Я встретил Вас...

               

      Больше всего на свете выросший в глухой сибирской деревне Женька мечтал о любви с первого взгляда. Поэтому, когда впервые услышал по радио романс « Я встретил Вас…», жизнь стала казаться интересней и красочней. Он выучил слова романса наизусть и всегда напевал его своим мальчишеским голосом. Отец вначале подсмеивался над сыном, потом и сам стал напевать полюбившиеся строчки, особенно после бани с веником, да за стаканом первача. Жить среди сказочного леса Женьке нравилось, часто с отцом он надолго уходил на рыбалку, и уже мечтал посвятить себя, как и отец, службе лесу, но не получилось. Отец командирским тоном, глядя на сибирского здоровяка – сына, отдал распоряжение ехать после школы, куда Женька ходил за восемь километров, в военное училище и возвратиться домой не раньше, чем получит полковничьи погоны, а еще лучше - генеральские. Именно с этого момента Женька сразу почувствовал себя постарше и глядел на притихнувших братьев и сестер немного свысока, во-первых, из-за роста, во-вторых, из-за доверия к нему.
   Стройный, молодой, здоровый, красивый, с копной пышных  вьющихся волос он прибыл вначале к родному дядьке – брату отца, который и отвез его поступать туда, куда хотел батя.
Учиться Женьке было легко. Он не был избалован в детстве, к тому же был закаленным и исполнительным парнем…  В последний год учебы неожиданно для себя женился на сестре своего друга по училищу, когда поехал по приглашению к ним в гости. Что поездка и знакомство с сестрой было запланировано, он тогда еще не знал. За какую-то неделю с небольшим  сыграли свадьбу, и сибиряк Женька после окончания училища  отправился с рыжей Елизаветой в воинскую часть на Урал.
   Лиза родила ему один за другим два карапуза, и Женька был вроде счастлив. Потом приехал отец. Отношения Лизы и бати как-то сразу не заладились, друг на друга они смотрели  исподлобья, хотя Андрей Фомич с любовью относился к внукам. Уже накануне родительского отъезда Евгений отправился с отцом на рыбалку и там-то вдруг затянул знакомый романс. «Эх,- выдохнул батя. - Я -то думал, что ты действительно встретишь русскую красавицу, чтоб даже я тебе позавидовал. А то погоны сами в руки идут, а от жены бежать к другим бабам хочется… Куда твои глаза смотрели, Женька?!». Больше отец не вымолвил ни слова. Даже когда уезжал. Просто обнял сына и сел в автобус, тяжело вздохнув на прощанье.
 Евгений и сам видел, что отношения с женой начинают сходить на нет. Она намного старше, ничем не интересуется, с ней просто скучно и не о чем поговорить. Правда, надо отдать должное, к ребятишкам внимание особое, хотя воспитание сводилось только к одному: обеды, завтраки и ужины в одно и то же время, потом стирка и уборка комнат, в чем Женя, конечно, помогал. Когда мальчишки поступили в кадетский корпус, жизнь стала совсем скучной. Лиза с женой комдива часто уезжала на отдых в Сочи или Гагры, а, приезжая, то и дело пекла пирожки с капустой. А потом у телевизора, молча, их поглощала. Ни о каких прогулках не могло быть и речи.
 С высокой серьезной Еленой он познакомился на свадьбе сослуживца. Она была подругой невесты. Приехала  в Москву еще и по делам, ибо возглавляла бухгалтерию какого - то главка. Разговорились. Муж Елены погиб в Афгане. Она одна воспитывала уже взрослую дочь. Как-то само по себе получилось, что остановились они, как оказалось, в одной гостинице. Утром встретились внизу в кафе за чашкой кофе. Разговор продолжился на вольную тему. А потом они долго гуляли по ночной Москве. Кругом было полно народа, так как первопрестольная готовилась к Новогодним праздникам… Делать вечерами было нечего, они ходили в кино и театр, иногда заходили в московские рестораны. Евгений виделся с сыновьями, Елена со своей студенткой-дочерью. За две недели привязались к друг другу. Встречали Новый год вместе… Выяснилось, что оба любят готовить торты. Наверно, это и сблизило их еще больше. Стали мечтать о своем ресторане где-нибудь на юге…
  Когда осеннее небо опять заплакало дождями, а жена робко сказала, что едет с подругой снова в Гагры, Евгений резко ответил: «А почему бы тебе там не остаться насовсем?» Лиза вспыхнула: «Вот и хорошо, что ты сам догадался. Гиви давно настаивает на этом. А мне вообще надоели твои воинские части. У него двухэтажный дом!»
 Евгений просто расхохотался: «А я-то думаю: почему у меня рога растут?»
  Путь к Елене Прекрасной был открыт.Весной восьмидесятого его назначили начальником отдела военкомата южного региона. На место новой службы он прибыл не один. Елена собралась ехать с ним  всего за один день. Квартиру в новом пятиэтажном доме им дали сразу. Пока он служил, Леночка собрала все необходимые документы для открытия нового ресторана. Больше всего на свете ей хотелось выпекать всевозможные торты… Вначале дело шло туго, пока к нему не подключился Евгений. Он даже открыл новый кондитерский цех и нашел рынок сбыта. Елена вся ушла в работу. Домашнего уюта не получалось. Завтракали, обедали и ужинали в ресторане. Лена все чаще за полночь сидела с бумагами. А Женя только на рыбалке пел свой романс своим друзьям по службе… Было абсолютно пусто на душе.
 Два раза ездил к отцу. Тот заметно старел, но заботливая мама укрывала его вечерами своим пуховым платком. Отец, закрыв глаза, тихим баритоном начинал: «Я встретил Вас…» и вопросительно смотрел на взрослого сына в полковничьих погонах. Евгений молчал и ничего не говорил. Тогда батя поворачивался к матери: «А не налепить нам новых пельменей?» Собиралась вся родня, бабы  старательно лепили пельмени, мужики толковали об охоте, а потом разливался первач. Женьке нравились сибирские посиделки с печальными песнями и самобытными танцами на половиках…
    Ему всегда хотелось пылкой верной любви, но в судьбе была одна серость…  Душа рвалась куда-то ввысь, но сердце плакало навзрыд. Всё чаще он сидел в глубине своего ресторана с кружкой  чешского пива…
  Когда Елена  сказала, что нужно быть на пятидесятилетии одной нужной особы из санэпидстанции, Женя категорически отказался. Еще чего! Сиди там, как дурак. Но Елена была непреклонна: « У нас всё полетит к чертовой матери! Делай там, что хочешь! Танцуй, с кем попало! Сиди сам. Мне нужно быть рядом с именинницей. А ты ведь вальсы любишь. Зря, что ли, на курсы мотался?!Вот и кружись себе в удовольствие, это не военкомат…  Намечается грандиозное застолье! Ко мне не подходи. Обойдемся друг без друга. Встретимся дома.»
    Евгений, войдя в незнакомый зал, огляделся. Многих он знал. Начал смотреть на незнакомых. С кем тут потанцуешь? Все парами. «Осмотрюсь. Кто - то, наверно, тоже любит вальсы…» Елена весело щебетала с виновницей торжества…
  Зазвучала бравурная музыка. На середину зала к микрофону подошла стройная молодая женщина в черном бархатном платье с жемчужным ожерельем. В ней было что-то такое, что заставило Евгения выпрямиться. Грудным голосом она поприветствовала публику и начала зачитывать поздравления. С этого момента Евгений больше никого не видел и не слышал. Он хотел только одного: прижать ведущую к себе и танцевать только с ней. Таких, как он, оказалось многовато. Вальсы звучали и звучали, а она всё кружилась и кружилась. Но только с другими партнерами. Потом были какие-то игры и конкурсы, но она, эта самая ведущая, ни разу не взглянула на Евгения так, как хотелось бы ему. Раздосадованный Женька вышел покурить. На площадке перед зданием четверо мужчин пытались выяснить отношения. Двое схватились за пиджаки друг друга. Женька вмешался: «Ребята, о чем речь? Может, не стоит?» Те, взъерошенные, зло посмотрели на него: «Что надо?» Евгений предложил всем сесть за столы. Подумав, они согласились. Дело было в ведущей…   Она танцевала со всеми. А они предпочитали строгий выбор только одного из них. Евгений, ни слова не говоря, решительно направился к ней, как только снова зазвучал вальс. Он уже знал её имя.  «Давайте лучше вместе подышим воздухом…    Я чуть устала. Тут душно…» - просто сказала Мила. Она направилась в вестибюль. Евгений последовал следом…  Когда Мила резко остановилась перед пальмой, Женя чуть не врезался в неё на ходу… Оба захохотали. Мила, вытирая платочком пот со лба, еще смеясь, проговорила: «Расскажите что - нибудь. Только не про войну… А то военные любят что-то такое…»
  Евгений растерялся: «Да я, право, не знаю, что и рассказать…» Мила вновь засмеялась: «Да? Я  думала, что если так решительно ко мне направились, значит, созрели для решительной атаки, и  на всё готовы. Даже петь, например… Вы весь вечер на меня смотрите. Уже успели моих воздыхателей разогнать…» Женя оторопел. И вдруг его словно прорвало: «Я встретил Вас, и всё былое…» Он пел громко и выразительно, как бывало в детстве и юности. Теперь он ясно видел свою долгожданную  королеву. То, что он готов ради неё на всё и навсегда, он уже знал точно. Он смотрел на Милу  в упор и, не мигая, пел своей душою. А потом назло собравшейся в вестибюле  толпе  встал перед этой дерзкой ведущей на колени. Мила посмотрела на него очень строго и выразительно, наконец, тихо сказала: « Я Вам верю. У меня такое первый раз». Все, собравшиеся вокруг, зааплодировали. Елена громче всех.
 Он смутно помнил то, что происходило потом. После игр и развлечений Евгений брал Милу за руку и вел на середину зала, где галантно раскланивался и приглашал на очередной тур вальса. Это были самые волшебные, неповторимые  минуты его жизни…   Ничто больше не должно было их разлучить. Сюжет негаснущей любви с первого взгляда  был явно неподдельным. Время летело, как вихрь.
 А потом за Милой приехал её седовласый  муж. Женя был сражен. Как? Кто - то увезет его королеву? Елена вовремя схватила своего мужа под руку: «А не пора ли нам пора?!» С трудом они добрались домой, потому что Женька был на седьмом небе от счастья. Он наконец-то встретил ту, о которой мечтал… Елена переживала… Она, будто сама, толкнула мужа  к другой…
    Два месяца Евгений ежедневно  передавал Миле на работу нескромные букеты цветов и коробки конфет. Потом начал сам выпекать говорящие торты. Елена громко смеялась над его причудами: «Не будь идиотом. И так все шепчутся о твоем исполнении романса. Я всем объясняю, что так было задумано для перерыва. А эта Милочка не так скромна…   Еще одного дурака прибрала к рукам. Быстро она Вас охмуряет. Бандиты в нее почему-то влюбляются. И чего в ней находят? Ну, стройная, ну, язык подвешен – мама не горюй… так ходит в одном платье, в одних туфлях на каждый такой вечер. Вот отчего разум Ваш мутится? Объясни!? Нет, ты объясни мне, наконец.» Евгений молчал.
    Между ним  и Милой  не было ничего. Она даже не брала телефонную трубку.  Но когда местный бандит пригрозил Жене расправой, если тот только вздумает подойти к Миле, да еще вытащил из своего «шеврале» автомат и полосонул  у Женьки над головой, офицерская честь заставила Евгения взять себя в руки и медленно подойти к обидчику. Разговор был недолгим. После чего Женька, изловчившись, скрутил руки сопернику… А автомат был изъят, как вещественное доказательство угрозы.
    Было возбуждено уголовное дело, но через три месяца бандит был на свободе и снова оказался у Женьки на дороге. Он поставил свою машину рядом  с машиной Евгения так, что тот вынужден был обратиться к водителю, копающемуся  в моторе...
  Машина Евгения в ту ночь  плавно припарковалась у подъезда  своего дома.
Из машины кто-то вышел, но не зашел домой. Елена подумала, что мужу плохо и поторопилась  встретить. Евгений лежал в машине  с проломленным черепом, рядом с ним был букет белых лилий, коробка конфет и торт с надписью «Милая Мила»…
   Местного бандита быстро вычислили и забрали. Когда выводили в наручниках, он, блеснув золотой коронкой, криво усмехнулся: «Не мне, так лучше  никому!»
   Похоронили  красивого офицера на местном кладбище недалеко от входа. Елена поставила мужу прекрасный огромный памятник во весь рост сибирского красавца, мечтающего открыть свой шикарный ресторан. За два дня до этого жестокого убийства Мила ушла от пьяницы-мужа и поселилась с дочурками недалеко от школы, где она работала учительницей. Было ли это совпадением  или еще чем-то, никто не знает. Её иногда видят перед памятником Евгения с огромным букетом любимых белых лилий, одиноко стоящую там, на кладбище. О чем думает эта красивая стройная женщина, внимательно слушающая мелодию простой любви не гаснущего южного сюжета?
 Поговаривают, что где-то вдали всякий раз будто звучит романс, и мягкий мужской баритон страстно, но нежно выводит: «Я встретил Вас…» И тогда синие лепестки кладбищенских незабудок низко опускаются к земле, скорбя вместе с женщиной в черном бархатном платье…
А белые лилии из дрожащих рук королевы тихо опускаются на надгробие верноподданного Евгения…
                23.09.15


Рецензии