Секса не было...

Что такое «секс» Лёшка не знал, да и откуда было знать деревенскому «пацану» такое мудрёное слово. Книжки в которых было написано «про это», в школьной и одновременно деревенской библиотеке, стояли на отдельной полке и выдавались библиотекарем только учителям и другим взрослым жителям деревни.

Собственно книжек не было. Одна книжка Мопассана, да и она постоянно была на «руках» читателей. Лешка знал слова, которые указывали на половую принадлежность. У мужчин..! У женщин..!

Потому у мужиков..! у женщин..!

Но вслух, дома, Лёшка  их старался не произносить. Мамка услышит, по губам «надаёт».

Было еще одно слово, сейчас оно применяется в несколько изменённым виде, когда рассказывают о случайной  любовной связи : « ...всю ночь»!

В те времена, когда взрослый парень в обнимку с девушкой , тёплым летним вечером шли по направлению к ближайшему березовому «околку», деревенские пацаны говорили: «... пошли »!

Как это делать на практике Лёшка не умел.
Да и не нужно было.
Но… когда ему «стукнуло»  шестнадцать лет интерес к этой теме возрос прямо пропорционально тому, что « возросло» в штанах.

Голую женщину видел он только через мутное оконце в бане. «Подглядывал» за соседкой, пока она мыла голову и другие, таинственные места тела.

Всю информацию об этом Лёшка, как и другие деревенские мальчишки, получал из «интернета» того времени, который назывался « хомутовка»,( помещение  для хранения хомутов, уздечек, сбруи и другой упряжи для лошадей.)

В деревне  были трактора, но основной рабочей силой были кони, бабы и мужики - колхозники (в городе насмешливо, а то и с презрением так называли людей работавших на земле).

Хотя в документах правителей государства это было официальное название  «крепостных» крестьян. Паспортов не было. Права передвижения по свободной стране «… где так вольно дышит человек! » не было.
И Юрьева дня также не было.

Было одно право, работать и… работать !

Ничего этого Лешка ещё не знал, да и не мог знать. В школу  пошёл с восьми лет. Четыре класса окончил в малокомплектной школе.

Деревня в которой он жил с детства, называлась Наша родина.

Десятый класс заканчивал в районном посёлке, который находился в шести километрах от деревни. Учительница на уроках говорила, что дети должны любить свою страну, свою Родину.

Лёшка слушал, а думал о другом.

Одноклассница Ольга « Толстенькая» с которой они сидели на одной парте, интересовала его больше чем слова учительницы.

Даже не сама одноклассница, а её не по возрасту большие груди, которые, когда она отбрасывала, свесившуюся косичку за спину, колыхались  так волнующе, что ему приходилось рукой придавливать книзу свою уже «мужскую палочку».

Он написал ей записку: « Ольга давай с тобой дружить!». Она ответила « Давай!» Тот год в десятый пошли только двое «нашеродинских» (местные жители так себя называли). Лёшка да Ольга.

После уроков ( учились во вторую смену) вдвоём пошли в деревню. Он на правах «друга» нёс портфель Ольги, это означало «провожать» ту с которой заключено соглашение «дружить».

Присели на  большом валуне, сером камне, который лежал за околицей. Он обнял Ольгу и неумело «обмусолил» ,поцеловал её губы!

Помолчали.

Он ещё  и ещё «мусолил» губы Ольги, а рука  уже лезла  под её кофточку.

Закончилось тем, что она вырвалась, обозвала его нехорошим словом и … убежала! Вот и весь опыт.

Для взрослых парней и мужиков «хомутовка» была клубом, казино, баром, рестораном и другими увеселительными заведениями, которые сейчас существуют.

Правда все это функционировало только зимними вечерами до десяти вечера, пока председатель колхоза не отключал «движок» (электрогенератор).

Тусклая лампочка под закопченным от дыма « козьих ножек» (самокруток из табака, « махорка» назывался) потолком, гасла. Мужики и парни расходились по домам.

Некоторых из них ( кто не мог самостоятельно передвигаться от употребления алкоголя),  уводили жены, с «матами» и уговорами.

Почему «интернет того времени»?

В « хомутовке» можно было узнать и просмотреть всё.

И ещё. Сейчас любой сайт это хомут, если влез, то надо ехать и сам без помощи не «распрягёшься». Так и «хомутовка».

Побывал мужик или парень один разок и... зависимость!

Как положено был старший. Николай Иваныч, « Лобастый» прозвище у него было.

Мужик  был правильный и авторитетный. И не пил спиртное. Никогда. Сын родился, а он не выпил. Обычно он сидел на лавке, в центре стола и чинил сбрую, или подшивал валенки. И отвечал на спорные вопросы. А иногда усмирял особо буйных «посетителей».

Работал кузнецом, на одной ладони пять куриных яиц укладывалось, потому делал это легко. 

Итак жмём клавишу, «интернет – хомутовка» открывается!

Новости:

- У Петьки Колчака корова двумя телятами «отелилась»! – сообщает Петька Клешня.
- Да ну на...! Так уж и двумя?
- Фёкла Кривая, у колодца моей бабе говорила.
- Да ей соврать, что..., юбку задрала и у забора присела.

Политика:

- Председатель в район ездил, свежую газету привез.
- Когда читать будем?
- Завтра.
- А на словах ничего не сказал? Он то уже прочитал.
- Сказал, что огороды «пообрезают», только пятнадцать соток оставят.
- ...мой...! А жрать то что, без картошки? Скотину держать не получится.
- И кто это придумал?
- Главный председатель государства нашего.
- Вот чёрт лысый, чтоб у него … Васька! Ты у нас грамотный, скажи как по научному ... называется?
- А что я то?
- Ты же в очках, и библиотекаршу кто домой провожает? Не ты?
- Причём здесь очки? Ну пенис называется.
- Фу! Слово какое то «матерщинное»! Так вот, чтобы у него на лбу этот пенис вырос…
Зачем на лбу? Может лучше на пятке?
-Нет уж! Пусть народ видит кто главный в государстве.

Мужики вздыхали, чесали затылки, согласно кивали головами.

-«Лобастый», а когда радио работать будет?
- Как только новые батареи питания из района привезут.
-А а а!

Лёшка помнил, когда на столбе у конторы «повесили» чёрную тарелку и из неё заговорил какой то мужик, пацаны подумали что он ещё и видит через « тарелку».

Спрятались за амбар, «посовещались» , выскочив из за угла стали показывать непристойные жесты и громко кричать «матерные» слова.  Делали это быстро. И также быстро спрятались за амбар. Довольные, расходились по домам.

Казино и коктейль- бар:

- Может в картишки перекинемся?
-А карты с голыми бабами?
-Обижаешь «начальник». Только картинки потёрлись.
Сойдёт.
-В « очко» или «буру»?
-А на кон, что ставить будем?
-Вот ...! Будто не знаешь.
-«Самогонку» надоело. А давайте ее с « брагой» смешивать?
-На «ерша» значит? Но это же будет ... всему. До дому не дойдешь.
-Ни ... выдержим!

Лёшка в «хомутовку» не был допущен по причине возраста, но иногда мужикам требовался «гонец» за самогоном…

Бегом до бабки Авдотьи и обратно, бережно, чтобы не разбить, прижимая к груди бутыль… Это он умел делать лучше других.

Мужики уже и так крепко « датые» не выгоняли пацана.

Да и отца у него не было. Жалели.

Потому забившись в угол , под тулупом из овчины ( зимой на санях стелили соломку, ребятня, которые учились в райцентре весело укладывалась, укрывалась парой тулупов   и лошадка  не спеша везла их в школу, в райцентр)

Лешка слушал, смотрел, набирался знаний про жизнь и про…

 Видео ролики» с реальной картинкой:

Иногда бабка Авдотья, после «последнего» предупреждения от председателя колхоза, отказывала в самогоне и семейные мужики «покряхтев» от досады расходились по домам.  Парни, злые от недопитого, устраивали «кулачные бои».

Чаще всего дрались « на калган». Поймав « за грудки» противника, били головой по лицу до тех пор, пока один из «бойцов» стоял на ногах. Всё это сопровождалось «подззюкиванием» окружавших зрителей.

Хотя голова победителя тоже страдала.

Может поэтому возникла одна из двух бед о которой до сих пор спорят творческие личности.

Если голова больная? ... получается!

Но самое интересное для Лёшки начиналось когда парни переходили к рассказам о женщинах. В смысле о том как это ...!

По их рассказам получалось всё просто.

-Я её долго уговаривал, но всё таки завалил и ...!

Но были подробности.

Детали о которых он не знал и не представлял. А в деталях как известно прячется…

« Завалить» он понимал, а как уговорить не знал.
Да и потом как это делать… Ну как ...?   

Был у него друг Толя Васильев, «Гольян».Смуглая почти чёрная кожа его лица с пятнами от оспы напоминала рыбёшку с таким названием. Ему исполнилось  восемнадцать, ждал повестку из военкомата. Гольян уже ( с его слов) имел опыт как это ...! Рассказывал Лёшке:

..., ...! И «кайф» в «оконцовке»! Ы ы ы…!

А с кем у тебя это было? Может мне «обломится»? А она красивая? Из какой деревни?

Ещё как красивая! Фигурка, ножки, личико румяное, титёшки торчком как у козы в разные стороны торчат! А уж ... так, что не успел «кончить» и ещё хочется!

Завидую тебе ! А сколько ей лет?

Да тоже восемнадцать.

И как ты её уговорил?

Гольян загадочно промолчал.

Ну и ладно, а ещё друг называется! А может ты врёшь?

Рассказывая о своих любовных «подвигах» парни в «конюховке» называли слова обозначавшие что там внутри женской ...и для того, чтобы достать до некоторых мест надо было иметь большой ...

Утром, когда мамка ушла на работу, он снял трусы, потрогал свою « палочку», почти мгновенно «она» вздыбилась и приготовилась к «бою». Достал линейку из офицерского планшета ( дядя Николай «Лобастый» подарил), «школьный портфель назывался», и замерил…

Что то не очень «длинная»…  Вот у колхозного жеребца «Гнедка» не «палочка», а «палка»! – вздохнул Лёшка.

И ещё. Количество « брошенных мужских  палочек» также было важно.

Начинал обычно  Петька Кулешов по прозвищу «Клешня». Хвастливый и «нудный» он, вцеплялся в рукав одёжки и « молотил» языком пока его не посылали …

В июле было. На берегу мы сидели, долго уговаривал. Согласилась! Я ей как «вставил» так она заорала, вырвалась и в воду заскочила!
 
От боли?

Ну наверное «горело» там в ...!

Врёшь! Неужели такой ... большой?

Хочешь штаны сниму и покажу?

Нет! Верю!

Дурень ты Петька! Женщине приятное надо, а ты больно сделал!

Слушай « Лобастый», ну мне то хорошо было! Мы потом продолжили! Она охала, но терпела! Правда сказала чтобы больше не приходил!

Ну вот и ответ тебе! С мужским «аппаратом» нужно уметь управляться, а не просто «вставлять»!, Это я ответственно тебе заявляю.

- А у меня случай был такой – вступал в разговор Колька «Лысый». На голове «копна» чёрных до синевы волос а почему то такое прозвище.
 
Ходил я к одной и вот когда первый раз её попробовал, то мужики не поверите…
Когда «кончил», она там внутри как кольцом сдавила и отпустила мой ...! И так несколько раз! Это было ... всему! У меня ... по новой встал, и не вынимая я ещё раз ... её!

Это оттого что ты молодой ещё, а не от «кольца»- ответил Иваныч.

А я люблю это и могу тринадцать « палок» за ночь «вставить»!- неожиданно заявил, молчавший до этого Ваня « Маленький».

Мужики замолчали, повернули головы … «Лобастый» отложил валенок ( подшивал резиновую подошву, протыкая толстой « цыганской» иглой, подхватывая шилом с крючком нитку) и сказал:

- Повтори!

- Тринадцать! – ответил Ваня и встал со скамьи, на которой обычно сидели неженатые парни.

Раздавшийся хохот не смутил его.

Парень он был «форсистый». Шапка на затылке, чубчик на виду, тулупчик короткий (под шубу) на ногах унты (собачьи), но малый рост, подростковое телосложение… Какие тринадцать «палок»? На «одну бы хватило», а он…

- Спорим что сделаю это - упрямился « Маленький».

- Поспорить можно! А как проверить?

- Может придёшь утром и  соврёшь

- Я знаю как проверить - проговорил Николай Иваныч.

- Как?

- Пойдёшь ты Ваня к Маньке «Губе» и она потом нам расскажет про твои «тринадцать» подвигов. Согласен?

- Но она же…- «замялся» Ваня Маленький
 
- Ты хочешь сказать «страшная как тюрьма» ?

Да.

Но бабёнка она честная, правду скажет, и потому только с ней.

А где я вино возьму, денег то у меня нет. И живёт она далеко.
 
В восьми километрах от Нашей родины стояла деревня Ломовица. Второй дом «слева» был Манькин.
 
А вино то для чего? Самогоном обойдёшься. Лошадь дадим. Доедешь.

Нет мужики она самогон не пьёт. Самогон это Ваньке, а ей только вино! И сахару ( кускового) три «головки» для детишек её.

Сколько их у неё?

Трое! Пацаны! Шустрые, голодные, на мамку «похожи», только волосёнки на голове по цвету разные. Рыжий, чёрный и младший светленький.

А откуда ты «Лобастый» про неё знаешь? Будто бывал и…

Иваныч усмехнулся в усы… и вернувшись к валенку, стал тщательно «ссучивать» «дратву» ( нитка для подшивания).

И что? Отказываешься?- спросил Клешня у Вани Маленького
Тот упрямо «мотнул» головой.

Нет. Только ...?
 
Ладно! бутылку « краснухи»  мы тебе найдём. Бабка Авдотья в Анжерку ( город в 40 километрах от райцентра) недавно ездила.

На ... ей город? Самогон продавать?

Нет. Там «мусора» за этим следят. Она в церковь ходила. Грехи замаливала!

Да у неё  у ... старой, столько их, что молить не «перемолить»!

Это нас не касается. Главное она вино купила и домой привезла.

Не «даст»!

Ни ... уговорим! Припугнём!

Чем? Самогон пить не будем? Она же понимает что это ...!
 
Скажем, что у Клавки из Бикшинёвки брать будем. Это на пару километров дальше, но на полмешка пшеницы дешевле.

А сахар где возьмём? У нас же свои детишки…

Я найду- сказал Лобастый.

А если Ванька не выдержит и проиграет! Это же тринадцать, а не три?

С десяти вечера и до одиннадцати утра- заявил Ваня Маленький.

Ведро самогона на кону!

На том и порешили.

Вот так впервые Лёшка узнал о Маньке Губе.
Узнал и призадумался…Рассказал Толику Гольяну. Тот заявил ,что слышал про Маньку, но она не только страшная, но и старая для Лёшки, ей уже почти двадцать четыре, да и не «даст».

Почему? - спросил Лёшка.

Ты же малолетка.

И что? ... то уже вырос и волосёнки тоже есть! И ростом я высокий.
 
Да не в этом дело? Денег у тебя на вино и сахар нет.

Лёшка «приуныл». Это была большая проблема. Какие деньги могли водиться у них вдвоём с мамкой, которая работала в колхозе дояркой и зарплату получала «трудоднями».

А может ты займёшь? – с надеждой спросил у Толика

Семья у того была «полнокомплектная» и даже отец был, который не числился в колхозе, а работал в городе, потому деньги у Гольяна были.

Нет. Тебе же отдавать нечем.

Было только два способа решить проблему. Украсть или заработать. Воровать в деревне было нечего, работа же за деньги была только в райцентре. Пять дней на разгрузке вагонов с углём и… затихшая «палочка» в штанах вновь зашевелилась!

На мартовских каникулах Лёшка получил зарплату. Руки болели, ладони сбиты в кровь от тяжелой «совковой» лопаты, но деньги в кармане. На «товарняке» доехал до Анжерки, купил вино и сахар. Каникулы заканчивались. Торопился. Сказал мамке, что деньги отложил для выпускного после окончания десяти классов.

Когда мать ушла на вечернюю дойку, написал записку, что ночевать будет у Тольки Гольяна ( в шахматы поиграют) и натянув валенки и телогрейку схватил шапку и бегом побежал к «хомутовке».

На дверях был замок. С лошадью ни ... не получалось. Решил идти пешком.

Восемь километров это немного. Мартовская луна светила ярко, дорога на Ломовицу была накатана полозьями саней, шагалось легко.

На подходе, за два километра от деревни подул противный встречный ветер. Пошёл снег. Даже не снег, а какая то «песчаная» крупа, которая больно секла его лицо.

Наклонившись вперёд , шагал и шагал…

Лай собак обрадовал. Наконец то! Редкий  свет «окошек», домишки вытянутые в один ряд по берегу речушки. Ломовица! Ноги «гудели», но… желание вновь охватило Лёшку.

Осторожно, «крадучись»  подошёл к дому Маньки.
Сквозь щель на занавеске пробивался свет от керосиновой лампы.

« Не спит ещё! Это хорошо!» - подумал он. Пощупал за пазухой вино и проверил сахар в кармане и заглянул в окно…
 
То что увидел привело его в отчаяние и ярость…!

«Хрястнув» кулаком по стеклу, он со слезами побежал прочь от Манькиного дома…

По дороге домой вспомнил про вино. Продавив пальцем пробку внутрь бутылки выпил залпом, достал сахар и стал крушить крепкими молодыми зубами твёрдую «головку», не дожидаясь пока растает!

Опьянев, громко во весь голос ругался такими словами из «конюховки»… Звёздочками не обозначишь. Ветер дул в спину…
29 декабря 1985 года, кандидат медицинских наук, профессор кафедры урологии Алексей Алексеевич Лаптев, сменившись с дежурства отдыхал дома. Уютно устроившись с чашкой кофе на диване, смотрел телевизор.

Показывали в прямом эфире встречу американцев с советскими людьми.

Впервые!!!

Было необычно , «диковато» видеть и слышать происходящее на экране.

Жена хлопотала на кухне. Учительница в пятом поколении, она услышала, как притихший муж вдруг громко « загнул» таким отборным матом что…

Заглянув в комнату увидела,  он разговаривает по телефону, поглядывая на экран телевизора.

- Что «деревня» проснулась? Нормальных слов для выражения эмоций нет?
-Прости дорогая! Сорвалось!
- Что случилось?
- Потом объясню.

Она укоризненно покачала головой.

- Гольян ты «телек» смотришь»?- продолжил телефонный разговор Алексей Алексеевич 
-Слышал как дама заявила, что в СССР секса нет и не было!

Я знаю кто в этом виноват.

Приезжай вечерком, у меня спиртик есть, выпьем по рюмочке, расскажу!

Анатолий Васильевич Васильев, заведущий крупной овощной базы, позвонил в дверь и передавая «кульки» с продуктами жене Алексея, с порога спросил:

-И кто виноват?

  …Лёшка заглянул в окно и увидел за столом, сидящего за столом в обнимку с Манькой Губой …Толика Гольяна!
             
А спор Ваня Маленький выиграл! Только прозвище у него сменилось, Ваня «Кролик» стали  называть!
               


Рецензии
Я вот в деревню ездила, и все разговоры за костром были только про это. Мы-хоть и пацанки, могли и свистнуть, и кнутом щелкнуть, но этой темы стеснялись, краснели и начинали ребят гонять.А им того и надо. Они веселились, боролись с нами вшутку, а сами прижмутся, и румяные всякие признания говорили.
Теперь многие мои дорогие друзья - товарищи на кладбище. Хожу туда, смотрю на их фото на памятнике, и вспоминаю те неловкие признания и разговоры, за которыми скрывались стыд и скромность.

Наринэ Владимировна   15.01.2018 23:12     Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.