Роковая наследственность. Часть 4. Глава 14

Сделав всего несколько шагов из кабинета начальника полицейского участка, Степан понял, что уйти от сюда прямо сейчас он не сможет. От долгого стояния на одном месте ноги были словно ватные и отказывались куда-либо идти. К тому же, изрядно перенервничав, у него разболелась голова и, непомерно распухая, ныла рука. Не привлекая внимания, он сел на скамейку в углу коридора.
- Что ж мне теперяча делать то? Где Катю искать – ума не приложу... Ладно, сейчас передохну маленько, да и пойду, вот только бы где водицы найти, мочи нет как пить охота, - подумал Степан, потирая иссохшие губы. Подняв голову, в нескольких шагах от себя у противоположной стены он увидел деревянную кадушку на крышке которой лежал небольшой ковшик. Преодолевая усталость Степан направился к заветной кадушке как вдруг, кто-то дважды похлопал его по плечу.
- Эй! Ты что ль Востряков Степан будешь?
- Я, - повернув голову ответил он, стоящему за спиной конвойному полицейскому.
- Пойдём, тебя начальник к себе требует.
- Так ведь меня ж отпустили, не виновным признали, - пытаясь отстоять свободу хриплым голосом произнёс Степан.
- Это меня не касаемо. Приказано доставить тебя к его благородию господину полковнику. Ступай давай!
Жалея, что сразу не ушёл из полицейского участка, Степан покорно вошёл в кабинет, откуда вышел менее получаса тому назад.    
- Ну братец, и куда же ты пропал? – неожиданно услышал Степан от начальника, который встав из-за стола шёл ему навстречу. Затем указав на небольшой диванчик стоящий с лева от двери, дружелюбно похлопав Степана по спине он предложил ему сесть.
Почувствовав доброе расположение со стороны его благородия, на сердце у Степана отлегло, и он позволил себе попросить на минуту отлучиться, чтобы там в коридоре из кадушки напиться воды.
- Будет тебе водица, - ответил начальник, расплывшись в широкой улыбке, тут же приказав принести ему в кабинет графин с водой и два стакана чая. 
Не торопясь попивая горячий ароматный чай и наблюдая за Степаном, с жадностью поглощающим один за другим стакан с водой, Николай Петрович Малахов обдумывал план возможности поиметь с купца Пашкова не плохой куш за обещание не придавать огласке дело о пропаже его служанки. Для этой цели он и приказал вернуть Степана, у которого было необходимо выведать как можно больше подробностей.
Вытерев рот рукавом, довольный Степан поблагодарил начальника и положив руки на колени замер, ожидая услышать причину, по которой его возвернули.
- А скажи мне Степан, - начал разговор Николай Петрович, глядя на собеседника слегка прищурившись. -  Что ещё ты можешь рассказать о своей дочери, кроме того, что я уже слышал. Может ты скрываешь что, не договариваешь? Так пойми, любая мелочь может что-то прояснить иль подсказать.
- О-о-ох ты Господи Боже ж ты мой! – радостно выпалил Степан, ударив здоровой рукой по колену. – Так вот зачем вы меня воротили... Нечто взаправду помочь хотите?
- Вот глупый! Хочу, не хочу...  Должность у меня такая, стеречь да разыскивать.
Я за это жалование получаю. И зачем тогда по-твоему я тебя сюда позвал? Не чай же пить в самом то деле. Ну, теперь понял?
- Понял господин полковник, понял, благодарствую! А то уж я совсем было сник. Куда идти? Где искать? Ума не приложу.
- Ну хорошо, хорошо. Только пока благодарить не за что. Ты давай, рассказывай, ежели ещё что знаешь.
Думая о том, что можно говорить, а о чём и умолчать не грех, Степан заговорил медленно, слегка растягивая слова. 
- Ну-у-у ежели только то, что-о-о Катю мою приходили сватать благородные господа. Опосля этого в доме купца и случился большой скандал. Жене Матвея Егорыча не по нраву пришлось, что сватать пришли не её дочерей, а служанку. Господ энтих она прогнала, а на утро следующего дня обнаружилось, что Катюша пропала. По сей день, о том случае прислуге ихней велено молчать, а про Катюшу говорить, что мол домой в деревню она возвернуться изволила.
- От кого ты узнал эти подробности? Кто рассказал? - настороженно спросил полковник.
- Так это-о-о, от Серафимы Аркадьевны, а опосля и сам Матвей Егорыч подтвердил, что всё оно так и было.
- От какой такой Серафимы Аркадьевны?
- От жены его высокородия господина статского советника, что живут на одной улице с семьёй Пашковых. Дома ихние друг напротив дружки стоят.
- Вот это, да-а-а, - только и смог произнести начальник от удивления выпучив глаза.
- Это где же скажи на милость тебе удалось с этой великосветской дамой вступить в разговор?
Уловив недоверие в интонации полковника, в качестве доказательства Степан во всех подробностях рассказал о том, как случайно оказался в гостях у жены статского советника, которая охотно поведала ему некоторые подробности из жизни семейства Пашковых, а также поделилась слухами и своими догадками об причине исчезновения Кати.
Выслушав Степана начальник быстрым шагом подошёл к своему столу. Периодически макая перо в чернильницу, он сосредоточенно что-то записывал на листе бумаги. Затем вернувшись на диван и залпом допив остатки уже остывшего чая, заговорил как бы рассуждая.
- Значит нам известно, что к твоей дочери сватались благородные господа. А ты не думал с чего бы это, к служанке то?
- Да кто ж разберёт господ этих...
- А я думаю, что причина тут одна – её красота! В это трудно поверить только тому, кто не видел её воочию. Испокон веков и по сей день мужчины падки на женскую красоту. Отсюда следует моя первая версия - твою Катю могли попросту украсть!
- Украсть? – удивился Степан.
 - Чего удивляешься? Можно подумать у вас в деревнях парни девок не крадут?
- Крадут, - подтвердил Степан, расплывшись в озорной улыбке.
– Вот в прошлом годе, в соседней деревне один малахольный поповскую дочку украл. Шуму было-о-о... Уж очень хороша собой была эта самая Ульяна. Мужики да парни ей прохода не давали. А попу, нет что б дочь замуж выдать, да и дело с концом... Так он вместо этого всё грозился в монастырь её сослать, говорил красота у неё от беса, за что молиться заставлял с утра до ночи. Противясь воли отца и не дожидаючись, когда её насильно в монашки постригут, Ульянка со своим парнем сбежала из деревни. Это уж потом стало ясно, что побег энтот они вместе готовили.
- Ну и что, нашли их?
- Да куды там... Искали-искали, да вскоре угомонились. 
- Вот видишь, и твоя Катя могла вот так же сбежать. Не исключено, что среди сватавшихся к ней господ не было того, кто и ей был по сердцу.
Степан хотел было что-то возразить, но продолжая взахлёб высказывать свои предположения, полковник не дал ему такой возможности.
- Но! Возможна ещё и другая версия. Ежели скандал всё же имел место, то твоя дочь могла из-за него пострадать. Одно-два обидных слова в её адрес и ушла она куда глаза глядят. Такое довольно часто случается. Народ вольным стал, страх потерял, чуть что не так и бежит от хозяев.
- Так ведь Матвей Егорыч мне признался - скандал то взаправду был! Однако побожился что Катюшу никто не выгонял. Говорил будто она сама ушла. Так не уж то это правда? Но куды, куды она пойти то могла? – выпалил Степан на одном дыхании.
- Куда-куда? Хм...  Времени прошло уж больно много, полгода срок огромный. Искать будем, но найдём ли... Так что не взыщи... И вот ещё что. Ты Степан мужик не глупый и должен понимать, что люди упомянутые тобой в нашем разговоре - богаты и влиятельны. Поэтому, в твоих интересах держать язык за зубами, лишнего не болтать, их имён не произносить и о нашем разговоре ни-ко-му... Договорились, обещаешь?
- Обещаю ваше благородие, - ответил Степан, не чувствуя подвоха.
- Ну вот и славно. Сегодня уж поздно, а завтра с утра пораньше тебе надо будет прибыть вот по этому адресу, - и начальник достал из кармана небольшой клочок бумаги, где печатными буквами было что-то написано. – Это для извозчика, отдашь ему, он прочтёт и отвезёт куда надобно. Ты сам то грамотный, читать умеешь?
- Умею, - с гордостью ответил Степан.
- Это хорошо. Ежели извозчик не грамотный попадётся, прочтешь ему.
Решив доказать, что он действительно умеет читать, развернув бумажку Степан прочитал громко вслух жирно выделенное слово, «МОРГЪ», и тут же побледнев спросил.
- Это зачем мне туда-то ...?
- А затем, что б убедиться, что твоей дочери там нет! И не возражай, таков порядок. Без этой процедуры начинать поиск нельзя, смысла нет. Разыскивая человека среди живых, требуется по началу убедиться, что его нет среди мёртвых! -  сменив дружелюбный тон на ультимативный, по-военному чётко выговорил полковник. А затем уже спокойным тоном добавил.
-  Не скрою, процедура тебя ожидает пренеприятнейшая, но ничего не поделаешь... Там в морге тебя будет ожидать мой помощник, он и объяснит, что к чему. А теперь ступай, у меня другие дела ещё имеются.
Медленно встав с дивана Степан поклонился начальнику.
- Спасибо вам ваше благородие, за всё спасибо. Бога буду молить о здравии вашем. А уж ежели дочь разыщите, так отблагодарить сумею, не сумневайтесь... 
Когда за ним закрылась дверь, Николай Петрович Малахов попросил разыскать своего помощника. Ожидая его, он подошёл к окну. На город спустились сумерки, и Фонарщики торопливо принялись за работу. Переходя от фонаря к фонарю они словно, жуки-светляки одевали улицы в ночной тусклый свет.
- Да-а-а, жалко девку, красавица была... Полгода прошло, а отец так ничего и не понял. Была б жива, уж давно бы объявилась. Свататься к ней видите ли приходили...Так это дело не хитрое, можно и посвататься. Только разве ж на таких благородные господа женятся? Наобещают золотые горы, натешатся вдоволь, да и выкинут на улицу или ещё чего похуже... Да-с, не думал я, что дело это мне так скоро разрешить удастся. Завтра в морге насмотрится папенька до тошноты на синюшных девиц, можь чего и поймёт да домой вернётся. А я тогда и заявлюсь к Матвею Егорычу, – рассуждал в слух начальник, глядя в спину медленно идущему по тротуару Степану. Заметив двух юнкеров, полковник весело щёлкнул пальцами, подумав о том, что был абсолютно прав, когда два года тому назад запретил своим сыновьям бывать в доме купца Пашкова...

-----------------------------

До этой самой ночи Степан недоумевал - какая такая бессонница людей по ночам мучает? Умаявшись за день, он всегда спал мёртвым сном до первых петухов.      И вот теперь ему довелось испытать все её ужасы. Не переставая ныла рука, кусали клопы, с улицы доносились пьяные голоса, но более всего ему не давали покоя мысли, мысли о том, что ждёт его завтра. В конец измучившись он вдруг сжался в комок и упав лицом в подушку закричал.
- Катенька, доченька, дитятко милое! Боже упаси! Боже упаси! Об одном молю – только б тебя там не было! Пущай мы тебя боле никогда не увидим, только б ты была живёхонька!
Этому крику души были отданы последние силы. Откинувшись на спину Степан жадно вдохнул воздух. Страшные мысли исчезли. Неимоверная усталость овладела им и сомкнув ему веки, заставила наконец уснуть.


Рецензии