Малер и Караян

Я прошел невидимый сквозь берег - с крикливыми детьми из русской провинции. С юношами-инвалидами в колясках. Между айсбергами женских животов, над шахтерскими торсами мужиков с пивом.
Это стало возможно благодаря двум персонажам в стереонаушниках - Густаву Малеру и Герберту фон Караяну.
На уровне подсознания, куда плохо проникает музыка, то есть, НАД Пятой симфонией, я приказал себе кое о чем не вспоминать. Например, что 27-летний Караян не смел играть еврея Малера, будучи любимцем Геринга и Геббельса, и часто начинал концерты с Horst Wessel. Или о том, что и после войны великие скрипачи Исаак Стерн и Ицхак Перлман отказывались играть с ним в одних концертах.
Но что же - дальше о мертвых?..
Остались вне режимов, времени и пространства - две величайшие пластики мировой музыки, когда одна лишь усиливает другую. Это поразительные волны Малера и тысячи нитей, с помощью которых Караян – нет, не дирижирует! – вытаскивает из музыкантов такое, что им самим не снилось...
Малер и Караян над пустыней Азова.
Жаркий июль 2015 года.


Рецензии