О бедном мутанте замолвите слово

/Постигровой отчёт персонажа Ri-MotorCrush: Cranios 2015/

…всё будто в дурном сне… оглушили… куда-то поволокли… мелькнуло лицо, алый бронежилет… снова тьма…

…какое-то помещение… колбы, следы крови на стенах… лаборатория… лампа в лицо, звон пробирок… учёный. Женщина. Набирает что-то в шприц, заносит записи в большую тетрадь. Больше никого. Запястья стягивают верёвки. Что я здесь делаю? Мирное существо, я никому не желала зла, я жила в своей деревне, вела обычную жизнь, насколько это можно сказать о жизни мутанта в землях, переживших атомную катастрофу. Теперь я здесь… кто? Подопытная?

- Что ты смотришь на меня? Так надо. Ты станешь частью великого дела.
Этот голос я запомню навсегда. Мелодичный. Спокойный. Будто на столе у неё лежит мёртвая мышь, а не живой человек.
Чувствую укол. Она что-то вводит мне в кровь. В глазах темнеет, в голове мутится. Судороги. Несколько секунд (или часов?) беспамятства. Верёвки рвутся легко. Странно. Раньше они казались очень крепкими. Она кидается ко мне. Оттолкнуть и в окно! Это единственный шанс. Я не хочу быть частью никакого «великого дела», я хочу домой.
Осколки стекла рвут кожу на плечах, впиваются в босые ноги. Плевать. За свободу я готова платить болью. За спиной выстрел, что-то свистнуло у самого уха. Не оборачиваться, бежать!

Теперь достаточно далеко. Не догонит, не найдёт, можно отдохнуть. Но даже закрыть глаза не успеваю – шаги, хруст мусора и веток, и какая-то женщина оказывается со мной лицом к лицу. Не знаю, как я выглядела в тот момент, но, должно быть, устрашающе, ибо она вскинула оружие. Я дёрнулась в сторону. Единственный заряд пролетел, едва чиркнув плечо. Я шагнула навстречу, примирительно подняв руки, желая объяснить, что я не враг, но она достала нож. Я плохо помню, что произошло. Помню только её тело, её кровь на своих руках, жуткую боль… В ужасе оттолкнула тело, оно скатилось в лужу каких-то реактивов, послышалось шипение. Я не хотела. Я правда не хотела…
Полубезумное забытье, чужие воспоминания, смешанные с собственными… не сойти бы с ума…

Медленно прихожу в себя. Оглядываю свои руки, и понимаю, что они не мои. Не мой рост, земля стала ближе. Я похожа на… Я оглянулась на тело. Реактив был, видимо, каким-то специальным, он не тронул ткань, только кожу. Я раздела женщину и облачилась в её одежду. Память подсказывала, что зовут её (или меня?) Тора, и что она – весьма почётная женщина в Краниосе. Черепа… ничего себе! Они опасные, кому как ни мне, знать, но… но не бегать же всю жизнь загнанным зверем? Домой мне теперь не вернуться, не примут. Или не поверят, или поверят и испугаются. А вот занять её место – это получить возможность жить в тепле и достатке. С семьёй. Семьи у меня никогда не было, родители погибли, ещё когда я была ребёнком… Что ж, Тора… добро пожаловать в новую жизнь.

Я освоилась довольно быстро. Муж, к счастью, был сильно занят в первые дни моего прихода, и разницы не заметил. Конечно, ласки моей ему не хватало, но это случается во всех семьях, тем более, когда есть взрослые дети… Дети. Отличные девчонки, умницы, красавицы. Интересно, Тора хоть понимала, как ей повезло? Память-то, тем боле частичная, эмоций не сохранила. Об Алио, правда, пошли слухи, что она употребляет наркотики, но спросив её напрямую, я ей поверила. Эти глаза не могли врать.

Я быстро поняла, что происходит и с Краниосом, и с Черепами. Старшие подустали и хотят мирной жизни, молодые рвутся в бой и, как положено молодым, жаждут всё ломать. Ещё в моей прежней жизни до моей деревни доходили слухи, что Черепа – гроза и защита многих деревень – стали как-то… добрее, что ли… Я помнила в давние дни приходивших к нам и просивших приюта жалких бездомных оборванцев, которые, будучи зажиточными крестьянами, посмели перечить Черепам. Это время ушло, и поговаривали даже у нас, что Черепа теряют силу. Я не имею права позволить им потерять эту силу. Краниос может и должен стать моим домом. Другого у меня не будет.

За три месяца я освоилась достаточно, чтобы начать действовать. Благо положение позволяло. Я сразу присмотрела одного парня, Ника Хейтера, явно придерживавшегося новых взглядов, но достаточно разумного. Этот готов был не только ломать, но и строить. Кроме того, он оказался преданным и знающим, что такое благодарность. Его угораздило сделать глупость. В порыве эмоций он болтнул лишнего о старых устоях, мог разразиться большой скандал, и парень мог сильно пострадать, если вообще не погибнуть от руки моего горячего и скорого на расправу мужа. Я срочно отправила Ника за пределы деревни, разведывать местность. В этом он был профессионалом, и это было отличным способом убрать его с глаз долой и замять скандал.
Кроме того, муж по секрету сказал мне, что Бил, наш почтенный староста, собрался на покой и выбирает преемника.
- Он рассматривает тебя в этом качестве, - заявил с гордостью муж, и я едва не выругалась.
Я, конечно, хотела получить полную власть, но отнюдь не сесть на трон. Всякому известно, что править из-за спинки трона безопаснее. И в голове начал зреть план, главной идеей в котором стали дети старосты. Сын, Пол, горячий, будто бластер во время стрельбы. Иногда срывается, забывается, но лидер прирождённый. Вот только методы очень жёсткие. Так можно и мирных наших подопечных разозлить до смертоубийства. Дочь, Марика, прелестное создание, разумное и доброе. Но в роли старосты её доброта выйдет боком. Смешать бы их, как меня с Торой смешали… Или просто усадить на трон вместе!

Всё едва не разрушил проклятый валгорбс, вырвавшийся из-под земли. Столько потерь, столько разрушений в моём (в моём?) Краниосе! Потеря людей, оружия…
Когда вернулся Ник, и ему сообщили о гибели отца, ему было так больно, что я засомневалась в верности своего решения отправить его подальше. Но ведь наверняка полез бы спасать и сам бы погиб. А он мне нужен, ох как нужен…

Разговор с Ником получился лёгким, мы поняли друг друга, но и этот заявил, что видит старостой меня. Я понадеялась, что эта проблема решится со временем.
Разговор с Полом был похож на танец тигров. Мы походили по кругу намёками, пока резкий и прямой парень не спросил в лоб, чего я хочу. Я много выводов сделала из этого разговора. В том числе и о слухах, сильно преувеличенных. Жёсткий и жестокий Пол был всё же предан Черепам, и был много лучше, чем принято было считать. С этого момента я укрепилась в своём желании сделать старостой его. Я намеревалась сама контролировать степень его жестокости, но и Марика была мне нужна именно рядом с ним. Я уже заметила, что они очень близки, и что сестра имеет на брата влияние.

Среди претендентов в союзники конечно же была и Алио, дочь Торы. Её совсем не устраивало, что ей пренебрегают, предпочитая ей сестру-близнеца. Я объяснила ей, что она слишком инициативная и смелая для сегодняшних Черепов. Исполнительную Рокси можно было посылать на задания, зная, что она постарается выполнить только то, что было разложено по пунктам. Алио же походила на Черепов в юности, горячих, смелых, действующих по ситуации. Она поняла меня. И даже пожелала стать старостой, что совершенно в мои планы не входило, но и серьёзным решением, кажется, не было. Кроме того, я заметила её симпатию к Полу. Вот это во мне вызвало невольное беспокойство, так как я уже привыкла считать себя её матерью. Я немного боялась, что Пол сгоряча обидит её. Но тут мои слова ударялись в стену. Извечная проблема отцов и детей…

Среди разговоров с разными представителями «молодёжи» всплыл вопрос, как нам может помешать мой муж, и явный намёк на то, что эту помеху нужно устранить. Но для меня это было исключено. Стэн, веривший мне, как себе, был моим надёжным щитом от «стариков», моей силой и моим весом в Черепах нынешних. Кроме того, только совершенно бесчувственное создание могло не оценить его трепетного отношения, а бесчувственной я отнюдь не была. Я твёрдо решила сохранить ему жизнь и перетянуть на свою сторону аккуратно, со временем. К тому же я намеревалась создать симбиоз старых и новых устоев, а не радикально молодёжную форму правления, и надеялась, что он поддержит меня в этом.

Так же я твёрдо решила во что бы то ни стало сохранить жизнь Билу. Я взяла на себя трудную задачу донести до сознания старосты мысль о сыне-преемнике, ибо силовой переворот – это всегда риск. Если власть взята силой, то силой её можно и отобрать. Назначенный же самим старостой, да к тому же его прямой наследник, Пол был бы в полном своём праве, и не посмели бы тявкать даже те, кто не принимал его вовсе. По той же причине я не желала преемника не из семьи старосты. Не наследник, он тоже был слабее в своей позиции.

Однако немедленному воплощению плана помешало множество событий. Во-первых, в Краниос с дипломатической миссией прибыла делегация из бункера. Похоже, это был один из первых их визитов на поверхность. Я увидела алую форму бойца из «Китар-Моторс» и вспомнила, что Тора – дочь влиятельного в этой корпорации человека. Сильна же была её любовь к мужу, если она осталась на поверхности, когда миру угрожала гибель. Я поняла, что этих двоих связывает очень и очень многое, и едва ли Стэн может стать мне врагом.

С представителями бункера, после того, как им позволили свободно перемещаться по деревне, хотели поговорить абсолютно все. Торговец Серж, почему-то, за закрытыми дверями. В этом человеке меня настораживало многое, что, впрочем, не удивительно. Чужая память подсказывала, что он не так давно прибыл в Краниос, и известно о нём мало, хотя человек этот почти ни на секунду не умолкает. А уж после того, как передо мной закрыли дверь лавки с видом весьма и весьма лукавым, я пообещала себе выяснить о торговце всё, что только возможно.

От старосты я получила задание заняться развитием нашего сельского хозяйства. Было очевидно, что это проверка на умение управлять делами. Задание это было мне совершенно не ко времени, но разочаровывать Била и подрывать его ко мне доверие совсем не хотелось. Стэн посоветовал обратиться с вопросом о полевой технике к представителю корпорации «Техно-Индастриал», славной своими разработками в области всего, что обладает двигателем. Я решила вместе с тем прощупать почву о возможном сотрудничестве в будущем. Гость из бункера говорил, что корпорация готова помочь с любой техникой в обмен на знания о жизни на поверхности и помощь в обустройстве, когда люди решат выбраться из-под земли. Я пообещала эту помощь, поскольку не сомневалась, что к тому моменту, как она понадобится, решать этот вопрос буду я. Союз с сильной корпорацией я считала весьма полезным.

Пока гости знакомились с местными и обустраивались, собираясь, видимо, задержаться, в Краниос прибыл транспорт Джейкоба, широко известной сволочи. Однако из машины вышел только телохранитель Джейкоба, которого Тора помнила всегда и везде неотступной тенью своего шефа. Самого шефа, как оказалось, некоторое время назад не стало. Я бы мало обратила внимания на этого гостя, Джейкоб был другом Била, но к Торе отношения не имел никакого. Однако в какой-то момент ко мне подошёл Ник и поделился беспокойством. Стэн, как оказалось, возжелал убрать бойца «Китар-Моторс». Он ждал только подтверждения от Била, и подтверждение это было весьма вероятным, поскольку телохранитель Джейкоба от чего-то видел в китарце угрозу. Ник не сомневался, что убийство поручат ему, и, зная, что приказа не ослушается, убивать гостя совершенно не желал. Я пообещала предупредить бойца, не упоминая источника. Мне совсем не нравилась идея убивать представителя крупной корпорации. Это могло стать поводом к большому конфликту с «Китар-Моторс», если бы дошло до руководства. Едва ли Краниос смог бы хоть недолгое время выстоять против такого врага. Разговор получился несколько настороженным, но предупреждению гость внял. Впрочем, он мало представлял, что может сделать, кроме как приобрести киберглаза на затылке.

Следующим событием, внёсшим немалый сумбур в жизнь деревни, стал арест торговца. Сержа заметили уходящим на восток с неким пакетом, а через время обнаружили этот пакет в укромном месте, а в пакете – оружие. Более всего это было похоже на предательство. Наши ресурсы, и без того скудные, куда-то утекали. Серж был допрошен с пристрастием, но ничего внятного не сказал. А я меж тем вспомнила, как несколько дней назад видела юного помощника Эрика, заведовавшего складом. Парень удалялся в том же направлении с довольно объёмным ящиком. Само по себе это обстоятельство меня не особенно удивило. Ну идёт Сэм, ну несёт ящик. Его право. Но в комплекте с информацией о Серже факт заставил задуматься. Я не стала сразу ставить в известность супруга, ибо резкий и скорый на расправу, он мог убить Сэма раньше, чем тот всё расскажет.

Внезапно произошёл и ещё один крайне неприятный инцидент. Пол, напившись в таверне, повздорил с её хозяином, сломав тому конечности и получив удар ножом. К счастью, оба выжили, но такое поведение для кандидата в старосты было совершенно неприемлемым. Вот только объяснить это пламенному наследнику едва ли было возможно…

Молодёжь меж тем начала бурно возмущаться тому, что предатель ещё жив. Серж, измученный пытками, находился в карцере, и молодые требовали его смерти в назидание другим. Староста медлил, видимо, надеясь ещё что-то выжать из торговца. Мне было очевидно, что если тот смог молчать после того, как вся деревня слышала его крики, добиться от него какой-то информации едва ли будет возможно. Поэтому, когда Ник заговорил о том, что нужно уничтожить Сержа, я не стала возражать. Пленнику в этот момент оказывали медицинскую помощь наши химик и биолог. Ник, стоявший в охране, уговорил Джейд увести напарницу под любым предлогом, и мы получили возможность поговорить с торговцем наедине. Поскольку тот громко сетовал о том, что ему не дают ни есть, ни пить, я взяла с собой стакан воды, надеясь всё же разговорить Сержа напоследок. Уничтожить предателя я к тому моменту решила твёрдо, усмотрев в этом ещё и возможность подставить Бриджет. Я конечно ни на секунду не забывала, что эта учёная-биолог сделала со мной. Да, я получила новую жизнь, но всё же эта жизнь была чужой. Тоска по дому и по собственной личности оставалась острой, будто только что наточенный нож, и потому я страстно желала отомстить мучительнице. Просто убить её было бы слишком гуманно. Она должна была сначала потерять всё, дойти до крайней степени отчаяния и уже потом, быть может, и умереть. И сейчас предоставлялся шанс.

Вода в допросе не помогла. Ник торопил меня, да времени и в самом деле было мало, и я позволила ему действовать. Горло Сержа было перерезано, и мы покинули карцер. Как я и надеялась, первой после нас туда зашла Бриджет.

Пол к этому моменту совершил ещё одну глупость. Он пытался до нашего появления допросить торговца сам и вогнал нож ему в колено. Едва ли я могла осудить его, как человек, ибо самой хотелось сделать то же самое, но как политик, я была крайне недовольна. Староста, и без того уставший от неповиновения сына и в каждом действии его видевший, наверное, влияние «молодёжи», поступка не простил. Пол был обезоружен, и поступил приказ посадить его в качестве наказания в ту яму, что оставил после себя гигантский валгорбс. Пол, само собой, в плен не собирался. Нам с Ником удалось встретить его возле карцера. Здесь произошёл довольно забавный момент. Ник взял у стоявшего на страже О’Доннела ствол, поинтересовавшись, чей это. Находившийся тут же Пол со словами «о, это мой» забрал его и спрятал за пазуху. Теперь он, кажется, был готов к сопротивлению. Ирландцу оставалось только принять случившееся как данность.

Я поняла, что рискую потерять будущего старосту. Если начнётся перестрелка, крови будет много, ведь такие, как Пол, не сдаются до последней её капли. Я стала уговаривать мужчину сдаться добровольно, чтобы не усложнять и без того сложную ситуацию. Бил должен был увидеть, что его сын умеет совершать и разумные поступки. Я пообещала, что не оставлю его в яме, что вытащу при первой возможности. Этой просьбе, к моему великому облегчению, Пол внял. А вот оружие мне отдать он категорически отказался, хотя куда проще было мне потом принести его к яме. Парень спрятал ствол за пазуху, и в этот момент на нас налетели бойцы во главе с моим мужем. Кто именно в тот момент действовал, мне вспомнить трудно, я слишком волновалась. Пол и Ник были оглушены и рухнули на землю. Одного обвинили в неподчинении, другого – в убийстве пленного. Я поняла, что обязана спасти обоих.
- Вы с ума сошли?! Пол собирался идти сдаваться! Да, добровольно! – я вложила все свои эмоции в убедительность.
К счастью, Тора была не только любимой женой, но и уважаемой женщиной.
- А на каком основании вы обвиняете Ника? – я перешла в нападение.
- Он был оставлен охранять пленника, а теперь пленник мёртв.
- Так можете считать виноватой меня. Я увела Ника с поста, мне нужно было срочно поговорить с ним. Я подумать не могла, что кто-то воспользуется его отсутствием.
- Но тогда кто?
- А кто «обнаружил» тело?
- Бриджет…
Я привела в чувство обоих мужчин, и перед ними даже извинились. К моему величайшему сожалению, у меня не было времени проследить за тем, как будут допрашивать Бриджет. Мне стоило остаться, добавить подробностей, не дать ей выпутаться… но что теперь говорить. Да и не могла я бросить своего, дав обещание.

Вытащить Пола из ямы оказалось не так-то просто, его отправили туда скованным. Кроме того, у импровизированного карцера дежурила его сестра. Я поняла, что мы или оставим Пола в плену, или рискнём и привлечём-таки Марику. Я давно думала, как подступиться к ней, и теперь, похоже, мне предоставлялся шанс. Мне помогала Алио, и ей удалось найти нужные слова. Девочки помогли мне закрепить верёвку, и я стала спускаться. Для Торы, видимо, такие упражнения привычными не были, в отличие от меня, поскольку Алио сильно удивилась. Но кем-то из них я рисковать не могла. Расковывать цепи я не умела, а нужно было спешить. Обвязав верёвкой Пола, я вскарабкалась наверх, и втроём мы вытащили пленника на поверхность. Единственной возможностью справиться с цепью было – перебить её зарядом. Для этого мы ушли как можно дальше, чтобы выстрела не было слышно. К счастью, пистолет Алио справился с металлом.
- Теперь мне нужно оружие, - сказал Пол.
Поспорить с этим было трудно. Если на него начнётся охота, он должен будет за себя постоять. Хотя я отчаянно надеялась, что до этого не дойдёт, и я найду слова, чтобы уговорить Била простить сына. Мы решили двинуться к складу, и тут я вспомнила о Сэме и его ящике. Ведь он вполне мог быть предателем, как и Серж. И наверняка был. Значит, его можно было этим шантажировать. Я предложила Полу спрятаться, пока мы не найдём помощника кладовщика и не добудем оружие, и он послушался, выбрав для этого остатки разрушенного склада. Нам же нужно было решить, как появиться в деревне так, чтобы нас не связали с исчезновением пленника.
- Я потратила батарею, отец заметит, - сказала Алио.
- Скажем, что валгорбс напал, - предложила Марика, пряча и две свои батареи. – Мы отстреливались.
- А ушли потому, что я хотела поговорить с вами. Мне нужно было, чтобы ты, Марика, повлияла на мою непутёвую дочь, - добавила я.
План был принят, и мы помчались в деревню, крича и моля о помощи. Расчёт оказался верным. За беспокойством о нас, за страхом перед тварью о нашей связи с побегом никто не подумал. И хорошо. Меня достаточно было не особенно старательно обыскать, чтобы найти цепь, которую мы сняли с Пола. Я надеялась подбросить её Бриджет, понимая, что без моего участия она наверняка ушла от обвинения в убийстве. Но вдруг кто-то сообщил, что биолог убита. Как и О’Доннел. На меня накатила такая слепая ярость, что если бы кто-то удосужился обратить на меня внимание, у меня были бы проблемы. Мне хотелось крушить всё вокруг. Не из-за ирландца. Его, конечно, жалко, хороший был мужик, но делу бы только помешал. А вот тот факт, что Бриджет ушла от меня, что эта тварь отделалась так легко, просто выжигал меня изнутри. Я выбросила ненужную теперь цепь, ощущая пылающую пустоту внутри. Один из главных смыслов жизни – месть – был потерян.

Меж тем меня нашёл муж, который волновался за меня. Легенду о нравоучительной беседе и валгорбсе он съел, как и все, и тут же вознамерился меня вооружить. Он вручил мне нож ирландца, и мы вместе с большой толпой зачем-то направились к складу. Я взяла себя в руки, вспомнила, зачем я здесь, и что Пол ждёт нашей помощи. Везение не оставило меня, и я обнаружила, что искомый мной Сэм идёт прямо передо мной. Вместе с Марикой мы увели его в сторону.

«Мне очень нужно с тобой поговорить…» - эта фраза со временем станет для меня своеобразной прелюдией к чьей-нибудь смерти.
Оглушив парня, мы уволокли его как можно дальше и привели в чувство.
- Дальше идёшь сам, - прорычала я, держа клинок О’Доннела горла юнца. – Если из-за тебя нас обнаружат, ты умрёшь очень быстро.
Выбрав самый тёмный угол, мы остановились, и я стала допрашивать Сэма. Я уже не сомневалась, что он замешан в тёмных делах, как и в том, что в ящиках было оружие.
- Слушай меня внимательно. Сейчас ты будешь отвечать на мои вопросы. У тебя есть выбор. Если ты будешь со мной честен, я отпущу тебя, сохраню твою тайну, а в будущем, возможно, ты получишь высокий пост. Если не ответишь – умрёшь здесь и сейчас. Или я сдам тебя Черепам, повод вполне достаточный.
Сэм, кажется, меня понял.
- Ты кому-то продавал оружие. Это подтвердил Серж, - это было почти правдой. На мой вопрос ныне покойный торговец не ответил, но искра в глазах мелькнула.
- Да.
- Кому?
- Есть одна деревня… Её жители хотят независимости от Черепов.
Эта фраза заставила меня круто изменить ход всех мыслей. До сих пор я думала, что парнишка-новобранец просто подрабатывает там, где может, подворовывая и скидывая то, что ему доверили. Но новая информация заставила осознать проблему куда более серьёзную. У нас появился внешний враг, и враг, возможно, сильный. Это, конечно, не Черепа, с их боевой выучкой, но если противник обозлён, и у него достаточно оружия… то моему дому грозит большая опасность.
- У кого оружия сейчас больше? У них, или у нас? – я посмотрела ему в глаза.
Он промолчал, но когда тот же вопрос задала Марика, он ответил:
- У них. Многое им продано, и много нашего уничтожено валгорбсом.
- Что за деревня? – я почти прорычала этот вопрос.
Он посмотрел на меня с вызовом, с усмешкой.
- Смешные вопросы задаёте.
Это твоя деревня… Конечно, твоя. И ты наверняка считаешь себя героем, предатель.
Кровь ударила мне в голову, и я сделала глупость. Я перерезала ему горло вместо того, чтобы тащить подонка к старосте. Но сделанного не воротишь.
Осознав, что в моей руке испачканный в крови нож, я отшвырнула его, кажется даже закричав. Свежо было воспоминание от прошлого соприкосновения с чужой кровью. Не хочу. Не теперь. Марика, к счастью, нормально восприняла мою фобию и сама вытерла лезвие.

Полу нужно было оружие. Мы забрали у мёртвого Сэма ключи от склада и отправились искать сына старосты. Я была уверена, что новая информация заставит Черепов сплотиться, и если правильно её подать, если участию Пола придать чуть более яркий оттенок, он станет правой рукой и преемником отца, не говоря уже о прощении. Но когда всё это мы высказали Полу, тот усомнился в такой возможности. Видимо, отца он рассердил куда сильнее, чем я себе представляла. Мы отдали ему ключи от склада, и я отчаянно понадеялась, что этот человек-порох не станет нападать первым. Впрочем, я верила Полу, потому что видела в его глазах то, что, кажется, давно отвыкли видеть остальные. Местные привыкли видеть в нём пьяницу и дебошира. Я видела сильную личность, идущую к цели, хоть порой и довольно кривым путём.

Оставив Пола у склада, мы с Марикой отправились в центр Краноиса. Там было шумно, людно, и как всегда, мой муж искал меня и волновался. Я коротко пересказала ему случившееся, и он как-то облегчённо выдохнул.
- Бил тут решил, что ты – лидер «молодёжи», и собирался… - начал он.
- «Молодёжи»? Я? – я рассмеялась. – А я не старовата?
Обняв мужа, я направилась прямиком к старосте, заявив, что Сэм предатель, и что он мёртв. А так же добавив, что Пол появился вовремя и спас нас с Марикой от попытавшегося напасть Сэма. Марика подтвердила мои слова. Я объяснила, что у нас появился противник, превосходящий нас в вооружении, и теперь самое время объединить силы.
- А где сейчас Пол и как он выбрался? – нахмурился староста.
- Не знаю. Но он помог нам.
- Где тело Сэма?
Мы объяснили, где искать тело помощника кладовщика, и в общей суматохе ко мне снова прорвался Стэн. Он между делом сказал мне, что Сэм был сыном Эрика, и это, конечно, было ожидаемо. С чего бы ещё немолодой суровый Череп стал так опекать парня и прикрывать его грехи… Я поняла, что теперь мне трудно будет смотреть в глаза начальнику склада.

Обыскав тело, бойцы не нашли на нём ключей от склада, и вопрос, конечно же, возник.
- Мы не брали. Убили и сразу сюда, - открестились мы.
- Наверное, Пол. Со склада пропал ствол и несколько батарей.
- Если ствол один, значит, он взял его только для самозащиты, - в очередной раз капнула я на мозг старосте.
Ещё не хватало, чтобы моего питомца начали гонять как дикого зверя. Кажется, информация ушей достигла, Черепа задумались, как найти Пола и поговорить с ним.
Однако относительному моему спокойствию был быстро положен конец. Старосту по-прежнему волновал вопрос, кто помог выбраться Полу. Ну не сам же он вышел с другой стороны норы? Я поняла, что пора давить на него своим доверием к его сыну. Мне совсем не нравилось, что в такое смутное время эта семья распадается на врагов.
- Его вытащила я, Бил. Я. Потому, что ему там не место. Можешь делать со мной всё, что хочешь, - я отдала старосте нож, ощущая примерно то же, что ощущает человек, наудачу прыгающий в пропасть.
За спиной раздался шумный вздох мужа.
- Сажай её в карцер. Отвечаешь за неё головой, - как-то устало велел ему Бил.
Повторять ошибку Пола и спорить со старостой я не стала. Мне бояться нечего, потому, что нечего скрывать. Ну… почти. Я просто обязана вернуть себе его доверие.

Карцер оказался не таким уж и страшным местом. Муж сел напротив, глядя на меня с глубокой грустью. И выложил на стол оружие, нож как бы невзначай положив передо мной. Неужели ты решил, что я буду пытаться сбежать, да ещё рискуя твоей жизнью? Неужели готов ей пожертвовать? Как же жаль, что мне встретилась именно Тора. Она бы могла счастливо дожить с тобой до глубокой старости…

Вскоре пришёл Бил и стал меня допрашивать. Я поняла, что надо постараться рассказать всё как можно честнее, дабы у меня появился шанс. Я подтвердила и то, что говорила о Сэме, и то, что выпустила Пола, не упоминая, что была не одна. К счастью, вопроса о том, как довольно хрупкая женщина могла в одиночку вытащить из ямы вполне себе рослого, да ещё и связанного мужчину, у Била не возникло. Я, было, расслабилась, приготовившись легко выдержать оборону, но тут в карцер вошёл приглашённый старостой псионик.
О чём же ты меня спросишь, Бил, о чём? Вот теперь всё действительно висит меньше, чем на волоске.
- Сэм действительно напал на вас? – такой взгляд, Бил… Ты мог и не звать псионика, я бы не смогла тебе соврать.
- Нет. Он не нападал.
Псионик вышел, а Бил опустил голову на руки.
- Я сказала, что Пол нас спас, чтобы ты стал думать о нём немного лучше. Твой сын этого заслуживает, и время сейчас совсем не то, чтобы жить в раздоре. Тебе стоило бы подумать о том, что он, при контроле Марики, может стать тебе достойной сменой, - и на этот раз я рассказала всё именно так, как оно было.
- Ты столько врала мне, что я не знаю уже, чему верить, - снова этот взгляд. – Эта вооружённая деревня тоже может быть ложью.
- У нас есть ещё один псионик, - подал голос кто-то.
Привели другого псионика, и на этот раз Бил задал верный вопрос.
- Сэм действительно продавал оружие, и у нас есть сильно вооружённый враг?
- Да, Бил. Да, это правда.
На некоторое время меня оставили одну. Нож Стэна всё так же лежал на столе, и в этот момент мне стало особенно тяжело осознавать, что я, по сути, обманываю его в самом главном.
Через пару минут староста появился снова.
- Ты свободна.
- Спасибо за доверие, Бил. Что ты решил насчёт сына?
- Его сначала надо найти.

Оказалось, что ни его, ни Марики нет в Краниосе. По слухам они ушли в какой-то бункер, и дальнейшая их судьба не известна. Беда с этими Ларсонами. Разбегаются, как хомяки… Одно радовало. Взгляд Била уже не был таким жёстким, когда он говорил о сыне. Может, всё и получится.
Я решилась высказать свои мысли мужу. К моему удивлению, идею двух Ларсонов у руля он воспринял не только спокойно, но даже одобрительно. И добавил, что тогда мы сможем уйти на пенсию. Ох, не обещаю, дорогой, не обещаю.
Видимо, всего уже случившегося было мало Провидению. Заработала рация, собранная нашим удивительным боевым техником Николь. И конечно, хороших новостей она не сообщила. Соседняя деревня взывала о помощи. И это притом, что половина бойцов провалилась, как сквозь землю. Кроме Ларсонов исчезли моя дочь, Ник и кто-то ещё. В довершение всех бед неизвестный заминировал дом старосты световой гранатой, и Бил временно ослеп. Стэн принял командование на себя и решил собрать всех, кто остался. Соседям нужно было помочь. Да и гнездо чужаков под боком было совсем не нужно. Я решила отправиться со всеми. Тора стреляла редко, у меня же было желание снять стресс хорошей перестрелкой. Вот только для этого нужно было получить оружие. У Эрика.
Смотреть ему в глаза и впрямь оказалось тяжело. А когда он, с двумя пистолетами в руках, посмотрел на меня, я решила, что здесь и останусь.
- Ты убила моего сына? – спросил он, прекрасно зная ответ.
В его глазах читались боль, желание убить и что-то трудно трактуемое. Словно ему было бесконечно жаль, что убийцей оказалась именно я. Этот взгляд я, наверное, унесу с собой в могилу.

В поход выступили бодро и окраин деревни достигли быстро. И тут из темноты полетели заряды. Я едва успела броситься за ближайшее укрытие. Дважды разрядила пистолет, в одну из теней попала, а потом чужое оружие наотрез отказалось перезаряжаться. Пока я с ним воевала, кто-то подкрался к Стэну и стал его душить. Мысль «я теряю его» обожгла, будто кислотой. Недолго думая, я оглушила чужака, и, кажется, этим бой закончился. Муж, к счастью, не пострадал. Оглядевшись, я увидела раненного Фрэнка Миллера и решила, что нужно помочь ему добраться до Джейд. Поднырнув под его плечо, я поволокла говорливого обычно бойца в Краниос. Благо сила мне осталась от моего родного тела.

Я надеялась, что доставкой раненного этот день и окончится, но не тут-то было. Я плохо помню, когда вернулись Ларсоны и Алио с Ником и как Пол помирился с отцом (ведь его не вернули в яму), но отлично помню, как обнаружила дочь в абсолютно невменяемом состоянии. Наркотики. И видимо, тяжёлые. Я поняла, что совершила страшную ошибку, проигнорировав слухи и не поинтересовавшись, зачем Алио просит денег. Теперь оставалось только исправлять, если это ещё возможно. Схватив дочь в охапку, я потащила её к Джейд. Я совсем не собиралась терять её. Уж не знаю, память ли Торы, или трепетное отношение к ней (ко мне?) самой Алио заставили меня так дорожить ей, но сейчас я готова была на всё, чтобы её вытащить. О чём и сообщила нашему химику.
Та понятливо и даже сочувственно кивнула, ведь сама была матерью, и занялась анализами, а потом и синтезом противоядия. Наркотик оказался какой-то дрянью, подавляющей волю. Его распространял Серж. Убила бы гада ещё раз десять и на этот раз своими руками!
Дочь понемногу приходила в себя. Джейд пообещала найти способ вернуть её в норму. Я сделала в памяти заметку при случае достойно отблагодарить химика. А Джейд тем временем выяснила, что моя дочь брала химию не только у Сержа. Что-то она своровала со стола самой Джейд, а что-то получила от третьего лица. Мне сложно восстановить в памяти цепочку, по которой мы пришли к имени, но когда оно прозвучало, я ощутила, как почва уходит из-под ног. Ник. Это мог быть Ник. Верный, как пёс, Хейтер, которому я верила больше, чем себе. Если это подтвердится, я останусь одна в пустоте. Нет, конечно, семья никуда не денется, но ни суровому Стэну, ни болтливой иногда Алио я никогда не смогу открыть всего.
Решение созрело мгновенно. Джейд призналась, что Лора – псионик, и с её помощью она допрашивала мою дочь. Сильный псионик. Её беседы со сковородкой – побочный эффект твоих экспериментов, Джейд… Но ты искупила вину болью. Острой материнской болью. Мы поняли друг друга.

Лора, это светлое невинное создание, всегда была готова помочь «тёте Торе», и я поволокла её к дому Ника. Тот спал после отчаянной гулянки. Видимо, нервы сдали, и он намешал алкоголя с какой-то химией. Однако в таком состоянии он уже успел обезвредить капкан, который я случайно углядела у таверны. Теперь я растолкала его и с трудом завладела уплывающим вниманием.
- Ты давал моей дочери наркотики?
- Нет.
- Правда не давал? – спросила уже Лора.
- Нет, не давал, - отозвался Хейтер и завалился спать.
А я почувствовала облегчение, граничащее с счастьем. Слишком крепко мы теперь связаны с тобой, Ник, чтобы можно было легко пережить предательство.

Между тем выяснилось, что моя дочь, побывавшая вместе с Ларсонами в заброшенном бункере, почти взломала его сложную защиту. Нужен был более опытный техник, чтобы пройти до конца, и быть может, мы могли бы там пополнить наши оскудевшие запасы. Бил сомневался, не подождать ли до утра, чтобы не отправлять людей в темноту, но я склонила его в сторону немедленных действий. Оглушённый мной вражеский боец, а так же новобранцы из спасённой деревни показали, что вооружённые бандиты находятся неподалёку, и могут напасть в любой момент. А значит, если в бункере есть оружие, оно нужно нам немедленно. В новую экспедицию дочь и Марика повели уже сотрудника «Техно-Индастриал», кибернетика, взявшего на себя должность медика, коего нам катастрофически не хватало, и кого-то из бойцов. Мне оставалось только ждать их возвращения. И заставлять новобранцев патрулировать окрестности дома старосты. На Била покушались уже дважды, и ничто не мешало неизвестному попытаться в третий раз. А терять его я совершенно не хотела. Даже если забыть о том, что он отчаянно нравился мне просто как человек, его убийство приписали бы «молодёжи» (и не факт, что ошибочно), что породило бы бунт. Старосту слишком многие уважали и готовы были мстить за него любому.

Утром выяснилось, что бункер надежд не оправдал. Он подло рухнул, к счастью, никого не оставив под землёй. Экспедиция вернулась, и пробудившийся ото сна Краниос готовился к предстоящей битве. Я слышала, что ночью кто-то принёс весть о нападении бункеровцев на наших людей, но было это далеко, и не похоже было, чтобы речь шла именно о наших гостях. Но отношение к ним Черепов резко ухудшилось. Зазвучали скрытые и явные угрозы. Ситуация накалялась всё больше. Утро недобрых новостей разгоралось вовсю.
- Прибыл человек из Ривалит-Сити, - поймал меня посреди площади Стэн, очевидно прилагая все силы, чтобы держать себя в руках.
Это значило, что есть новости от Рокси, моей (моей?) второй дочери. И едва ли хорошие.
- Рокси погибла, - закончил он.
Тора бы в этот момент, наверное, упала бы в обморок. Если, конечно, обиды Алио на предпочитающих сестру родителей были обоснованы. Мне же Рокси казалась слишком… чужой, наверное. Алио с её горячим нравом была мне понятнее и ближе. Поэтому новость, конечно, вызвала печаль, но по сердцу не ударила. Вот только муж этого бы не понял, и я разрыдалась на его груди, постаравшись проникнуться если не своим горем, так хоть его.
Будто из-под земли выросла Джейд и вколола мне успокоительное. Я с недавних пор по понятным причинам панически боялась любых инъекций в принципе. Кроме того, я не представляла, как искажённое экспериментами тело будет реагировать на тот или иной химикат. К счастью, этот лишь на пару мгновений привёл меня в состояние пыльного чучела, а потом действие закончилось. Зато укол этот был отличным предлогом больше не разыгрывать из себя безутешную мать.

Я собиралась заняться привычным делом – налаживанием отношений Ларсона-отца и Ларсона-сына, а за одно, быть может, и смягчением общего недовольства бункеровцами, но тут произошло событие, выдернувшее из-под моих ног ненадёжную опору. Лини, официантка Доминика, оказалась чем-то заражённой. Я так и не удосужилась узнать, чем, но Джейд, опасаясь распространения заразы, решила проверить всех. И одной из первых ей подвернулась я.
- Сдавай кровь. Есть опасность эпидемии, - сообщила она мне, держа шприц, будто бластер.
Первой мыслью было послать её подальше и, может быть, с помощью оружия, но это пришлось отмести сразу. Просто отказаться сдавать кровь было бы уже подозрительно, а уж причинять вред хорошему, в общем-то, человеку, да ещё и с таким положением – это подписать себе приговор. Я подставила руку, запоздало вспомнив, что всё оружие сдала накануне.
Джейд ушла с образцом моей крови, а я задумалась о том, что химик может в ней обнаружить. Ведь этого я и сама не знала. Так не пора ли узнать? Мы с Джейд уже заговаривали однажды о подпольной лаборатории биолога, и теперь я решила попросить её отвести меня туда. Это и отвлечёт её от исследований, и даст мне хоть какие-то знания о себе. Ведь я точно помню, что Бриджет делала записи своих опытов.

Я догнала химика и предложила ей выяснить, насколько беспочвенны слухи об опытах биолога. Не помню, какие я привела доводы, но Джейд согласилась быстро. К моему негодованию, за нами увязался и псионик из «Дентры», звавшийся, кажется, Джейс. Он в последнее время занимался опытами вместе с Джейд и стал походить на её тень. Огласка мне была совсем ни к чему, но пришлось смириться с его присутствием и надеяться на удачу. Ника мы позвали сами. Он был специалистом по обезвреживанию ловушек и мин, а что могло ждать нас в той лаборатории, только валгорбсу ведомо.
Помещение было чисто убрано, но я его узнала. Воспоминание ожило и отдало болью как в теле, так и в не узнавшем мести сердце. Мы с Джейд обыскали лабораторию и нашли ту самую тетрадь. В ней говорилось об опыте над приведённым мутантом, о введении гена валгорбса, имеющего способность к мимикрии, о побеге.
О том, что биолог выстрелила в убегающего и якобы попала, о том, что на окраине деревни было найдено тело, ходили слухи. Но раз мутант найден мёртвым, бояться нечего…

Я перечитала записи дважды, но не нашла ничего, что помогло бы мне хоть как-то узнать себя. Зато эти записи подожгли фитиль давно заложенной мины. Я сама себе вырыла яму.
- Если валгорбс мог мимикрировать, значит, есть вероятность, что результат эксперимента тоже мог, - Джейд, к несчастью, всегда соображала быстро. Слишком.
- Ты хочешь сказать, что тело могло не принадлежать мутанту, а среди нас может находиться мимикрировавший под одного из нас мутант? – Ник тоже на ум не жаловался.
- Но вы столько раз проверяли кровь у жителей деревни. Неужели могли не заметить? – спросил Джейс.
Умница, Джейс, продолжай.
- Мы не знали, что искать. Конечно, кровь мутанта отличается от крови человека, но если и её частицы способны мимикрировать… - задумалась Джейд.
- То кровь нужна свежая. Пока она не приняла иную форму!
Нет, Джейс, ты не умница, ты сволочь.
- Ник, собирай к лаборатории всех. Пока идёт проверка, никто не уходит.
- Почему?
- Потому, что мы эту тварь найдём, а она опять мимикрирует!

Едва ли кто-то когда-то ухитрился так же успешно загнать себя в ловушку. Весь Краниос собран у лаборатории под предлогом эпидемии, жизнь остановилась, люди негодуют. Нужно было сразу признаться Джейд и не поднимать шум. А если бы она не согласилась сохранить тайну? А если бы… да что теперь… Остаётся надеяться, что предположение её относительно свежей крови ошибочно, и она ничего не найдёт. А если найдёт? Найдёт, это же Джейд. А если нет?
Пометавшись по вытоптанному двору, словно пленный валгорбс, я отправилась к Джейд.
- Послушай, тебе ведь наверняка интересно, как и мне, изучить мутанта. Если все узнают сразу, ему не жить. Я предлагаю, если опыт удастся, предложить ему самому подойти к тебе и не ставить остальных в известность. Он ведь, как я поняла, разумен?
Да, глупо. Да, шито не белыми даже – оранжевыми нитками. Джейд посмотрела на меня с выражением, способов трактовки коего немного. Но ответила согласием. И мне оставалось только ждать.
Снова вспомнилась Бриджет, и ногти впились в ладони. Если бы не ты, тварь, я бы здесь сейчас не сходила с ума… Следом всплыли найденные описания опытов над приведённым мутантом. Приведённым… А ведь верно, я не задумывалась о том, что едва ли женщина ловила нас сама. Не очень-то боевой был у неё вид. Кто-то привёл ей меня. Кто? Воспоминания обрели чёткость. Алый бронежилет, глаза… Фрэнк Миллер. Вспышку ярости я тут же подавила. Он исполнитель, глуповатый рядовой. Бриджет, кажется, носила череп, но едва ли с костями. Значит, Фрэнк не подчинялся её приказам. Чьим тогда? А даже если её, то не могло это остаться не замеченным. Спросить. Вот он, тут, рядом, зажимает проколотую вену.
- Фрэнк, скажи мне одну вещь…
Он паниковал, просил не выдавать, да мне это и не было нужно. Мне нужно было имя.
- Чей это был приказ?
- Станислава…

Падение в черноту. Едва ли на лице моём что-то было заметно. Весь удар пришёлся внутрь. Туда, где пригрелась мечта о спокойной жизни, где прижилась семья и готовность искренне называть её своей. Вся ненависть, вся боль, вся злоба, не вымещенная на Бриджет, ринулась туда и пробила дыру навылет. В этот момент из лаборатории вышла Джейд. Она смотрела на меня. Всё-таки нашла. Глупо… три месяца успешно скрываться, избегать любого соприкосновения с носителями ДНК… Уклоняться от поцелуев мужа, подставляя только волосы и потом отмывая и отрезая пряди… и теперь так глупо вляпаться.
- Джейд, давай поговорим. Я могу сделать для тебя всё, что ты захочешь.
- Моё положение не ниже. Я сама могу сделать для себя всё.
- Джейд…
- Ты не сказала раньше. Теперь здесь вся деревня.
- Джейд, я умоляю…
Я хочу жить, Джейд! Я хочу жить! Ради мести! Ради Краниоса и его будущего! Ради Алио, которая считает меня матерью! Я хочу жить, Джейд!
- Я готова на всё. Любые опыты…
- Мне нужно одно. Информация о лечении заражения валгорбсами, - химик смотрела мимо меня. – И нужна она быстро. Если не найдёшь за ближайший цикл, я тебя сдам.
В этот миг к нам подошёл староста и потребовал объяснений. Бил, ты сейчас так не вовремя, что я впервые готова сама убить тебя. Ты задаёшь вопросы, а мне нечего ответить…
- Эпидемия, Бил, - говорит химик, и я понимаю, что она готова спасти меня.
В этот миг старосту отвлекают.
- Я найду, Джейд. Спасибо за шанс. Я найду.

Метания от Черепа к Черепу, от человека к человеку… никто не слышал об исцелении от заражения валгорбсом. Никто. Я не спросила, кажется, только Била, но с ним я вообще не скоро решусь заговорить.
Черепа собираются в город мутантов. Зачем? Кто их знает, я потеряла нить, мне не до дипломатии. Идут вооружёнными, Черепов там не любят. Ещё бы… Но там могут знать!
- Стэн, дай мне оружие, я иду с вами.
- Я дам, но я с ними не иду, - нахмурился помощник старосты.
Как всегда, попытался приобнять меня, и я едва удержалась от того, чтобы с рычанием ударить. Раздражённо отстранилась.
- Хорошо, значит, мне нужно идти с ними.
На пути к складу я, не удержавшись, задала-таки мучивший меня вопрос.
- Ты приказывал ловить мутантов на эксперименты… Зачем?
- Бриджет хотела создать универсального солдата. Мне это показалось полезным. Ради безопасности Краниоса… жены, семьи и Краниоса, я готов на всё.
Какая ирония, Стэн. В своём стремлении уберечь жену, ты убил её своим приказом. И теперь смотришь на меня с выражением гордого семьянина… Ненавижу! И за себя, и за неё ненавижу…

Лёгкого оружия на складе не оказалось, а с другим я обращаться не умела, и Станислав отдал мне свой нож.
- Хоть что-то.
Да уж, хоть что-то… Дай валгорбс с этим выжить, не то, что информацию найти….
Мысль ударила молнией: я могу не вернуться. Или вернуться, но без информации, а это – то же самое. Я умру, а эта мразь останется жить. Человек, по чьему приказу закончилась моя жизнь и началась самоубийственная игра…

- Мне очень нужно с тобой поговорить… наедине.
Я увела моего врага подальше от всех, туда, где не услышат его крика.
- Мне нужно собраться с мыслями, найти слова… - клинок выскользнул из-за пояса.
И мягко вошёл в сочленение пластин бронежилета. Я зажала ему рот, но он, кажется, и не собирался кричать. В глазах стояла боль, но не от раны. Ты, наверное, думаешь, что тебя предали. Страшно предали… Какое наслаждение мне сейчас доставляет эта боль!
- А теперь слушай! – я огляделась и поняла, что случайно выбрала идеальное место. Стэн лежал на пороге той самой лаборатории.
- Универсальный солдат? Ты хотел универсального солдата? Видимо, ты его получил! – я расхохоталась, но в глазах, кажется, стояли слёзы. – Твоей жены нет уже три месяца! Она! – я показала в сторону лаборатории. – Она сделала меня такой! Твой приказ! Кровь твоей жены сделали меня такой. Я не хотела убивать её. Вы с этой тварью превратили меня в убийцу! Ненавижу тебя!
Я задохнулась этим криком и почувствовала страшное жжение в ладони. В исступлении я опёрлась рукой на рану, из  которой выдернула нож.
- Кровь… Кровь!
Нож в крови. Бросить! Нет, теперь он мне понадобится. Бежать… Бежать!

…слабость, головокружение, хруст костей… Больнее, чем в прошлый раз, труднее… Голод. От такого голода можно сойти с ума. Верно, Стэн почти втрое тяжелее, чтобы стать им, нужно много массы… голод. Вернуться к телу? Его как раз хватит… Но он мог не умереть. Нет, не мог! Иначе всё зря… там наверняка люди… бежать… Бежать.

…окрик. Испуганный, изумлённый. Ингрэм. Тихий, незаметный, чертовски умный Ингрэм. С оружием, направленным на меня…
- Не стреляй… - слишком тихо, голос не слушается. – Не стреляй, я не опасна…
Надеюсь.
- Еды… Пожалуйста…
Он или не услышал, или не понял, или просто испугался. Не зря, если бы у него не было ствола, может, я попыталась бы напасть. Съесть его… или просто ранить, и тогда мимикрия пойдёт легче, ведь он меньше ростом, чем мой проклятый муж. Если это возможно, если процесс мутации не должен сначала завершиться, чтобы начался новый.
- Я не опасна…
- Люди! Сюда! – крик парня резанул по ушам.
Я услышала голоса и топот. Только не толпа. Они убьют меня… мне нужен только один… бежать. Сил почти не осталось, но на последний рывок хватит. Бежать так, как я умела до твоего проклятого приказа, Стэн.

Только удивлённый выкрик вслед… ветви по лицу, хруст каких-то обломков под ногами… сил больше нет. Ни капли… голод… боль… Кажется, ноги принесли меня к дому старосты, на задний его двор. Плохо… найдут… покормят… может быть…

…лица будто сквозь туман, и одно ярче всех – Пол. Узнал меня, или нет? Узнал… в его глазах не ужас и отвращение, а сострадание… кто бы мог подумать…  я не ошиблась в тебе…

Ты будешь хорошим старостой, Пол…

…голод и боль… и нет сил даже для крика, даже поднять голову и оглянуться нет сил…
-…оглушить её?
-…оглушить.
Удар и тьма…

В беспамятстве было намного лучше. Не было боли и голода. Не было памяти. Карцер. Снова…
- Еды… пожалуйста, еды…
Вскоре перед лицом оказывается пара бутербродов, но для меня это слишком мало. Мучительно мало. Только и хватит, чтобы чуть прибавить голос.
- Еды! Ещё! Пожалуйста!

…дикая боль… тело не может сменить форму, задержавшись на середине. Голод…

Джейд.
- Ты убила Стэна? Почему?
- Он всё-таки умер… - почти усмешка.
Оказывается, я ещё не разучилась радоваться…
- Почему?
- Его приказ сделал меня такой… еды… умоляю, еды…

…тишина… шаги охраны за дверью… и другие. Стремительные, знакомые. Пол.
- Если хотите ещё что-то услышать… еды… пожалуйста… мяса… Стэн весил много…

Он ушёл. Стремительные шаги стихли вдали…

…боль… голод… голос охранника-новобранца… ему страшно. Мне даже руки не поднять, можешь не бояться… еды, пожалуйста!

…время… шаги… голоса… где-то далеко. Вокруг тишина. Еды, пожалуйста…

…Алио… позаботься о ней, Пол. У неё никого не осталось… позаботься…


Рецензии