Находчивость не порок...

Служба прокурорская скучать не даёт – времени на это бесполезное во всех отношениях занятие не остаётся. А с такими следователями, как Санька Бурсак, вообще не соскучишься. Был он непревзойдённым баламутом, шутником и балагуром, а также живым ходячим происшествием. Правда, во многих нештатных ситуациях его неординарное мышление и находчивость были настоящей палочкой-выручалочкой.
 Лет пятнадцать тому назад, в ту пору, когда я только пришёл работать заместителем прокурора города Невинномысска, этот самый следователь прокуратуры, хороший парень, любящий муж и отец засиделся на дружеской вечеринке и вернулся домой в изрядном подпитии глубоко за полночь. Своей строгой, но добросердечной супруге Гале о весёлом застолье он не решился рассказать, а сочинил на ходу стройную версию ужасного происшествия. Но при этом, вследствие своей склонности к разного рода розыгрышам и шуточкам, несколько переборщил.
 Грохнув в сердцах по кухонному столу невесть откуда прихваченной палкой сырокопченой колбасы, он выдавил из глаз скупую мужскую слезу и поведал о том, на каком ужасном происшествии ему пришлось сегодня (или уже вчера?) побывать. Галя узнала:
- что, оказывается, в один из кинотеатров города накануне вечером ворвался вооруженный до зубов террорист, перестрелял едва ли не половину зрителей и, не желая сдаваться подоспевшим милиционерам, покончил с собой…
- что немедленно, по горячим следам, была создана следственно – оперативная группа, в которую был, конечно же, включён и следователь прокуратуры Бурсак;
- что он всю ночь провел среди моря крови и многочисленных трупов;
- а после такого стресса одной рюмкой никак было не обойтись!
 Наутро «сарафанное» радио разнесло по городу весть о расстреле заложников в кинотеатре с жуткими подробностями.
Была суббота, выходной день, но заняться домашними делами мне не дали. На меня, исполнявшего тогда обязанности прокурора города, обрушился шквал телефонных звонков. Звонили из горкома КПСС и из горисполкома, знакомые и незнакомые люди расспрашивали про кровавое происшествие в кинотеатре, о котором я ни сном, ни духом не ведал.
Пришлось срочно поднять по тревоге дежурную часть городского отдела милиции и ответственного дежурного по ГОВД, вызвать всех подчинённых мне следователей.
Но никто факта массового убийства не подтверждал…
 Загадка разъяснилась чуть позже, когда я, не досчитавшись среди следователей Саньки Бурсака, позвонил к нему домой. Заботливая и сердобольная Галя поведала мне, в каких расстроенных чувствах и послестрессовом состоянии находится её муж, и поинтересовалась, можно ли ему еще немного поспать после многотрудного ночного дежурства. Я стал осторожно, с соблюдением мужской солидарности, чтобы не подвести товарища, выяснять подробности и вскоре понял, откуда ветер дует.
 С трудом удержавшись от рвущихся наружу в адрес баламута нелестных эпитетов и комментариев (супруга-то незадачливого фантазёра здесь ни при чём!), я потребовал от возмутителя спокойствия прибыть в прокуратуру города незамедлительно.
Саньке, под ухмылки и сдерживаемый смех товарищей по службе, пришлось сделать серьёзное внушение насчет того, чтобы не путал личное со служебным и впредь, если уж на то пошло, придумывал менее взрывоопасные версии своим «чрезвычайным происшествиям».
 В профессиональном же отношении Бурсак был не менее находчив и считался одним из подающих надежды и способных следователей в крае.
 Однажды, когда я в очередной раз исполнял обязанности прокурора города ввиду болезни моего непосредственного начальника, выехали мы с Бурсаком на место происшествия в связи с вооруженным сопротивлением сотрудникам милиции, оказанным преступниками при их задержании. Двое вооружённых обрезом и ножом бандитов совершили разбойное нападение на гражданина у подъезда многоэтажного дома в одном из микрорайонов города. Своевременно вызванный бдительными соседями наряд патрульно-постовой службы милиции не позволил преступникам скрыться. Убегая от милиционеров, они через подъезд поднялись на крышу жилой пятиэтажки и оттуда стали отстреливаться. Милиционеры открыли ответный огонь, тяжело ранив одного из бандитов. Второй, легко раненный, не искушая дальше судьбу, сдался.
 К происшествиям, в которых работники правоохранительных органов используют боевое оружие для стрельбы на поражение, отношение у прокуроров щепетильное. Поэтому все следственные действия в таких случаях производятся с особой тщательностью.
 В данном случае при осмотре места происшествия необходимо было, в частности, замерить расстояние от места выстрела, произведённого сержантом ППС до места ранения бандита, отмеченного обильным пятном крови. Слишком уж точным оказался выстрел из штатного милицейского автомата Калашникова в условиях плохой видимости и практически, как говорится, «на звук». Чтобы исключить в дальнейшем всяческие придирки и инсинуации со стороны адвокатов, следовало все обстоятельства происшествия чётко отработать и зафиксировать в процессуальных документах.
 И тут выяснилось, что замерять нечем. Рулетки, как на грех, не оказалось ни в чемодане эксперта криминалиста, ни у следователя прокуратуры. На дворе глухая осенняя ночь. Ехать за рулеткой в городской отдел милиции, или в прокуратуру – дело долгое. А понятые из числа жильцов дома, всегда с таким трудом привлекаемые к участию в проведении следственных действий да ещё вытащенные ночью из теплых квартир на продуваемую холодным ветром крышу пятиэтажки, ждут, возмущаются.
 Выход из непредвиденной ситуации, как это часто бывало, отыскал мой находчивый следователь.
«Какие у вас, Сергей Васильевич, размер обуви и длина шага?» - неожиданно спрашивает он меня. Называю: «Обувь – 44, длина шага - сантиметров 60». «Значит, будем мерить расстояние в «гамаюновых», - заключил безапелляционно Бурсак, вспомнивший, видимо, популярный мультик про 33 попугая.
 Под присмотром понятых я несколько раз преодолел по означенной крыше дистанцию от чердачного люка, из-за которого произвел выстрелы милиционер, до лужи крови, оставленной преступником, то вплотную поочерёдно приставляя носок одной туфли к каблуку другой, то измеряя расстояние шагами.
 Утром, после получения очередного «внушения» за неукомплектованный следственный чемодан, смекалистый Бурсак произвел дополнительный осмотр места происшествия, подтвердив ночные данные измерением рулеткой.
Погрешность оказалась исключительно малой, в пределах пяти сантиметров.
 Так что находчивость зачастую не порок…


Рецензии