Я - дочь офицера. ч. 2Бодяс и виноград

                Бодяс и виноград.

       Кишинёва я не помню совершенно за малостью тогдашних лет.
 Но все остальные места нашей службы, (мама так и говорила всегда  «нашей службы», хоть и служил по сути лишь только отец),  а сменить их пришлось немало, в памяти моей остались навсегда.
   Помню восхищение отца этим благодатным южным краем, его неповторимостью, щедрым рынком.
- Ты представляешь? – говорил он, - Приходишь на рынок, а там вина... виноградного, настоящего, без подделки – море разливанное. Всех сортов и разной выдержки.
И все молдаване- продавцы очень добрые: предлагают на пробу сначала, наливая по целому стакану.
Ох, и вино! Ароматное, букет запахов и вкуснов, но…
Очень хмельное.  Ну,  очень! - повторяет он и смеётся, по-видимому, ощущая на языке весь смак замечательного молдавского вина.
-  Да, и люди там душевные.
 Были у меня и друзья, Бодяс, например. Простой человек, но…
-Да!  Папочка, прерываю я его, - я помню Бодяса.
 - Откуда? Ведь, когда меня в Германию отправили служить, тебе  было чуть больше полутора лет.
  -Нет, я помню, помню.Он к нам в Горький приезжал.
     И я уже будто воочию вижу этого Бодяса – приятеля отца, высокого с красивым по-мужски лицом, рослого, стоявшего в той же прихожей, где выставлялась обычно знаменитая бутыль с брагой, а рядом с ним большущий и наверное тяжеленный чемодан.
Вот он открывает его и….!
 Там полным-полно всякого разного винограда!
Ни до того,  ни после, я не видела такого изобилия сортов.
- Вот, - говорит, будто извиняясь, мужчина, – слух дошёл, что мама твоя заболела.  Я и решил, что наш молдавский виноград – лучшее лекарство.
Да я это точно знаю, что лучшее.
- Боже, мой. Боже! Господи милосердный….
Как же это вы в такую-то даль, ради моей дочери… говорит ему бабушка.
И вдруг плачет…
Так тронута была её душа добротой этого совершенно незнакомого человека, случайно узнавшего от кого-то  о состоянии её дочери и проехавшего только ради поддержки  своих давних, (прошло уже около десяти лет)  друзей, такой  неимоверно  трудный и такой далёкий путь.
- Да, я вечером и назад! – говорит Бодяс.
Его слова заставляют Бабушку прийти в себя.
Быстро вытерев слёзы краешком ситцевого фартука, она заявляет.
- Чтой – то вы?  Не пущу.  Ни за что не отпущу  вас!  Чай дом- то большой, места  все-е-ем хватит.
Она так часто выговаривала слова, будто пропевала их для убедительности и пущей важности.
  - Завтра, аккурат,  и дочку выписывают, увидитесь.
Друг-то ваш, мой зять по месту службы на Украине значит сейчас…,
 далеко. 
-Не могу, с радостью, но билет - в кармане, ведь мне на смену послезавтра выходить.
Жалко-то как.    Во-о-от жалко!
 Пойдём ка тогда скорей на кухню. Я тебя, сынок  своими щами накормлю.
А пока иди ка в наш сад,там у нас водичка подведена, умоешься, освежишься маленько, говорила, заботливо-изучающе глядя на Бодяса и подавая ему свежее полотенце, бабушка.
- Счас, счас, - приговаривала она, а на столе уже  стоял и    вкусно пахнущий, нарезанный крупными ломтями ржаной хлеб, и тарелка с дымящимися щами из русской печи, сдобренными собственным, со своей грядки, сельдереем, и до верху наполненная  московской водочкой чарочка из  розового стекла.
Я всегда поражалась,как удавалось моей бабушке, на вид очень спокойной и даже медлительной, так споро да ладно справляться со всеми делами.
  - Вот и поешь, да выспишься, пока все на работе ещё.
У нас тихо тут.

 Поздно вечером Бодяс всё же уехал.
И никому из нашей семьи не пришлось больше с ним свидеться.

Но  я всегда помнила его, этого удивительного по своей доброте, светлой и широкой душе, красивого и этой свой душой и лицом папиного друга из Молдавии – Бодяса.

                (продолжение следует)


Рецензии
Спасибо, тёзка, за рассказ! А я училась в Кишиневском пединституте, а жили мы в Бендерах (час езды дизельпоездом). Переехали туда с Урала ради винограда! У мамы очень болела печень, врачи посоветовали перехать туда, где много винограда. И с той поры мама ни разу больше про печень не вспомнила!
Светлана, легче будет переходить от части к части, если Вы в конце сделаете ссылку на следующую главу.
С уважением,

Светлана Красавцева   18.09.2018 14:45     Заявить о нарушении
Вот видите, видите!
Значит Бодяс наверняка знал, что делал.
А ведь какой Человек,- везти огромный чемодан из Кишинёва в Горький,
только для того, чтобы помочь моей маме в послеоперационный период,
отпросившись с работы на пару-то дней всего.

Особая признательность вам за столь понимающий отклик на этот рассказ.
С благодарностью,

Светлана Саванкова   18.09.2018 21:42   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.