Роковая наследственность. Часть 4. Глава 18

С той поры прошло более двух лет. По весне возвращаясь с военных стрельбищ, Лавров ехал в дорожной карете с недавно прибывшим к ним в полк офицером, Алексеем Гущиным. Съёжившись от холода и сырости, они оба мечтали, как приехав домой примут горячую ванну и завернувшись в тёплый плед будут сидеть у камина с бокалом глинтвейна. Вдруг карета сильно пошатнулась, затем ещё раз и ещё, а затем и вовсе остановилась.
- Ерофей, что случилось? – открыв дверь кареты спросил Алексей у кучера.
- Боюсь не доедем, ваше благородие.
- И что ж теперь делать?
- Остановиться где-то надобно, подвеску подлатать требуется.
- Скажи, а где мы находимся?
- Жерновку проехали. До города уж рукой подать.
- Здорово! – вдруг воскликнул офицер. – Скажи, а пару вёрст до одного места дотянем?
- Ну-у-у, ежели очень аккуратно и на колдобину не напоремся, то можем дотянуть.
- Ты уж постарайся Ерофеюшка. А сейчас до развилки поезжай, после правее возьми и версты через две увидишь старое кладбище, за ним по дороге гостиница, там и остановимся. Понял?
- Слушаюсь ваше благородие.
- Трога-а-а-ай! – громко на распев сказал Алексей, закрывая дверь кареты.
- Оказаться дома сегодня мне пожалуй не суждено…,- подумал Лавров и загрустил.
- Александр, что с тобой? По какой такой причине вдруг появилась грусть на твоём лице? Ты что, опять полковника вспомнил? - подсев к Лаврову спросил Гущин и не дав возможности оспорить своё предположение продолжил, - Брось брат! Никакого рапорта по поводу вашей стычки он писать не станет, так как всем до подлинно известна причина его неприязни к тебе.
- Это ты о чём сейчас? - спросил Лавров недоумевая, с какой стати Алексей вдруг вспомнил о полковнике.
- Ну посуди сам, кто он такой? Солдафон, карьерист, тупица. Ни состояния, ни наследства. Живёт с молодой женой на одно свое жалование. А после того пикника, когда его жёнушка с тебя глаз не сводила, он и вовсе озверел, вот и прицепился к тебе.
- Да нет мне никакого дела до этого полковника! Ты лучше скажи, как долго мы пробудем в той гостинице куда ты Ерофея, направил?
- Ах ты об э-э-этом... Ну не знаю, не знаю...
- И всё-таки? Возможно ли будет там другую карету нанять?
- А зачем нам другая? Ты скажи на милость куда так торопишься? У тебя что – семеро по лавкам?
- Не люблю я гостиниц!
- Хм-мм, эта гостиница, скажу я тебе, не совсем обычная...
- Да чем же, позволь тебя спросить? Объясни, - попросил Лавров, не понимая намёка.
- Хорошо, объясню, но начну из далека, и чур без обид, - хитро улыбаясь ответил Алексей, пересев от Лаврова на сидение, напротив. Следующую фразу он выговорил очень медленно, высмеивая манеру общения, принятую в великосветском обществе. 
- Я знаю Вас Граф не так давно, но успел заметить отсутствие у вас желания наслаждаться житейскими прелестями. Вы избегаете всего того, что пристало молодому мужчине. От чего-с?
И тут же сменив тон, по-простому, по-дружески громко заявил.
-  Да посмотри ты на себя! Только тепло женского тела может вернуть тебя к жизни! Вот для этого, мы и заглянем в гостиницу где некоторые прехорошенькие горничные развлекая проезжих господ, помогают им получить ни с чем не сравнимое удовольствие...  А ещё, здесь одна «мадемуазель» есть, так вот она считается лучшей в Петербурге, но…, обслуживает исключительно очень богатых мужчин, да и то не каждого. У неё своя клиентура. Я там бывал пару раз, а вот увидеть эту самую красавицу Кати, мне так к сожалению, и не довелось.
- Почему Кати? Она что, француженка? -  спокойно спросил Лавров, ничего не подозревая.
- Наверное, что да. Владелица этой гостиницы – француженка, некая мадам Лулу, а девица эта, вроде как ей родственницей приходится. Ну так что? Останешься, или перекладных потребуешь? Ты молод, красив, богат, вдруг повезёт!
И подумав о том, что более двух лет он с женщиной по сути то и не был, Александр весёлым голосом ответил.
- А что, поехали! Чем чёрт не шутит... Домой я всегда успею.
 И рассмеявшись от души, сослуживцы ударили по рукам.

               
--------------------------------------
 
Находясь в своём кабинете мадам Лулу поливала стоящие на подоконнике цветы, когда, взглянув в окно она увидела, как из дорожной кареты, подъехавшей к гостинице, выходят два офицера.
- Озябли, устали, решили передохнуть. Ну что ж, добро пожаловать господа! – сказала она вслух, после чего отставив графин с водой села за рабочий стол.
Не прошло и получаса как в коридоре за дверью послышались тяжёлые шаги и голос управляющего.
- Господа! Господа! Постойте! То о чём вы просите никак не возможно-с! Мадам вам тоже самое скажет!
Затем раздался стук в дверь.
- Войдите, - громко сказала Лулу и в кабинет вошли те самые офицеры, коих она видела в окно. Поздоровавшись, один из них, тот что постарше, стал очень эмоционально рассказывать о их затруднительном путешествии, о поломке кареты и о том, что им хотелось бы хорошенько отдохнуть и развлечься...
- Так в чём же дело, господа? Всему своё время, дождитесь вечера. А пока вас проводят в номера, где возможно привести себя в порядок и отдохнуть до того самого момента, когда всё и начнётся...
Выслушав хозяйку гостиницы, офицер вдруг выложил на стол несколько крупных денежных купюр и попросил познакомить своего друга с мадемуазель Кати, что вызвало у Лулу неистовое возмущение.
- Вы что сударь мой себе позволяете! Заберите свои деньги и подите прочь!
- Но почему, мадам?
- Потому что, то о чём вы просите невозможно!
- Мадам, прошу заметить, что мой друг богат, знатен и к тому же красив.
К сожалению, неоднократно бывая у вас я не был удостоен чести познакомиться с мадемуазель Кати. Но быть может вы сделаете исключение для этого человека? – сказал Алексей, указывая на Лаврова.
Глянув на второго офицера, который, не принимая участия в их разговоре стоял поодаль от стола, рассматривая картины, висящие на стенах, Лулу встала из-за стола и подошла к нему.
- Мадам... – растерянно произнёс Лавров увидев перед собой хозяйку.
- Позвольте узнать ваше имя? – приятным уважительным тоном сказала Лулу.
- Э-э-э, я бы не хотел этого, поскольку знаю, что в вашем заведении это не принято.
- От чего же, позвольте спросить? Это всего лишь гостиница, коих в Петербурге и его окрестностях превеликое множество. И заметьте – порядки везде одинаковые, - ответила хозяйка, намекая, что у господ пока нет никакого основания подозревать её гостиницу в каком-либо не соответствии...
- Прошу прощения, мадам, разрешите представиться – граф, Александр Владимирович Лавров, - отрапортовал он как подобает дворянину и офицеру.
 Успев хорошенько рассмотреть этого красивого, молодого офицера с синими как небо глазами, мадам показалось, что Катя будет рада увидеть его...
- Хорошо, - сказала она, глядя в глаза Лаврову и тут же вернувшись за стол позвонила в колокольчик.
- Акаки-и-ий! Акаки-и-ий! Зайди.
 После чего, пролезая боком в приоткрытую дверь, с заискивающей глуповатой улыбкой на лице, появился управляющий.
- Подойди сюда, - повелительным тоном сказала Лулу, и мужчина в миг оказался подле неё. Не глядя на него, хозяйка сделала жест, означающий, что ему следует подставить ей своё ухо, что, согнувшись пополам он и сделал. После чего, скользящим взглядом указав на Лаврова мадам сказала.
- Отведёшь этого господина к Кати. За дверью у неё стоять не смей! Сразу возвращайся сюда, ты будешь мне нужен.
- Слушаюсь мадам!
Пройдя через весь кабинет Акакий открыл дверь и приглашая офицера на выход с большим почтением сказал.
- Покорно прошу-с следовать за мной.
Переглянувшись с Гущиным, который дал знак, мол иди-иди, Лавров последовал за управляющим.
Ах мадам! Уж не знаю, как и благодарить вас? – целуя руку хозяйке сказал Алексей, расплывшись в широкой счастливой улыбке.
- Да уж отблагодарили..., - ответила Лулу, смахивая в верхний ящик стола, лежащие перед ней денежные купюры. После чего с облегчением вздохнув она сказала.
- Сейчас вернётся управляющий, он покажет вам вашу комнату. А меня, прошу извинить, дела...
- Да, да, конечно. Я покидаю вас, но надеюсь в скором времени увидеться.
- Непременно, - слегка наклонив голову ответила хозяйка и ещё раз поцеловав ей руку, офицер ушёл.


Продолжение следует...


Рецензии