Слово о полку Игореве придирчивым взглядом

     В читательских кругах древний литературный памятник «Слово о полку Игореве» имеет далеко не однозначный статус. Официально – это самый древний литературный текст 12-го века на на русском языке. Но существует и другая точка зрения – фальшивка, подделка 18-го века под древний документ.

     Последнее утверждение содержит под собой довольно веские аргументы, а потому находит поддержку не только среди любителей сенсаций, но и в научных кругах.

    Можно конечно просто принять официальную точку зрения и не  ломать копья. Но если Вы такой же любитель как я сомневаться во всем, не верить авторитетам, все проверять самому, приглашаю Вас прочесть мою статью и поразмышлять.

    Примем за объект  критики утверждение, что Слово о полку Игореве написано в конце 12 столетия и сохранилось в неизменном виде до наших дней, и начнем чтение, подвергая сомнению каждую фразу, каждое слово. Критиковать, так критиковать. Либо найдем опровержение утверждению, либо не останется аргументов против.

    Начинаем чтение и сразу заковырка: «Начати же ся той песни по былинамь
сего времени,  а не по замышлению Бояню!». Что такое былины сего времени. Былины – это быль. О героях сего времени былин не рассказывают. Кроме того намек на то, что еще и Баян слагал песни о полку Игореве. Получается, что время автора отстоит от времени похода Игоря на половцев на довольно продолжительное время. В «Слове» правда есть и опровергающая это фраза – «до ныняшнего Игоря». Но вся суть в том, что оригинал «Слова» до нас не дошел. Возможно, переписчик что-то не так перевел, понял. Возможно, фраза означает - «ныне описываемого Игоря». В принципе и одно и другое утверждения сомнительны, будем читать дальше.

    Вот интересная фраза, очень напоминающая слова из Задонщины : «И рече ему буй-тур Всеволод:  "Один брат, один свет светлый ты, Игорю! Оба есве Святославличя.  Седлай, брате,  свои борзый комони, а мои ти готови, оседлани у Курьска напереди.»  В «Задонщине» при подготовке к походу: «Молвит Андрей Ольгердович своему брату: "Брат Дмитрий, два брата мы с тобой, сыновья Ольгердовы, а внуки мы Гедиминовы, а правнуки мы Сколомендовы. Соберем, брат, любимых панов удалой Литвы, храбрых удальцов, и сами сядем на своих борзых коней и поглядим на быстрый Дон, напьемся из него шлемом воды, испытаем мечи свои литовские о шлемы татарские, а сулицы немецкие о кольчуги басурманские!"» На что Дмитрий отвечает: «…Седлай, брат Андрей, своих борзых коней, а мои уже готовы - раньше твоих оседланы.»
В «Слове» Игорь тоже говорит фразу похожую на речь Андрея: «А всядем, братие, на свои борзыя комони, да позрим  синего  Дону! Спала князю умь похоть, и жалость ему знамение заступи искусити Дону великаго. "Хощу бо, рече,  копие приломити конець поля половецкаго с вами,  русици! Хощу главу свою приложити, а любо испити шеломомь Дону».

    Такое сходство текстов, слов с «Задонщиной» породило много сомнений в подлинности «Слова о полку Игореве». Ведь подлинника до нас не дошло.  Найден был документ только в 18-м веке, а раньше не известен. Некоторые горячие головы объявляют и «Задонщину» заимствованием «Слова». Но может мы найдем другое объяснение такому подобию произведений?

  Такое впечатление, что оба произведения писал один человек, примерно в одно и то же время. Но этот человек не мог жить ранее 14-го  века. Ведь Куликовская битва состоялась в 1380-м году. Практически через 200 лет после поражения Игоря на Калке. Только какие-то новоделы в тексте слова – комонь, русицы. Можно бы подумать, что ошибка при переписке, но прочитав фразу: «Русичи великая поля черлеными щиты прегородиша, ищучи себе чти, а князю славы.», понимаем, что слово «русичи» не оговорка, не описка, а слова автора. Но если так, то наше маленькое расследование можно бы было и закончить. Никаких русичей в 12 веке не существовало, как и в 14-м. Нигде в летописях я такого слова не встречал. Было племя и название людей по вере - «русь». Если единственное число, то русин или руска, в зависимости от пола. «Русичи» же, это слово наших дней, впрочем, могло появиться и в 18-м веке, как художественный вариант в литературе.
 
И слова «комонь» в 12-м веке вроде не было. Кто сомневается, пусть откроет Лавреньтьевскую летопись и прочтет в «Повести временных лет» притчу о вещем Олеге. Как известно, он умер от укуса змеи, которая выползла из черепа его умершего коня. Там несколько раз повторяется слово «конь». Но конь там, как и сегодня, – конь. А никакой не «комонь». Правда, слово, похоже, не склонялось.

    Так что же, подделка 18-го века? Не будем спешить. Опять мы упираемся в отсутствие оригинала и даже копии, раньше 18 века. Мы ведь знаем, что современные издания, есть копии текста Мусина-Пушкина, который он подготовил для Екатерины 2, переписав древний текст. Сам же текст, сгорел во время войны с Наполеоном. Так что все эти новоделы мог внести сам Мусин –Пушкин.
 
     А потому читаем дальше: «Ту ся копием приламати, ту  ся саблям потручяти о шеломы половецкыя,  на реце на Каяле,  у Дону великаго. О Руская земле, уже за шеломянем еси!» Здесь сразу два несоответствия.
 
     Первое – сабли на вооружении русских витязей до 13 века. Как известно, вооружение  воинов руси был обоюдоострый меч, а не сабля. Это тоже можно легко найти в труде Нестора: «И сказали старцы хазарские: "Не добрая дань эта, княже: мы добыли ее оружием, острым только с одной стороны, - саблями, а у этих оружие обоюдоострое - мечи. Им суждено собирать дань и с нас и с иных земель". И сбылось все это, ибо не по своей воле говорили они, но по Божьему повелению.»  Вот в 13 веке сабли уже могли быть на вооружении Руси. Монголо-татарское нашествие не могло не оставить отпечаток на оружии. Ведь сабля как оружие более совершенно, чем меч, потому и дожила практически до наших дней, хотя используется уже только для парадов и спорта.

     Несоответствие второе – русская земля уже за холмом. Дело в том, что в 12-м веке «вся русская земля» была маленькой частью современной Украины вокруг Киева. Причем только на правой стороне Днепра. Отправляясь в половецкие земли из Путивля, Игорь уже не был в русской земле. Она была не только за холмом, и не за одним, но и за Днепром. Писатель 12 века это был просто обязан знать. А вот в 14 веке в понятие русская земля входила не только территория Украины, но и Залесье, и Литва. Вот в 14 веке русская земля для Игоря могла бы быть за холмом. Впрочем, я думаю, Игорь хорошо знал, где русская земля. Незадолго до злополучного похода, Игорь ходил на половцев по указанию Святослава вместе с Владимиром Глебовичем (князем Переяславля русского). Так вот между Игорем и Владимиром произошла ссора из-за того, кому ехать впереди.  Владимир мотивировал свое право тем, что русские князья всегда должны ехать впереди по русской земле: «Володим;ръ 75 же Гл;бовичь . посла ко 76 Игореви [II, 127] прос; оу него ;здити . на переди 77 полкомъ своимъ . кн;зи бо Роусции дал; б;хоуть 78 на перед; ;здити в Роускои земл;и 79 . Игорь 80 же не да ємоу того . Володимерь 81 же розгн;вавс;…» Из-за отказа Владимир даже повоевал за это северские земли, где княжил Игорь. Так что Владимир не считал Игоря князем русской земли.

    А вот писатель, воспевший поход Игоря, похоже, не знал, где находилась русская земля в 12 веке. И думаю потому, что его отделяли от времен Игоря 200 лет. Попробуем найти тому доказательства еще.

    Автор говорит о разрозненности русских князей и о том, что русскую землю стали воевать язычники, и даже брать дань. Ну, про дань, так это автор «Слова» скорее всего о временах хазар вспомнил. Не платили русские князья никому дани до прихода татар. Да и хазарам дань не русь, а славяне платили. Вот как он описывает нашествие язычников: «Уже бо  Сула не течет сребреными струями к граду Переяславлю, и Двина болотом течет  оным  грозным полочаном под кликом поганых. Един же Изяслав, сын Васильков, позвони своими острыми мечи о шеломы литовския, притрепа славу  деду  своему  Всеславу, а сам под черлеными щиты на кроваве траве притрепан  литовскыми  мечи, и схоти ю на кровать и рек:  "Дружину твою,  княже,  птиць крилы приоде,  а звери кровь полизаша". Не бысть ту брата Брячяслава,  ни  другаго - Всеволода. Един же изрони жемчюжну душу из храбра тела чрес злато ожерелие. Унылы голоси,пониче веселие, трубы трубят городеньскии.»

    Сразу отметим, что никакого князя городенского Изяслава летописцы не знают. Городенский князь участвовал в походе Святослава и Рюрика на половцев за два года до описываемых «Словом» событий, но звали его не Изяславом, а Мстиславом. Поход был удачным. Именно тогда был пленен половецкий князь Кобяк, который и в «Слове о полку Игореве» упомянут.

    Да и вообще ничего катастрофического для Руси во 2-й половине 12 века не было. Половцы конечно приходили на русские княжества, но это были всего лишь меж княжеские разборки, в которых они использовали степняков. А так все слаживается хорошо. Всеволод побеждает волжских болгар.Половцы терпят поражение за поражением, от коалиции русских князей. После поражения Игоря на Калке, половцы конечно захватили два города (Путивль и Римов), но после грабежа сами и ушли.

     Никакая Литва Полоцку не угрожает. Там сидит внук Всеслава Чародея – Всеслав Василькович. И даже помогает вместе с братом Брячиславом (витебским князем) Святославу в походе на Друцк, который захватил ставленник Рюрика Давид. А литва не только не нападает на Полоцк, но и воюет вместе с полочанами, как мы это видим в походе на Друцк.

     Кстати обратим внимание на оружие литовцев, которые по версии автора слова убили князя Изяслава. Изяслав убит литовскими мечами. Но разве мечами сражались литовцы даже в начале 13-го века, не говоря о 12-м? Языческая Литва была бедным краем. Мстислав, завоевав Литву, даже не нашел какой данью ему можно литву обложить, поэтому установил дань лыком, и то только затем, чтобы помнили кто у них барин. А тут вдруг мечи. Меч это принадлежность рыцаря, откуда он у литовцев? Литва и в начале 13 века сражается копьем и дубиной. Вот как описывает их Генрих Латвийский: «Узнав об этам, литовцы окружили их со всех сторон на своих быстрых конях; по своему обыкновению стали носиться кругом то справа, то слева, то убегая, то догоняя, и множество людей ранили, бросая копья и дубины.»

     Так о чем это автор «Слова»? Почему Двина вдруг болотом потекла к Полоцку?

     А все складывается правильно, если речь идет о 14-м веке. В 14 веке литовские войска действительно вооружены мечами и защищены броней. Придя к власти в русских городах Литвы, литовские князья используют их силу. Мощь литвы 13 – 14-го веков - это мощь Полоцка, Новогрудка  и их сателитов. Литовские князья 14-го века это по сути дела князья русские, поскольку русские города не принимали на престол язычников даже в качестве наместников. А крещеный литвин уже русин, как следует из литовской хроники.
 
     Вот только по традиции великим князем литовским видимо мог быть только князь исповедующий язычество. Не думаю, что кто-то требовал от них отказа от христианства. Для язычников одним богом больше одним меньше… Но вот традиции князю видимо приходилось поддерживать языческие. Таковым великим князем в 14 веке и был Ольгерд. Его первым княжеством был русский город Усвят, который он получил, женившись на дочери витебского князя. После смерти витебского князя Ольгерд наследует его престол. Не думаю, что это было бы возможно, не будь Ольгерд христианином. Даже значительнопозже нааместник Ягайлы – Скиргайло, отказавшись креститься в Полоцке, с позором был изгнан из города. А Ольгерд, к тому же, еще дважды был женат на русских княжнах. Христианами от рождения были его старшие дети от витеблянки. И имена у них у всех русские – Андрей, Дмитрий, Константин, Владимир. А вот женившись на тверской княжне, Ольгерд почему-то всех сыновей назвал странными именами – Ягайло(впрочем «Бархатная книга» называет его Яковом), Скиргайло, Витовт, Киригайло, Мингайло, Швитригайло. Почему такая разница? Не думаю, что дело в жене. Просто к тому времени Ольгерд становится великим князем литовским. И видимо фиктивно становится официально язычником.  Не это ли болото имеет ввиду автор «Слова»?
 
         Кстати поссорившись с митрополитом Алексием, Ольгерд наживает себе страшного врага. Алексий, являясь опекуном Дмитрия Донского, начинает агрессию против Литвы. В борьбе он использует религию, натравливает на Ольгерда других русских князей, константинопольского Патриарха. Но русские кнзья, столкнувшись с агрессией Москвы, все равно поддерживают Ольгерда, хотя и язычника. Введенный в заблуждение Алексием константинопольский Патриарх объявляет анафему русским князьям поддержавшим Ольгерда: «Отлучительная  грамота  русским  князьям,  не хотевшим принять  участия  в  войне против  литовского князя. (июнь  1370 года) [5]
Так как благороднейшие князья русские все согласились и заключили договор с великим князем всея Руси кир Димитрием, обязавшись страшными клятвами и целованием честного и животворящего креста, в том, чтобы всем вместе идти войною против чуждых нашей вере, врагов креста, не верующих в Господа нашего Иисуса Христа, но скверно и безбожно поклоняющихся огню; и великий князь, согласно своей клятве и договору, заключенному с теми [князьями], не дорожа своей жизнью и ставя выше всего любовь к Богу и обязанность воевать за Него и поражать врагов Его, изготовился и дожидался их; а они, не боясь Бога и не страшась своих клятв, преступили их и крестное целование, так что не только не исполнили взаимного договора и обещания, а напротив, соединились с нечестивым Ольгер-дом, который, выступив прот,ив великого князя, погубил и разорил многих христиан: то князья эти, как презрители и нарушители заповедей Божиих и своих клятв и обещаний, отлучены [от церкви] преосвященным митрополитом киевским и всея Руси, во Святом Духе возлюбленным братом и сослужителем нашей мерности.
  Признав во всем этом весьма тяжкий [грех] против всех христиан, мерность наша со своей стороны имеет этих князей отлученными, так как они действовали против священного христианского общежития, и объявляет, что они тогда получат от нас прощение, когда исполнят свои обещания и клятвы, ополчившись вместе с великим князем на врагов креста, затем придут и припадут к своему митрополиту, и упросят его писать об этом к нашей мерности; и когда митрополит напишет сюда, что они обратились и принесли истинное и чистое раскаяние, тогда они будут прошены и нашею мерностью. Итак, пусть они знают, что отлучение есть удаление и совершенное отчуждение от святой Божией церкви, и пусть принесут истинное и чистое раскаяние, чтобы получить в том прощение от нашей мерности.»

Думаю, что вот эта грамота и послужила толчком для написания «Слова о полку Игореве». Вот тот раздор русских князей, вот то нашествие язычников, вот то болото для Полоцка, о которых пишет автор «Слова».

После же Куликовской битвы, автор «Слова» видимо и сложил гимн единству русских князей написав «Задонщину». Воспел как бы результат и силу единства.
Так что весьма вероятно, что автор «Слова о полку Игореве» и есть автор «Задонщины». Поэтому и похожий стиль, одни и те же фразы. Поэтому ошибки в изображении оружия 12-го века, понятие «русской земли » 14-го века, перенесенное автором в 12-й.

Никто ни у кого не списывал, не заимствовал, не подделывал. Оба документа подлинные, а написаны одним талантливым автором, но в 14 веке.


Рецензии
Слово о полку Игореве Позднее сочинение,
это четырнадцатый век,или позже.
спрашивается где автор взял оригинальные дневники,
а монастырей Много пожгли,
кто тут разбираться будет.

Хранитель Хаоса   26.12.2017 11:37     Заявить о нарушении
Спасибо за рецензию. Монастыри конечно пожгли. Но в 19 веке была организована Археографическая Комиссия. Собрали летописи со всех монастырей и выпустили сборник - "Полное собрание русских летописей". Благодаря этому мы имеем достаточно полный свод древних документов.
К сожалению до сегодняшнего дня не найдены ни Полоцкая, ни Смоленская летописи. Возможно где-то пылятся в спецхранах.

Владимир Старовойтенко   26.12.2017 15:16   Заявить о нарушении
вотт..это Ценное замечание..!!

Хранитель Хаоса   26.12.2017 16:13   Заявить о нарушении
Предположительно автор пользовался материалами книги Дмитрия Сергеевича Лихачёва "Слово о полку Игореве", историко-литературный очерк. Москва, "Просвещение", 1982.

Из упомянутого выше источника следует, что рукописный список "Слова" был найден в начале 90-х годов 18 века известным любителем и собирателем русских древностей А.И.Мусиным-Пушкиным.
С рукописи были сняты копии, одна из которых, предназначавшаяся для Екатерины II, дошла до нашего времени.

В 1812 году сборник, включавший «Слово», сгорел в московском пожаре в доме Мусина-Пушкина на Разгуляе.

Обращения к Мусину –Пушкину: на чём, как и когда написана рукопись, где найдена, кто был участником в издании копий, сколько экземпляров отпечатано не удовлетворяли неясным характером ответов на обращения археографов того времени.

Время открытия «Слова» до сих пор остаётся неясным.

Александр Соханский   23.01.2019 12:03   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.