Грибной человек с дополнением

По мотивам книги Ich wurde geboren…(Я был рожден…)
На фотографии Елатьма, грибной сезон. Белые идут

                Грибной человек

Грибной человек. Так назывался не то мексиканский, не то бразильский фильм - уже и не помню. В фильме у хозяина ранчо был специальный слуга, на котором проверяли, съедобны ли грибы.Но именно так меня назвала знакомая, узнав о моем увлечении сбором грибов.А было отчего.
 
                Карпатская история

У нас с Толиком был забавный эпизод. Мы путешествовали с ним по Карпатам. Промежуточная точка была озеро Синевир. Описание в путеводителях манило: Высоко в горах озеро, в  зеркальной глади вод которого отражаются вековые ели. Посередине озера - остров. На деле озеро оказалось крошечным озерком размером с бассейн Москва, в центре которого торчал малюсенький клочок земли величиной с садовую клумбу, поросший травой. Еле-еле впечатление скрашивали ели, которые действительно отражались в воде. Так вот на берегу этого озерка мы с риском для жизни ели грибы, которые я ранее никогда не собирал. На перевале по дороге к Синевиру мы встретили  пенек, густо обросший грибами. По рассказам и внутренним ощущениям это должны были быть опята, но уверенности не было. Тем не менее мы их срезали - набралось два котелка. По дороге мы набрели на хату, где попытались у хозяина уточнить, съедобны ли грибы.

Хозяин был местный, который совсем не говорил по-русски, но кое-как  мы смогли (опять же не со 100-процентной уверенностью) понять, что есть их можно. Кроме того мы купили у него кислое молоко, чему он был бесконечно рад. И было отчего. Я первые в жизни тогда увидел (не на пляже, не в бане) абсолютно голых босоногих ребятишек лет 6-7. Хата была совершенно пустая, никакой мебели. Несколько деревянных лавок и все. Но при этом стены хаты  украшали старинные тарелки времен Австро-Венгрии. Возможно, сегодня они бы составили приличное состояние. Но я отвлекся. На озере мы с Толиком потушили грибы в кислом молоке. Выпили по 100 г, закусили грибами, помолились, на всякий случай попрощались и легли спать. К счастью, как  можно догадаться, все обошлось.

            Ведьмино кольцо

Мне кто-то рассказывал о грибных ведьминых  кольцах. И в Крыму на Карадаге я их увидел воочию. Мы с женой стояли на гребне горы, а внизу на плато на фоне светло-зеленой пожухлой травы густой зеленью отчетливо просматривалось огромное кольцо метров 30-50 в диаметре.  Почему я решил, что это именно ведьмино, не знаю. Но мы спустились проверить и не ошиблись. Эта сочная зелень была полна шампиньонов. Там же на Карадаге мы собирали белые рядовки (местные называли их "ложечки", видимо,  потому что были формой похожи на столовые ложки). Они росли по склону среди редких посадок сосенок и были несколько однобоки), причем я находил их по запаху. Так что не только французские свиньи умеют находить грибы. Мне, правда, не надо было их откапывать.

               Вологодчина
 
Когда-то мы с другом Борисом на великах покрутили по Вологодской земле. Были, конечно, и в Кириллове, и Ферапонтово. Пересекали канал еще Петровских времен. Комаров, помню, в тех местах хватало, а еще были какие-то крылатые муравьи. Зато грибов (всё больше подосиновиков) было великое множество. У Ферапонтово на озере мы простояли с приятелем дня три. Фрески в монастыре, конечно, потрясающие. Я был к этому частично готов, поскольку к тому времени прошел обучение на курсах экскурсоводов, а тема "Золотого века" русской иконописи  была одним из любимых коньков нашего преподавателя. И хотя его слайды впечатляли,  с живыми красками их было не сравнить.  Спустя несколько лет фрески  были реставрированы. Но этого я, увы, не увидел. Ещё мы на этих озерах наблюдали собачьи игры. Утром рано проснулись от какой-то суеты вокруг палатки. Вылезли -  вокруг несколько десятков псов. Они расположились вдоль береговой линии. Каждый пес занимал отдельный холмик или бугорок. Таким образом, они контролировали перемещение других собак. Драк не было. Это было похоже на игры в шашки.   Мы понаблюдали с полчаса, но смысла этой собачьей игры не поняли.  Легли досыпать, а когда встали - собак уже не было. Псы там здоровые и лохматые.

 Но опять же (кто про что, а вшивый про баню) более всего запомнилось, как мы собирали прямо с велосипедов подосинновики. Их было много и  в окрестностях Ферапонтова. Но когда мы двинулись в обратный путь неведомыми лесными дорожками, то приходилось постоянно останавливаться, поскольку в нескольких метрах на открытых полянках замечали ярко красное пятно. Это были отборные подосиновики. Они росли кучно по несколько десятков на небольшой полянке. Проехать мимо было невозможно. Это повторялось несколько раз, только не помню, что мы с ними потом сделали. Их было так много.

                Хоста. Малый Ахун

 В нашей экскурсоводческой компании одной из любимиц была Нина. Она окончила геофак МГУ, жила в квартире на (тогда) улице Горького. У ее матери были две сестры, одна из которых (Ефросинья) была первой женой Хрущева (но рано умерла), а вторая после войны осела в Хосте. У нее был большой дом и большой участок на самой верхотуре на горе Малый Ахун. Дом был самый верхний и крайний, поэтому участок практически был неограниченным. На горе долгое время не было водопровода и за водой местным жителям приходилось спускаться  вниз в пансионат "Голубая горка". Дорога вниз к вокзалу была плохая, таксисты туда ездили крайне неохотно. Пешком к вокзалу (морю) спуститься  можно было минут за 20, путь вверх занимал минут 30-40.
 
Летом 1964 года Хрущев отдыхал в Пицунде и должен был навестить свою свояченицу. И хотя встреча не состоялась, она принесла местным жителям необыкновенную радость, поскольку  власти в пожарном порядке укатали асфальтом дорогу до вершины горы, пустили по ней маршрутку и самое главное провели водопровод. 70-е годы тетка Нины (Мария) осталась одна без мужа, здоровье было уже не то,  и она не могла  справиться сама с хозяйством. Тогда наша Нинулька бросила Москву, мужа и уехала в Хосту опекать тетушку. Естественно, что Хоста на десятилетие превратилась в любимое место отдыха московских экскурсоводов и прочего бомонда.

Во дворе под огромной смоковницей стоял большой обеденный стол, где по утрам и вечерам собирался народ. Общей хавки у нас не было, но при случае мы друг друга угощали. А за чаепитием хохмили, травили анекдоты и байки, обменивались новостями и т.п. Кто-то кого-то знал не первый год, если и не знали, то как-то быстро устанавливали добрые отношения. Там  отличился наш Валера. У Нинульки произошел какой-то земельный конфликт с местным мужиком, и тот однажды заявился качать права. На крики из дома вышел Валера и оценив обстановку громовым своим голосом грозно спросил: - Нина Петровна, тебе помощь не требуется?! Эффект от неожиданного появления рыжебородого гиганта на крыльце дома превзошел все ожидания. Скандалист оборвал свою речь на половине фразы, развернулся и быстро ретировался.

Один раз я нарушил традицию лопать по одиночке и приготовил на всех постояльцев не Вороньей, а Дятловой  слободки (Дятлова - фамилия Марии Ивановны, хозяйки дома), конечно же,  грибы!  Дело было так. Нина похвасталась, что у них прямо перед домом на березе растут опята. Действительно огромная семья опят красовалась на дереве. Я решил проверить дальние уголки участка и обнаружил еще и еще.  За дорогой, которая была формальной верхней границей участка (ограда была только со стороны ближних соседей) опята  росли не менее густо. В итоге я набрал столько, что смог накормить целую ораву в 12-15 человек.
 
Этим я раззадорил Алексея - бой-френда Нины. На следующий день он вскочил чуть свет и помчался за грибами. Когда мы встали, он уже принес большую корзину грибов. Я не сдался и после завтрака прогулялся по противоположному склону горы. Мой сбор был разнообразнее. Помимо опят я принес несколько белых и лисичек. И так мы несколько дней с ним соревновались, кто раньше и кто больше. Там Лешка познакомил меня с грибами "оленьими рожками". Я их прежде не знал. По вкусу они напоминали сморчки и строчки. На следующий год я их встретил в Подмосковье, обрадовался, но чуть не отравился - они кислили и горчили. Потом я узнал,  что на эти грибы сильно влияет экология почв. Очевидно, что московские рожки взращены не на той, что в горах, экологически чистой земле. Один раз мы решили по хребту добраться до Б. Ахуна и по дороге туда и на спуске  в Сочи набрали много белых и подосиновиков. Увы,на  следующее лето в грибной сезон мы не попали.А потом на свет появился Илья и дорога в Хосту была заказана.

 Грибы - это моя слабость. Где я их только не собирал: в Балтийске и  Ферзиково, в Крыму и  Карпатах, на Кавказе и Соловках. Но фанатом-грибником я стал не сразу. Фанат - это тот, кто собирает грибы системно, то есть на основе анализа: где, когда, какие. Первый мой опыт системного сбора относится к Ферзиково, когда мы с отцом собирали грибы два лета подряд и почти каждый день. Потом был перерыв, прерываемый случайными  сборами в разных местах России, даже в Подмосковье.
 
            Грибы за бутылки и в виде взятки

Мы с женой собирали грибы в Серебряном бору и Троице-Лыково (то есть в границах Москвы) в первые годы нашей совместной жизни, когда  проживали рядом с этими местами с родителями на Хорошевке. Здесь в основном встречались маслята, чернушки и свинушки. Потом  летом 1987 г..с годовалым Ильей на коляске колесили в Пушкино, где жили на даче у родственников, а на следующий год - под Серпуховым на даче у брата Олега. Там грибов было немного. Попадались и белые (совсем редко), и березовики, и другая всякая всячина, но на жареху хватало.

Лет за 10 до этого у меня был забавный случай. В Москве прошел слух,  что пошли грибы. До этого я не собирал в Подмосковье грибы, не знал мест их сбора, но народ утверждал, что самое грибное  - станция Трудовая по Савёловской дороге. Отправился рано утром туда и я. Грибов я никаких не нашел, но зато  кругом  валялись пустые бутылки. Чтобы как-то компенсировать расходы на дорогу (копеек 50) я набрал две сумки стеклотары и в Москве сдал их в приемный пункт. Получилось порядка двух пятидесяти (сдавал по 10 копеек вместо 12-17, иначе бы не приняли - бутылки надо было мыть). На выручку была куплена трехлитровая банка маринованных моховиков и две бутылки пива, которые я с гордостью выставил на стол, пошутив, что успел не только собрать, но и замариновать. Жили мы тогда не богато, поэтому моховики оказались очень кстати.

Я ухитрялся привозить грибы и из своих экскурсий. В сезон на обратном пути из Суздаля я делал остановку в лесу и объявлял: за вход в автобус экскурсанты должны принести 1-2 гриба. За 15 минут я успевал сам набрать небольшой пакет и еще несколько десятков грибов приносили экскурсанты, всерьез и с азартом отнесшиеся к моим словам. В итоге хорошая жарёха по приезде мне была обеспечена. Один раз такую же "операцию" решил провести при возвращении из Александрова - был пик сбора опят. Про место. где надо остановиться я узнал заранее. Поэтому остановка была весьма удачной. Я сам набрал два здоровых пакета шикарных опят, кое что добавили экскурсанты. Но поскольку грибов было много, отдельные личности не пожелали нести дань и оставили весь сбор себе. Я не горевал, ворчал только водитель, так как пятнадцатиминутка растянулась почти на час. Но и он не был внакладе - ведь  накануне (это была двухдневка) мы сгоняли к месту гибели Гагарина. Так что 20 руб. в кармане за "левака" грели ему душу.

                Елатьма - родина грибов

Но всё-таки  настоящим фанатом – грибным человеком я стал после того, как купил дом в Елатьме, что на высоком берегу Оки. История Елатьмы уходит, аж, в 14 век. Первое упоминание  1381 год, когда московский князь Дмитрий Донской купил Елатьму и ещё два города у мещерского князя Александра Уковича. До начала 20 века это был богатый уездный город с населением в два раза превышающим теперешнее.   Елатьма сегодня – это небольшой городок, официально поселок городского типа. Здесь два крупных предприятия Елатомский приборный завод. Его медицинские приборы известны под маркой Еламед  - это знаменитые Алмаги. Набрал силу и Маслосырзавод, продукция которого расходится по Рязанской области и даже одно время поставлялась в Москву. . Славится Елатьма своими вишневыми садами и ранними огурцами. Но главное, за что я  Елатьму так люблю, – это открывающиеся с высокого.берега Оки потрясающие дали и перспективы. По весне, когда зацветает черемуха, а потом и вишня, неистовствуют соловьи. Я любил в это время, когда наступали сумерки, выходить на крыльцо дома и начинать посвистывать, дразня их. И начинался соловьиный концерт. Соловьиные трели звучали со всех сторон, даже из-за реки в ночной тишине было слышно, как они заливаются, стараясь перещеголять друг друга. Никогда не слышал знаменитых курских соловьев, поэтому не могу сравнивать. Но то, что московские елатомским не чета, для меня бесспорно. Извините, это всё прелюдия к знакомству с главным для меня  свойством Елатьмы.

Такого количества белых я  нигде более не встречал. В грибной сезон мы собирали, именно собирали, а не искали, их сотнями за один поход.  Но такие сборы за четверть века, как мы там обосновались, случались не часто. Главный сбор грибов там был за Окой, куда попасть совсем не просто. Нужна машина, да еще вездеход. Потом грибной сезон не стабилен. Надо его было еще застать. Поэтому совершенно удачных грибных сезонов, как они выглядят на фотке здесь, было всего раза четыре. Были хорошие походы, когда мы набирали  до  двух-трех десятков белых в каждый заход. В одно позднее лето наряду с белыми был шикарный урожай чернушек. Но потом грибные  места почти полностью выгорели, и в следующем году там торчали лишь обугленные пни сосен, а в некоторых случаях (жуткое зрелище!) на месте деревьев зияли  ямы, напоминающее  своим причудливым узором из-за выжженных корней щупальца морских животных - кальмаров, спрутов.

 Бывали и  дни разочарования. Как-то отправились с женой за грибами. Две остановки автобусом, а там час до леса. Походили-побродили, но урожай был совсем скудный: с десяток подосиновиков и несколько березовиков. Жарёха получилась приличная,  на два раза. Но мы рассчитывали на большее. Перед этим были хорошие дожди. В то же  время приятно было прогуляться. До леса дорога шла через поля. Сначала пекло, но в пути нас догнал мелкий дождичек, который и дальше сопровождал нас практически все время с краткими перерывами. В стороне бушевала гроза, сверкало, гремело, но до нас не дошло.  Прошлые годы, шагая по этому маршруту мы часто вспугивали тетеревов. В этот раз кружила пара коршунов, высматривая добычу. Работал уборочный комбайн. Он, видимо, вспугивал птах, а коршуны за ними охотились. Все вместе по времени составило 5 часов. Пришли, конечно, измученные (в Москве оба мало ходим), но к вечеру оклимались.
 
После того, как была освоена ближняя дача на Пахре, подолгу мы  в Елатьме не задерживались, поэтому в грибной сезон несколько лет подряд не попадали. Удавалось понемногу набирать лисичек, подберезовиков, подосиновиков. Изредка попадались белые. Но всё это сердце не забирало. Но вот наконец сентябрь 2012 года. Вырвались на 2 дня. Сбылась мечта идиота! Побывал в Елатьме. Вначале занимались оформлением подведения газа и полдня провели в Касимове. По дороге в Елатьму в 17-30 вошли в лес, в 18-45 вышли. Результат на троих  - без одной или двух штук 300 белых, не считая подберезовиков, подосиновиков и немного моховиков. Последние мы практически не брали. Их было слишком много, чтобы всё это переработать.  До утра успели закатать 15 литров белых, остальное в вареном виде загрузили в бак.

В этот раз место сбора практически для нас было новым. Лет 15 назад на той же просеке мы как-то  собирали грибы, но белых  тогда попадалось не много. За эти годы между сосен подрос подлесок из берез и редких осинок. Пожар, который охватил почти  всю Рязанскую область прошел низом и деревья сильно не повредил, хотя многие сосны были слегка обуглены. Но, видимо, зола стала питательной средой для грибов, и на третий год это и привело к такому рекордному урожаю.

 На следующий день после всяческих организационных дел в Елатьме и в том же Касимове заскочили еще на два часа за грибами. Результат ужасен. В Москве за ночь и следующий день мы не смогли перебрать и обработать порядка 40 кг (в этот раз не считали, а взвесили) грибов и  пришлось выбрасывать остатки не перебранных. Собирать по столько  просто нельзя. Обидно до соплей. Бывало в Елатьме собирали и поболее, но тогда не надо было никуда ездить и отвлекаться и всё успевали, хоть и с бессонными ночами.  Мне же пришлось побывать ещё  в поликлинике, а ещё сын с обеда  нарядился уже с подружкой обратно в Елатьму за новыми грибами.
 
                На Пахре

Ближняя дача на Пахре тоже оказалась грибным местом. Но здесь основной добычей были опята. Однажды ранней осенью мы наугад заскочили в ближний лес. Судя по всему, мы были первые. Они только пошли. В первый же день вышла хорошая жарёха (опята  были совсем крошечные). Во второй - они подросли и  набрали их на два ведра. Жарили и ели от пуза. Сделали и заготовку: замариновали, закатали жареных и заморозили отваренных.Жаль, что в ту осень мы пропустили сбор фиолетовых рядовок.

 Меня знакомые  спрашивают, а что это за способ  закатки жареных грибов? Рецепт простой, меня ему научила невестка елатомской соседки.  Жаришь с луком, должно быть много растительного масла, солишь, перчишь, можно каплю уксуса. Стерилизуешь (пропариваешь) банку. Чтобы не осталось воздуха, плотно заполняешь, уминаешь, но должна остаться небольшая горка. И далее закатываешь крышкой, чтобы горка выдавилась наружу вместе с остатками воздуха. У знакомых стоят по году. Мы съедаем быстрее, но как-то  обнаружил в холодильнике жареные грибы урожая прошлого августа. Открыл и с удовольствием с сыном съели. Единственное - для страховки пережаривал минут 40.

 На следующий год  осенью мы экспромтом  в воскресенье собрались на ближнюю. Там давно никто не появлялся. Выехали только днем. По дороге я настоял, чтобы заехать в лес. Перед этим прошел дождь. Жена верещала, что промокнем,сын грозился, что останется сторожить авто. Дело в том, что в тот год ввели запрет на тонированные  стекла. Но он боковые  снимать не стал, пока было тепло, просто ездил с опущенными окнами. Как стало холодать, он приспособился дополнительно вставлять вручную стекла прозрачные. Но они легко вынимаются снаружи. В конце концов после недолгих препираний все дружно полезли в мокрый лес. Собирали грибы всего часа полтора, но остались вполне довольны результатом: два ведра молоденьких опят, несколько белых, с десяток подберезовиков и еще что-то для соления -  грузди, чернушки.

На даче собрали последний урожай: кабачки, морковь, свёклу, немного яблок. У нас всего из буйных зарослей на участке оказалась одна яблоня, а остальное    - березы и осины. Соседи не довольны, но пока терпят. Сын быстро приготовил шашлык, я - грибы. В 11 вечера отчалили домой. Пробок на удивление почти не было. Видимо, сказалась холодная  и дождливая погода. Добрались за 1 час 10 мин. Минимальное время - 45 мин. от дома до дачи, максимум по пробкам - два с половиной часа. Не сравнить с дорогой до Елатьмы, которая и ночью по свободному шоссе (можно ехать по Егорьевском или по Рязанке) занимает 4,5 часа.  Жить стало лучше, жить стало веселее! А я всё равно грущу.

Дополнение.
В этот раз за грибами мы отправились втроем на такси. Лиза не могла нас отвезти на ее машине. У неё была срочная работа. Место было новое с какой-то усадьбой, которую мы хотели заодно посетить.От шоссе в сторону усадьбы была проселочная дорожка. Машину мы оставили на краю леса, с просьбой подождать нас два часа. обещав дополнительно заплатить. Вошли в лес и почти сразу обнаружили большой подосиновик. Меня везли на моем инвалидном кресле и мог только замечать грибы на расстоянии 5-6 метров.Лена с Ильей углубились в лес и тоже нашли несколько грибов.

Так постепенно меня провозили вперед  и я иногда замечал новые подосиновики и звал своих, чтобы они их срезали и клали в ведро, которое таскал Илья. Уже было их достаточно на хорошую жареху.  И тут я заметил большой белый. К радости он был крепкий не червивый. Вскоре Лена закричала, что здесь опята. и чтоб Илья докатил меня до этого места. целая большая семья была высоко на стволе дерева.

Мы еще несколько минут прошли вдоль дороги, но прошел уже час и надо было возвращаться. Обратно стали заглядывать на противоположную сторону и тут я заметил в колее целую семью раздавленных рыжиков. Лена с Ильёй чуть в стороне  нашли еще несколько семей этих любимых Леной грибов, которые можно есть даже в сыром виде.Еще в самом конце дороги я углядел несколько подосиновиков. Илья хотел их резать, но я всегда просил аккуратно вынимать из земли, очищая ножку от грязи.

Прошло два часа посмотреть усадьбу не удалось. Надо было возвращаться в Москву. С таксистом договорились, чтобы он доставил нас до метро. Нам было удобно, чтобы не стоять в пробках, а водитель тут же мог найти для себя нового клиента. В метро Илья стоял с ведром сзади, я держал свою палку повыше, боялся, что она может попасть между зубьями эскалатора, а Лена меня страховала. Дома грибы поделили, часть Илья забрал с собой для Лизы и детей, а часть со всеми рыжиками оставили себе. И тут я проснулся, а сейчас рассказал читателям всё как было во сне. Не вру.
 
Приложение: последний урожай в Елатьме http://www.proza.ru/2017/02/05/985


Рецензии
У нас на Урале тоже много грибов, но не в таком количестве. Люблю их собирать. Сон ваш понравился. Всех благ!

Валентина Григорьева 4   28.10.2019 05:47     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 42 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.