Лёка. Тишина. Этюд

 Последний день лета пришёлся на понедельник.  Замечательный, восхитительный, нечеловечески тихий день! Исчезли дети, несносные, орущие, вопящие, истерические и капризные – бешеные детки-конфетки. Они пропали не сразу – постепенно пустели дачные улочки: вот уже не полтора десятка, а всего-навсего десяток  пар топающих ног проносилось по прогону мимо Лёкиных окошек, а потом – шестеро, трое и,  наконец,   ни одного…
                Лёка проснулась поздно. Ссорились сойки в кроне высокой берёзы, несколько раз противно подало голос неизвестное существо, собравшее в кучу прошлогодние жухлые листья под дровяником, кто такой – осталось загадкой. Ветер шевельнулся,   затрепетала осина крахмальными выгоревшими ситцевыми лоскутками.  Булькнуло в заросшей ряской и похожей на ярко-зелёную дорожку канаве. Затеяли свару сороки  - делили добычу на компостной куче.
                Душа полнилась счастьем,  тело жаждало это счастье оприходовать, побаловать, подкормить и сохранить.  Лёка вскочила, проворно спустилась на первый этаж,  распахнула входную дверь. Возле крылечка на дорожке валялся в истоме домашний любимец, разбойничья морда нагло улыбалась: котяра караулил утреннюю миску с кормом.
                - Явился, дармоедина? – рука привычно погладила доверчивое кошачье пузо. Кот коротко мявкнул, и стал крутиться с бока на бок. – Ладно, уговорил, иди сюда, подлиза!
                Спустя полчаса Лёка сидела на ступеньке и щурилась от солнечного света. С кружки улыбался в лихо закрученные усы самодовольный рыжий кот, живой – пристроился на коленях, сыто мурчал, подсовывал голову, вытягивал шею, просил почесать.  Она не возражала, пальцы перебирали тонкие шерстинки, под ними прощупывалось хрупкое и беззащитное. И такое же хрупкое, но восторженное и невесомое клубилось внутри Лёки, до краёв наполненным сосудом качалась утренняя тишина и отдельность от внешнего  - человеческого.
                Невозможность сдержать внутри себя восторги требовала немедленно что-то сделать, чтобы сбросить напряжение и не расплескать трепетность утра и  желанность нынешнего одиночества . Лёка обежала дом, вытянула из колодезной прохлады почти полное ведро, раскрутила насколько можно цепь и, отойдя подальше, опрокинула ледяную воду на голову.
                - Ой, мамочки!  Круто! Супер! – и помчалась обратно, оставляя мокрые следы на дорожке, ступеньках, нагретом деревянном полу. Сорвала сырую холодящую одежду и растёрлась до покалывания кожи. Лепота-лепота-лепотища!
                Меж старых узловатых яблонь мятой рыжей тряпкой растянулся скучающий  гамак. Лёка  забралась в него и покачивалась, высунув ногу, изредка касалась высоких травинок газонной травы, удивительным образом  уцелевших: редкие растения выдерживали детские «выпасы».
                Небо затянулось реденькой рваной марлей, от утренней чистой синевы не осталось и следа.  Пахли флоксы, в тени дома высокий георгин ронял редкие капли с влажных лепестков. Лёка слышала, как они падают. Неожиданно застрекотал кузнечик – резко, пронзительно.
                Сердце забилось, судорога тревожного волнения прошла по телу и исчезла: нет, знакомые крики лишь послышались. Лёка перевела дух, призрак мучительных летних дней остался призраком. Она любила племянников и вообще детей, но не в таких количествах и не каждый же божий день!
                Вкрадчивые сумерки тихо спускались на землю: вздрагивали, принимая вечернюю поклажу, листья, никла трава, покрывалась испариной дорожка. Лёка развела маленький, на одну персону, костерок: сухие прутики загорелись охотно, тонкая струйка дыма потянулась вверх. Первая звезда упала, за ней вторая и третья...
                В огонь полетела обложка пошлого глянцевого журнала: языки пламени переменили цвет на ярко зелёный, затем стали фиолетовыми. И переливы эти напомнили  летние далёкие зарницы, и радуга дня соединила утро и вечер, и осталась в воспоминаниях как самый удивительный, всем праздникам праздничный финал лета.
                Взлетели в небо огни фейерверка – на ближнем поле дачники встречали осень.


Рецензии
Тонко передана атмосфера дня и прощания с летом, звуки и природа. Запахло паленными листьями и школой. В общем здорово! Замечательно! Успехов.

Алексей Исаков 5   02.06.2019 08:06     Заявить о нарушении
Спасибо, Алексей!

Наталья Козаченко   02.06.2019 12:37   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.