Между светом и тьмой. Часть 6

Ночь прошла и рано утром четверо странников снова  отправились в путь.  К полудню они добрались до волшебной стены. Жрица пошла первой, она легко преодолела преграду, за ней последовал Оулан, ему тоже удалось без проблем пройти на другую сторону. Крэлан приблизился к волшебной стене и осторожно поднес руку к ее поверхности. От его ладони волны темной энергии стали распространяться в пространстве, он пытался воспроизвести те эмоции, которые помогли ему когда-то высвободить  Лайзу. Магу удалось разорвать светящуюся материю и создать подобие туннеля.
- Проходи, - скомандовал Крэлан. – Я не смогу сдерживать эту силу долго.
Лайзе не нужно было повторять дважды, она быстро перебежала на другую сторону. Маг пошел за ней, но ему было тяжело двигаться и сохранять сосредоточенность. Своды его маленького туннеля начали опускаться. Он ускорил шаг и в последний момент успел выскользнуть из смертельной ловушки. От напряжения у Крэлана подкашивались ноги, но он заставил себя выпрямиться и быстро подошел к своим спутникам.
- Нам нужно как можно быстрее покинуть нейтральную зону, - предупредил волшебник и повел их прочь от стены.
Чем дальше они уходили от  барьера, тем лучше становилось Крэлану. Когда начало темнеть, путники сделали привал прямо в чистом поле. Первое, что они сделали – это сменили одежду. Крэлан наколдовал себе и Оулану грубую крестьянскую рубаху из мешковатой ткани и короткие слегка потрепанные штаны. Страж с неудовольствием посмотрел на свой новый наряд, но не стал спорить и переоделся. Для Лайзы маг приготовил простое платье длиной чуть ниже колен, зеленый цвет одежды хорошо сочетался с ее рыжими волосами. Женщина невольно поймала на себе восхищенный взгляд Оулана, хотя мужчина поспешно отвернулся и сделал вид, что занимается разведением костра. София же отказалась от помощи волшебника и сама создала себе платье, правда колдовство прошло не совсем по плану, ей всегда было трудно удержать в голове стабильный образ, поэтому правый рукав платья оказался длиннее и шире левого, а подол, словно кто-то уже погрыз. Волшебница исправила его, как могла и тоже переоделась. Глядя на ее мучения, Лайза не смогла сдержать улыбки, но быстро взяла себя в руки и предложила Софии свою помощь.
Крэлан молча встал и отошел от своих спутников на достаточное расстояние. Он сел на землю, чтобы его силуэт хотя бы частично скрыла высокая трава. Маг протянул руки  и на его зов откликнулись две птицы. Это были не простые щебетуны, которых во множестве можно было встретить в здешних краях, а настоящие черные вороны, сотканные из тьмы этой ночи по воле волшебника. Он мысленно приказал им найти своих жертв: Эльзара и мятежного маршала. Птицы поднялись в воздух и исчезли в небе, уже к утру они должны были принести ему все новости об этих двух людях. Мысли Крэлана невольно вернулись к брату, ненависть снова заклокотала в сердце мужчины. Он машинально посмотрел назад и подумал:
«Почему я медлю? Зачем мне вообще все это нужно? София попытается добраться до пика и без меня. Как бы мне хотелось  вернуться во дворец и увидеть этого жалкого предателя на коленях. Я бы заставил его молить о смерти!» - он закрыл глаза, и от этих мыслей на его лице отразилась хищная улыбка.
Вдруг маг почувствовал чье-то приближение.
- Мой господин, - робко произнесла Лайза.
Звук ее голоса отрезвляюще подействовал на волшебника. Когда Крэлан открыл глаза, к нему вернулось прежнее спокойствие и пришло какое-то новое понимание.
- Я сам подтолкнул его к предательству, - вдруг произнес он, скорее обращаясь к самому себе, чем к Лайзе.
- Милорд, я не понимаю.
- Ты, наверное, догадалась, что мой план был не в том, чтобы погибнуть в образе простого крестьянина. Меня предал родной брат, он приказал меня убить, как только я завершил свое колдовство. Я не предвидел этого, потому что забыл, что люди способны чувствовать. А если исходить из этого, ненависть в его сердце могла поселиться давным-давно. Когда я воспринял силу, то сразу сделал его первым советником, тогда я не сомневался в его преданности, в конце концов, он не раз спасал мне жизнь. Первое время я еще чувствовал себя уязвимым и нуждался в поддержке. Тогда Эльзар совершил первый проступок. Воспользовавшись дарованной ему властью, он употребил все средства, чтобы найти одну женщину. В один из дней он явился в тронный зал с глупой улыбкой на лице, он даже не обратил внимание на то, что мы били не одни. Эльзар привел с собой пожилую женщину и торжественно объявил, что нашел нашу мать. Вокруг сразу воцарилась тишина, это была угроза, я не мог позволить подданным усомниться во мне. Абсурд! Разве у безликого может быть мать? Женщина словно прочитала мои мысли и опустилась на колени, она просила пощадить ее. Но я не мог, я должен был доказать всем…
- Вы убили ее? – еле слышно спросила Лайза.
- Не совсем. Я окутал ее иллюзорным пламенем и переместил в подземелье под замком, даже не понимаю, как у меня тогда это получилось. Со стороны казалось, что я ее испепелил… Эльзар тогда посмотрел на меня с испугом и нескрываемой ненавистью, я так и не рассказал ему правды. Свою мать я отправил в заточение, я не испытывал к ней привязанности, но мне казалось неправильным уничтожать ее.
- И что вы теперь намерены делать? Выступите против брата?
- Я еще не решил, надо дождаться вестей. На сегодня я раскрыл достаточно тайн, - с легкой улыбкой произнес он. – Пойдем, не будем заставлять Оулана нас искать.
Когда они вернулись к костру, страж посмотрел на них с некоторым подозрением, но воздержался от комментариев. Ночь прошла спокойно, Крэлан проснулся еще до рассвета, почувствовав приближение своих гонцов. Маг встал, и птицы опустились ему на плечи. В ту же секунду их знания проникли в него, исполнив свой долг, вороны растаяли в воздухе. Волшебник заметил, что Оулан украдкой наблюдает за ним, видимо, страж уже начал подозревать своего спутника в нечестной игре. Поэтому, когда Крэлан напомнил Софии про обещание, которое она дала, страж окончательно убедился в своих подозрениях и грубо вмешался в их разговор.
- Как вы не видите? Он просто хочет предать вас, светлейшая! В этих землях дорого заплатят за голову жрицы. Я видел, как он посылал черных птиц к своим сообщникам. Стоит ему уехать и нас схватят! – прокричал Оулан и, разгорячившись, выхватил меч.
- Не переживайте так, мой храбрый рыцарь. И уберите свою железку, от нее будет мало пользы в сражении со мной, - заметил Крэлан, в его голосе чувствовалось сдержанное раздражение. – А вам не приходило в голову, что в своем мнимом заточении я мог уничтожить всю вашу столицу? Стоило только щелкнуть пальцами, и на свете не было бы ни великой жрицы, ни советницы, ни императрицы. Не заставляйте меня жалеть об этом.
На щеках стража вспыхнул лихорадочный румянец, словно ему дали пощечину.
- Хватит! – приказала София, обращаясь к своему не в меру ревностному защитнику. – Я приказываю вам опустить меч. Я доверяю Крэлану и верю, что его зовет долг. Правитель не должен оставлять своих подданных.
- И давно вы поняли кто я? – с любопытством спросил маг.
- После того как мы побывали в вместилище воспоминаний и вы рассказали мне историю второго брата. Но самое главное, что вы здесь и если ранее вы и замышляли что-либо, то путешествие по серой пустоши должно было скорректировать ваши планы.
- Вы очень проницательны, - с невольным уважением отметил маг.
Оулан же не решился ослушаться приказа своей госпожи и вложил оружие в ножны. Хрупкий мир был восстановлен.
- Как и обещала, я отпускаю вас, - продолжила свою речь София. – Возьмите с собой этот кристалл, он поможет отыскать меня, когда вы закончите с делами.
Крэлан молча, принял этот дар.
- Тогда до встречи, светлейшая, и будьте осторожны. Вороны сообщили мне, что и здесь начали появляться серые пустоши.
Он повернулся спиной к своим спутникам и начал колдовать. Повинуясь его воле из утреннего тумана начал формироваться силуэт, через пару мгновений очертания стали более отчетливыми и всеобщим взорам предстал великолепный конь. Он был ослепительно белым, из его ноздрей вырывались белые облачка пара, глаза животного были плотно закрыты, но и без них он отлично знал, где находится его хозяин. Животное повернулось мордой к Крэлану и изобразило что-то похожее на поклон. Маг легко оседлал волшебного зверя и подал руку Лайзе. Он посадил ее позади себя и тихо произнес:
- Держись крепче, мы поскачем очень быстро.
Ее не нужно было просить дважды, женщина с силой обхватила его руками, а лицом уткнулась в спину всадника. Это было очень верное решение, стоило Крэлан пришпорить коня и они помчались с немыслимой скоростью. Они словно сами стали дымом и мчались вперед сквозь все препятствия. Через некоторое время Лайза почувствовала себя увереннее и немного ослабила свою хватку. Всю дорогу Крэлан молчал, это путешествие требовало предельной концентрации его сил, он просто не мог отвлекаться. Прошло не более двадцати минут, когда конь замедлил свой бег, затем перешел на шаг и остановился.
- Можешь отпустить меня, наше совместное путешествие завершилась. Если ты откроешь глаза, то увидишь, что твоя родная деревня всего в десяти минутах ходьбы отсюда.
 Девушка нехотя разжала объятья, и он помог ей сойти на землю. Она чуть не упала, когда почувствовала твердую почву под ногами, эта бешеная скачка отняла у нее больше сил, чем могло показаться сначала. В момент прощания у Крэлана появилось какое-то нехорошее предчувствие. Он никогда раньше не испытывал ничего подобного, чувствительность вообще была ему не свойственна.
- Ты уверена, что хочешь этого? Иногда лучше не искать ответов.
- Я должна увидеться с семьей, - твердо ответила женщина.
- Тогда возьми это кольцо, по нему я смогу отыскать тебя, где бы ты ни находилась. Я заберу тебя на обратном пути, если не передумаешь, - закончив с напутствием, он протянул ей простое железное кольцо, такие иногда носили суеверные люди, как оберег на удачу.
- Благодарю, мессир. Я просто хочу увидеть своих родных перед опасным путешествием, но я не передумаю и не покину вас. Даю слово, - с жаром произнесла она.
В ответ он только улыбнулся уголками губ и пришпорил своего белоснежного скакуна. Женщина осталась одна, минуту она стояла неподвижно, пытаясь разглядеть силуэт всадника, но вместо этого увидела только легкий след из тумана, который растворился через пару мгновений. Она только рассталась с Крэланом, а уже ощутила острую потребность увидеть его. Лайза встряхнула головой, чтобы прогнать наваждение, отчего ее огненно-рыжие волосы немного растрепались.  Она постояла так еще немного и затем пошла в сторону деревни.
Много лет прошло с тех пор, как Лайза была здесь в последний раз. Все казалось ей знакомым, и в то же время нет. Кряжистое изогнутое дерево все также росло на окраине деревни, казалось, что оно должно давно было умереть, но каждую весну оно неизменно выпускало несколько свежих веток. Она увидела небольшой внутренний двор, в котором был разбит сад, когда-то в этом доме жил мельник. Может он и сейчас там? Лайза с сестрой любила приходить сюда, хозяйка дома никогда не прогоняла их и даже иногда приглашала выпить лесного отвара. Эти воспоминания вызвали у женщины легкую улыбку. Лайза машинально посмотрела направо, но не увидела своего дома. Сначала она подумала, что ошиблась, женщина подошла ближе, заметила старый колодец, но напротив него был только пустырь. Сердце Лайзы болезненно сжалось, она быстро пошла назад к дому мельника и торопливо постучала. Дверь отрылась почти сразу. Ее встретила Марта – жена мельника. Пожилая женщина не сразу узнала свою гостью, но потом  в ее глазах появилось понимание, и она порывисто обняла Лайзу.
- Моя маленькая девочки, бедная моя! Где же ты была? – на одном дыхании произнесла хозяйка, затем Марта выпустила ее и почти силой затащила в дом, на ходу продолжая говорить. – Прости. Что со мной? Ты, наверное, хочешь отдохнуть с дороги.
- Спасибо, - растерянно ответила Лайза. – Я приехала, чтобы увидеться с матерью и сестрой. Но мой дом, я не понимаю…
Голос Лайзы дрогнул, и в глазах заблестели слезы. Хозяйка налила отвара в деревянную кружку и поставила на стол рядом с гостьей.
- Выпей и успокойся, дома действительно больше нет, но с твоими родными ничего не случилось, - примирительным тоном произнесла Марта.
Она села на скамейку рядом с Лайзой и начала свой рассказ:
- На следующий день, после того, как ты пропала, к твоему дому приехал смотритель земель с внушительным эскортом.  Он был чем-то очень разгневан, выгнал на улицу Агнессу и Далию в одних сарафанах и приказал подручным поджечь дом. После этого он забрал твоих родных в усадьбу. Агнесса заходила ко мне на днях, она с твоей матерью служит в доме смотрителя и за это у них есть еда и крыша над головой. Все не так плохо закончилось, если рассудить.
Лайза машинально выпила отвар и решительно поднялась.
- Благодарю вас за все, Марта. Мне пора  в путь.
Хозяйка моментально угадала мысли своей гостьи.
- Не ходи в усадьбу. Далия до сих пор не простила тебя за побег.
- Я не за тем прошла весь этот путь, чтобы так просто отступить. Не волнуйтесь за меня и спасибо за все.
От деревни до усадьбы было всего несколько часов пути, если идти пешком напрямик через поля. Солнце было уже высоко, и его лучи неприятно обжигали кожу. Лайза издали приметила высокую деревянную изгородь и огромный бревенчатый дом в три этажа. Из ворот то туда, то сюда сновали люди, поэтому ей без труда удалось проникнуть внутрь. Оказавшись во дворе, Лайза растерялась, не зная, что делать дальше. Но тут она обратила внимание на рыжеволосую девушку, которая шла с ведром воды. Лайза с трудом узнала в ней свою сестру. Агнесса согнулась под тяжестью своей ноши, она казалась болезненно худой, а темные круги под глазами красноречиво говорили о том, что девушке не так уж часто удавалось отдохнуть. Она казалось бледной тенью той Агнессы, которую помнила Лайза.
- Агни, - нерешительно позвала сестра.
Услышав свое имя, служанка остановилась и подняла глаза на Лайзу. Увидев сестру, Агнесса уронила ведро и застыла на месте. На ее лице отразилось удивление и страх. Опомнившись, девушка быстро пересекла двор и торопливо произнесла:
- Уходи, нам запрещено принимать гостей. С матерью тебе лучше не видеться.
- Я не могу уйти, - растерянно произнесла Лайза. – Я теперь поняла, к чему привел мой поступок, я хочу все исправить!
- Ладно, только уходи отсюда. Встретимся ночью в деревне у колодца, - машинально произнесла девушка, сейчас она была готова согласиться на все лишь бы сестра ушла.
Лайза поняла, что спорить бесполезно и просто кивнула. Но в это момент женщина увидела, как по ступенькам во двор спустился сам хозяин дома – господин Алвар Рейс. Время ничуть не изменило его. Это был невысокий человек, худой, с острыми чертами лица, щетина на впалых щеках вместе с отросшими волосами придавали ему неопрятный вид, правый глаз был почти полностью закрыт веком, видимо, вследствие старой травмы.
Алвар сразу заметил Лайзу и молниеносно дал распоряжение двум своим слугам. Женщина даже не успела ничего понять, как ее схватили под руки, и повели к смотрителю. Агнесса только тихонько вскрикнула, но не решилась вмешаться. Лайза поняла, что сопротивляться бесполезно, оставалось только надеяться на чудо.
- А вот и ты, рыжая бестия. Я знал, что рано или поздно ты придешь к своим родным, - с торжеством произнес Алвар.
- Господин, я не понимаю, о чем вы говорите. Вы обознались, прошу меня отпустить, - попыталась возразить Лайза.
- Я обознался? Тебе стоит запомнить, что я не терплю лжи, - заметил смотритель  и, обернувшись к мальчику-слуге, отдал распоряжение. – Позови прачку Далию, немедленно.
Мальчик даже подпрыгнул на месте то ли от страха, то ли от избытка усердия и со всех ног побежал в дом. Уже через пару минут он вернулся с Далией. Встретившись взглядом с матерью, Лайза увидела в ее глазах только равнодушие.
- Скажи нам, Далия, кто эта женщина? – спросил смотритель.
- Это моя дочь Лайза, которая бросила меня в беде и обрекла на нищету! – зло прокричала женщина.
Пленница словно получила пощечину и опустила голову, чтобы они не заметили ее слез.
- Лайза, а ты все так же прекрасна, как тогда, - заметил Алвар. – Если помнишь, я купил тебя и теперь ты принадлежишь мне.
Эти слова отрезвили женщину, в ее сердце начал закипать гнев.
- Я принадлежу только себе, мать не имела право брать деньги за то, чем не владеет, - прокричала она.
Алвар обошел вокруг девушки, будто оценивая удачное приобретение, а затем улыбнулся и произнес:
- Я мог бы возвысить тебя, но ты предпочла жизнь в грязи. Моя кукла, я больше не хочу с тобой играть, я хочу тебя сломать! Чтобы все видели, что ждет человека, который осмелился пойти против меня! – затем он скомандовал, обратившись к слугам, которые держали женщину. – Закуйте ее в колодки!
Пленницу поволокли в угол двора. Поняв, что происходит, Далия стала плакать и умолять смотрителя не причинять дочери вреда, но было уже слишком поздно. Лайзу сковали, а затем Алвар сам взял в руки пучок тонких жестких прутьев с маленькими шипами на стебле, смочил их в соленой воде и нанес первый удар. Лайза ощутила острую боль, но не вскрикнула, это еще сильнее разозлило ее мучителя.
- Слишком гордая, чтобы кричать? – произнес он и нанес второй удар, затем третий, четвертый…
Помимо воли крик вырвался из ее груди, она почти узнала собственного голоса. Лайза уже не считала удары, спина женщины превратилась в сплошную рану, боль стала непереносимой и наконец, сознание начало ускользать от нее, принося сладостное забвение. Но ей не суждено было так легко освободиться от страданий, через какое-то время ее опять привели в чувства и истязания продолжились, только в этот раз она выдержала гораздо меньше времени. Несчастная пыталась удержать в голове образ Крэлана, хотела позвать его хотя бы мысленно, но у нее ничего не получилось.
- Прощай, - еле слышно произнесла она из последних сил, и мир вокруг снова померк.
А Крэлан даже не подозревал о том, что происходило с Лайзой. С того момента как они расстались, все его стремления были направлены на то, чтобы найти лагерь повстанцев. Надо сказать, что ему это удалось довольно легко. Благодаря воронам он точно знал, где искать маршала. В одиночку он мог перемещаться еще быстрее, магу понадобилось всего несколько минут, чтобы добраться до лагеря мятежников. Крэлан остановил коня в перелеске, подальше от чужих глаз,  и спешился. После чего маг небрежно взмахнул рукой, и волшебное животное растаяло в воздухе, превратившись обратно в туман. Затем мужчина осмотрел свой костюм, в одежде крестьянина ему вряд ли удалось бы пройти далеко, нужна была другая маскировка. При этой мысли он невольно поморщился.
«Нет, я пришел сюда вершить суд, а значит должен быть самим собой. Долой мишуру!» - решил маг.
Он провел руками по одежде, и она начала меняться, уже через секунду на нем был черный костюм, на ногах черные сапоги, а на плечах черный плащ с алым подбоем, для завершения образа не хватало только маски, но это было и к лучшему. Чтобы не вызвать переполох раньше времени волшебник наложил на себя отражающие чары, благодаря которым люди просто не замечали его. К его удивлению, лагерь повстанцев не была обнесена даже простой изгородью, да и часовых тоже не было видно.
«Моя страна слишком долго жила в мире, мы забыли, как воевать…» - невольно подумал Крэлан.
Лагерь жил своей жизнью и больше напоминал пикник, а не военную стоянку. Солдаты собирались в компании у палаток, в каждом таком скоплении непременно был балабол, который без устали рассказывал всякие истории, лишь бы насмешить товарищей. По всему было видно, что большая часть солдат - новобранцы. Пока Крэлан шел вглубь лагеря, он встретил не более десяти старых вояк. Магу не пришлось долго искать палатку маршала, это сооружение было видно издалека. Шатер главнокомандующего выделялся на фоне остальных своим размером и отделкой, ткань была расшита родовым гербом Усланов – деревом, которое в своих ветвях укрыло  ворона. Крэлан беспрепятственно прошел мимо стражников, охраняющих поход, и оказался внутри. Судьба благоволила ему, маг застал в шатре не только самого Маркта, но и четырех его генералов. Повелитель сразу узнал их. Гэвин Свей – высокий, светловолосы человек, красивый, но слишком надменный, чтобы быть привлекательным. Даже сейчас, когда все склонились над картой, он стоял в двух шагах от стола, скрестив руки на груди. Справа от Гэвина расположился Патрик Лени мужчина средних лет, невысокий, худощавый и очень энергичный. На лице Патрика всегда была нарисована радушная улыбка. Среди заговорщиков также оказалось Изабелла Штадт, женщину всегда отличала прямота и резкость в высказываниях, за что ее любили подчиненные и недолюбливали другие генералы. К тому же она была первой женщиной, кому удалось дослужиться до столь высокой должности. Но вот кого Крэлан не ожидал увидеть в этой компании, так это Жозефа Трура старого отставного генерала, который славился своей осторожностью в действиях и суждениях. Все пятеро оживленно спорили как им лучше развернуть войска, где выкопать рвы, когда начать блокаду столицы. Все эти тактические разговоры быстро наскучили Крэлану, и он решил подтолкнуть собеседников к интересующей его теме. Маг сосредоточился и вложил в уста Жозефа свои слова:
- Все отлично господа, но что будет после взятия столицы? Будем ли мы искать нашего истинного повелителя или попробуем жить без него?
- Я уже думал об этом, - живо отозвался Патрик. – Для начала нужно учредить совет во главе которого встанет маршал. А что до правителя, то он бы уже вернулся, если был бы жив.
- Твои слова граничат с изменой! – возразила Изабелла. – Он жив, не может быть иначе. Если совет и будет учрежден, то только как временная мера, пока наш повелитель не вернется.
- Ты до сих пор веришь в эту сказку, Изабелла? – с нескрываемой издевкой спросил Гэвин. – Я не собираюсь рисковать всем, чтобы потом отступить. Если все получится, власть в стране должна принадлежать нам и только нам!
- Сейчас не время для таких дискуссий, - вмешался Маркт. – Для начала нам нужно победить. В нашем распоряжении много людей, но большинство их них новобранцы… Жозеф, почему вы отменили утреннюю тренировку?
- Я не хотел изматывать их перед переходом, ваша светлость, - ответил Трур.
В этот миг они услышали, как кто-то несколько раз ударил в ладоши, словно аплодируя не слишком хорошему спектаклю. Крэлан встал и снял с себя чары невидимости. Минуту он наслаждался неподдельным ужасом, отразившимся на лицах генералов, затем маг щелкнул пальцами и на правой руке каждого из присутствующих появился широкий металлический браслет.
- Это мой подарок вам в честь встречи, - пояснил Крэлан. – Даже не трудитесь, вы не сможете их снять, даже если попытаетесь отрубить себе руку.
Изабелла первая опомнилась и опустилась перед ним на одно колено. Все остальные последовали ее примеру.
- Мы здесь, чтобы случить вам, повелитель, - на одном дыхании выпалила она.
- Да, я уже слышал, как далеко вы собираетесь зайти в своей службе. Так знайте же, маршал обманул вас. Все это время я был в столице  и наблюдал за вами, надеясь, что вы одумаетесь. Но вы приняли мое бездействие за слабость и осмелились угрожать моему дому. Но вы забыли, что мне не нужна армия, чтобы уничтожить вас. Достаточно только пожелать.
С этими словами он угрожающе поднял руку, а затем опустил, слово передумав.
- Нет, это было бы слишком легко. Браслеты, что я подарил вам, заставят вас выполнять мою волю, так слушайте ее. Вам, четырем моим верным генералам я приказываю соорудить помост в центре лагеря и собрать здесь всех своих солдат. А теперь встаньте и спешите исполнять.
Как только они покинули шатер, Маркт решил обратиться к волшебнику:
- Повелитель, вам достаточно было сказать, что вы вернулись, и я бы сложил свой меч к вашим ногам. Я всегда был предан вам! – с жаром произнес маршал.
- Встань с колен и слушай, - холодно произнес Крэлан. – Вы оба предали меня, но твое преступление больше. Если брат хотел уничтожить лично меня, прельстившись властью, то ты расколол страну надвое, разжег гражданскую войну и заставил людей усомниться в подлинности безликого всадника. Вернись я чуть позже, я бы нашел горы трупов и ваш совет, построенный на них.
- Но что же я должен был делать? – растерянно спросил маршал, казалось, ему только сейчас открылись последствия его поступков.
- Ты должен был умереть или сделать вид, что ничего не произошло, - гневно выпалил Крэлан. – После моего выступления перед солдатами ты вместе с генералами явишься во дворец и прилюдно покаешься, признав себя изменником и лжецом. После этого человек в маске вынесет тебе приговор. Браслет заставит вас сделать это даже против воли.
- Как прикажете, повелитель, - бесстрастно ответил маршал.
Увидев такую покорность,  Крэлан немного смягчился.
- Я не могу спасти тебя, но ты можешь попросить за одного из своих сподвижников, - предложил правитель.
- Тогда я прошу отпустить Изабеллу. Она мне как дочь, зная, что она в безопасности, я смогу умереть со спокойным сердцем.
- Хорошо. А теперь можешь присоединиться к остальным в подготовке смотра.
Оставшись один, маг сел в мягкое кресло и закрыл глаза, теперь оставалось только ждать. Внезапно он ощутил странное щемящее чувство в груди и боль в правой руке, но Крэлан отмахнулся от этих ощущений. За час до заката к нему заглянул перепуганный солдат и прерывающимся от страха голосом сообщил, что все готово. Когда Крэлан вышел из шатра маршала, он сразу увидел неровный строй солдат. Все палатки были убраны, а на освободившейся площади были собраны несколько десятков тысяч человек. Многие отряды были только что переброшены сюда по приказу генералов. В гробовой тишине правитель прошел к помосту, на котором его уже ждал маршал и генералы. Лицо Крэлана было бесстрастным,  тяжелый взгляд его темно-карих глаз мало кто мог выдержать. Маг взошел на возвышение и начал свою речь, его голос, усиленный магией, разносился на мили вокруг.
- Война окончена. Вас ввели в заблуждение и заставили выступить против меня, поэтому я буду милостив. Я дарую вам этот день, сложите оружие и возвращайтесь в свои дома. Там, примерной жизнью и честным трудом, вы и заслужите свое искупление. Именно маска, которую я носил, дала возможность предателям обмануть вас, поэтому сегодня я дарую вам милость, позволяя увидеть мое истинное лицо. А сейчас, чтобы развеять ваши сомнения, я уничтожу одного из моих врагов.
С этими словами он обернулся и приказал Изабелле выйти вперед. Девушка смертельно побледнела, волшебнику показалось, что сейчас она просто потеряет сознание, но магия браслета была сильнее ее и женщина была вынуждена сделать три шага вперед. Маг обратился к ней мысленно:
«Маркт выкупил твою жизнь. Я перемещу тебя на поляну неподалеку от лагеря, но все остальные увидят, словно ты сгораешь заживо. Распорядись этим шансом с умом и не забудь покричать… Сейчас!»
Изабелла растерянно посмотрела на него, маг взмахнул рукой, и ее охватило черное иллюзорное пламя. Женщине не пришлось сильно притворяться, ужас охватил  ее, Изабелла истошно закричала и пламя окутала ее с головой. В следующий миг она исчезла, и металлический браслет с глухим стуком упал, ударившись о деревянный помост. Крэлан почувствовал на себе  тяжелый взгляд маршала, маг не стал его мучать и мысленно пояснил:
«Не смотри на меня как на убийцу. Я перенес твою названную дочь в лес, а этот маленький спектакль гарантия того, что ее не будут искать».
Маркт не шелохнулся, но услышав эту новость, не смог сдержать слез. Вокруг воцарилась гробовая тишина.
- Представление окончено, мои смелые воины, бросайте оружие и уходите. А вам, мятежные главари, я приказываю явиться к воротам моего дворца и прилюдно покаяться в своих злодеяниях.
Пленники покорно кивнули и сошли с помоста. В этот момент Крэлан бросил прощальный взгляд в толпу и заметил знакомое лицо, легкая улыбка тронула губы мага, он хлопнул в ладоши и сам переместился, растаяв в облаке черного дыма. К сожалению, он не мог перемещаться на большие расстояния, но это сейчас было неважно, ведь его жертва была совсем близко. Он поджидал своего знакомого в медицинском шатре, что-то подсказывало волшебнику, что Валмар не сможет уйти, не забрав своего оборудования. Лекарь порывисто откинул полог и сразу подбежал к рабочему столу, только тогда он понял, что здесь он не один. Валмар резко обернулся и невольно попятился назад, затем лекарь опомнился и хотел убежать, но Крэлан уже парализовал его своим колдовством.
- Ты причинил мне боль и заточил в клетку, воспользовавшись моей слабостью. Я убивал людей и за меньшую провинность.
- Повелитель, я не знал. Пощадите! – в отчаянии пролепетал лекарь.
Для большего удовольствия маг оставил своей жертве возможность говорить. Крэла подошел к столу и взял в руки скальпель.
- Готовься, будет больно, - почти шепотом произнес волшебник.
Но Крэлан не успел сделать надрез, страшная боль пронзила его собственную руку, от неожиданности он даже выронил скальпель. Маг сначала ничего не мог понять, но затем решил прислушаться к своим ощущениям, и тут его поразила внезапная догадка.
«Это не моя боль, а только отголосок от кольца, которое я дал Лайзе. Она умирает!»
Волшебник машинально взмахнул рукой и освободил Валмара, тот не смог устоять на ногах и упал на колени.
- Тебе повезло, запомни этот урок, - машинально произнес Крэлан и вышел из шатра.
Сейчас единственным его желанием было как можно быстрее оказаться около Лайзы, и он побежал, позволив этому чувству направлять себя. Волшебник сам словно превратился в тень, скользя в пространстве с невероятной скоростью. Всего несколько мгновений понадобилось ему, чтобы оказаться на приусадебном дворе. Он сразу увидел несчастную. Маг не узнал ее, но почувствовал, что это Лайза. Одним рывком он сорвал замок с колодок и открыл их. Но разве это могло помочь? Вся спина женщины была кровавой раной, Лайза умирала, она еле дышала. Маг расстелил плащ и положил ее на алую ткань, голова женщины покоилась на его коленях.
- Открой глаза, прошу тебя! – в отчаянии произнес он.
Крэлан чувствовал себя слабым и беспомощным, в его распоряжении была вся темная сила мира, но не в его власти было излечить ее. Он даже не мог переместить Лайзу к белой жрице - слишком велико было расстояние, разделяющее их.
- Не умирай, - попросил он и робко прикоснулся к ее волосам.
- Кто осмелился освободить мою пленницу? Ее наказание еще не закончено, - прокричал Алвар.
Крэлан поднял глаза на смотрителя и тот сразу застыл на месте. Волшебник от всего сердца пожелал, чтобы этот жалкий человек испытал всю боль, которую он посмел причинить Лайзе. Маг машинально положил руку на голову женщине, а другой указал на смотрителя. В эту же секунду с кончиков пальцев волшебника сорвались тонкие красные лучи, которые ударили прямо в грудь Алвара. Смотритель взвыл нечеловеческим голосом, и его рубашка стала мокрой от крови, в то время как раны на теле Лайзы затянулись. Только сейчас Крэлан заметил, что во двор сбежались почти все обитатели этой маленькой усадьбы. Волшебник постарался взять себя в руки, чтобы отдать первые распоряжения.
- Вы двое, - обратился он к парням, что стояли у конюшни. – Возьмите лопаты и закопайте тело своего бывшего господина. А вы, - обратился он к лакеям. – Принесите носилки для леди Лайзы и отнесите ее в лучшую комнату в этом доме.
Он немного перевел дыхание и с удовольствием отметил, что его распоряжения исполняются без лишних вопросов.
- Кто из вас Далия и Агнесса? – спросил маг.
Вперед вышла пожилая женщина и девушка внешне чем-то похожая на Лайзу.
- Вы не защитили ее, но у вас есть шанс искупить вину. Ей понадобится уход, чтобы восстановить силы.
Агнесса кивнула и решительно пошла к сестре. К этому времени принесли носилки и Лайзу отнесли в дом. Крэлан встал на ноги, его руки еще были в крови, а во всем теле появилась сильная слабость, но он смог скрыть это.
- Властитель земель, Алвар, осмелился покуситься на жизнь человека, который находился под моей защитой. За это он был разжалован и примерно наказан. А теперь можете вернуться к своим обязанностям. Через пару дней я выберу нового смотрителя земель, - провозгласил он и направился в усадьбу.
Ноги сами привели его в комнату, куда отнесли Лайзу, помогла связь с кольцом. Это была просторная гостевая спальня. Больную положили на двуспальную кровать, Далия и Агнесса суетились вокруг. Маг сел в кресло у окна и закрыл глаза. Опасность миновала, и ему было о чем подумать. Крэлан прислушался к своим чувствам, и они ему не понравились. За те годы, что он владел силой, ему доводилось наказывать людей и убивать, видеть трупы, но никогда он не испытывал ничего подобного. Словно в нем снова проснулся тот наивный мальчик, которого когда-то привели в школу Флеслан. Увидев Лайзу смертельно раненой, маг впервые почувствовал себя беспомощным, а его сердце чуть не разорвалось от боли. Незаметно эта рыжеволосая женщина стала его слабостью. Крэлан должен был понять это еще тогда, когда попросил ее отправиться с ним в это опасное путешествие. Теперь он отчетливо это осознал и из этого положения был только один выход. Как его всегда учили – от слабостей нужно избавляться. Придя к этой мысли, мужчина решительно поднялся и покинул больную. Для себя он выбрал небольшую комнату почти под самой крышей, там была очень простая обстановка, но Крэлан был не притязателен в этом отношении. Больше всего он сейчас хотел уединения.
Уже на следующий день Лайза пришла в себя, сестра ей тут же рассказала обо все, что произошло. Далия сообщила Крэлану о пробуждении своей дочери, он поблагодарил женщину за хорошую новость, но сам так и не нашел времени, чтобы навестить Лайзу. К больной он не пришел и на следующий день, хотя Агнесса принесла ему сообщение от сестры. Только через пар дней, когда Лайза окончательно окрепла, он навестил ее. Крэлан даже не взглянул на свою спутницу, прошел вглубь комнаты и сел в кресло.
- Я пришел попрощаться, - спокойно произнес он.
- Мессир, прошу, не прогоняйте меня, - в отчаянии произнесла женщина. – Чем я так прогневана вас?
- Недавний инцидент показал, что от тебя не будет пользы в моем путешествии. Я назначил старшего конюха временным управляющим. Этот славный человек пообещал, что ты и твоя семья могут остаться в усадьбе. Мне твои услуги больше не нужны, - холодно заметил он, но от этих слов его сердце сковала неизвестная ранее боль.
- Я не могу уйти, не простившись с Софией и Оуланом, - поспешно произнесла Лайза, она понимала, что не сможет переубедить его сейчас, поэтому решила выиграть время любой ценой.
- Не знал, что ты так привязалась к ним, - произнес Крэлан, подняв на нее глаза, впервые за всю беседу.
- Я очень привязалась к Оулану, - соврала женщина. – Я хочу еще хотя бы раз увидеться с ним.
Маг невольно поморщился, услышав это признание, хотя за его внешней брезгливостью скрывались более глубокие чувства, которым он сам еще не отдавал отчет.
- Хорошо, я разрешаю тебе проститься со своим любимым, но после этого ты уедешь. Собирайся, мы отправляемся в путь через час, - он резко поднялся и вышел, хлопнув дверью.
Лайза сама не знала, как выдержала этот разговор, когда он вышел, она смогла дать волю эмоциям. Женщина заплакала навзрыд, пережитая физическая боль была почти такой же сильно, как та, которую она испытала, когда он сказал, что она ему больше не нужна. Когда Лайза выплакала все слезы, она умылась, простилась с сестрой и матерью и спустилась во двор. Крэлан уже ждал ее, держа под уздцы двух оседланных коней. Маг извлек из кармана кристалл, который дала ему София, он должен был стать их путеводной нитью. Взглянув на камень, волшебник сначала не поверил своим глазам, а потом выругался про себя. Свет внутри кристалла почти померк, а это могло означать только одно – София умирает.
- Планы меняются, - пояснил маг, обратившись к Лайзе. – У нас нет времени на долгую поездку – София в смертельной опасности.
Волшебник простер руки и создал скакуна из тени. Он бесстрашно оседлал его и подал руку Лайзе. Женщина не колебалась и уже через секунду они мчались вперед.


Рецензии