Памяти дорогого учителя..

 

Ушёл из жизни Хороший Человек, Уважаемый Учитель, отдавший сердце своим воспитанникам.   Николай Петрович Санников! Его имя знают тысячи выпускников Кизнерской средней школы №1, оно хорошо известно в спортивных кругах республики и далеко за её пределами.

Сотни хорошо подготовленных спортсменов воспитал Николай Петрович, многие из которых имеют заслуженные награды и звание мастера спорта.  А сколько выпускников школы стали учителями физкультуры!  Не случайно наша школа все годы по праву считалась спортивной…

Последний раз мне довелось пообщаться с Учителем два года назад, когда многие выпускники  приехали на юбилей родной школы.  Школе 60 лет! А многим из нас уже далеко за 60 и 70. Годы бегут.
Когда началось торжественное мероприятие, и в зал вошёл Николай Петрович, все поднялись со своих мест, и долго-долго не прекращались аплодисменты. Так мы чествовали и выражали свою благодарность любимому Учителю, уважаемому Человеку.

..Время берёт своё. Не та выправка, не та стать, не та походка. Возраст. Николаю Петровичу  уже за 80. Но задор, блеск в глазах, всё та хитринка во взгляде остались. И пел он по-прежнему великолепно. Когда со сцены раздался его по-мужски грубоватый голос, у многих из нас на глазах появились слёзы.

После торжественного мероприятия все вышли на центральную площадь. Здесь-то мы  и повидались,  обнялись по-свойски, как обычно, с ним, с его сыном Валерой. И первый вопрос Учителя был о моём муже: «Как Толя?». Знал, что тот тяжело болен..
Пообщаться возможности не было, потому что вокруг толпились бывшие ученики, всем хотелось что-то спросить, что-то рассказать, просто обнять своего Учителя.   Как всегда немного смущаясь, он тихо говорил, благодарил за пожелания..

 Годы идут. И мы стареем. Чего скрывать, не хочется. Но жизнь неумолима.

И вот спустя два года пришло печальное сообщение: "Николай Петрович умер".  Вечером сидел у подъезда с соседом и пел свою любимую песню. А ночью…  Ночью его не стало.

Жаль. Трудно высказать, какие чувства вызвало у меня это сообщение.  Но я не хочу о грустном.
 
В моей памяти Николай Петрович – заботливый отец, любящий муж,   строгий, но справедливый учитель, хороший наставник, сильный тренер.  Мне легко говорить об этом, потому что мы с мужем приходили к Санниковым, как к близким родственникам,  делились с ними своими радостями и горестями и всегда получали дельные советы. До сих пор у нас прекрасные отношения с их сыновьями.

А самое главное, наша семья всегда считала Николая Петровича своим крёстным отцом. Ему, а не своим родителям, мы сообщили о своём желании пожениться.  Что сказать, были молоды, только год прошёл, как школу закончили. Написали ему письмо и попросили совета. Ответ пришёл незамедлительно: «Женитесь. Вы любите друг друга. Женитесь не из корыстных соображений. Вы - сапог сапогу пара. Не важно, что рано, главное – вовремя. Вот один наш учитель не женился вовремя – сейчас бьётся как хрен об кочку».  (Грубовато, но верно). Были ещё слова одобрения и пожелания. Долго хранила я это письмо, но, к сожалению, так и не уберегла.  Да и лет немало прошло. Почти полвека. 

Вместе с женой, милой и доброй Вероникой Васильевной, пришёл Учитель на нашу свадьбу.  Вторая половина 60-х.. Все жили довольно скромно. Что дарили тогда молодым? Конечно, не деньги в конвертах.   Получить тюлевую накидку на подушки, пару чайных чашек, отрез ситца на платьице – и то хорошо. Санниковы преподнесли нам «царский» подарок: набор столовых приборов из нержавейки.
 
Но не в этом дело. Позднее мы не раз забегали к ним в гости. Просто так, на огонёк. Поделиться своими успехами, узнать как дела.  Николай Петрович с Анатолием обычно сидели в зале. Разговоры были по-семейному простые: семья, учёба, рыбалка, спорт…
Вероника Васильевна уводила меня на кухню. У нас были свои разговоры. И хоть разница в возрасте у нас была большой, разговоры  велись на равных. Сколько добрых советов, житейских, мудрых получила я тогда от неё.   Работала Вероника Васильевна в библиотеке, я была заядлым книгочеем, поэтому  и тут находились темы, которые нельзя было обойти.

На небольшой уютной кухоньке всегда был готов ароматный чай с душистым мёдом. Сколько раз приходилось лакомиться этим чудесным даром природы!   Николай Петрович всю жизнь держал свою пасеку, которая находилась километрах в двадцати от посёлка. И ездил туда всё время на велосипеде. Не было машины у Санниковых. На пасеку, на рыбалку, в лес – только на велосипеде.

Кстати, на тридцатилетие нашей свадьбы Николай Петрович приехал к нам в деревню  с банкой мёда и букетом цветов. Это в апреле-то! Неожиданно! Но приятно.

Воспоминания о Николае Петровиче как вспышки освещают мою память.

Вот после окончания 8 класса мы идём в поход. Пешочком. С полной выкладкой. На устье Люги. «Всего» километров 16.  Мальчишки несут рюкзаки потяжелее. На самом берегу в дубравнике располагаемся табором.  Кто-то идёт с учителем на рыбалку, кто-то берётся сооружать шалаши, кто-то разводит костёр. Девочки выполняют своё, женское.  Стелем большую клеёнку. Чистим картошку, готовимся варить настоящую уху. А через пару часов все сидим у костра, наслаждаемся ароматом свежей ушицы, мальчишки достают из костра горячую картошку… 
Эх, было время. А потом песни. Запевала – учитель. Как же любил он русские народные песни. Как пел их!

Вспоминаются уроки физкультуры. Девичья раздевалка через стенку от учительской, которая по совместительству ещё и снарядовой была. Мы по-военному быстро раздеваемся. Стук в стенку: «10-й «Б»?  «Да» - хором.  - «Запевай»…  И  вновь звучит: «Ох, мороз, мороз, не морозь меня…»   Почему больше всего запомнилась эта песня? Возможно потому, что её любил и часто пел отец.   Поём, хихикаем. Тогда в моде были другие песни: «Чёрный кот», «Селена», «У моря, у синего моря». Их пели, без них не обходились школьные вечера. А тут «..мороз, мороз». Но, уважая учителя, ему подпевали.

Память человеческая имеет особое свойство. Стоит только что-то вспомнить, как это «что-то» вытаскивает из глубины другие воспоминания, которые нанизываются и нанизываются  одно на другое..

Как мы готовились к соревнованиям! Не важно, к каким: школьным, районным, зональным или республиканским.  Как-то формировали сборную команду лыжников. Я вошла в состав, а судьба моего будущего мужа была под вопросом. На одно место претендовали два кандидата. Прошёл Анатолий. Там на соревнованиях мы и познакомились ближе.  Возможно, и здесь не обошлось без помощи Учителя: он видел наши зарождающиеся чувства..

А как заботился Николай Петрович о нас, спортсменах! Финишируем, с ног чуть не падаем от усталости, а он нам чай несёт. Сладкий. С глюкозой.
Только со временем поняли, как нам повезло учиться у такого наставника.

Прожита большая жизнь. Много всего было. Вспоминается и такой случай. В весенние каникулы возвращалась от родственников из Ижевска. Поезд в самую полночь. Ехать четыре часа. Села в вагон, попросила попутчиков разбудить на своей станции, тем более, они все ехали до Кизнера.  Проснулась от голоса проводника: «Сосновка, Сосновка». Сон прошёл моментально. На размышление времени не было. Проехала я свою станцию.

Сейчас и горевать-то не пришлось бы. А тогда.. Денег – ноль. На все про всё было  дано по минимуму. На последние деньги купила маме подарок. Гребёнку. Вот так и вышла на перрон..  Раннее утро. На вокзале ни души. До ближайшего поезда ждать и ждать. А чего ждать, если денег нет. В Сосновке никого из родных. До своей станции 18 км.  Да и секцию нельзя было пропустить.  Вспомнила, как мы в поход на Вятку ходили, и пошла. Одна.  Поезда, в основном товарные и скорые пассажирские,  пролетали мимо, а я по шпалам...   Внизу насыпи по насту шумно прыгали вороны,  кричали, по дороге прошли мужчина с подростком. А я одна все 18 км.   Боялась? Конечно, боялась.  Но шла. Деваться-то некуда. Сейчас это трудно представить, но «поход» этот  навсегда остался в памяти.

Как он связан с Николаем Петровичем? Очень просто. Пришла домой, а меня в это  время никто  и не ждал. Удивились только тому, что взрослые люди не разбудили девчонку-школьницу. Мама накормила пирогами, и я пошла на секцию.  Устала очень, но пропускать нельзя. Тренер строгий. Пришла, рассказала всё Николаю Петровичу. Девчонки на разминку, а меня он на скамейку посадил. Девчонки бегом, вприсядку, шагом, прыжками..  Ворчат: «чего это Валя сидит?» А Николай Петрович спокойно: «она сегодня тройную разминку сделала, пусть посидит». 
 
Мелочи?  Возможно. А у меня до сих пор в памяти.

Так получилось, что не прошла я по конкурсу в первый год после школы и устроилась на работу. Только-только открылись первые цеха швейной фабрики. Пригодились знания, полученные в школе. Конечно, было обидно: училась хорошо, а один балл решил всё.  Но опять Николай Петрович помог. Приехали домой, зашли к ним повидаться, а он мне предложил направление на курсы пионервожатых и учителей физкультуры. После окончания этих курсов я и получила «диплом». Первый в жизни.
 
Какое-то время семья Николая Петровича жила на нашей улице. Каждый день я видела, как Учитель шёл на работу. Спортивным шагом, стройный, подтянутый..

Однажды отец привёз машину дров. Мы с ним всё быстренько распилили вручную. «Дружба-2» , как шутил отец, у нас работала без сбоев.  Распилить-то распилили, а колоть чаще всего мне доводилось. Благо, тюльки были небольшие.  Как девчонке, мне было неудобно заниматься таким мужским делом. Но жизнь заставляла: отец приходил с работы поздно, а выходной тогда только один был.  Не любила я работу затягивать, и работа была не в напряг. Но как только кто-то появлялся на улице,  старалась зайти во двор. А тут просмотрела, не заметила, как из-за тополей вышел Николай Петрович. Понял, что я засмущалась, подошёл и сказал всего пару фраз. Но запомнились они навсегда.  «Не надо стесняться никакой работы, Валя. Молодец, что родителям помогаешь». - Сказал и пошёл дальше.

Простота в общении всегда поражала. Никаких нотаций, нравоучений. И к словам учителя все прислушивались.

Всегда в памяти и такой случай. Закончился первый день республиканских соревнований. После ужина с лыжной базы направились на квартиру знакомых Николая  Петровича только переночевать.
С чего тогда привязался ко мне кашель? Слабость какая-то навалилась. Старалась не показать вида. Завтра - эстафета.
Молодые, здоровые, шумные с шутками-прибаутками легли на пол. Меня положили к стене, чтобы кашлем не беспокоить остальных. Молодо-зелено. Всё хи-хи да ха-ха. Вспоминали, кто как по трассе бежал, как тягуны преодолевал, кто кого обошёл. Про поражения умалчивали. Николай Петрович сначала одёргивал слишком ретивых, а потом заснул.

От стены холодом несёт, уснуть невозможно.  Слышу, мой будущий муж к стене ложится, закрыл своим телом эту злосчастную щель.
Поутру кто-то хихикнул, попытался поострить, но Учитель строго посмотрел на остряка-шутника и сказал: «Молодец, Толя,  а я и не подумал, что Вале у стены холодно будет». Всё. Больше ни одной шутки не было.

 Кстати, из наших лыжников несколько семейных пар сложилось. Жили все счастливо, только мужья раньше времени ушли: инфаркт, инсульт, авария…

Вспомнила про ижевские тягуны (так мы называли затяжные подъёмы), а в памяти ещё одни соревнования.
В нашем посёлке нет гор, тренироваться ездили в село Кизнер. И там не горы, но что-то вроде того. Готовились к очередным соревнованиям. Предстояло ехать в Шаркан, что на самом севере республики находится.  Увидели мы горы и обомлели: вот это спуски. Не пугали подъёмы. Туда можно «ёлочкой» подняться, боком ступеньками… У каждого свой способ. А вот спускаться..  Так и тянуло присесть ближе к земле, чтобы падать не больно было. 

Надо  знакомиться с трассой. Прошли отмерянные километры, и вот он – самый крутой решающий  спуск перед финишем. Кто-то лихо спустился, кто-то,  немного осторожничая, а несколько человек замерли наверху.  Николай Петрович внизу стоит и кричит: «Спускаться, спускаться! Стоять, стоять! На пятую точку не садиться! На пятую точку не садиться!» А что делать? И падали,   и садились, кому посчастливилось, спускались гордо, не потеряв осанки. И лыжи ломали. Один спуск, где я сломала лыжу,  моим именем назвали.

Сколько доброго вспоминается, когда слышу имя своего Учителя, когда рассматриваю школьные фотографии.
 
Группа ребят из нашего класса. Мы на школьном стадионе. Спортивный фестиваль в конце учебного года – эта многолетняя школьная традиция. Свои чемпионы, свои рекорды. Награды, грамоты, кубки..  И за все этим Николай Петрович и его коллеги, учителя физкультуры: Рязанов Александр Иванович, бывший фронтовик, заслуженный житель Кизнерского района, Грахов Анатолий Владимирович, ближайший друг и соратник.

Фото, где мы стоим на линейке. Да, наша школьная линейка. Строимся, толкаемся, хотя каждый  знает своё место.  Но стоит только Николаю Петровичу сказать: «Школа! Ра-а-вня-я-йсь!» И все замирают. Дисциплина превыше всего.

А вот фото, на котором мы уже сорокалетние.  Стоим в спортзале, а в центре группы он, наш дорогой Учитель…

Хороший человек, хороший семьянин. Я видела, с каким теплом он относился к своей жене, получая взамен такое же отношение.  Ни разу не приходилось слышать, чтобы они назвали друг друга по имени. Только так: «Вероника Васильевна и Николай Петрович». Иногда просто: «Петрович».
И сыновья воспитаны в духе семьи.

Я рада, что в нашей жизни был такой Человек, такой Учитель, Наставник, просто старший Товарищ, к которому можно было обратиться с любым вопросом, с любой просьбой и всегда получить нужный совет.

Жаль. Безмерно жаль.
Вечная память Вам, Николай Петрович!


(Кизнер – наш родной посёлок).

На снимке: три поколения Санниковых.


Рецензии
Светлая память замечательному человеку! Как хорошо,что встречаются такие люди, о которых с теплотой вспоминаешь всю жизнь.

Галина Емельянова 2   21.09.2019 08:45     Заявить о нарушении
Спасибо, Галина. Да, это был хороший во всех отношениях человек.

Валентина Колбина   21.09.2019 12:22   Заявить о нарушении
Как поживают Ваши сказки?

Валентина Колбина   21.09.2019 12:23   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 43 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.