Похищение

                П О Х И Щ Е Н И Е

29 декабря, вечер. Завтра в музыкальной школе будет отчетный концерт. Капиталина Марковна, учительница музыки, заставила Элю еще раз сыграть этюд, который она будет играть завтра на отчетном концерте. В результате Эля опоздала на свой автобус. Теперь ей придется ждать следующего почти 40 минут. Когда она вышла из здания музыкальной школы, на улице было уже совсем темно. В окнах многих зданий напротив горели огоньки новогодних елок, некоторые здания были украшены гирляндами из разноцветных лампочек. Было морозно, дул порывистый холодный ветер, неся поземку. Она подошла к остановке, там никого не было. Стараясь укрыться от ветра, забилась в уголок этого сооружения. С одной стороны остановка имела глухую стенку, которая теперь защищала девочку от холодного ветра. В своем темном пальтишке и меховой черной шапочке, на улице, едва освещенной фонарями, была почти незаметна в уголке остановки. Время тянулось медленно, она уже начинала замерзать. Часто доставала мобильник, чтобы узнать который час.  Он на шнурке висел у нее на шее, и для того, чтобы посмотреть в очередной  раз время, нужно было расстегивать верхние пуговицы пальто и разматывать шарф. От каждой такой операции становилось все холодней. Так прошло минут 15. На остановке она по-прежнему оставалась в одиночестве. Прошло еще минут 10. В этот момент к остановке подошли двое мужчин и стали за стенкой остановки, не замечая холодного ветра, явно увлеченные своим разговором. Их голоса  Эле хорошо были слышны, но поначалу она к их разговору не прислушивалась. Но, когда услышала, что речь идет о новогодней елке, это заставило ее прислушаться. Она услышала обрывок фразы:

 - … ни в коем случае, нельзя упустить такой шанс. Ты представляешь, сколько там будет  шуб, меховых пальто, дорогих шапок. Это же многие тысячи рублей, - говорил мужчина явно по голосу старший по возрасту. – И это все добро может достаться нам.

- А как ты планируешь это сделать? – спрашивал второй, по голосу младший.
- План у меня такой. На новогодний бал-маскарад в музыкальной школе соберется куча народа. Все будут в масках,  это может облегчить нам работу. На балу обязательно будеДед Мороз. Моя задача перехватить его по дороге, снять с него костюм и облачиться в него. Твоя задача проникнуть в подвал к электрическому щиту. Я уже все там разведал. Там рядом с ним есть противопожарный щит. На нем топор. В условленное время ты должен будешь взять этот топор и перерубить входной кабель. Все здание погрузится во тьму.  В это время Водила подгоняет к окну раздевалки джип. Ты выбираешься из подвала и идешь к нему. Рыжий должен будет торчать у раздевалки, замечая, где находятся самые дорогие вещи. Как только погаснет свет, он должен будет оглушить бабку-гардиропщецу, раскрыть окно и подавать тебе  и Водиле вещи. Я за это время постараюсь зарыть основную дверь зала. И в момент, когда наступит темнота, бросить свето-шумовую гранату под елку. Будет яркая вспышка и оглушительный звук,  имитирующий взрыв. От этого елка загорится. Начнется паника. Все бросятся к основной двери, но она окажется закрытой. Тогда толпа рванет к запасному выходу. Начнется давка. Запасной выход со второго этажа ведет прямо на улицу, так что до раздевалки на первом этаже они доберутся не скоро. За это время ты с Рыжим быстро грузите все и отъезжайте. Машину спрячьте в условном месте. И дожидайтесь меня. Пока они разберутся, что к чему,  мы уже будем далеко.

- Чудесный план. А как же бабка в раздевалке? Рыжий ее не замочит?
- Ты предупреди его. Пусть там будет поосторожней. А то нам еще не хватало мокрого дела. И так ходим под статьей. Можно схлопотать  на нары лет по десять
- А ты машину подготовь. Фальшивые номера повесишь перед самым выездом на дело. Белым скотчем на капоте и сзади на багажнике наклей белые полосы.  И как только скроетесь во дворе, сразу их снимите. Все свидетели, если такие окажутся, будут в один глос утверждать, что видели машину с белыми полосами. И полиция будет искать именно такую.

И где этот чертов Водила? Сказал, что через 5 минут выезжаю, а уже прошло, наверное, полчаса. Ехать ему минут десять. Где его черти носят? Слушай, давай зайдем внутрь на остановку, а то тут больно ветер дует. Мужчины зашли под крышу остановки и тут увидели Элю, сидящую в углу у стенки. Младший сказал:

- Послушай, шеф, а ведь она все слышала, эта паршивка может нас заложить.
- Ничего я не слышала, - в испуге завопила девочка.
- А что вообще ты могла услышать? – приторно сладко спросил старший.
- Я ничего не знаю про ваши дела.
- А какие наши дела?
- Я ничего не знаю.
- Послушай, шеф. Может ее пристукнуть на всякий случай. – вмешался младший.
- Нельзя, нам еще трупа не хватало. Начнется разбирательство, понабегут минты, и нам наше дело могут сорвать. Сейчас подъедет Водила, и мы ее отвезем в котельную и закроем в подвале.  Посидит там до нового года, ничего с ней не случится, а мы за это время успеем смыться. Во всяком случае, будет гарантия, что она нас не выдаст.

Эля во время их  разговора сидела, вся сжавшись, и лихорадочно соображала, что ей делать. Кричать и вырываться – бесполезно, еще стукнут по голове, чтобы замолчала. Бежать – успеют догнать. Эх, только бы не отобрали мобильник. Тогда, если ее даже запрут в подвале, она сможет дозвониться домой или в полицию, и ее найдут. 

Она низко наклонилась, и чтобы не видели мужчины, сунула руку под пальто и стала отсоединять шнурок от мобильника, на котором он висел у нее на шее. Шнурок никак не поддавался. Тогда она с силой рванула его так, что стало больно шее. Шнурок порвался, мобильник остался у нее в руке. Тогда она сунула его в верхний вырез платья, и он скользнул по телу, остановившись где-то в районе пояса.  Только бы не обыскивали, - подумала она, - это мое единственное спасение.
В это время к остановке подъехал джип и остановился напротив стоящих мужчин.

- Давай ее в машину, - скомандовал шеф.
- Дяденьки, я ничего не знаю! Я никому ничего не скажу! Я не хочууу! – вопила девочка, когда Водила с младшим, по кличке Лысый, тащили ее в машину.
- Заткни ей рот!

Лысый сорвал с нее шарф и старался запихнуть ей его в рот. Девочка вырывалась и кричала:

- Не надо в рот! Я буду молчать.
- Тогда завяжите ей глаза, - приказал шеф.

Лысый завязал шарфом Эле глаза и усадил ее на заднее сидение машины. Сам сел рядом. Шеф сел впереди на пассажирском сидении рядом с Водилой. Машина тронулась.

Эля сидела тихо с завязанными глазами, ничего не видела, только внимательно прислушивалась ко всему, что делалось вокруг. Она почувствовала как машина поехала, потом постояв на перекрестке, повернула налево, проехала некоторое время, затем повернула направо. Еще  раз постояла на перекрестке, дальше долго ехала, никуда не сворачивая и не останавливаясь. Эля старалась запомнить все это на тот случай, если придется выбираться самой, или рассказать,  где ее искать. Наконец машина свернула влево и остановилась. Постояла некоторое время и дальше двинулась по какой-то ухабистой дороге. Ее трясло и раскачивало  на неровной дороге. Ехали не долго.

Элю Лысый вытащил из машины, и,  не развязывая глаза, повел куда-то.

- Свяжи ее и запри в подвале, - донесся до нее голос шефа.

Ее долго вели куда-то, по-прежнему с завязанными глазами, вначале по каким-то ступенькам вниз, потом по какому-то коридору.  Лязгнул засов открываемой двери и ее ввели в какую-то комнату. Только тут с глаз у нее сняли шарф. От электрического света она вначале зажмурилась, а потом огляделась вокруг. Это была небольшая комната приблизительно три на три метра. В ней стоял у стены большой верстак, заваленный какими-то металлическими деталями и колченогий стул. Больше ничего в комнате не было. Высоко под самым потолком было небольшое зарешотченое окно. Через него ничего не было видно, на улице была ночь. С потолка свисала электрическая лампочка без абажура.

- Давай руки назад! – скомандовал Лысый. Девочка покорно отвела руки назад. Мужчина связал ей руки скотчем, усадил на стул, ноги примотал скотчем к ножкам стула и саму примотал к спинке стула. Девочка заплакала.

- Ты мне еще пореви тут! – разозлился бандит.

Он, на всякий случай,  заклеил ей рот  скотчем, выключил свет, вышел из комнаты и закрыл дверь на засов. Эля осталась в полной темноте,  связанная по рукам и ногам. Ей стало страшно, как никогда не было в жизни.

 Мать Эли готовила ужин, все время поглядывая на часы. Было уже восемь часов вечера, а Эля еще до сих пор не вернулась из музыкальной школы. Возможно, она задержалась и опоздала на свой автобус, но все равно, к этому времени она должна была уже быть дома. Прошло еще минут пятнадцать, а Эли все не было. В сердце матери закралась тревога. Что-то случилось, - с замиранием сердца подумала она. Выключив газ на кухне, зашла в комнату и обратилась к мужу.

- Сергей, Эля до сих пор не вернулась. Боюсь, что что-то случилось.
- Успокойся, может быть, просто где-то задержалась, встретила кого-нибудь и заболталась.
- Да не должна бы, ей еще уроки нужно делать.
- Не паникуй, подождем еще немного. А ты позвони ей на мобильник. Если она уже не в школе, она ответит.

Мать тут же набрала номер Эли. «Аппарат абонента выключен» - раздалось в телефоне.

- Она его после школы забыла включить.

Прошло еще какое-то время.

- Ну, паршивка, если, действительно с кем-то болтает, я ей всыплю, - злилась мать.

Часы пробили девять раз. Это уже выходило за всякие рамки.
Мать еще раз попыталась дозвониться до нее, но телефон абонента был выключен.

- Сергей, оденься, выйди  и встреть ее. Может быть, она болтает с кем-то у подъезда.

Отец с тревогой в душе, но не охотно, поднялся с дивана и пошел одеваться. Через пять минут он был уже на улице. Вокруг было темно и безлюдно. Он прошел к автобусной остановке, и там никого не было. Посмотрел расписание. Автобус 17-го маршрута прошел полчаса назад. Следующий должен был быть через пять минут. Он закурил и стал ждать автобуса. Полупустой автобус подошел к остановке. Из него вышли две женщины. Эли в автобусе не было. Сердце мужчины забилось тревожно. Сомнений больше не осталось, случилось что-то страшное. Через несколько минут он уже вернулся домой.

- Нужно позвонить учительнице. У меня где-то есть ее телефон, - сказала мать и стала лихорадочно листать свою записную книжку. Наконец, нашла и набрал номер. Трубку взял ее муж. Сказал, что Капиталина Марковне еще не вернулась домой,  звонила, сказала, что после работы зайдет в гастроном. 

Мать попросила позвонить им домой, как только она вернется. Отец сказал, что поднимется к соседу, отцу Вовки,  капитану полиции, посоветоваться, что делать.

Капитан принял деятельное участие в поисках  девочки. Он сразу позвонил дежурному по городу. Тот пообещал тут же обзвонить все передвижные полицейские наряды, узнать  о происшествиях, связанных с детьми. Обзвонил тут же все отделения скорой помощи. Через несколько минут вся информация была собрана. По городу никаких происшествий, связанных с детьми отмечено не было. В скорую помощь дети не поступали. Капитан посоветовал отцу утром зайти в местное отделение полиции и написать заявление о пропаже девочки. С этими невеселыми новостями отец вернулся домой.

В это время раздался телефонный звонок, оба они бросились к аппарату. Первой схватила трубку мать. Звонила Капиталина Марковна. Узнав в чем дело, сказала, что отпустила Элю в начале восьмого. И еще добавила, что позвонил ей домой сторож музыкальной школы. Ему принесли папку с нотами Эли, которую нашли на автобусной остановке.

Теперь для родителей сомнений больше не осталось – девочку похитили. Они метались по комнате, мучительно соображая, что делать.

А в это время Эля сидела в темной комнате подвала, связанная по рукам и ногам, с заклеенным ртом. Вначале она молча плакала, но вскоре поняла, что плачем делу не поможешь. Нужно было как-то освободиться от этих пут. Тогда она сможет позвать на помощь, если здесь есть поблизости люди, или позвонить по мобильнику. Но для этого нужно было освободить хотя бы руки, связанные за спиной. Она изо всех сил стала дергать руками, пытаясь освободиться от скотча. Но ничего не получалось, а на это ушли последние силы. Наступило какое-то оцепенение и страшно захотелось спать.  Глаза закрылись сами собой. И так в сидячем положении она уснула. Сколько она спала, она не имела понятия. Проснулась и не сразу поняла, где она находится и что с ней. Потом, когда до не дошло,  захотелось зареветь, но взяла себя в руки и стала соображать,  что делать. Еще раз попробовала освободить руки, но скотч держал крепко. В этот момент  она нащупала  торчащий из сидения стула острый гвоздь, который все время мешал ей, когда она пыталась освободить руки. Она стала об этот гвоздь рвать скотч. Вначале пошло хорошо, а потом длины гвоздя стало не хватать, чтобы разорвать связку до конца. Пришлось сильно вывернуть руки,  и только тогда удалось продолжить  разрушать путы. И вот, наконец, последний рывок – и руки свободны. Она радостно вздохнула. Теперь нужно было освободиться от скотча, с помощью которого она была привязана к спинке стула в районе груди. Потихоньку правую руку перетащила из-за спины вперед. Делать это было тяжело, скотч плотно ее прижимал к спинке стула. Поработав плечами, его немного растянула. Теперь рука могла дотянуться до бокового кармана пальто. Ей удалось сунуть руку в карман, там у нее были ключи от дома. Один из ключей был тонким, как нож. Вытащив ключи из кармана, стала им  рвать скотч на груди. На это ушло добрых полчаса. Вверху за  окном стало светлеть, наступало утро. Когда ключ разорвал последний миллиметр скотча, девочка облегченно вздохнула. Первым делом сорвала ненавистную ленту со рта. Освободить ноги было делом одной минуты.  Все, она была уже свободна. От радости даже она подпрыгнула, хотя ног от долгого сидения почти не чувствовала.  Но радость ее была недолгой. Она освободилась от стула и пут, но по-прежнему оставалась закрытой в этом подвале.

И тут же она вспомнила о мобильнике. Слава Богу, его у нее не отобрали. И  только теперь  вспомнила, что в музыкальной школе она его выключила, как это требовали правила в музыкальной школе. И это было хорошо, потому что, если бы он зазвонил, когда ее везли похитители, то уж точно его бы у нее отобрали. А так теперь у нее был шанс на спасение.

 Первым делом взглянула на часы на мобильнике. Время было 8- 40. Дрожа от волнения, набрала номер домашнего телефона. Нужно было сообщить родителям, что она жива и здорова, а то они там, наверное, с ума сходят. В трубке долго звучали длинные гудки. Родителей дома не оказалось. Очевидно, они занимались ее поисками. Тогда она позвонила Вовке, он должен был уже выходить из дому в школу.  Вовка трубку взял сразу.

-  Элька, ты где? Тут все с ума посходили, разыскивая тебя. Тебя уже вся полиция ищет. Что случилось? Где ты?
- Я сама не знаю где. Меня похитили и завезли куда-то с  завязанными глазами.
- А чего они тебя вдруг?
- Долго рассказывать, и не по телефону. А ты не знаешь, где мои родители.
- Они сейчас в нашем отделении полиции, пишут заявление о твоей пропаже. Я сейчас    позвоню отцу по городскому телефону, что ты нашлась.  Погоди, я тебе перезвоню.

Через несколько минут он позвонил.

- Эля, он сказал, чтобы я бежал туда к нему. Оттуда буду звонить тебе. Они постараются засечь место, где ты находишься.

Не прошло и пяти минут, как Вовка был в управлении. Место работы отца было недалеко от их дома. Теперь он находился вместе с отцом в оперативном отделе управления внутренних дел города. Там собралось человек пять оперативников.

- Вова, звони Эле, и включи громкую связь.

Вовка позвонил. Из телефона раздался тоненький голосок Эли.

- Да, Вовка, слушаю тебя.
- Послушай, Эля, откуда они тебя похитили? – это уже спрашивал капитан.
- С остановки у музыкальной школы.
- Сколько их было?
- Вначале двое, а потом на машине подъехал третий.
- Как ты думаешь, зачем они тебя похитили?
- Я услышала о чем они говорили.
- О чем?
- Это не по телефону, расскажу потом.
- Это не срочно? Время терпит?
- Да.
- Что они с тобой сделали? Они тебя били?
- Нет, только завязали глаза и увезли куда-то и закрыли в подвале.
- Ты не помнишь, как тебя везли?
- Хорошо помню.
- Тогда рассказывай.
- От остановки мы вначале ехали прямо не долго. Потом остановились на перекрестке. Я слышала шум машин впереди нас.

Один из оперативников достал карту города и расстелил на столе. Все склонились над картой, отмечая маршрут.
 
- Значит они ехали по Большой Речной, остановились на перекрестке с улицей Достоевского, - комментировал оперативник, доставший карту
- Дальше, - командовал капитан.
- Дальше мы повернули налево, и буквально сразу же направо.
- Значит, один квартал по Достоевского, а потом на Мечникова, - вслух отмечал маршрут оперативник.
- Потом постояли еще на перекрестке, и еще долго ехали, никуда не сворачивая – продолжала Эля.
- Это по Мечникова, а перекресток, либо с Заливной, либо Пушкинской.
-  Как долго ехали? – спросил капитан.
- Я не помню. Потом свернули налево и еще ехали по какой-то дороге. Нас трясло и бросало из стороны в сторону. Ехали недолго. Машина остановилась, меня вывели и, не развязывая глаз, повели куда-то в подвал, связали, привязали к стулу, рот заклеили скотчем, выключили свет, заперли на засов и ушли.
-  Как тебе удалось освободиться? 
- Я нащупала острый гвоздь, торчащий из стула, и об него перетерла скотч. 
- Молодец девчонка! – не выдержал кто-то из оперативников.
- Тише, не мешайте, - прикрикнул капитан. – Опиши комнату, где ты находишься.

Эля подробно описала все.

- Да-с, информации маловато, - задумчиво сказал капитан. - Трудно будет по таким данным искать.  Но, в общем-то, район приблизительно уже определили. Но сколько там подвалов, где ее можно спрятать… А что там у нас со связистами? Установили место, откуда она звонит.
- Нет, пока только направление. Как раз в сторону того района.
- Но это уже кое-что.

Все задумались, глядя на карту.

- Эля, послушай, ты сказала, что вверху у тебя там окно. Что в него видно? – вмешался Вовка.
- Снизу ничего не видно, только небо. Погоди, я сейчас залезу на верстак.

Через пару секунд.

Видна только какая-то большая кирпичная труба.
- Она прямо перед тобой или сбоку.
- Немного вправо.
- На сколько?
- Что на сколько?
- Градусов на сколько?
- Не знаю…
- Вспомни, как мы в школе проходили углы. Представь, что ты находишься на циферблате часов. Ты в центре. На какую цифру от тебя будет труба, если смотреть прямо на окно?
- А, поняла. Где-то на час, или половине второго.

Все взрослые с интересом слушали разговор молодых людей.

- Теперь солнце где от тебя.
- Солнца я не вижу.
- Да ты посмотри на трубу, с какой  стороны у нее тень? Ну, если труба в центре часов?
- А, где-то часов на восемь.

Все склонились над картой. Новые данные значительно пополняли информацию. Они на карте нашли трубу, и отметили углы, которые передала Эля.

- Молодцы, ребята! Это ж надо было догадаться. Вот те и современная молодежь.
- Я знаю, где это! – выкрикнул один из оперативников. – Она видит трубу кирпичного завода,  а рядом с ним заброшенная ткацкая фабрика. Фабрика давно не работает, а ее котельную используют для отопления всего микрорайона. Вот там ее и закрыли. Все, поехали!   

Не прошло и  полчаса, как Эля уже сидела в оперативном отделе. Посмотреть на героиню сегодняшнего дня сбежались сотрудники со всех отделов,  и ей со всех сторон несли бутерброды, булочки, угощали чаем, конфетами. Посмотреть на нее пришел даже сам полковник, начальник управления.

- Опять старая знакомая! Ты что, специально притягиваешь ЧП? Что случилось на этот раз? Зачем тебя умыкнули?
- Товарищ полковник, с ее помощью будет предотвращено серьезное правонарушение. В новогоднюю ночь готовился крупная кража  в музыкальной школе. Должны были похитить ценные вещи из  раздевалки во время бала в музыкальной школе.   А там народ не бедный, в наше время не все  могут позволить себе учить детей в музыкальной школе. Там будет столько ценных шуб и  норковых шапок…
А Эля случайно подслушала разговор бандитов. Они ее обнаружили и закрыли в подвале котельной, - докладывал старший оперативник.
- Молодец девочка! Капитан, рапортом мне все подробно доложишь и обязательно подчеркни ее роль в этом деле. А родителям сообщили, что ее освободили?
- Да, они уже едут. Они в местном отделении писали заявление о пропаже ребенка.
- Ну, бюрократы! – ворчал полковник, уходя из кабинета оперативников.

Наступил вечер 31 декабря. К ярко освещенному подъезду музыкальной школы стали подходить нарядно одетые люди, подъезжать машины, из них выходить богато одетые мужчины и женщины.  Все они прибыли сюда на новогодний бал-маскарад. В основном это были родители детей, учащихся здесь, в музыкальной школе. Но  часть пригласительных билетов была распространена среди администрации города. Сегодня здесь, на балу соберутся самые известные люди города. На входе гостей встречали два молодца в форме уланов позапрошлого века, проверяли пригласительные билеты и провожали в раздевалку на первом этаже. Там гости сдавали на вешалку дорогие шубы, меховые пальто, меховые шапки из дорогих сортов меха, взамен получали номерки. Далее гости поднимались на второй этаж в специально приготовленную комнату, где могли облачиться в свои маскарадные костюмы. Кто уже успел переодеться, проходил  в зал, посредине которого была установлена громадная елка, богато украшенная елочными игрушками и  гирляндами из разноцветных лампочек. Зал был украшен разноцветными шарами,  бумажными гирляндами и цветами. Гремела музыка.

Один из гостей, одетый в костюм Мышиного короля из сказки «Щелкунчик» переглянулся с Дедом Морозом. Тот утвердительно кивнул головой. Мышиный король незаметно покинул зал и спустился на первый этаж. Там кроме гардеробщицы и Лысого в костюме Пирата никого не было. Бабка за барьером раздевалки дремала, а Пират делал вид, что никак не может правильно повязать повязку на своем лице. Мышиный король тихонько спустился в подвал, и, пройдя по коридору, очутился у электрощита, рядом с которым был противопожарный щит.  Сняв топор, направился к электрощиту, посмотрел на часы. До условленного часа оставалась одна минута. Вдруг за его спиной раздался голос:

- Топор на пол! Руки за голову! Повернись ко мне лицом! При попытке сопротивления – стреляю без предупреждения. 

Мышиный король повернулся. Теперь перед ним стоял оперативник с пистолетом в одной руке и электрическим фонарем в другой. Лысый, а именно он был в костюме Мышинного короля, опустил топор на пол, а руки положил на затылок.

- Снимите маску! Руки на затылок и марш на выход! – последовала очередная команда.

Лысый, сняв маску, послушно выполнил команду и поплелся по коридору на выход. Там его уже ждала полицейская машина. Оперативник по  радио доложил старшему группы захвата: «Один задержан. Сопротивления не оказывал».

В это же время второй оперативник в форме офицера ГАИ внимательно осматривал машины, стоящие поблизости от музыкальной школы. Во дворе ближайшего дома он увидел джип черного цвета с яркими белыми полосами спереди на капоте и сзади на багажнике. Он обошел машину вокруг, и цепкий глаз  опытного полицейского сразу заметил, что передние и задние номера у машины не совпадают.  Это сразу его насторожило. Он поскреб ногтем белую полосу на капоте.  Она сразу отклеилась. Потянув за кончик, легко ее сорвал. Заглянул внутрь, подсветив себе электрическим фонариком. В машине находилось два человека. Выхватив пистолет, скомандовал:

- Всем выйти из машины.

Водитель нехотя открыл дверцу и вышел из кабины.

- Руки на капот!

Водитель выполнил команду. Полицейский быстро обыскал его. Оружия при нем не оказалось. Тогда он обратился ко второму, сидящему на заднем сидении.

- Я приказал всем выйти из машины!
Но человек, сидящий в машине, не шевельнулся. Оперативник заглянул в кабину. Тут   он заметил, что человек был связан и с кляпом во рту.

- Это еще что такое? Быстро развязать и освободить человека! – приказал он водителю.

Водитель полез в машину и стал развязывать пленника. Им оказался артист, который должен был на балу играть роль Деда Мороза.  Преступники перехватили его по дороге в музыкальную школу, отобрали костюм и связали его.

Оперативник по радио доложил старшему о задержании водителя и освобождении артиста. Через минуту к ним подъехала полицейская машина, и в нее погрузили обоих. Артиста отвезли в музыкальную школу, а на водителя надели наручники.

А в это время в актовом зале музыкальной школы шел бал-маскарад.  Гости веселились, танцевали, играли в различные игры, не обращая особенно внимание на то, что Дед Мороз вел себя не вполне профессионально. Иногда в своих репликах  допускал такие выражения, которые коробили слух окружающих.

Все гости были в масках, так было установлено правилами бала-маскарада. Поэтому старший группы захвата, который должен был арестовать организатора банды Шефа, чтобы войти в зал, нужно было найти какую-нибудь маску. Для этого ему пришлось временно одолжить маску у подвыпившего гражданина, сидящего в курилке первого этажа. Ему досталась маска Зайца.  В этой маске он подошел к Деду Морозу.

- Дедушка Мороз, угости зайчика морковкой.
- Отстань, Заяц, не мешай работать.
- Ну пожалуйста, дедушка. Я знаю, что у тебя в мешке есть морковка. Давай я сам посмотрю.

С этими словами оперативник выхватил мешок из рук Деда Мороза.

- Гражданин! Что вы делаете? Я сейчас позову полицию.
- Не надо звать. Я уже здесь.
Сказал он это тихо, чтобы не слышали гости, и показал свое полицейское удостоверение. А сам засунул руку в мешок и нащупал там гранату.

- Постарайся не привлекать внимание, пойдем на выход, - почти шепотом командовал он, обнимая Шефа за талию, и прижимая к его боку пистолет.

Те, кто в это время смотрел в их сторону, могли увидеть странную пару Деда Мороза и Зайца, которые обнявшись, словно закадычные друзья, вышли из зала.  Как только за ними захлопнулась дверь, оперативник быстро надел наручники на самозваного Деда Мороза и повел его в раздевалку. Там их уже ждал настоящий Дед Мороз.


Старший группы захвата по телефону доложил полковнику, что задержание преступников прошло успешно, все они отправлены в полицию. А в музыкальной школе бал продолжался.  Гости даже не заметили подмену Деда Мороза. Они даже и не подозревали, какие у них могли быть неприятности, если бы ни Эля. Они спокойно танцевали и веселились только благодаря ей.

Но об этом Эля не знала. Она дома вместе с родителями за праздничным столом встречала Новый год. Ей впервые разрешили лечь спать после встречи Нового года. Впереди у нее были каникулы, и можно было по утрам рано не вставать. И еще после праздников ее ждали ценные подарки и благодарственная грамота от Управления внутренних дел ее родного города. Встретив Новый год, она сладко уснула. А старый год для нее оказался удачным.


Рецензии