Артурунюшка

Так он себя называл, этот волнистый попугайчик цвета лимона.
– Артурунюшка пришел! – громко возвестил он, прохаживаясь по спине
моей киевской тети, когда та наклонилась достать из-под кровати чемодан. Сейчас
она была занята, поэтому на сообщение попугайчика не обратила внимания.
А вообще она его очень-очень любила. Постоянно разговаривала с ним, пела
песенки, гладила по перышкам. Артурчику это очень нравилось, глазки его закрывались от прилива любви и ласки.
Он любил садиться к тете Вале на палец и предлагал: «Давай поцелуемся!»
И при этом громко чмокал.
Иногда попугайчик говорил ей ласково, задушевно: «Бабушка ты моя милая,
я тебя люблю!»
А еще Артурунюшка смеялся и кашлял тети Валиным голосом.
Птичка умела шутить – подлетит, щипнет клювиком и в воздухе расхохочется:
– Ха-ха-ха!
Сидел как-то в клетке Артурчик, задумавшись, и вдруг громко заявляет:
– Хочу в Париж!
Не знаю, как насчет мозгов у попугаев (ученые спорят), но Артурчик был умненькой птичкой. Захочет есть – начинает уговаривать себя: «Кушать хочешь?
Иди поклюй зернышки, поклюй».
Захочет пить – то же самое: «Иди попей водички, Артурунюшка, попей».
Попугайчик очень любил смотреться в зеркало и петь тети Валиным голосом:
– Артурчик, Артурунчик,
Мой мальчик дорогой,
Мой мальчик золотой.
Он пел и целовал свое отражение в зеркале.
– Ты такой хорошенький! Замечательный-чательный-чательный! Ты такой
красивый! – чмок в зеркало. – Ты моя лапушка, ты моя пусинька! – чмок, чмок.
Попугайчик очень любил общаться с огромным дымчато-серым котом Барсом, привезенным еще малышом с Амура. Как только тот появлялся в комнате,
Артурчик кричал ему:
– Барсюська, привет! Ты – друг, ты – друг! – и часто предлагал. – Полетай,
Барсюся, полетай.
Хозяйка очень боялась, что кот съест попугайчика, поэтому старалась не пускать его в комнату, где жил Артурчик. Но Барс все-таки тайно забегал туда.
Он жадно наблюдал за птичкой и старался просунуть в клетку лапу, чтоб схватить
его. Артурунюшка на это отвечал:
– Ты что? Так нельзя! Надо же нежно, нежно!
Однажды Барс все-таки схватил птичку и поранил ему крылышко. Тетя Валя
и ее внучка Оксана были безутешны. Артурчик не ел, не пил, не разговаривал. Сидел, опустив голову и оттопырив раненое крылышко. Тетя Валя и Оксана уговаривали его поклевать зернышки и попить водички, но он не двигался с места. Попугайчик пытался понять, что с ним произошло. Почему Барс, его «друг», сделал ему больно?..
Кот вовсе не был злодеем, просто он – хищник. Кошки любят охотиться на птиц. Вот и на Артурчика Барс смотрел не как на друга, а как на добычу.
Тетя Валя и Оксана возле клетки попугайчика вспоминали, как выбирали его на киевском птичьем рынке, как учили его говорить…
Однажды, когда бабушка нежно гладила больного по перышкам, ласково
напевая ему песенки, он вдруг произнес:
– О, Оксанка пришла! Привет. Скажи что-нибудь, скажи, – и весело взглянул
на молодую хозяйку Оксану.
Хозяйки вытерли слезы и счастливо улыбнулись. Артурчик важно
прошелся по столу и продолжил общение – похвалил самого себя:
– Артурчик замечательный-чательный-чательный!
После болезни птичку уж совсем забаловали. Разрешали летать по комнате,
сколько захочется, ходить по письменному столу и вообще везде, где ему вздумается. Однажды он порвал деловые бумаги хозяйки, и она его отчитывала…
– Ты меня достала! – заявил попугайчик, пролетая над тетей Валей.
В гости к ней приехал с Урала пятилетний мальчик Сережа со своими родителями.
Артурчик так сильно понравился Сереже, что тот забывал завтракать и обедать, все время находился возле клетки с удивительной птичкой. Когда попугайчика выпускали полетать по комнате, он садился к мальчику на голову. Сережа ему тоже нравился. Мальчик замирал от восторга.
– Поцелуй Сережу, – предложила как-то тетя Валя Артурчику.
Попугайчик тут же переместился с головы мальчика на его плечо и поцеловал.
Сережа впервые был в Киеве, ему хотелось как можно больше увидеть. И он
все время задавал вопрос своим родителям:
– Когда пойдем?..
– Счас пойдем! – солидно отвечал ему попугайчик.
Очень скоро после приезда уральских гостей тетя Валя заметила, что Артурчик начал свистеть. Оказывается, его научил Сережа. Он посвистел возле клетки,
и попугайчик тут же перенял это.
Артурунюшка разговаривал целыми днями, молчал только ночью, когда все
спали.
Утром, когда снимали покрывало с его клетки, попугайчик неизменно радостно здоровался:
– Привет! Скажи что-нибудь, скажи.

(Из сборника невыдуманных историй о животных "Артурунюшка и


Рецензии