Аляска

   У мужа конференция на Аляске, напросилась с ним, детство прошло в Магаданской области, захотелось понoстaльгировать, это же почти напротив,   всего - то через Берингово море. Да и вообще круто, судьба даёт шанс на  такой вираж, как не воспользоваться. 

   Переночевали в Сиетле и рано утром тронулись дальше. Самолёт небольшой,  пассажиров немного, одеты тепло, что контрастировало с пассажирами других  рейсов, одетых по - летнему. Сразу всплыла из памяти  картинка: Ленинград,  я провожаю своих родителей в Магадан, начало октября, день солнечный,  eщё  не так  холодно, все в плащах, по тогдашней моде - болоньих. Объявляют  посадку, я бегу наверх, на  открытую  площадку,  посмотреть  как  они  пойдут к самолёту. Свою толпу узнаю сразу: идут в валенках, зимних сапогах и пальто. На фоне золотой осени это выглядит комично и взывает улыбку.
 
 Первая посадка в Анкоридже, нас высадили чтобы почистить салон самолёта. Следущая посадка в Фарбенксе, куда нам и надо. Аэропорт небольшой, в холле встречает чучело огромного медведя. На улице холодрыга, задувает ветрище и ряд посаженных тонких берёзок, с едва распустившимися листочками, трепещущими на ветру, вызывает у меня жалость: кажется им тоже холодно.
   
 Лететь было интересно, внизу огромные горы, покрытые вечными снегами,  постепенно переходящие в тундру, затем в лесотундру. Никакого жилья.
В гостинице муж просит номер с балконом, чтобы не бегать курить на улицу.  Улыбнулись: Здесь не строят дома с балконами – холодно. Номер обычный, две  кровати, телевизор, кофейник. Из окна вид на пустую  улицу состоявшую из  двухэтажных домов, на доме напротив вывеска “Gold rash” - “Золотая  лихорадка”, вспомнился Джек Лондон.

 Прошлись по городку перкусить и осмотреться. Первое июня. Нежно – зелёные  листочки на деревьях радовали глаз. У машин из под каждого капота висит  штепсель, зимой разогревают машины электричеством. Людей немного, городок  как вымер, встретилось несколько человек перебравшихся в шорты и футболки,  ловят первые тёплые лучи, но я в куртке - плащевке и мне не жарко.Улица одна, та что видна из окна, короткая, несколько магазинов. Товар явно для  проживающих в отеле, золотые изделия, сувениры, футболки с волками и  медведями на груди, столовая с небогатым меню, где мы и пообедали, и рядом отдел с круасанами и рыбными консервами. Улица упирается в неширокую речку. С нашей стороны припай из толстого льда. Заканчивается улица маленькими  домиками стоящими на земле без фундамента. Похоже, в них уже никто не живёт иначе пришлось бы очень посочувствовать их обитателям. Вдоль дорожки,  которая привела нас в сквер, к памятнику первооткрывателям Аляски, во всю  цветёт черёмуха. На памятнике ни одной русской фамилии. Понятно. Это те,  кто пришёл сюда на смену русским.Коренное население тоже не отмечено, они  ничего не открывали, они жили здесь всегда. Судя по фамилиям перечислены несколько семей всем составом. Может и памятник сами себе поставили?

 Коренное население не заставило себя долго искать. Вот навстречу идёт  “сладкая парочка”. Неряшливо одеты, прямо как наши бомжи, похожи на чукчей  или коряков, кто кого поддерживает непонятно. Оба уже в подпитии или ещё   не протрезвели со вчерашнего дня, просят денег, или закурить. Денег у нас  нет, муж угощает их сигаретами. За сквером возвышается внушительное здание  банка и рядом, совсем не внушительное здание нашего отеля. И это всё? На  самом деле город состоит не из одной улицы, как потом оказалось, но улицы  эти не связаны друг с другом. Наверное это не принципиально, все на  машинах, но создаёт трудности, когда к твоему дому из ближайших кустов  выползает медведь, а тут их появилось в городе аж два, о чём тут же  известили по телевизору, и решено было их убить, потому как им городская жизнь так понравилась, что уходить они не захотели.

 Муж занят конференцией. Идти некуда. Телевизор в номере целый день  приглашает совершить экскурсию на прийск, где тебе дадут мешочек с землёй, лоток и у тебя будет возможность самому попробовать намыть золотой песок. 

 Надо сказать, что один раз, где - то класса после седьмого, у нас была летняя школьная практика - мы мыли золото. Работа была тяжёлая, не по  нашим девчоночьим силам. Нагружали вёдра грунтом, опрокидывали в лежащую на боку  бочку, в которую был направлен ручей, буторили, из бочки вода текла  направленно по ступенькам, покрытым мелкой сеткой, а в конце смены снимали  урожай. Весь этот прибор назывался проходнушка. Уставали мы быстро и  канючили, что золота здесь нет, но учитель наш ковырял палкой землю и  золотинки предательски блестели на солнце. 

  На экскурсию я не поехала, а купила себе в магазине напротив кулон, внутри которого пересыпались несколько золотых лепестков натурального природного золота. Память об Аляске и моём золотом детстве.

 Два англичанина, сын - учёный, участник конференции, а отец как и я,  любитель попутешесвовать, решили прогулять один день и  добраться до  Северного полярного круга, по карте вроде недалеко. Машину в рент они взяли ещё в Анкоридже и до Фарбенкса ехали своим ходом. Предложили и мне составить им компанию.
   
 Асфальтированная трасса прямой стрелой летела, упираясь в горизонт. Справа и слева, до самых гор, окаймлявших горизонт и покрытых кое - где пятнами  снега, простиралась долина, чахлые ёлки, почти без веток, частоколом  заполнили всё пространство. Никакого жилья, никаких признаков человеческого присутствия. Иногда вдоль трассы стояли трёхметровые снежные столбы,  полагаю остатки снежных навалов от её расчистки. Но вот, сбоку, выныривает  на трассу небольшая грунтовая дорога, на перекрестье невысокий столбик с  набитой на него доской, а на ней почтовые ящики - саквояжи. Много.  Взглядом не сосчитать. Значит жизнь где - то присутствует. Едем дальше, всё то же безмолвие.
   Фактория. Две девчушки, сёстры лет двенадцати и десяти управляют  торговлей. Бак с горячим кофе бесплатно: пей - не хочу. Кофе очень жидкий.  Понятно, на всех не напасёшься, а если замёрз, для согрева годится. Ассортимент всего остального небольшой. Пока я его разглядывала, англичане  мои исчезли. Прибегают возбуждённые – увидели чудо, схватили фотоаппараты,  зовут меня. Иду следом. Чудом оказался туалет, деревянный скворечник,  каких у нас на Руси и сейчас немеряно в любой области. Улыбнулась. Перекусив фаст фудом поехали дальше. Асфальт закончился, началась грунтовка. Скорость заметно убавилась. Опять никого, только редкие грузовые машины пылят  навстречу. Сверились по карте, проехали одну треть пути за два часа,  подсчитали сколько туда - обратно и решили вернуться. Жаль. По дороге  рассуждали о девочках. Одни. Случись что - на помощь приходить некому. Вспомнила своё северное детство, никаких криминальных историй не было.  Англичане тоже подтвердили, что у них на севере люди добрее и надёжнее, всегда поспешат на помощь. Наверное это закономерность, тяжёлые условия  жизни сплачивают людей.

 В один из дней поехала с мужем на конференцию – надоело бродить вокруг гостиницы, но бездельничать и там скучно. Регулярного транспорта нет, пришлось возвращаться пешком, муж поставил меня на дорогу, указал  направление и я пошла. Дорога, поросшая с обеих сторон высокими кустами, была совершенно безлюдной, ни людей, ни машин, и никаких признаков жилья. Шла я довольно долго и уже заволновалась не заблудилась ли. Правда и  других дорог, куда бы я по ошибке могла свернуть, небыло. А на автобусе этот путь  показался таким коротким. Но вот, на мою радость, из кустов вынырнул  бетонный сарай – автомастерская, по моему акценту признали во мне русскую и из дебрей сарая извлекли русского парня, который помог мне сориентироваться. По дороге попался продовольственный магазин, опять одиноко стоящее здание  на перекрестке дорог. Поразило изобилие алкогольных марок. Думаю этому  разнообразию мог бы позавидовать самый изысканный европейский бар. На  витринах лежали огромные окорока, головки разнообразных сыров разных  размеров, от больших до очень больших. Купить не удалось ничего, на развес не продают, бери как есть. На нашем Севере, в мои детские годы тоже никто не ходил в магазин за двумястами граммами чего-нибудь.               

 По окончание конференции нам устроили речную прогулку, название реки не  помню, знаю только, что это приток Юкона. Правый берег зарос высокими  кустами, больших деревьев я здесь не увидела нигде, а на левом берегу  попадались отдельные виллы, некоторые с вертолёными площадками. Людей,  правда, не наблюдалось, но вовсю шустрили бобры, не обращая на наш   параходик никакого внимания. Может это базы отдыха. Вечером был банкет в  Историческом музее с веранды которого открывался прекрасный вид на всю  долину, окружённую на горизонте высокоми горами, которые создали  микроклимат, не позволивший мне полюбоваться на пейзажи моего детства. Небыло здесь ни стланика, ни лиственниц. А мне вздохнулось и помечталось,  вот бы каким - то чудом переместиться из Фарбенкса в Магадан, тогда у меня  получилось бы кругосветное путешествие, правда длиною в жизнь. Накормили  нас вкусно, шведский стол. Морепродукты - солёные, копчёные, вяленые,  варёные, жареные, икра. И всего остального, обычного, на все вкусы.
Во время застолья квартет играл классическую музыку. 
 
  Насытившись, народ разошёлся по интересам, мы купили в сувенирном  магазинчике книги об Аляске и пошли в музей. Музей интересный и возник он,  когда губернатором Аляски стал потомок первых русских поселенцев. Благодаря его стараниям часть музея посвящена этим людям. Здесь находятся  фотографии, предметы обихода, деловые бумаги, карты местности, заливов и проливов,  литографии. Фамилии наших путешественников здесь на слуху. Последним  губернатором русской Аляски был принц Дмитрий Максутов в 1865 – 67 годах,  затем её продали. После передачи Аляски русские вернулись домой, так  написано в проспекте. Но не все. Узнав, что мы русские, рассказали нам, что  после передачи Аляски штатам, здесь был геноцид русского народа(русскими  за границей называют всех, кто говорит на русском языке, независимо от их  национальности), их всех согнали со своих мест в резервацию, и многие -  многие сотни людей погибли только в первую зиму от голода, холода и болезней. В экспозиции об этом ни слова. 

 Сейчас на Аляске восстановлено несколько православных церквей, они действующие. Привели в порядок старое русское кладбище. Кое - где  сохранились деревянные дома. Всё это сейчас под охраной местных властей.  Сохранившиеся потомки русских языка не знают, но традиции предков чтут.  Спасибо за это губернатору, который положил этому начало.
В семидесятых годах Аляску посещал наш патриарх Алексий второй. Встречался  с представителями православной церкви.
Если кому - то доведётся побывать на Аляске, то, в первую очередь, надо  посетить Ситку - столицу русской Аляски и Анкоридж, именно там, на  побережье, кипела когда – то жизнь наших соотечественников, которые  занимались рыболовством, охотой, торговлей и стерегли рубежи нашей Родины. Именно там сохранились свидетельства жизни русских поселенцев.

2006 ,2015г.г.


Рецензии
Смотрел очень хороший документальный фильм про Аляску. И Ваш, Наталия, репортаж тоже вельми понравился! Спасибо! Роберт.

Роман Рассветов   16.09.2017 14:55     Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.