Повесть о повести. Часть 4

                Тяжёлые времена.

     Шли годы, дети становились старше, приходилось чаще ездить в далёкие командировки.  Да и работа в городе с двенадцати часовым рабочим днем без выходных отупляет и постепенно превращает человека в скотину, мечтающую только о том, чтобы нормально выспаться. Поэтому мысли о творчестве постепенно стали притупляться.
  Всё реже воспоминая о том, как я писал свою повесть, сидя в тишине подвала, посещали меня и казались настоящим  недосягаемым  счастьем, оставшимся, где то там, очень далеко, в моём прошлом. Теперь уже я гораздо реже видел друзей.
    Но, не смотря, ни на что, раз в год весной мы вдвоём с Гришкой встречались и шли на центральное кладбище навестить могилку Екатерины Алексеевны.
    Однажды сидя за столиком и вспоминая старую учительницу, я рассказал Сапогу про одинокую белую голубку, которую увидел за окном кухни в день поминок, почему-то это очень поразило его воображение. Он достал из кармана белый карандаш, которым, работая столяром, пользовался каждый день и, подойдя к железному памятнику, с обратной стороны мастерски нарисовал голубку Пикассо с  оливковой веточкой в клюве. Да… теперь уже настала моя очередь, удивится: голубка Пикассо, которую только что изобразил на памятнике, стоявшем на могилке старой убеждённой большевички Гришка Сапожков, всегда являлась символом мирного протеста и идеалов коммунистической партии. – И взяв у Гришки карандаш, я пораженный таким показавшимся мне в тот момент мистическим совпадением, чуть ниже своей рукой написал всего два слова, которые в день поминок возле окна на кухне пришли мне в голову. - Прощай голубка…
                …
     Мой ровесник  Гришка Сапожков умер неожиданно в сорок пять лет от инсульта, хотя к тому времени уже давно закодировался и бросил пить. Я сам копал для него могилу далеко от города, на крутых холмах рядом с поселком, в котором он родился, где похоронены его отец дед и остальные родственники. И поэтому посещать часто это место у меня не было возможности. Но иногда бывая на центральном кладбище и обходя  могилы родственников, знакомых и друзей, я обязательно открывал дверцу и заходил в оградку, где похоронена Екатерина Алексеевна.
     У меня была своя тайна: спрятанный в потайном месте стеклянный флакончик с широкой крышкой, в  котором  многие годы лежал всегда сухой, белый мелок. Я доставал  его и  обводил голубку, которую когда-то по памяти нарисовал мой друг Гришка. А потом ниже снова писал два заветных слова.
   Однажды весной придя к Екатерине Алексеевне, я ещё издалека увидел, что за много лет оградку и несколько старых железных памятников наконец покрасили родственники. И от этого мне почему-то стало грустно. Я положил на могилку цветы, постоял возле памятника несколько минут, а потом по привычке обошел его с другой стороны. Начав вглядываться, я поразился, сквозь свеже покрашенную густой синей краской поверхность явно проступала и была хорошо видна голубка, нарисованная когда-то моим другом Гришкой Сапожковым. Тогда я достал из укромного места мелок, снова обвел рисунок и написал. - Прощай голубка! - А потом радостный и окрылённый, как будто получил весточку от старой учительницы и своего друга, которых уже, не было на этом свете пошёл домой. 
                …
     Максим Дмитриевич Зверев после того как я в последний раз видел его в Союзе писателей, прожил ещё десять лет и умер в 1996 году, не дожив до своего столетия всего несколько месяцев.
     Та улица, на которой он когда-то  жил, теперь  носит его имя, но почему-то даже после его смерти, я всегда чувствовал себя в долгу перед этим человеком.
   
                Компьютер - как второе рождение.

    Дети выросли, закончили институты и зажили своей жизнью, теперь у  меня было больше свободного времени. И   сидя за просторным секретером у широкого окна в своей собственной комнате, я даже написал несколько фантастических рассказов. В то время, по своей привычке ещё работая простым карандашом и  используя детские альбомы для рисования, с листами толстого плотного ватмана.
    Однажды зайдя к нам, домой, и долго внимательно наблюдая за тем, как я по нескольку раз стирал ластиком написанное, а потом опять пытался втиснуть предложение в уже написанный текст, моя уже взрослая дочь Даша категорическим тоном заявила.
- Отец, тебе пора приобрести и освоить компьютер! -  К тому времени эта мысль уже часто посещала меня, но я ещё сомневался.
- А смогу ли…? – Повернувшись на кресле, внимательно посмотрел я на Дашу  – Наверное, для меня это будет слишком сложно! – В то время моя дочь уже окончила институт, работала главным менеджером в крупной больнице и  в совершенстве знала компьютерную грамоту.
- Я помогу! – ободрила меня Даша, – но в любом случае программу и функции пишущей машинки в компьютере тебе освоить будет не сложно.
    И уже на следующий день, мы вдвоём с дочерью привезли из магазина и установили новенький компьютер.    
    И  хотя я не работал на пишущей машинке долгие годы, однако когда впервые сел в кресло перед монитором, руки непроизвольно потянулись к клавиатуре на столе. А навыки, которые когда-то в армии  мне вдолбили в голову всего за три недели, заставили пальцы привычно занять над ней свои места. 
    Оказалось, что работать на компьютере десятью пальцами даже просто физически гораздо легше, чем на механической пишущей машинке, где иногда приходится затрачивать значительные усилия для нажатия  кнопок клавиатуры и уже никак нельзя допускать ошибок.
     Но самое главное, это бесконечные возможности  исправлять, стирать ненужное и читать уже готовый печатный текст, пробуя его на слух. И снова исправлять, вставлять, добавлять нужные слова и убирать лишнее.   
     То, что начало происходить дальше, вообще казалось мне настоящим чудом! Те не реально далёкие обрывки  миражей мыслей и идей,  которые, постоянно рождаясь хаотически перемешиваясь и перемещаясь у меня в голове мешая жить, как живут все нормальные люди, теперь уже начали приобретать заметные контуры. Как будто компьютер стал катализатором, запустившим новый положительный химический процесс в моей голове и на экране монитора один за другим стали рождаться новые тексты рассказов, повестей и будущих романов.
      Впервые с того далёкого времени, когда сидя в подвале и работая над повестью «Ветер твоих гор», я снова стал ощущать себя по настоящему счастливым, а самое главное нужным на этом свете человеком.
               
                Круг, который, наконец, замкнулся.   
 
    Но однажды, всё вдруг отошло на второй план и стало совсем не важно. Случилось это, когда неожиданно мне в голову пришла счастливая мысль, написать историю про странную дружбу медведя и кота.
   Все эти годы я никогда не забывал, что рано или поздно должен был отдать долг светлой памяти Максима Зверева и хорошо почувствовал, что теперь у меня появилась такая возможность.
    Главным положительным героем романа «Оглянись назад», я сделал уже не молодого мужчину. Этот человек всю свою сознательную жизнь проработал в зоопарке. Любил животных, писал, рассказы и сказки для детей, хорошо рисовал и поэтому сам иллюстрировал свои книжки и издавал их, под псевдонимом «Дедушка». За бескорыстие, преданность делу, доброту и человечное отношение к людям и животным его очень любили и с непременными улыбками на лицах звали просто – наш Дедушка.
    Хорошо осознавая, что полного сходства с реальным человеком просто не может быть, я оставил в романе только фамилию, кстати, очень распространенную в России. Но дал такое имя и отчество, что бы оно полностью совпадало с инициалами, когда, то жившего на земле очень хорошего и доброго человека. И уже в начале первой главы романа, я  познакомил читателя с главным героем:
     «Его звали Михаил Демьянович Зверев. На вид это был высокий пожилой, но ещё очень крепкий мужчина лет шестидесяти. Непременное удивление и восхищение на лицах появлялось, когда люди узнавали его настоящий возраст. Дело в том, что к моменту начала происходивших в романе событий  на самом деле  Михаилу Демьяновичу исполнилось уже восемьдесят три года»… 
   Над романом я работал несколько лет. И в 2013 году опубликовал начальные главы на сервере Проза. Ру.
    А совсем недавно разбирая старый книжный шкаф, неожиданно обнаружил за двойной фанерной стенкой рукопись повести вместе с рецензией  Зверева, которую считал безвозвратно утерянной.  Именно в тот момент, что-то заставило меня ОГЛЯНУТЬСЯ НАЗАД на уже пройденный жизненный путь. И то, что я смог разглядеть поразило!!! - Круг, состоявший из моей первой повести «Ветер твоих гор» рецензии Максима Дмитриевича Зверева полученной ещё в 1986 году, а также романом «Оглянись назад» написанным уже в новом веке и его главным героем Дедушкой, каким-то странным и даже мистическим образом замкнулся только в 2015 году.

Связаться с автором можно по электронной почте:  levanovus2014@yandex.kz


Рецензии
Прочитал с удовольствием. Повесть удалась. Спасибо.
У вас несомненный писательский дар - умение необычно рассказать об обычном, вызвать сочувствие к литгерою и желание сделать мир лучше, быть хорошим человеком.
Судя по повести мы с вами почти ровесники. Мне тоже, лет в 9, мама задала вопрос кем я хочу быть, вроде как мы стояли в очереди в продуктовый магазин, и я тоже отнёсся к нему серьёзно и подумав сказал - Мне нравится решать всякие задачки, но таких профессий наверное нет. - Мама - Как нет, есть - учёные решают всякие научные задачи. Вот так я узнал кем хочу стать. И также, как вы, через сомнения в своих способностях, шёл к своему призванию. Также, как у вас у меня часто возникали картинки, только они были связаны с догадками об устройстве Мира. Также, как у вас моя первая и самая значимая работа прошла через утрату рукописей, также, как у вас сохранился единственный экземпляр, и я опубликовал работу полностью (отрывок был опубликован сразу же, в 1982 году) лишь 20 лет спустя. И также, как вы я разместил её на прозере http://www.proza.ru/2010/01/10/1498

Николай Нефёдов   17.03.2019 03:45     Заявить о нарушении
Здравствуйте, Дорогой Николай. На самом деле, судьбы людей часто похожи, но в каждой отдельной есть, нечто определяющее будущее. Для меня недуг заикания, от которого я страдал с детства и который до сих пор даёт о себе знать, был тем, что надо было постоянно преодолевать многое и меняться к лучшему. Сейчас с высоты уже прожитых лет я понимаю, что я и стал тем, кто есть, только потому, что был заикой и до сих пор им остаюсь. Но, главное - другой судьбы для себя не хочу. Спасибо, Большое. С Огромным Уважением.
ЛЕВАНОВУС

Валентин Левцов   17.03.2019 11:22   Заявить о нарушении
Почему ЛЕВАНОВУС?
"Сейчас с высоты уже прожитых лет я понимаю, что я и стал тем, кто есть, только потому, что был заикой и до сих пор им остаюсь." - Думаю дело не столько в наличии недостатка, сколько в стремлении его компенсации наращиванием достоинств. Наличие недостатка, кого-то озлобляет против природы и общества, а кого-то двигает к приобретению достоинств.

Николай Нефёдов   17.03.2019 14:59   Заявить о нарушении
На это произведение написано 29 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.