Концерт

Шеф поставил задачу: свести одного банкира – Яна – с ума. Ну то есть не прибить, не запугать, не нанести повреждений, не сжечь машину – этого ничего не надо было предпринимать. Надо было сделать так, чтобы Ян свихнулся в буквальнейшем из возможных смыслов. Ну а доказательством того, что мы справились, должна была послужить справка от психиатра, которого любезно предоставит шеф.

Получив таковое задание, мы, прежде всего, сникли и повесили головы. Стас обхватил лицо шрамистыми руками, поставив локти на стол, Вольф покачивал шипастой дубинкой и безучастно смотрел в окно, а Шниппель опрокидывал стопку за стопкой, разбросав на столе привычный кольт и повидавший заварушек кастет. Я же, чтобы случайно не выступить с инициативой, проходил на смартфоне какой-то психологический тест, отрешившись от мирского.

Генерировать идеи никто не торопился, опасаясь того, что эта идея будет принята, а ее реализация приведет к гарантированному провалу миссии. В этом случае больше всех достанется от шефа именно тому, кто придумал такой тупой и заранее обреченный план. Посему выходило, что психическому здоровью Яна ничего не угрожало, раз уж данную миссию шеф доверил нам.

- А давайте – резкий окрик пьяного Шниппеля заставил всех вздрогнуть, а меня нажать не на тот вариант в моем тесте – давайте переоденемся в привидения, будем кружить и гудеть «гууууууууууу»! – сказав это, Шниппель упал лицом в салат и от дальнейших пояснений воздержался.
Такой план не годился, даже мы это понимали. Увидев приодетых в простыни и гудящих мужиков, Ян бы вызвал полицию и по итогам случившегося уже мы бы объяснялись в психиатрической клинике. Так что мы продолжили заниматься тем же, чем и занимались до поступления этого предложения.

- А давайте – все так же резко возопил восставший из салата Шниппель – запрем его в сарае и дадим концерт группы Айрон Мэйден! Стас будет барабанить, Вольф барабанить, все барабанить, а я петь «Маза Раша, хау а ю слипинг, миддл винтер колд виндс блоу!» - напев Шниппеля выдался столь визжащим и невыносимым, что план показался где-то даже и ничего так.

По прошествии двух часов мы так и не сумели отыскать профессионального подхода к поставленной задаче и решили: да, будет концерт Iron Maiden в сарае! А вдруг получится, вдруг Ян не любит таких песен в темном сарае от неизвестных исполнителей?

Под покровом ночи, когда Ян подходил к ограде собственного дома, к нему приблизились несколько теней и кто-то сзади зажал его рот смоченной тряпкой, дальше настала тьма и забытье.
Продрав глаза, Ян увидел просторное полутемное помещение, ближе к выходу из которого стояли четыре разукрашенных человека в черных плащах. У двоих в руках были гитары, один расположился перед барабаном, а последний сжимал в руках микрофон. Сам же Ян ощутил на руках веревки и, всячески их подергав, решил вступить в разговор.
- Господа – немножко нервно крикнул Ян – я вам заплачу, давайте договоримся. Мне не нужны проблемы.
После этих слов тот, что с микрофоном, сделал шаг вперед, откинул назад длинную черную шевелюру, вскинул вверх руку, и по этому сигналу начался кошмарный гитарный заруб и барабанная долбежка. Сквозь безумные рифы вдруг просочился визгливый, но полный торжественности, голос, так сказать, вокалиста: «Маза Раша, хау а ю слипинг, миддл винтер колд виндс блоу! Фром зе трис а сноуфлейк дрифтинг, свёрлинг раунд лайк гоустс ин зе сноу!...»

Пока продолжалась песня, Ян ощущал наплыв страха и медленное перетекание одной в другую сложных эмоций. Как-то это всё было неправильно, к этому жизнь его не готовила. Злоумышленники его выкрали – это факт. Не убили – хорошо. Но вместо того, чтобы выдвинуть требования или пытать – что-то там орут под гитары про мать Россию, холодные ветра и кружащиеся снежинки. Бред какой-то.
Разрываемый противоречивыми чувствами, Ян досмотрел предложенное шоу, в конце которого Вокалист на ломаном польском заявил, что группа Iron Maiden всегда рада приветствовать свою польскую публику и в особенности восхищены местными людьми, которые оставили замечательное впечатление. Ян, возможно, и оставил замечательное впечатление, но всё равно хотел бы некоторых пояснений. Однако сзади снова приложили смоченную тряпку, и Ян погрузился во мрак бессознательного.

Очнулся Ян в собственной машине возле дома. Проморгался, огляделся, проверил вещи – всё как всегда, но что-то не то. Посмотрел на часы – ба! – опоздал на встречу с акционерами и важными инвесторами! Потушив странные воспоминания, Ян помчался в офис, на ходу набирая чей-то номер на мобильном. Выходит, что ночевал в машине, а не дома с женой, и все проспал! И этот сон! Чёрт же ж забери! Похоже, назревает скандал и объяснения!

Следующим вечером ситуация повторилась. Дорожка до дома, цветы в руках для объяснений с женой, смоченная тряпка, о которой потом невозможно вспомнить, темное помещение и четыре музыканта в отдалении. Не успел Ян хлопнуть как следует глазами, как грянуло: «… Зе хорс хи свитс виз фир ви брэйк ту ран, зе майти роар оф зе рашн ганс…».
В голове гудели странные слова песни: какие-то атаки, кавалерия, русские пушки… опять о России что-то. Но что мне, поляку, до их вот этих всех вот этих Россий, а? И на английском то почему? Бред! Ян начал вырываться и орать: «это бред, всё бред, отстаньте от меня, аааа!!!». Песня кончилась, вокалист поблагодарил традиционно отличную польскую публику, смоченная тряпка, сон.

Очнулся Ян на заднем дворе собственного дома с помятыми цветами в руке. Тревожно глянул на часы – ага, опоздал на конференцию с важными людьми! И на встречу с членом парламента. И пропущенных от жены 100 звонков, и от помощницы 50, чёрт, чёрт, чёрт… С разбега влетел в машину и понесся, на ходу набирая чей-то номер.

Послушайте, доктор – начал Ян выкладывать проблему седому человеку в белом халате – как-то странно у меня вечером всё происходит. Понимаете, я еду домой, но оказываюсь связанный в полутемном помещении, где передо мной играет кто-то, ну, как бы Iron Maiden играет песни о России. Потом я просыпаюсь, когда уже везде опоздал, или в машине, или во дворе, и я думаю, что меня украли, я так ощущаю, но… Понимаете, зачем бы меня воровать группе Iron Maiden, чтобы связывать и петь песни о России?
- Ну, любезный Ян, это же очевидно – хитро улыбнулся психиатр – никто не хочет слушать их песни о России, всем подавай… ну, там, Run to the hills или Seven sun of a seven sun, понимаете?
- Нет – тихо пролепетал сбитый с толку Ян.
- Очень хорошо. Значит, не всё потеряно. Сестра – заводите карточку! У нас тут очень интересный


Рецензии