Попал под санкции

            В погожие, тёплые дни я часто уединяюсь в парке. До него мне рукой подать: на рассвете у себя в спальне наслаждаюсь пением птиц, обитающих там. На берегу живописного озера, в тенистых бамбуковых зарослях, уютно устраиваюсь в кресле-качалке, отвлекаюсь от сегодняшних политических безумств, наблюдаю за беспечной жизнью гусей, уток и лебедей. А с деревянного мостика можно покормить хлебом огромных язей и карпов. Если есть рай на земле, так это, именно, здесь.

Приступаю к творческому процессу – сочинительству. Придумываю сюжеты для написания рассказов и повестей. Что-то накануне ночью мне приснилось занимательное и крайне парадоксальное. Вот только бы вспомнить и записать. Сны, часто, не лишены смысла.
               
                * * *

       Зря прихватил с собой мобильный телефон. Жена требует срочно вернуться домой. Что случилось? Неотложное дело.

Через минуту выясняю.

     -  Тебя разыскивает Генконсул. Сказал, через двадцать минут перезвонит.

     -  Зачем мне он нужен? Перебьётся. Скажи, что не нашла меня.

     -  Ты с ума сошёл?! Тебе что, Генконсул каждый день звонит?

Прошло около часа. Жду. Звонок. Бегу, затаив дыхание. Слышу полу-вежливый,  полу-командный тон дипломата.

     -  Господин Наумович, вам надлежит немедленно прибыть в Москву. Через три часа вылет
        самолёта из Франкфурта. Мы посылаем за вами машину. Не забудьте документы.

     -  Вы что, меня разыгрываете? Я давно на пенсии, мне за семьдесят, вы что-то путаете.

     -  Отставить разговоры, не теряйте времени, собирайтесь. Вами интересуются на самом верху.

Вешает трубку.

Жена советует не обострять отношение. Готовит мне костюм с белой рубашкой и галстуком. Строит догадки, успокаивает.
Я не понимаю, что происходит, но безвольно подчиняюсь обстоятельствам. Сажусь в машину.
Лечу, не знаю куда, не знаю зачем.

                * * *

Прямо с трапа самолёта сажают в лимузин  с мигалкой,  несёмся по московским улицам. Вежливые человечки сидят слева и справа от меня. Молчат. На вопросы не отвечают. Только докладывают кому-то по мобильной связи. Старший даёт указание водителю: « Едем в Ново-Огурёво».

Быстро доехали .  Бросается в глаза большая плотность вежливых человечков на один квадратный метр территории.  Чья то резиденция.

Завели в просторный кабинет. Предложили стул. Выставили  стакан с водой, вежливо предложили попить. Просят подождать неопределённое время. Жду. Сколько? Не могу сказать. Но всего трясёт от озноба. Проклятая простата. Где тут туалет? Сопровождают, ждут  в коридоре.

                * * *

Опять просторный кабинет. За длинным столом сидят трое. Двоих сразу же узнаю. Третьего вижу впервые.

В центре сидит Давид Иосифович Корзон, известный всем с детства Народный артист - Советский Френк Синатра, депутат всех созывов. Справа- Владислав Курков, советник по особым поручениям высокого ранга.

Тот, что неизвестный, просит предъявить документы. Даю ему свой загранпаспорт. Сверлит глазами, спрашивает:

    -  А где шенгенская виза?

Паспорт мне не возвращает. Подсовывает какую- то бумагу, в которой я должен расписаться.

    -     С этой минуты вы, гражданин Наумович, являетесь участником
          спецоперации, что накладывает на вас обязанность не разглашать
          государственную тайну.

    -     Я не согласен. Не втягивайте меня  ни в какие операции. Я хочу 
          спокойно жить. Оставьте меня в покое. Верните в Германию.

Советник  по особым делам Курков мне на это отвечает.

    -     Мы обещаем, что вы вернётесь, после полного окончания спецоперации.
          Вкратце объясню в чём она заключается и почему именно вам выпала   
          честь в ней участвовать.
          Дело в том, что наш дорогой и всеми уважаемый певец  Давид Иосифович 
          Корзон нуждается в  срочном лечении в одной из европейских стран. Но за свою
          патриотическую и гражданскую позицию его внесли в чёрный список лиц нежелательных на
          Западе.
          Таким образом, америкосы и еврогейцы вынесли нашему Френку Синатре смертный
          приговор,  с чем мы не можем согласиться и делаем всё возможное, чтобы спасти 
          человека, защитить его право на жизнь. Переговоры с нашими западными партнёрами не
          привели к желаемому результату. Поэтому мы решили пойти на крайнюю меру: Давид
          Иосифович пересечёт шенгенскую зону с чужим паспортом, обладатель которого внешне
          похож на него. С этой целью наши спецслужбы составили компьютерную программу с
          задачей отыскать в имеющейся картотеке наиболее подходящего по всем критериям
          человека. Таким образом, техника выбрала вас.

    -     Что за чушь!!! Я похож на Корзона? Или он похож на меня?

    -     А вот мы сейчас убедимся. Ведь не могла же умная машина подвести. Уважаемый Давид
          Иосифович,  снимите на время свой парик, а вы, гражданин Наумович, наденьте его.

Нехотя надеваю парик.  Корзон лысый смотрится совсем иначе, чем обычно. Что-то схожее со мной проявляется. Действительно мы с ним похожи. Он ещё больше, чем я похож на мою бабушку. Но все смотрят почему-то на меня. Все трое признают, что в парике я вылетый  Корзон , но чуть помоложе. Корзон сам это признал и стал интересоваться моей родословной.

Никаких общих корней у нас не обнаружено. Просто случайность. Все люди братья.

А раз так, надо брату помочь. Тем более когда-то, в советские времена, я ходил на его сольные концерты специально, послушать еврейские песни, запрещённые властями . Благодаря его смелости звучали «Хава нагила», «Аидише мама», «Бай мир бист ду шейн.»

    -     Давид Иосифович, рад, если помогу Вам. Но Вы не забыли, что кроме фотографии в
          паспорте, могут потребовать отпечатки указательных пальцев.

Советник  по особым поручениям Курков и на это знает, что ответить.

    -     Мы предусмотрели и это обстоятельство. Нет проблемы. Наши врачи-трансплантологи
          самые лучшие в мире. Осуществить пересадку двух указательных пальцев им не
          представляет особого труда. Потом, когда всё закончится удачно, вы получите обратно
          ваши фаланги, ведь они Давиду Иосифовичу нахрен не нужны. Не так ли?

    -     Я согласен временно прижить чужие пальцы, но при условии, что мои собственные пальцы
          будут надёжно законсервированны и сохранены для дальнейшего использования в моей
          творческой жизни.- говорит Народный артист, не сказав ни слова сочувствия в мой адрес.


На меня уже никто не обращает внимания: парик вернули хозяину, мой паспорт с европейской визой Корзон положил в свой внутренний карман. Я остаюсь на родине без документов и без двух указательных пальцев.

Куда идти, где жить всё это время, пока знаменитый артист будет лечиться в Европе,  а также встречаться с детьми и внуками, с которыми его разлучили , лишив визы?

Ответа на эти вопросы я уже не узнаю.

  Проклятая простата. Мне опять надо бежать в туалет.

После туалета я уже уснуть не могу. Сон прервался. Продолжения не следует.

Кто знает, к чему этот сон? Как его толковать? Если кто-нибудь знает – отзовитесь.


               


Рецензии
Сон оказался интересным, ироничным и пророческим. Любят некоторые поплевать в колодец... По этому случаю Вспоминаю Михаила Задорнова, который демонстративно порвал американскую визу, когда его концерты по Америке провалились. Теперь со сцены поливает америкосов. Однако вдруг придётся...
Творческих успехов Вам, Леонид.
С дружеским приветом,

Мотлевич Владимир   14.08.2016 02:39     Заявить о нарушении
Спасибо, Владимир. Михаил Задорнов зарабатывает на антиамериканизме у тех, кто сами используют исключительно достижения передовой науки и техники этих "глупых америкосов", не создав своего ничего путного: ни автомобиля, ни телефона, ни интернета, ни лекарств от болезней.

Леонид Наумович   16.08.2016 13:29   Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.