полков. Этот отряд на короткое время остановился в полуготовых окопах у д. Яблоново, но германцы заняв д. Хойново и угрожали им обходом. Отряд продолжил отход и остановился на линии д. Дзилин в составе 2-х батальонов 7-го и 8-го Туркестанских полков  с остатками 41-го Сибирского полка. К вечеру 13 июля (30 июня по стар. ст.) от 11-й Сибирской дивизии, имевшей утром в строю свыше 14 500 штыков, осталось не более 5 000. Прибытие свежих сил в лице туркестанских стрелков дало возможность частям 11-й Сибирской дивизии продолжить борьбу и еще раз оказать противнику сильное сопротивление.        И 14 июля 1915 г. на сборном пункте собралось всего 10 офицеров и 682 солдата из 41-го Сибирского полка. Это все, что осталось от полка, имевшего в начале боя утром 13 июля (30 июня) 53 офицера и 4 190 нижних чинов. Потери полка составили 84%.

            В ходе второго этапа сражения главный удар противник вновь обрушил на 11-ю Сибирскую стрелковую дивизию. Остатки 41-го Сибирского полка были перемещены по приказу штаба 11-й дивизии в д. Кобылино-Эдиты на пополнение  43-го Сибирского полка. Учитывая большие потери полка, временно командующий 43-м полком Зощенко решил вывести свой полк из-под непосредственного удара противника и отошел к линии д.д. Рембово-Колачково (в 43-м полку в строю осталось только 1 042 штыка). На поддержку ему прибыли остатки 41-го Сибирского полка (10 офицеров и 682 солдата). Вместе с 5-ю ротами 5-го Туркестанского полка получился сводный отряд под командой Зощенко. Вскоре 86-я пехотная германская дивизия начала атаку 43-го полка. Эта атака велась очень энергично, но стрелки смогли ее отбить, несмотря на большее потери в их рядах. 41-й Сибирский полк тогда потерял 200 человек и в его рядах осталось уже 482 штыка, но германский план наступления все же был сорван. При этом орудиям и пулеметам врага стрелки смогли противопоставить в основном лишь свои штыки и сибирский характер. В результате Второго (летнего) Праснышского сражения 41-й Сибирский стрелковый полк потерял почти всех своих солдат и офицеров, но не пропустил многократно превосходящего врага. Отлаженная, превосходно снабженная артиллерией, огневыми припасами и питанием  германская военная машина так и не преодолела боевой  дух сибирских стрелков. И этот лишь одна из битв, в которой довелось принимать участие славному 41-му Сибирскому стрелковому полку в Первой Мировой войне.
*
       За кампанию 1914-15 г.г. в 41-м Сибирском стрелковом полку 10 человек были награждены Георгиевскими крестами - подпрапорщики Исаков И. и Шишкин П., фельдфебель Ефременко К., ст. унтер-офицеры Ахмин П., Ефремов Е., Баранов Н., Малыхин Т., мл. унтер-офицеры Тумков Н., Ованенко С., ефрейтор Шахов С., а подпрапорщик 4-й роты Николай Родионов стал полным Георгиевским кавалером.  В начале сентября 1915 года фронт установился от Балтики - западнее Вильно (Вильнюса) - восточнее Гродно и далее на юг, до Карпат. Вновь пополненный новобранцами из Сибири, Московского и Казанского военных округов, 41-й полк прикрывал отход из Польши 1-го Туркестанского корпуса. Западный фронт осенью 1915  остановился в Западной Белоруссии. 41-й полк занял позиции у г. Крево, под Сморгонью. На этих позициях, получивших неофициальное название "Сморгонского фронта", русские войска 2 года сдерживали германский натиск.   Теперь и на русско-германском фронте бои приняли позиционный характер. Здесь же дважды, 41-й Сибирский стрелковый полк в первых линиях ходил на германские окопы в ходе неудачных для Российской армии Барановичского (июнь 1916 г.) и Июньских (июнь 1917 г.) наступлений войск Западного фронта.
**
***
****
Вместо заключения.
*
             В феврале 1918 г. в связи с ликвидацией старой армии 41-й полк был расформирован. Закрылась последняя страница истории полка, как полка старой Русской  Армии.
*
       Но еще оставались солдаты и офицеры полка. Что же стало с ними?  Часть офицеров и солдат вернулась в Ново-Николаевск, где наиболее активные приняли участие в организации «Союз фронтовиков» и подпольных офицерских дружинах, организацию и работу которых тогда  координировал  подполковник А.Н. Гришин (Алмазов). Офицеры полка приняли самое непосредственное участие в вооруженном перевороте 25 мая 1918 года, когда совместно с чехословацкими легионерами  в Ново-Николаевске ими была свергнута Советская власть. С первых дней переворота и до августа 1918 г. полковник Ясныгин, бывший командир 41-го полка, являлся начальником Ново-николаевского гарнизона, а подполковник В. Серебренников стал командиром 1-го Ново-Николаевского кадрового полка. Много бывших солдат и офицеров 41-го полка были в составе добровольческих частей Средне-Сибирского армейского корпуса  Пепеляева.

           Двадцать третьего марта 1919 г. Верховный Правитель адмирал Колчак приказал сформировать новых пять стрелковых дивизий, в том числе 11-ю Сибирскую стрелковую - на территории Омского военного округа. Дивизия имела в своем составе четыре стрелковых полка (восстанавливались 41-й, 42-й, 43-й и 44-й полки), а также артиллерийский и инженерный дивизион. Штаб дивизии расположился в г. Омске (начальник дивизии генерал-майор Лящик), формирование полков шло из частей 1-й кадровой дивизии Омского военного округа. 41-й Сибирский стрелковый полк уже как полк вооруженных сил Белого Движения восстанавливался на базе 1-го Ново-николаевского кадрового полка в г. Ново-Николаевске. Командиром был назначен полковник Батезат. Численность полка достигла 3 160 штыков. Пополнение осуществлялось путем объявленной мобилизации. Воевать мобилизованные крестьяне к весне 1919 г. уже не хотели, появилась усталость от войны, режим адмирала в сельской местности поддержкой не пользовался, обучение частей дивизии шло из рук вон плохо. Восстановленный полк мало напоминал прежних стрелков, известных своей стойкостью, мужеством и доблестью. Управляющий военным министерством генерал А. П. Будберг и командующий войсками Омского военного округа генерал А. Ф. Матковский пытались убедить начальника штаба Верховного главнокомандующего генерала Д. А. Лебедева в том, что формируемые  дивизии еще не готовы к бою. Но все же эти соединения попали на фронт в июле 1919 г. под Верхнеуральск. В итоге 11-я и 12-я Сибирские стрелковые дивизии проявили полную небоеспособность и приказом начальника штаба Верховного главнокомандующего и военного министра генерала М. К. Дитерихса от 17 августа 1919 г. были расформированы. Находившиеся на фронте личный состав и материальная часть 11-й дивизии были переданы для пополнения IV, V и XI корпусов Южной армии генерала Белова, в подчинение которого также были Оренбургская армия атамана Дутова и Уральская армия атамана Толстова. Южная армия была оставлена прикрывать Актюбинскую железную дорогу. Для разгрома Южной армии командованием  РККА был организован Туркестанский фронт во главе с М.В. Фрунзе. Талантливый военачальник Фрунзе предпринял энергичное наступление - Южную армию  атаковала 1-я Красная армия Зиновьева и части 5-й Красной армии, а в тыл Южной армии ударила Казалинская группа  Астраханцева с территории Средней Азии. У станции Челкар, в пустынях между Эмбой и Аральском, оставшиеся войска Южной армии оказались зажатыми с двух сторон. В этом окружении они были разбиты и уничтожены. Так окончательно закончилась 9-ти летняя история доблестного 41-го Сибирского стрелкового полка.

         По-разному сложились судьбы бывших офицеров 41-го полка. Полковник П.К. Вставский эмигрировал в Харбин (Китай). Оставшиеся после Гражданской войны в Новониколаевске (Новосибирске) бывшие офицеры 41-го Сибирского стрелкового полка Е.В. Булатов, С.Е. Худеев, В.А. Серебренников, Яковлев А.А., Волобуев М.Н. были расстреляны либо репрессированы по делу генерала Болдырева в 1933-м году.
****
****

ПРИЛОЖЕНИЕ
   
Бессмертные мелодии.  Марш Сибирских стрелков  (сокращенный вариант статьи)
**
  ***            
           Это была одна из известнейших советских песен. Почему советских? А “Партизанскую дальневосточную”, я уверен, знают все. Помните?  “По долинам и по взгорьям…”. Но мелодия этой песни гремела над Сибирью еще до Гражданской войны, а затем и Югом России после начала Гражданской войны .  Это был марш, под который уходили из Ново-Николаевска на фронты Первой Мировой войны полки сибирских стрелков. Но текст они пели, конечно, совсем другой. Этим текстом была полковая песня 41-го Сибирского стрелкового полка. По легенде в ней были слова из  уже совершенно теперь забытой песни времен русско-турецкой войны 1877-1878 гг.  И эта мелодия стала и маршем для 3-го стрелкового Дроздовского полка Добровольческой армии. Мелодия, как говорится, пала на душу и затем став «Партизанской дальневосточной», пережив и сибирских стрелков, и офицерский Дроздовский полк.
*
****
Ссылка на исполнение Марша Сибирских  стрелков:

http://www.youtube.com/watch?v=TKNs8X6f4Mk


****
Первоначальный текст:
*
Из тайги, тайги дремучей,
От Амура, от реки,
Молчаливо, грозной тучей
Шли на бой сибиряки.

Их сурово воспитала
Молчаливая тайга,
Бури грозные Байкала
И сибирские снега.

Ни усталости, ни страха;
Бьются ночь и бьются день,
Только серая папаха
Лихо сбита набекрень.

Эх, Сибирь, страна родная,
За тебя ль мы постоим,
Волнам Рейна и Дуная
Твой привет передадим!
**
**
**
 “Марш сибирских стрелков” написал известнейший литератор, автор книги “Москва и москвичи” (и не только ее одной) Владимир Гиляровский, “дядя Гиляй”. В начале Первой Мировой войны она попала не только в песенные сборники, но и была издана отдельной открыткой под названием “Сибирские стрелки в 1914 году”.
*
У 41-го Сибирского стрелкового полка был дополнительный куплет:

Пусть столетье за столетьем
Слава вьется над стрелком,
Над Сибирским сорок первым,
Над родимым нам полком
*
Это дополнение, которое сразу легло на бравший за душу солдат текст. И слова “от Амура, от реки”, а также про “бури грозные Байкала” никого не смущал - призывники в полк прибывали со всей Сибири, а затем и России. Написанная “дядей Гиляем” песня ушла, как говорится, “в народ” и стала жить своей жизнью.
*
Второй вариант текста:
*
Из тайги, тайги дремучей,
От Амура от реки
Молчаливой, грозной тучей,
В бой идут сибиряки.

Их сурово воспитала
Молчаливая тайга,
Бури грозные Байкала,
И сибирские снега.

Ни усталости не зная,
Бьются ночь и бьются день,
Только серая папаха
Лихо сбита набекрень.

Эх, Сибирь, Сибирь родная,
За тебя мы постоим.
Волнам Рейна и Дуная
Твой поклон передадим.

Знай, Сибирь, в лихие годы
В память славной старины
Честь великого народа
Отстоят твои сыны.

Русь свободная воскреснет,
Нашей верою горя,
И услышат эту песню
Стены древнего Кремля.
*****
*****
*****

Дроздовский марш

            Существует версия, что марш 3-го стрелкового Дроздовского полка Добровольцеской армии на слова полковника П. Баторина был заказан командиром полка полковником Туркулом композитору Дмитрию Покрассу в Харькове 27 июня 1919 года и исполнен уже 29 июня на банкете в честь занятия города белыми (источник - газета «Новое русское слово» (США), 6 и 14 декабря 1974 года). Но повторюсь, что участие Покрасса в создании дроздовского марша – всего лишь версия. Документально подтверждено, что в том же 1919 году Дмитрий оказался в Ростове-на-Дону, который был занят войсками Семена Буденного в 1920 году. А сразу после освобождения города композитор написал ставший знаменитым «Марш Буденного» на слова Анатолия Адольфовича Д’Актиля (Френкеля), с которым они вместе работали еще в «белом» Ростове-на-Дону в эстрадном театре «Кривой Джимми». После чего Дмитрий Покрасс стал штатным композитором Первой Конной Армии.
**

Текст Дроздовского марша

Из Румынии походом
Шёл Дроздовский славный полк,
Во спасение народа
Исполняя тяжкий долг.

Много он ночей бессонных
И лишений выносил,
Но героев закалённых
Путь далёкий не страшил!

Генерал Дроздовский смело
Шёл с полком своим вперёд.
Как герой, он верил твёрдо,
Что он Родину спасёт!

Видел он, что Русь Святая
Погибает под ярмом
И, как свечка восковая,
Угасает с каждым днём.

Верил он: настанет время
И опомнится народ —
Сбросит варварское бремя
И за нами в бой пойдёт.

Шли Дроздовцы твёрдым шагом,
Враг под натиском бежал.
И с трёхцветным Русским Флагом
Славу полк себе стяжал!

Пусть вернёмся мы седые
От кровавого труда,
Над тобой взойдёт, Россия,
Солнце новое тогда!

Этих дней не стихнет слава,
Не замолкнет никогда,
Офицерские заставы
Занимали города.
*
              Любопытно, но последний куплет “дроздовского марша” в последующем тексте “Партизанской дальневосточной”, привычном всем, практически не изменился. И слава не меркла и не смолкала, да только вот города занимали уже не “офицерские заставы”, а “партизанские отряды”. Однако был у песни и еще один “промежуточный” вариант. Его пели в подразделениях генерала Пепеляева. Полковник русской армии, на фронте он был награжден не только Георгиевским крестом, но и именным Георгиевским оружием (шашкой с наложенным изображением знака ордена). У Колчака стал генерал-лейтенантом, командовал 1-й Сибирской армией. После развала армии эмигрировал в Харбин, создал и возглавил Сибирскую добровольческую дружину. “Пепеляевцы”, “белые партизаны” доставили власти немало хлопот. Воевали они жестко и жестоко, действуя подчас как каратели. К каноническому “Маршу сибирских стрелков” “пепеляевцы” прибавили два своих куплета.

“Знай, Сибирь: в лихие годы
В память славной старины
Честь великого народа
Отстоят твои сыны.

Русь свободная воскреснет,
Нашей верою горя,
И услышат эту песню
Стены древнего Кремля”.
**
                Вы, конечно, надолго потеряете дар слова … ))))), но в Гражданскую войну на мотив песни сибирских стрелков был создан и пелся Гимн махновцев!  Сейчас он основательно забыт и его исполнение «вживую» можно услышать только на французском языке! 
*
Гимн махновцев.

Махновщи;на, махновщи;на,
ветер флаги твои вил,
почерневшие с кручины,
покрасневшие с крови.

По холмам и по равнинам
в дождь и ветер и туман
через степи Украины
шли отряды партизан.

В Брест-Литовске Украину
Ленин немцам уступил —
за полгода махновщина
их развеяла как пыль.

Шли деникинцы лавиной,
собирались аж в Москву —
все их войско махновщина
покосила как траву.

Но удар народу в спину
нанесли большевики,
и погибла махновщина
от предательской руки.

Ты погибла, махновщина,
но дала завет бойцам.
Мы в суровую годину
сберегли тебя в сердцах.

Ты завет наш, махновщина,
на грядущие года,
ты хотела с Украины
гнать тиранов навсегда.

И сегодня, махновщина,
твои флаги вьются вновь.
Они черны как кручина,
они красные как кровь.

Ты воскреснешь, махновщина,
И буржуи побегут
Через степи Украины,
через тундру и тайгу.

Никакие реки крови
не зальют огонь борьбы.
Нас ничто не остановит.
Коммунизму завтра быть!

**************
**************
*************
«Партизанская дальневосточная»  или Марш дальневосточных партизан

                    Слова песни - П. С. Парфёнова. Эта песня посвящена 2-й Приамурской дивизии, которая была сформирована после «штурма Волочаевки». Дивизия состояла из 3-х полков: 4-го Волочаевского (до этого особого Амурского, то есть штурмового); 5-го Амурского; 6-го Хабаровского. Полки были сформированы еще до штурма Волочаевки. В песне говорится о боях Красной армии с войсками Приамурского Временного правительства под командованием ген. В. М. Молчанова в районе Спасска, Волочаевки и Владивостока в заключительный период Гражданской войны.
*
Текст песни

По долинам и по взгорьям
Шла дивизия вперёд,
Чтобы с боя взять Приморье —
Белой армии оплот

Наливалися знамена
Кумачом последних ран,
Шли лихие эскадроны
Приамурских партизан.

Этих лет не смолкнет слава,
Не померкнет никогда —
Партизанские отряды
Занимали города.

И останутся, как в сказках,
Как манящие огни
Штурмовые ночи Спасска,
Волочаевские дни.

Разгромили атаманов,
Разогнали воевод
И на Тихом океане
Свой закончили поход.
**
**
                 С  авторством мелодии песни связан один трагикомический случай …))))  Не только с текстом, но и с мелодией “По долинам…” вышел полный кавардак. По иностранным данным автор мелодии - Тимофей Атуров. В советских источниках же полная путаница. То “слова народные”, то “музыка народная”. То - мелодия Александрова (автора Гимна СССР, создателя и руководителя известнейшего Ансамбля песни и пляски Красной армии, носящим сейчас его имя), то - Дм. Покрасса (достаточно напомнить его “Марш Буденного”, а также массу песен, написанных в соавторстве с братом Даниилом). То - слова Алымова, то - Парфенова. Про Атурова не известно вообще ничего, однако известно, что после выхода в 30-х годах фильма “Волочаевские дни” Покрасс пробовал судиться за авторство мелодии (чтобы получать отчисления за каждое ее исполнение). Его поддерживал своим авторитетом Буденный, однако и “главный певец и плясун Красной армии” Александров обладал авторитетом не меньшим. В кулуарах суда оба композитора столкнулись, и Александров снисходительно поинтересовался - чем, дескать, собираешься доказывать авторство? Покрасс (замечательный композитор, но небольшого ума человек и до денег очень жадный) радостно сообщил, что, мол, мелодию сочинил аж в июне 1919 года в Харькове по заказу командования Дроздовского полка, а исполняли ее впервые на банкете, по случаю занятия города “белыми”. Александров был более умным человеком и усмехнувшись поинтересовался у истца - в какую сторону после предъявления таких доказательств он намерен поехать? На запад, в ресторан “Метрополя” здесь, в Москве, или на восток - в район Магадана? Надо отдать должное Покрассу - он сделал правильный выбор и иск снял. Авторство слов “По долинам…” Петра Парфенова, когда-то политотдельца “красного” Забайкальского фронта, расстрелянного в 1937 году, суд восстановил только в 1962 году. Хотя кое-где и сейчас в авторах всплывает Алымов, который, по первоначальной версии, всего лишь “обработал текст”.
***


Рецензии
Писать надо правду!
Реальная славная история 41 полка сибирских стрелков соответствовала истории Русской армии. "Из донесения в штаб армии от 21 октября 1917: «Два солдата 41-го полка 11-й Сибирской стрелковой дивизии 38-го корпуса перебежали к противнику, были допрошены немцами и через три часа вернулись пьяные, с водкой».
Какое-то число (явное меньшинство) офицеров присоединилось к интервентам.Нельзя же английского адмирала Колчака считать русским или "чехословацкий корпус" защитником интерессов Россси. А что сказать про японцев и американцев.
Оплевывая старые знамена белые начали формировать новые части под старыми именами. Но народ проти. 41-й Сибирский стрелковый полк уже как полк вооруженных формирований Белого Движения восстанавливался на базе 1-го Ново-николаевского кадрового полка в г. Ново-Николаевске. Командиром был назначен полковник Батезат. Численность полка достигла 3160 штыков.

Пополнение осуществлялось путем объявленной мобилизации. Воевать мобилизованные крестьяне к весне 1919 г. уже не хотели, появилась усталость от войны, режим адмирала в сельской местности поддержкой не пользовался, обучение частей дивизии шло из рук вон плохо. Восстановленный полк мало напоминал прежних, императорских стрелков, известных своей верностью, мужеством и доблестью.

"Вот что писал о создаваемой дивизии в своем дневнике от 13 мая 1919 г. военный министр барон А. Будберг:
«Увидал сибирские резервы и с горечью убедился в том, что, несмотря на всю серьезность положения, у нас сохранились старые привычки готовить войска для парада, а не для войны и втирать очки внешностью и подмазанным показом…»
А от 31 мая - «Я смотрю на будущее еще мрачнее, так как наши последние резервы - 11-я, 12-я и 13-я дивизии, формируемые в тылу… к бою еще не готовы, не имеют артиллерии, пулеметов, средств связи, обоза и пр., пр…».
11-я и 12-я Сибирские стрелковые дивизии проявили полную небоеспособность и приказом начальника штаба Верховного главнокомандующего и военного министра генерала М. К. Дитерихса от 17 августа 1919 г. были расформированы.
А те же сибиряки в войсках Фрунзе были боеспособны.
Ваша цитата "После развала армии эмигрировал в Харбин, создал и возглавил Сибирскую добровольческую дружину. “Пепеляевцы”, “белые партизаны” доставили власти немало хлопот. Воевали они жестко и жестоко, действуя подчас как каратели." Почему так скромно о них пишите - это и были КАРАТЕЛИ!
У Махно гимн - не смешите честной народ. Махновщина стихийное народное выступление.Которое за время своего короткого существования испытывала большущие трансформации. Началось как стихийное, партизанское выступление против немецкой окупации, затем против петлюровцев, поляков,белых, красных и выродилось в обыкновенный бандитизм. Аналогичный процесс сегодня запущен на Украине.

Александр Ляхов   26.02.2017 11:55     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.