Сент-Оноре Париж

Наша улица Сент-Оноре разговаривает по разному. Она притихает, спит только  с трех ночи до пяти, и то изредка, просыпаясь шагами редкого прохожего или группы молодых людей, а с пяти часов, даже немного раньше она поет, множеством голосов птичек, странно на почти голой улице в центре Парижа слышать птичий хор.
В шестом часу появляется шуршание ног, сначала редкое, потом частое, а вскоре гул и шум машин, отдаленных, пока с улицы Риволи. Немногим позже появляются резкие звуки, открывающих желюзей  нашей кондитерской, других магазинов, мусорных баков вывозимых с подъездов, подъезжающих машин, привозящих продукты и забирающих мусор.
В это время от семи до восьми часов наша улица наиболее загрязнена, повсюду окурки, полные мусорки, по обеим сторонам вывезенные из подъездов мусорные баки на колесиках.
 В восемь появляется пожилой дядька, дворник, в ярко зеленой фирменной одежде с метлой в руках. После "эколога"  Сент-Оноре приобретает божеский вид, который начинает еще разукрашиваться витринами магазинов и кафе, которые открываются один за другим . В это же время улица оживает не только голосами людей, но и машин, сующих свой нос  повсюду.
Вскоре к девяти- десяти она становится не только громкой, но и тесной - она шумит и тяжело дышит, словно бомжик, который занимает место возле пересечения нашей и Rue du Louvra. Я курю на улице между машинами, ибо на тротуаре мешаю людям, снующих в обе стороны.
На этом месте бомжей бывает трое, но в разное время. Один из них, неприятный, громогласный верзила с лицом пьяницы, второй, похожий на щуплого деда, с бородой и заискивающими, глубоко спрятанными глазами, на вид лет семидесяти, а третий молодой с улыбающимся лицом дауна. Сегодня сидит молодой, угощаю его сигаретами, даю три штуки, получая от него " Бонжур, месье".  Сигарету тушу об асфальт и окурок бросаю в пакет, что не делают французы, они бросают на тротуары, видимо считают это нормой. Наша улица живет и здравствует в таком режиме до начала вечера.
 С восемнадцати часов она становится как бы уже, ибо в толпы иногородних стекаются ручьи парижан, закончивших работать. Быстро заполняются столики на улице возле кафешек, как говорит мой младой спутник "мне кажется, что они только и делают, что пьют". Улица гудит, как улей, и это продолжается до 11-12 часов вечера, а в пятницу и субботу и до двух.
После двенадцати она разговаривает вполголоса, а вскоре и переходит на шепот, который из редко прерывается громким говором, загулявшимися прохожими.Но, а в три часа она засыпает, просыпаясь медленно и томно под пение королевских птичек, сада Тюильри....И все начинается сначала...


Рецензии
"С восемнадцати часов... быстро заполняются столики на улице возле кафешек ...мне кажется, что они только и делают, что пьют". Наблюдательный попался "младой спутник". А сам-то пьёт?

Анатолий Ефремов   18.02.2017 22:45     Заявить о нарушении
Внуку 11 лет)))

Сергей Лушников   19.02.2017 16:47   Заявить о нарушении