Комедия органов внутренних дел

Такой пьесы еще не было в мировой драматургии. Ее полноправные персонажи – внутренние органы и части тела человека. Это они решают, как поступить главному герою. Фантастика? Вымысел? Да. Но в то же время и развитие постулата восточной медицины – каждый орган имеет собственные разум и душу… 1943 год. Деревенскому пареньку предстоит пройти через голод и холод военного времени, его будет соблазнять с помощью сливок и сметаны замужняя красавица, испытывать на моральную стойкость начальник отдела военной контрразведки полка. И во всех перипетиях активными действующими лицами пьесы выступают мозг, сердце, желудок, печень, кишечник, пипон, почки, ноги, руки и другие органы и части тела.            
         
Пьеса вошла в шорт-лист Международного конкурса современной драматургии "Время драмы, 2015, весна". Участвовали авторы из 9 стран: Германии, Дании, Израиля, Италии, Швейцарии, Латвии, Белоруссии, Украины, России.

Пьеса поставлена в Челябинском Молодежном театре "ГлаголЪ". Режиссер-постановщик, руководитель театра Татьяна Суровцева. Премьера состоялась 16 марта 2016 года. Спектакль победил в Магнитогорске на фестивале молодежных театров в апреле 2016 года. И победил в Челябинске на театральном фестивале "Весна студенческая 2017". Пьеса также поставлена и в учебном театре "Кама" имени В. А. Сартарова Елабужского колледжа культуры и искусств города Елабуга. И в народном театре села Бердюжье Тюменской области. И в Казахстане в народном театре "Казахмыс" города Балхаш. И в Иркутской области в поселке Чунский в постановке молодежного театра "Смайлик" и народного театра "Песочные часы" в апреле 2019 года: этот спектакль получил Гран-При фестиваля "Театральная весна на БАМе".
.

На снимке фото со спектакля в Елабуге.

Игорь Муренко член Гильдии драматургов России, пьесы ставились и игрались в России, Узбекистане, Казахстане, Украине, Белоруссии, Литве, Болгарии и Франции.

Пьеса «ШУТКИ В ГЛУХОМАНИ» поставлена в 81 театре России, Литвы и стран СНГ (на момент 2019 года). Спектакли по этой пьесе стали лауреатами фестивалей в Новосибирске, Иркутске, Перми, Кирове, Самаре, Твери, Йошкар-Оле, Ульяновске, Мурманске, Барнауле, Омске, Томске, Сызрани, Тобольске, Ханты-Мансийске, Пскове, Тюмени, Комсомольске-на-Амуре, Костроме, Кургане, Санкт-Петербурге, Москве, в Узбекистане, Казахстане, Болгарии и Франции. ...Последняя премьера в Курганском государственном театре драмы.

В марте 2015 года пьеса поставлена в Литве в театре имени Бориса Даугуветиса (город Биржай). Несмотря на то, что автор из России, премьера прошла с огромным!!! успехом.

Спектакль "ШУТКИ В ГЛУХОМАНИ" подмосковного театра "Т-ВИД" победитель ХХ Международного театрального фестиваля в Болгарии (г. Враца) в номинации "Лучший драматический спектакль". Плюс специальный приз жюри "За хранение школы К. С. Станиславского".

В Санкт-Петербурге на 2-ом Всероссийском фестивале-конкурсе любительских театров «Невские театральные встречи - 2016» Гран-При и Приз зрительских симпатий завоевал спектакль «ШУТКИ В ГЛУХОМАНИ» Объячевского народного театра имени Г.Д. Горчакова, Республика Коми, Прилузский район, село Объячево.

Народный театр города Буя в январе 2018 года победил на Международном фестивале-конкурсе "Адмиралтейская звезда" в Костроме с комедией "ШУТКИ В ГЛУХОМАНИ".

Пьеса "ОДИН ДЕНЬ ИВАНА МИЛЛИАРДОВИЧА или СТАКАН ВОДЫ 2" - в Днепровском академическом театре драмы и комедии (в Днепропетровском академическом русском театре драмы и комедии имени М. Горького). Премьера состоялась 4, 5 ноября 2017 года.

Пьеса «ОТЧЕ НАШ» - в Новосибирском Областном драматическом театре «Старый дом». Показана в эфире Государственной телерадиокомпании «Новосибирск». Стала лауреатом фестиваля в Украине (Одесса).

Пьеса «ПРИЗВАНИЕ - УБИЙЦА» - в Новосибирском Государственном Молодежном академическом театре «Глобус». Стала лауреатом Международного Рождественского фестиваля в Новосибирске.

Пьеса "АКТРИСА НОЧЬЮ" в театре "САНТ" г. Актау Республики Казахстан.

Пьеса "СЕМЕЧКО ТЫКВЫ" - на Новосибирской студии телевидения (ныне ГТРК "Новосибирск"), а также на сцене МАУ ГЦНК «Приморье» детской театральной студией "Софит" из школы № 3 поселка им. С. Лазо Дальнереченского района Приморского края.

Пьеса «F 1 – ПОМОЩЬ. ПАМЯТИ WINDOWS 2000» - в Белоруссии, в молодежном театре «На филфаке» Белорусского государственного университета и была представлена на Международном фестивале студенческих театров «Тэатральны куфар 2009» в Минске.

Пьеса «КОРОЛЕВА ЛИР» - на ГТРК «Новосибирск».

Пьеса «БАБУИН И ДЕМБЕЛЬ» - на ГТРК «Новосибирск».

Пьеса «МУСОРНЫЕ БЯКИ» - на ГТРК «Новосибирск».

Пьеса «СЫН ПРИЕХАЛ» - на ГТРК «Новосибирск».

Пьеса «КЛАД КРЕМ или ПРИЕМ ВЕДЕТ ПСИХОЛОГ» победила на Международном конкурсе современной драматургии "Время драмы, 2014, осень". Участвовало 156 авторов (243 пьесы) из 10 стран: Израиль, Англия, США, Украина, Белоруссия, Казахстан, Германия, Швейцария, Латвия, Россия.

Пьеса "КОМЕДИЯ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ" вошла в шорт-лист Международного конкурса современной драматургии "Время драмы, 2015, весна". Участвовали авторы из 9 стран: Германии, Дании, Израиля, Италии, Швейцарии, Латвии, Белоруссии, Украины, России. Пьеса поставлена в студенческом театре "ГлаголЪ" Челябинского государственного университета. Спектакль победил в Магнитогорске на фестивале молодежных театров в апреле 2016 года. И победил в Челябинске на театральном фестивале "Весна студенческая 2017". Пьеса поставлена и в народном театре села Бердюжье Тюменской области в мае 2017 года. И в учебном театре "Кама" имени В.А.Сартарова Елабужского колледжа культуры и искусств города Елабуги в 2018 году.  И в народном театре "Казахмыс" города Балхаш (Казахстан).

Пьеса "МУЖИКИ ЛЕТЯТ НА ПИРОГИ" названа победителем Международного конкурса современной драматургии «Время драмы, 2016, лето». Участвовали авторы из Украины, Кыргызстана, Беларуси, Молдовы, Латвии, Германии, Израиля, Канады, Франции, США, России. Пьеса поставлена в народном театре села Парабель Томской области.

Пьеса "ЛЕЖАТЬ РАЗРЕШАЕТСЯ" вошла в число семи победителей (дипломант) Международного конкурса пьес «Смех сквозь слезы» Гильдии драматургов России (ноябрь 2018 года).

Пьеса «ГИТАРА и РУЖЬЁ» вошла в шорт-лист Международного творческого конкурса на лучшую современную пьесу 2018 года «Автора – на сцену!» Национальной Ассоциации драматургов. В конкурсе приняли участие 235 авторов из 13 стран мира....А также вошла в шорт-лист Международного конкурса пьес "Время драмы, 2019, зима" в номинации "Пьеса". Участвовали драматурги из 6 стран....Пьеса заинтересовала Московский цыганский театр «Ромэн» и народный театр Тихоокеанского океанологического института имени В. И. Ильичева Дальневосточного отделения Российской академии наук города Владивостока.

Печатался в журнале «Современная драматургия», в сборниках «Авторы и пьесы», «Мы выбираем Новосибирск».

Рецензии на спектакли по пьесам печатались в журнале "Театральная жизнь", в "Независимой газете", в газете "Культура", в "Литературной газете", на многих Интернет-порталах.

Один из соучредителей Секции драматургов при Авторском Совете Российского Авторского Общества.

Участник лаборатории драматургов, режиссеров и критиков Урала, Сибири и Дальнего Востока, семинара драматургов России в Рузе, семинара молодых драматургов СССР в Москве.

Один из победителей конкурса пьес Sib-Altera (пьеса «Актриса ночью»).

Академик драматургии (шутка) – три пьесы поставлены в четырех академических театрах драмы. Пьесу "ПРИЗВАНИЕ - УБИЙЦА" поставили в Новосибирском государственном академическом Молодежном театре "Глобус", пьесу "ШУТКИ В ГЛУХОМАНИ" поставили в Тверском государственном академическом театре драмы и в Академическом русском театре Узбекистана (Ташкент), пьесу "ОДИН ДЕНЬ ИВАНА МИЛЛИАРДОВИЧА или СТАКАН ВОДЫ 2" поставили в Днепровском академическом театре драмы и комедии. До 2016 года это Днепропетровский русский академический театр драмы и комедии имени М. Горького.               


                Игорь Муренко
               

                КОМЕДИЯ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ

                Взгляд изнутри тела




                ПРОЛОГ
               

              1944-й год.  Июль. Белоруссия. Самолет-истребитель с летчиком, раненным в воздушном бою, идет на экстренную посадку в лесу… Задевает верхушки деревьев, и жестко приземляется на поляне…
             
                Слышно, как бьется сердце - слабо, неритмично…


ЛЕГКИЕ. Сердце, ты как?..
СЕРДЦЕ. Держусь... Как вы?..
ЛЕГКИЕ. Дышать тяжело…
СЕРДЦЕ. Не сдавайтесь…
ЛЕГКИЕ. Ладно…
СЕРДЦЕ. Как мозг?..
ЛЕГКИЕ. Сейчас узнаем… Мозг, прием… Мозг, прием…               
Связи нет …
СЕРДЦЕ. Как остальные?..
ЛЕГКИЕ. Печень, ты как?..
ПЕЧЕНЬ. Хреново… Слабею…
ЛЕГКИЕ. Почки...
ПОЧКИ. Спасибо… Неважно…
ЛЕГКИЕ. Позвоночник…
ПОЗВОНОЧНИК. Ушибы… Много…
СЕРДЦЕ. Ты к мозгу ближе... Сможешь потыркать его… привести в чувство?…
ПОЗВОНОЧНИК. Попробую…
ПИПОН. А мной никто не интересуется, да? Что я, как я? А ведь я важнейшая фигура. Я главный мужской орган.
ЛЕГКИЕ. Понесло… Этого ничто не остановит…
СЕРДЦЕ. Пусть балаболит…  Ждем связи с мозгом…
ПИПОН. Балаболит… Да, если я выйду из строя – удовольствия не будет, детей не будет. Главного удовольствия. Многие мужики только и живут ради этой сладости. Представьте… захотели они, а я занемог. Или закапризничал - и такое бывает, могу себе позволить. Короче - они туда, сюда – ничего. Они так и сяк – пшик. Это же какой удар по самолюбию! И пьют, и с ума сходят. И никто про сердце, мозг, почки, легкие, печень, позвоночник и не вспоминает. Для них всё на мне сошлось, вся, так сказать, сердцевина. И тут они правы. Я основа мира. Без меня жизнь заглохла бы. Я центр ее и смысл. Сколько подвигов, свадеб, измен, разводов. Анекдотов сколько. Я соль земли.
ПОЗВОНОЧНИК. Мозг приходит в сознание…
СЕРДЦЕ. Хорошо…
ЛЕГКИЕ. Мозг, прием… Мозг, прием…
МОЗГ. Все… Очухался… Я – мозг - на связи… Докладываю обстановку… Был воздушный бой… Хозяин ранен…Самолет посадил в лесу на поляне…  И это еще…
СЕРДЦЕ. Что?..
МОЗГ. Видения у меня…  Вспоминается вся жизнь… Дело плохо… Видения бывают перед смертью...
ПОЧКИ. Нам конец? Хозяин умирает?..
СЕРДЦЕ. Без паники!..
ПИПОН. Что значит умирает? Подождите. Я еще не закончил. На меня нахлынуло - хочу кое-что рассказать…
МОЗГ. Даже перед смертью я должен слушать этого дурака…
ПИПОН. Сам дурак!..
СЕРДЦЕ. Пусть говорит… Главное - не паниковать...

        ВОСПОМИНАНИЕ ПЕРВОЕ. Голод. Первая погибель.

ПИПОН. Спасибо, сердце. Продолжаю. Так вот. Что касается – туда, сюда и пшик – как вы знаете - я своего хозяина никогда не подводил. Любил я его. Смолоду. И было за что.
              Входит деревенский, шестнадцатилетний парень. Это Степан в 1943 году.
Деревенский. Крепкий от работы. Собою видный, интересный. Волос кучерявый. Тогда - вы же помните? - кучерявым парням бабы легче доставались. А ему от баб еще и молочка перепадало. В войну, в голодуху это много значило. Ведь свое-то молоко почти всё сдавали на молоканку - для фронта.
СТЕПАН. Молока однажды зараз три литра выпил. Не каждый сможет. А я осилил. Три литра! Было мне тогда шестнадцать лет. И как я радовался этому молоку. На крапиве, камыше, лебеде посидишь – небось, обрадуешься. А что – есть нечего - война. Молоко, яйца, мясо – сдавали государству. А тут большая крынка, полная – я  дрова Матрене на зиму наколол, она и поднесла молочка сверх уговора.
                Входит Матрена с крынкой молока.
МАТРЕНА. Степан, попей молочка.
ПИПОН. Незабываемый момент... Пьет Степан молоко – и, кажется, будто сам я его пью. Словно стал я губами, языком, горлом, пищеводом, желудком хозяина.
ЯЗЫК. Я тоже это помню. Сладостную жидкость первым я повстречал – язык. И мигом оценил – парная, только что с дойки, со вкусом трав. И сказал я молоку приветственные слова от всей своей языческой души: «Милое молоко, приветствую тебя! Так много я еще никогда не пил. Как я люблю тебя. Как мечтаю о тебе, когда пью морковный чай. Хочу встречаться с тобой чаще».
ПЕЧЕНЬ. И запела каждая жилочка, каждая клеточка во мне – в печени. Стала вливаться живительная сила.
ПОЧКИ. «Прекрасно! - воскликнули мы – почки - жизнь продолжается!  Выстоим! Молоко нас поддержит сегодня! А завтра, глядишь, еще чего вкусного и полезного отведает наш хозяин».
СТЕПАН. И опьянел я от крынки молока с голодухи, и было новым это чувство опьянения – водку, самогон в ту пору я еще не пробовал – молод был. И захотелось петь, кричать от неожиданной радости. И показалось - не одолеет нас голод, холод, война. Эх, да что там!
ГЛАЗА. Помните? - закричали мы Степану – печень, почки, желудок, кишечник, легкие, мы – глаза - и все остальные наши, что вечно в работе внутри и снаружи тела – что будем изо всех сил стараться для него, будем жить мы, будет жить и он?!
МОЗГ. Такое не забудешь. В мозгу у меня в ту минуту закрутились  высокие слова, знакомые строчки… «Вставай проклятьем заклейменный, весь мир голодных и рабов»…
ПОЧКИ. Это была светлая минута. Подъем, надежда…  И мы – внутри - объединились, перестали спорить…
ЖЕЛУДОК. Да – да, да. Я – желудок - тоже помню эту крынку молока. Врезалась она мне в память с голодухи. Эх, молодость, крепость. Кажется, гвозди, гайки смог бы переварить. Такой я был могучий у хозяина в шестнадцать лет. А что – желудочного сока во мне вдосталь, он кипит, бурлит – рвется в бой. Кислотность не пониженная, не повышенная, а в самый раз. Складки слизистой – залюбуешься: гладкие, ровные, тонкие, толщиной два-два с половиной миллиметра. Обкладочные клетки аж поскрипывают от распирающей их силенки. Ни язвы, ни гастрита. Лопай от пуза, человек. Набивай брюхо. Обжирайся, трескай – я - твой желудок - все обработаю, как следует. Да, вот беда - кормежка в войну ерундовая. Камыш. Лепешки из семян лебеды. Суп из крапивы, свеклы, моркови.
СТЕПАН. Сосна зацветет весной, залезешь, налопаешься почек. По болотцам в степи собираешь яйца чаек. С грецкий орех они. По вкусу похожи на куриные. Сваришь и даже у вареного яйца белок цветом, как вода. В апреле, еще снег не сойдет, копали картошку на колхозных полях, если осенью там не успевали урожай собрать. Такое бывало – рабочих рук не хватало. Снег нам – пацанам - до макушки. Колодец выкопаем в снегу до земли, выдолбим куст, в ручье промоем. За пять-шесть часов набираем ведро. Дома эту мерзлую картошку на раскаленную печную плиту положим, с одной стороны поджарим, с другой - и едим.
ЖЕЛУДОК. Ни масла, ни сметаны, но объеденье с голодухи.
СТЕПАН. А хлеба не было. Весь уходил на фронт. Но иногда перепадало хлебца-то. Весной за десять км. идешь туда, где скирды колхозные зимовали – наберешь остатки зерна из грязи, килограмма два. Промоешь, высушишь, засыплешь в деревянную рушалку. И крутишь ручку. За час килограмм смелешь. Испечет мать булку хлеба. Разделим на восьмерых. Смакуем. Эх, да что там!
РУКИ. Летом была самая тяжелая работа. Сенокос, огород. Да еще колхозные поля. На них даже детей с десяти лет гоняли на прополку.
СТЕПАН. Опять же летом – ягода. Смородина, костяника, земляника. Брюхо набьешь – все голоду заглушка. А клубнику наберу в ведро, домой снесу. Сушила ее мать на русской печи – наверху, где зимой лежали, простуду выгоняли. Заместо конфет была сушенка. А то еще натолчем свежую клубнику – и в капустный лист, затем в печку. Получалась лепешка. Лопали ее за милу душу - почище любого городского пирожного.
ЖЕЛУДОК. Но до ягоды дожить нужно. Май, июнь ягоды еще нет. Только камыш. По берегу озера его полным-полно. Белая мякоть корневая, что в воде, ничего – сладкая, сочная. Но день камыш, два камыш, три камыш. И раздуюсь я от камыша, и злюсь - не того же наелся, чего хотелось - и покрикиваю на печень, на кишечник, на желчный пузырь. Они, как водится, огрызаются. Испортим настроение друг другу,  и глядим хмуро. И если хозяин в это время в очереди на молоканку стоит, наше настроение переходит на очередь. Мается народ два, три часа, сдает молоко. Оно самим нужно, а сдай. И вроде все понимают – для фронта сдают, для солдатиков наших - но у каждого внутри точно такая же перебранка от худой пищи и, то и дело, кто-нибудь да зло и пошутит, подколет, другой ему ответит, и вот стоят уже глядят исподлобья. И не знают - заваруху мы начали – те, что у них внутри. Все-таки мир людской на нас держится. А нам нужна хорошая кормежка.
РУКИ. Сорочье мясо – тоже еда. Но сороку еще подстрелить нужно. Она птица осторожная, пугливая. Только мы – хозяйские руки - на огороде наведем на нее ружье – она – вспорх! – и улетела.
СТЕПАН. А промахнуться нельзя. Порох, дробь на строгом счету. Наловлю на озере водяных крыс. Сдам шкурки в сельпо. Получу немного пороха. Патрон металлический, многоразовый. Старый капсюль выбью, вставлю новый. Для дроби разобью старую чугунную сковородку или проволоку на кусочки разломаю. После таких трудов тысячу раз подумаешь – нажимать на курок или нет.
ЖЕЛУДОК. Я весь сжимался и холодел, когда хозяин целился в сороку…
               Степан стреляет из ружья в сороку.
СТЕПАН. Мимо! Эх, зараза! Был бы сытым – попал бы... Ничего, переживем. Там и мясо-то – с большой палец. Жира совсем нет. Только раздразнишь себя. Вот мяска бы настоящего. Говядинки отварной. Котлеток со сметанным соусом. Или пельмешек – тарелка с горкой, пар до потолка. Мечта! Мечта так мечта! Только в голодуху лютую настоящая мечта и бывает. В сытое время, какая мечта?.. Только от матери я и слышал про еду таковскую. Едала она все это в Сибири до тридцать третьего года. А потом, как отрезало. Колхозы начались. Поешь-ка мяска, когда на семью разрешали одну корову, семь овечек. Ну, зарежем зимой две-три овечки. А каждая всего килограммов двадцать с костями. Что это для восьми человек?
ЖЕЛУДОК. Как таял весной на озере лед, я уже предвкушал – рыбку скоро возьму в оборот. Карасей, окуней.
СТЕПАН. Сети я, мать, братья и сестры вязали из простой швейной нитки. Капроновой-то не было в войну. А какой улов с такой снастью? За неделю нитка в воде размокала. Или рыба рвала ее. И снова сидим, вяжем.
ЖЕЛУДОК. Хорошие, работящие были. Старались, чтобы я – желудок - с рыбкой повстречался. Было такое. Эти свидания мне не забыть.
СТЕПАН (с ведерком, в котором рыба). Два окунька. Три карасика. Маловато, конечно, но все сытная пища. (Уходит, унося улов домой).
ЖЕЛУДОК. Варится уха в печи, радуются люди, глотают слюнки, и не знают - и мы радуемся внутри. Сытная-то пища в первую очередь нам нужна, не им. Без нее работа не спорится. Слабеем мы – слабеет и человек. Кипит уха, клокочет, и мы по запаху варева чуем – рыба готовится. Печень мне шепчет: «Рыба». Кишечник мне сообщает: «Рыба». Поджелудочная железа скребется снизу: «Рыба». И все остальные: «Рыба, рыба, рыба. Готовься, желудок». А что мне готовиться, когда у меня желудочный сок уже пошел. Прилив, как на море. Отстаньте, - говорю, - готов я. Я еще вперед вас по запаху понял, что рыба. Мой сок уже все нужные ферментики приготовил. Жду не дождусь. Обработаю по высшему разряду. За мной дело не станет.
                Степан с тарелкой ухи садится за стол.
СТЕПАН. Уха! Запах – у-у-у! (Ест).
ЖЕЛУДОК. Слышу – зубы, язык застонали от удовольствия. Зубы давят, перетирают. Язык переворачивает. Слюна смачивает, свои пепсинчики в ход пускает. Это хорошо. Отлично. Чем больше слюна поколдует над пищей, тем легче мне, желудку. И знаю про это, а сам тороплю, тороплю. И хозяин торопится с голодухи скорее проглотить… Вот горло проскочило, пошло по пищеводу. Ага, попалась, милая, вкусная, ароматная, озерная. Обнимаю ее, прижимаюсь всеми стеночками, всей слизистой, начинаю целовать, шептать словечки ласковые, потаенные, одному мне известные. И растворяется мяско рыбное в любви моей желудочной. Не противится, отдается мне с радостью и ответной любовью. Ибо, если ты с любовью, то и к тебе с любовью. И закон такой дан - что внутри, что снаружи. И мы ничего без любви и не делаем. Без любви к человеку. Он наш Господь Бог, наш хозяин и повелитель! Наш царь! Погибнет человек – погибнем и мы – его органы внутренних дел! (Поет). «Боже, Царя храни! Сильный, державный, царствуй на славу, на славу нам!»
                Аплодисменты.
ПЕЧЕНЬ. Браво, желудок!
ПОДЖЕЛУДОЧНАЯ ЖЕЛЕЗА. Браво!
МОЗГ. За эту песню в то время могли и расстрелять. Но мы-то, внутри, могли себе позволить. И позволяли. Пели все, что хотели. И вытворяли еще не такое. А иначе как бы люди выдерживали давление других людей? И так-то жизнь снаружи не сахар. Погибель поджидает человека на каждом шагу. И я – мозг – должен шурупить, кумекать, мозговать. Мгновенно, безошибочно. Да взять хоть 38-ой год. Если бы не моя – мозга - смекалка – и Степану, и всем нам была бы крышка.
СТЕПАН. Мороз ударил в ноябре. Вода на озере в бору замерзла. Пошли мы с братом Мишкой кататься на коньках. Мишке восемь, мне двенадцать. Прикрутил я коньки к валенкам и покатил. Расставил руки в стороны – у-у-у! – будто летчик я, лечу на самолете. Размечтался ведь я летчиком стать. С тех самых пор, как над нашим домом самолет пролетел.
МОЗГ. А засела думка хозяина о самолетах у меня в мозгу неспроста. Родился он с талантом этим – летать. Мы, его внутренние, каждой клеточкой, душой и разумом своим знали об этом, и постепенно, исподволь готовили его, направляли к летному делу.
СЕРДЦЕ. Математику учи, хозяин, математику. Ой, как она тебе пригодится.
ЯЗЫК. И русский язык. Диктанты пиши на пятерку.
ГЛАЗА. Электрический свет в деревне только после войны появился. В войну школьники зимним вечером у печки занимались.  Хозяин упорный, толковый. По всем предметам только пятерки.
 СТЕПАН. Лечу на коньках, руки расставил. А лед тонкий еще, подо мной прогибается. И где-то на середине озера провалился я. Хватаюсь за кромку льда, он ломается. Мишка кричит от испуга: «А-а-а-а-а!». Вода ледяная. Одежда в раз намокла – вниз тянет. Но я не растерялся…
МОЗГ. Это я – мозг - не растерялся. Сообразил - нужна тычка.
СТЕПАН. Кричу Мишке: «Бросай тычку!» А на озере остались тычки от сетей. Торчат во льду. Мишка бросился к ближней, вытащил, бросил мне. Но рядом. Я к ней стал подбираться, а лед обламывается. Но дотянулся, схватился, оперся на тычку, выбрался на лед. Повернулся на спину. Вылил воду из валенок. Чувствую – ничуть не испугался. 
МОЗГ. Я же говорю – прирожденный летчик.
ПОЧКИ. Мы все не подкачали, не струсили. Дело свое в ледяной воде выполняли исправно.
РУКИ. Это мы – руки - вас спасли. Дотянулись, схватились, вытащили тело на лед.
ЛЕГКИЕ. Потому что мы – легкие – дышали глубоко. Перебоев с воздухом не допустили.
КИШЕЧНИК. Про кишечник не забывайте. Я тоже не зафордыбачил. А мог бы. В такую минуту всякое бывает.
ЛЕГКИЕ. Нужно признать - это сердце всем дало команду: «Без паники! Работаем, как обычно!»
СЕРДЦЕ. Паника в ледяной воде - на озере в лесу – на безлюдье – гиблое дело.
МОЗГ. А я, значит, ни при чём, да? Это сердце оказалось молодцом, а не я – мозг. А давайте-ка вспомним, какое сердце пугливое. Не про него ли эти поговорки? «Сердце ушло в пятки», «Сердце зашлось от испуга». А, что, сердце? Как тебе такое?
СЕРДЦЕ. А вот и не зашлось. Коли бы случилось – ты, мозг, не вспомнил бы про тычки. Просто отключился. Такое ведь не раз бывало. Отключался? Признайся.
ПИПОН. Отключался, отключался.
МОЗГ. Дурак ты, пипон!
ПИПОН. Сам дурак!
МОЗГ. А ты, сердце, меня уже достало! Ты, ты, ты, только ты! Твоя претензия на руководство смешна! «Духовный центр, духовный центр!» Мне это уже вот где! Все понимают – я, мозг – всему голова, самая важная часть. Я – дирижер! Я – премьер-министр! Я командую вами! От меня зависит жизнь человека!
СЕРДЦЕ. А крынка молока? А женщина-красавица, чужая жена? Нужно рассказать все без утайки.
ПИПОН. Поддерживаю. Это увлекательнейшая история. Я – пипон – отключил этого дирижера и премьер-министра.
МОЗГ. Вы оба – моя головная боль!
СТЕПАН. По дороге домой жутко разболелась голова. Прямо раскалывалась. Рассказал матери, как искупался в ледяной воде. Она не ругалась. Помогла снять задубевшую на морозе мокрую одежду. Лег на печку, согрелся. К утру голова прошла, и стало понятно, что я не простудился.
ЛЕГКИЕ. Это мы – легкие – постарались. Не допустили воспаления легких.
ГОРЛО. И я – горло – не подвело. Не покраснело. Не закашляло. Не выдало ларингита, фарингита, ангины.
НОС. И я – нос. Проснулся без соплей.
УШИ. А мы – уши – без отита.
СЕРДЦЕ. Как дети малые, ей Богу. Спокойно. Все, все молодцы. Все герои.
ЛЕГКИЕ. Сердце всех помирило. И все обошлось без простуды. Когда у нас внутри ссора – тут-то и жди, человек, болячек.

ВОСПОМИНАНИЕ ВТОРОЕ. Замужняя красавица. Еще одна погибель.

ГЛАЗА. На молоканке поджидала хозяина еще одна погибель. Да какая – крепко сбитая, броская, веселая – уж мы-то – глаза – ее хорошо разглядели. Фляги с молоком ворочает – все в очереди любуются. Не всякий мужик долго выдержит такую работу, а ей хоть бы хны. Особенно любопытны нам глаза людские. Первым делом в них заглядываем, силимся загадку разгадать – что за работники у человека внутри прячутся? А глаза у молоканщицы светлые, добрые – кажется, не горазды ее нутряные на выверт, на кособочину, которые и жизнь хозяйки покорежат, и чужую.
ПИПОН. А это еще на воде вилами писано. Будет толчок судьбы – угораздит. Не было еще таких, чтоб от толчка устояли. Особенно, если я – пипон - мозг отключу. А я мастак на это дело. Это у меня любимая забава.
МОЗГ. Дурак ты, прости Господи!
ПИПОН. Сам дурак!
ЯЗЫК. Не ругайтесь. Давайте продолжим…  Живет красавица со своим мужем, на чужих мужиков не смотрит. И свой-то на загляденье – видный, крупный. Рядом с конем идет – кажется - конь меньше его ростом.
НОГИ. Но это до войны Матрена на других мужиков не смотрела, а в войну беда пришла – тот самый толчок судьбы. Ранили мужа на фронте. Да так ранили, что комиссовали подчистую. Не годен более воевать. Вернулся хмурым. Хромает. Взяли его сепараторщиком на молоканку. Сливки делать из молока – для маслозавода в Волчной Бурле. И вроде счастье привалило Матрене – живым вернулся мужик. И днем на работе теперь вместе – молоко принимают, и ночью есть к кому прижаться. И в хозяйстве опора. Но не порхает радостной Матрена.
ГЛАЗА. Фляги тягает так же усердно. Но - стала посматривать по сторонам, куда замужней не положено. Начала замечать даже парнишек, что вот-вот мужиками станут. И нашего молодца заприметила в шестнадцать лет.
          Входит Матрена с крынкой молока.
Но наш-то хозяин не замечал красавицу. Хотя уже и созрел, чтоб замечать.
МОЗГ. Я – его мозг - как и все деревенские мозги в первой половине 20-го века, считал – на чужих жен не пялятся.
РУКИ. И мы – руки – тоже были воспитаны так же: чужих баб не лапают.
НОГИ. И мы – ноги – знали: бегать за ними опасно. Могут нас и переломать.
СЕРДЦЕ. Без любви – все грех.
ПИПОН. Чепуха. Сладенькое-то манит. Но закавыка есть с красавицей - не ровня она хозяину по годам. Старуха. На девять лет старше.
ГЛАЗА. Хозяин и на ровню-то смотрел только вприглядку. 
РУКИ. А как же еще? В деревне в то время девки с парнями даже за руки не брались до свадьбы, не то что баловство какое. Уж мы – руки – про это точно знаем.
ГЛАЗА. И вот Степан нарубил-наготовил дрова Матрене на зиму, она и поднесла ему молочка – полную крынку.
МАТРЕНА. Попей молочка, Степан.
ГЛАЗА. И смотрит ласково. Но не просто ласково, а с женским интересом
ПИПОН. Я-то – пипон - сразу догадался - молоканщик не только не годен воевать, а повредил он еще кое-что. Да догадки есть догадки, точняка-то не было. Но тут дело повернулось так - узнал я правду-матку. Сдавал ему как-то молоко хозяин. Рядом стоял, совсем близко. И пипон молоканщика пожаловался мне по-свойски на нашем пипонском языке, что так, мол, и так, а он теперь простая деревенская болтушка. Болтается и все. Толку никакого. Позавидовал даже мне - мол, я в крепком, здоровом теле, многое повидаю, чего ему уже не увидать. И говорит даже – чувствует он - побываю я в тех местах, где бывал и он еще до войны. Я-то сразу по молодости, по неопытности и не понял, о чем он балаболит, а когда красотка Матрена в сенях крынку молока поднесла, да, будто невзначай, за руку хозяина моего взяла, я и встрепенулся. А когда наш молодец молочко одолел, в раз окреп я, и молнией мелькнула мысль – так вот о чем болтал своячок. И повлекла меня к красотке молодая сила моя. И шепнул я рукам, чтоб приобняли ее.
РУКИ. И мы – руки - потянулись уже…  Но мозг дал команду:
МОЗГ. Отставить! Равняйсь! Смирно! Чужих баб – не лапать!
РУКИ. Кого ж нам слушать?!
ПИПОН. Меня – дурынды! Мозг мне – пипону – не указ. Я сам с усам.
СТЕПАН. От молока, от нечаянной радости вдруг прозрел я – а хозяйка дома-то – интересная сама собой. И повлекло меня к ней запретное, темное. Прям, вынь да положь – обнять ее, прижать к себе. И не только из благодарности. И в раз смекутил: в сенях мы, не на улице, никто не увидит. 
МОЗГ. Дурак молодой! Отставить!
ПИПОН. Вперед! Не робей! Один раз живем!
МОЗГ. Отставить, я сказал!
ПИПОН. Вперед! Целуй!
СТЕПАН. Да целовать-то как? Я не умею…
ПИПОН. Но она сама начала. Прижалась к нему, задрожала телом, и давай целовать в губы.
СТЕПАН. Рот будто наполнился лесной, спелой малиной. Так вот зачем целуются. Это вкусно.
ПИПОН. Я плохому не научу.
МОЗГ. Дурак, ты пипон, дурак! Сепараторщик, ее муж, детина два метра ростом. Воевать не годен, но убить-то может.
ПИПОН. Я малый рисковый.
МАТРЕНА. Ой, нельзя! Могут войти!
МОЗГ. Спохватилась. В сенях своего дома вздумала парня целовать. Волос долгий, ум короткий.
МАТРЕНА. Приходи ночью на Коробы, в рощу. Придешь?
МОЗГ. Хозяин, говори: «Нет».
ПИПОН. Скажи: «Приду».
ГУБЫ. А губы у нее сладкие. Нам – губам – понравился женский рот. Мы еще непрочь.
РУКИ. И стан ее мягкий, приятный.
НОС. И волосы пахнут цветами.
ПИПОН. Соглашайся, хозяин. Еще слаще будет.
МОЗГ. Беги без оглядки, пока цел. Давай-ка я тебе туманчику в башку подпущу. На, получай…
СТЕПАН. В голове все помутилось. Не помню, как вышел от нее, как очутился на речке. От крика гусей в себя пришел. Сел на берегу, стал думать.
МОЗГ. Думать полезно. А правильно думать – моя забота.
СТЕПАН. Идти, не идти?
ПИПОН. Иди, конечно. Пора женских пряников отведать.
МОЗГ. Заткнись, пипон! От тебя у нас одни проблемы!
СЕРДЦЕ. Сердце слушай, хозяин.
ПИПОН. А у тебя, сердце, одно на уме – сю-сю, пу-сю.
СЕРДЦЕ. Пусто во мне. Нет ничего. Не ходи, хозяин.
ПИПОН. А вот я не согласен. И давайте это все обсуждать. Не рубите с плеча. Смотрите. Разве в шестнадцать лет может быть любовь к перестарку?! Хорошо, скажу мягче – к старушке. Ей же двадцать пять! Просто молока напился парень. Молодые мужские соки забродили, к женскому потянули. Может, скажете еще – любовь до гроба дожидаться? А до этого что – никаких развлечений?
ПОЗВОНОЧНИК. Я, позвоночник, горбом чую. Ты, пипон, как раз до гроба парня и доведешь. У нее ведь муж. Убьет его, и нам капец.
ПОЧКИ. Погибнет Степан, и мы погибнем.
ГЛАЗА. А ты, мозг, в сенях, о чем думал? Почему за губами не доглядел, зачем руки распустил?
МОЗГ. Цыц! Это вы, гляделки, пялитесь не туда, куда нужно!
ПИПОН. Мозг, это я тебя отключил. И еще отключу.
МОЗГ. Вот дурак-то на мою голову!
ПИПОН. Сам дурак!
СТЕПАН. Остыл я на берегу, одумался и не пошел ночью в рощу.
МОЗГ. Молодец.
СЕРДЦЕ. Правильно.
ПИПОН. Ну, и зря. Годы-то не ждут. Пока я молод - надо успевать. В старости вспомнишь, жалеть будешь.
СТЕПАН. Дома про Матрену ни гу-гу. Мать бы не одобрила. А на следующий день работал на покосе. Богатая трава поднялась к середине июня у озера. Помашешь литовкой на солнышке, попьешь воды в ключе. Хорошо! Одна помеха – комары. Не дают покоя. Так и Матрена, как комары, стала виться вокруг меня. Тем более, и покосы наши рядом были. Углядела, что я за водой иду один, и подкараулила у ключа.
МАТРЕНА (с крынкой молока). Степан, я тебе молочка принесла.
МОЗГ. Беги, хозяин!
СТЕПАН. Убежал я. Она и на следующий день объявилась.
МАТРЕНА (с крынкой молока). Степан, я тебе молочка принесла.
СТЕПАН. Тогда я перестал ходить к ключу один. С сестрой иду, с братом. Исчезла. А корову пошел вечером со стадом встречать – нате, пожалуйста. Тут как тут. Дожидается меня в проулке.
МАТРЕНА. Степан, не губи меня – попей моего молочка.
СТЕПАН. Промолчал я. Она мне вслед:
МАТРЕНА. Молоко будешь каждый день пить. И даже сливки. Хочешь сливок?
ЖЕЛУДОК. Да!
 МОЗГ. Нет.
ЯЗЫК. Да!
ГОРЛО. Да!
ПИПОН. Да, да, да!
КИШЕЧНИК. Хочу!
СТЕПАН. Еще бы не хотеть? Я к шестнадцати годам и стакана сливок не выпил. Раненому одному, заезжему, с фронта – завидовал. Его по распоряжению районного начальства сливками выхаживали. Заколебался я.
МАТРЕНА. Сливки, сметана. И своим снесешь.
МОЗГ. Идешь, Степан, и иди своей дорогой.
ЖЕЛУДОК. Давайте посчитаем. Корова заместо коня сейчас – пашет, возит. И молока дает мало. Не больше четырех литров. Три сдай государству. Остается один литр на восемь человек. Сколько тебе перепадет молока, хозяин? С гулькин нос. А тут даже сливки. И сметану обещает. Вкусно, жирно...
ПИПОН. Вот именно. А где она их возьмет – не твоя забота. Химичить станет. Занизит жирность – кто ей контроль? - и человек должен больше сдавать молока. Излишки появятся. Она тебе их и притащит. Пей, не хочу, хозяин.
СЕРДЦЕ. Не люба тебе она. Не греши.
ЖЕЛУДОК. Сытым будешь.
МОЗГ. Ее посадят за воровство, и тебя, хозяин, тоже. Знал, пил и не донес. И мы все с тобой сидеть будем. И ты, пипон.
ПИПОН. Ну, знаешь - это на воде вилами писано. Еще поймать нужно. Я бы рискнул. Да и баба – кровь с молоком - сама в руки просится, уговаривать не нужно.
СЕРДЦЕ. У Матрены муж есть. Ты о нем подумал?
ПИПОН. Смешно. Кто о муже думает в таких делах?
МОЗГ. Убьет он тебя, хозяин. В деревне в первой половине 20-го века за это убивают. О себе подумай.
                Николай, хромая, идет на молоканку.
Да вот и он, легок на помине. Хромает на молоканку. После вечерней дойки будет у народа молоко принимать.
ГЛАЗА. Прошел мимо и даже не взглянул нам в глаза Николай. Даже не поздоровкался. Чего смотреть? Наш хозяин кто для него – пацанва. Семнадцать исполнится - на фронт. Скорее всего, не вернется, убьют. Так и зачем на него зрение переводить?
НИКОЛАЙ. Матрена, ты далече? Корова уже дома. Пора доить.
МАТРЕНА. К Татьяне забегала. За солью.
МОЗГ. Ага, за солью. Нашего молодца стерегла. Туману, туману из Заблудяхи запустить бы в мозги сепараторщика. Иначе не сдобровать нам.
УШИ. Все равно узнает. Наши деревенские вмиг такое засекают. Начнут шушукаться. Ветер это шушуканье ему в уши и надует.
РУКИ. Он тогда хозяину руки повыдергивает.
ПОЧКИ. Почки отобьет.
ПОЗВОНОЧНИК. Оглоблей по спине пройдется.
ГЛАЗА. Фингал поставит.
ЗУБЫ. Зубы выбьет.
НОС. Нос сломает.
ГОРЛО. На сосне повесит.
ПИПОН. Трусы вы. Сколько из-за вас возможностей мужики упускают. Жаль - привязан я к вам судьбой-веревочкой.
МАТРЕНА. Мне подойти, аль без меня справитесь?
НИКОЛАЙ. Не надо. Займись огородом.
МАТРЕНА. Яишенку приготовлю. С зеленым луком – как ты любишь.
ЖЕЛУДОК. Хозяин, ты тоже сможешь яишенку наворачивать. Подумай.
ПИПОН. Она для тебя и хлеба раздобудет. Сам отъешься и нас откормишь.
СТЕПАН. Решил я с матерью поговорить. Что она скажет?
              Мать и Степан дома чинят рыболовные сети.
Мам, тут такое дело. Мне предлагают сливки, сметану. Досыта. Каждый день. И вам буду приносить.
МАТЬ. Кто ж это такой добрый?
СТЕПАН. Матрена, с молоканки.
МАТЬ. На работу что ль берет?
СТЕПАН. Работа, вроде того… Но такая – особенная, с лаской…
                Пауза.
МАТЬ. Ясно.
СТЕПАН. И красивая она. Не кирзуха.
МАТЬ. Ее муж тебя убьет.
СТЕПАН. Так мы украдкой. В бору, на Заблудяхе. Никто не увидит.
МАТЬ. Ты уже, аль еще нет, думаешь только?
СТЕПАН. Думаю. Дело-то – сытное. Не всякому предлагают. Откажусь – дураком буду. И вас, семерых, подкормлю.
МАТЬ. Я против.
СТЕПАН. Мам, ты что – есть-то охота. Голод не тетка.
МАТЬ. Глуп ты еще. Ладно, сама с ней потолкую, пристыжу. Она с добром, да я с батогом.
МАТРЕНА. И стыдила-то меня, стыдила мать Степана. И такая-то я, и рассякая-то я. Да только злость во мне разожгла. У нее-то семеро детей, а я что – бездетной должна горе мыкать? Двое детушек наших с Николаем и месяца не прожили, померли, и это еще до войны, когда здоровым был. А теперь как? Изранен, инвалид - всамделишный, не понарошку. От кого мне рожать прикажешь? Всех мужиков в деревне на войну забрали. Не от хорошей жизни я на Степу глаз положила. Стыди, укоряй, грози, да только все равно по-моему будет!
СТЕПАН. В конце июня я траву докашивал. Один был. Она и пришла. Со сливками, яйцами, сметаной. И я не отказался.
            Мозг появляется с дирижерскими палочками. Легкие с трубой. Кишечник с клизмой. У почек ударные инструменты из баночек для анализов. Печень водит смычком по трубочке для дуоденального зондирования. Уши, руки, глаза держат маракасы. Пипон с гитарой. У языка губная гармошка. У позвоночника аккордеон. Сердце – первая скрипка. Желудок – вторая. Поджелудочная железа – третья. Нос, горло – солисты.
МОЗГ (стучит палочками по пюпитру). Внимание. Я попросил вас взять инструменты, потому как хочу сообщить паршивое известие – нас идут убивать. Давайте сбацаем напоследок.
                Пробуют играть, но получается вразнобой.
ЖЕЛУДОК. А хозяин в курсе?
МОЗГ. Нет.
ПИПОН. Откуда ж ты знаешь?
МОЗГ. По моим секретным каналам.
ПИПОН. Тю-тю-тю-тю-тю. Какие мы важные.
НОС. Чую большую беду.
ПОЧКИ. Мы погибли…
СЕРДЦЕ. Без паники! Мужество! Бесстрашие! Борьба!
ПЕЧЕНЬ. И гнев!
ЛЕГКИЕ. Вспомним озеро! Ледяную воду! Будем биться до последнего вздоха!
РУКИ. Мы готовы!
НОГИ. И мы!
ПОЗВОНОЧНИК. И я! (Принимают борцовскую стойку).
                Степан дома, чинит рыболовную сеть. Входит Николай с бутылью самогона и топором.
НИКОЛАЙ. Должон быть один.
СТЕПАН. … Здрасьте…
НИКОЛАЙ. Остальные на колхозном поле, я знаю.
СТЕПАН. Да…
НИКОЛАЙ. Это хорошо. До вечера не заявятся.
                Пауза.
Убивать тебя пришел.
           На стол ставит бутыль, кладет топор. Садится.
За что – ты знаешь.
                Пауза.               
Иначе никак. Смеются уже. Шепчутся за моей спиной... Много мне не дадут. Убил из ревности… Фронтовик. Весь изранен. Лет восемь отсижу…
                Вынимает из кармана стакан, наливает самогон.
Стакан самогона ты. Стакан я. Стакан ты. Стакан я. Если первым свалишься ты, я тебя и убью. Не бойсь, пьяному легко умирать. И мне пьяному легче тебя убить. Первым свалюсь я – жив останешься. Погуляешь покуда. Там видно будет. Давай, пей.
                Пауза.
ПОЧКИ. Бегите, хозяин!
                Степан бросается к дверям, но Николай хватает его за руку и усаживает за стол.
Не рыпайся. Делай, как говорю.
                Пауза.
МОЗГ. Пей, хозяин. Деваться некуда.
НОС. Не пей. Запах отвратный.
              Степан колеблется.
СЕРДЦЕ. Мы готовы к борьбе. Пей.
         Степан берет стакан, выпивает. Затем пьет Николай.
ЯЗЫК. Гадость какая!
ГОРЛО. Мерзятина!
ЖЕЛУДОК. Как это можно пить?!
ПЕЧЕНЬ. Отрава!
               Степан пьет, затем Николай и так далее.
МОЗГ. Что такое? Радость появилась. Кажется – все нипочем…
НОГИ. Плясать потянуло...
РУКИ. И в драку…
СЕРДЦЕ. Не сдаемся! Стоим до победы! Мозг, командуй!
МОЗГ (стучит палочкой по пюпитру). Народ, а ну-ка вдарим веселенькое…  Скажем, это... (Играют и поют).               

Девки любят чубчик кучерявый.
Всюду девки хватки до кудрей.
Как увидят чубчик кучерявый,
Замурлычут ласковей, добрей.

Припев: Дай, дай, дай...
Чубчик, чубчик, чубчик кучерявый,
А ты не вейся на ветру!
Ах, карман, карман ты мой дырявый,
А ты не нра-, не нравишься вору!

Но однажды женские кудряшки,
 Так вскружили голову мою,
Что ночами снились мне барашки,
И с тех пор пою, я и пою.
Где достать мне пару миллионов?
- Я бы все их девкам раздарил.
Ах ты, чубчик, чубчик кучерявый,
Ах, зачем меня ты разорил?

                Степан и Николай пьют. Николай грудью падает на стол, лежит, не шевелится. Степан встает из-за стола, хочет выйти из дома на улицу, но падает на пол и лежит, не встает.


                ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

ВОСПОМИНАНИЕ ТРЕТЬЕ. Холод. Третья погибель – начальник отдела военной контрразведки полка.

ГОРЛО. Выстояли мы в тот день. Не удалась расправа.
НОС. Все мы – и внутри, и снаружи - слились воедино.
РУКИ. Сжали руки.
ЯЗЫК. Пили эту дрянь.
ГОРЛО. Глотали эту гадость.
ЖЕЛУДОК. Всасывали эту мерзость.
ПЕЧЕНЬ. И берегли тебя, мозг. Ты оценил?
МОЗГ. Спасибо.
ПОДЖЕЛУДОЧНАЯ ЖЕЛЕЗА. И тебя, сердце.
СЕРДЦЕ. Сердечная вам благодарность.
ЯЗЫК. Я уже заплетался, но понимал – забарахлите вы, и нам хана.
МОЗГ. Я уже ни черта не соображал.
СЕРДЦЕ. Я билось 120 ударов в минуту.
ГЛАЗА. В глазах все помутилось.
НОГИ. Ноги держались до последнего.
ПОЗВОНОЧНИК. Я горбом чувствовал – мы победим! С нашей внутренней и внешней победой, друзья!
                Никто не кричит «Ура!»
КИШЕЧНИК. Чему радуешься, болван? Мужик от своего не отступится. Очухается после пьянки, и снова заявится с топором.
СТЕПАН. Вот потому-то мать и решила отправить меня в город, к дяде, подальше от молоканщика. Сварила мне ухи из карасей, налила в бидон, и потопал я босиком за 50 километров в Камень-на-Оби, оттуда пароходом добрался до Новосибирска. Дядя дал мне старые ботинки и меня взяли на работу в порт: разгружать баржи с углем. Месяца через два получаю письмо. Мать сообщает: Матрена убила мужа.
ЯЗЫК. Забеременела она, выступил живот. Николай сказал что-то злое, Матрена ответила.
РУКИ. Он полез с кулаками, сначала для острастки, потом в раж вошел, стал душить. Она вырвалась, ударила его кочергой. Попала по голове.
ПИПОН. Удачно попала. Мы были спасены. Лично я ликовал. Хозяин мог возвращаться домой.
МОЗГ. Судили Матрену. Дали пять лет – с отсрочкой, до родов. А как родила и выкормила грудью, забрали.
СЕРДЦЕ. Жаль мне женщину.
ПОЧКИ. И нам.
ПИПОН. Чего ее жалеть? Толчок судьбы. Не устояла.
ЖЕЛУДОК. Ты хоть сейчас-то заткнулся бы, пипон.
ПИПОН. Не согласен. Предлагаю все обстоятельно обсудить. Разложить по полочкам. Мозг – раз. Сердце – два. Только они были против шуры-муры с Матреной. Все остальные захотели сливки пить. И ты, желудок, в первую очередь. Было такое? Так что не надо – имейте смелость взглянуть правде в глаза. Да, вон и хозяин ее не жалеет.
СЕРДЦЕ. Чепуха. Жалеет сердце - и человек жалеет.
СТЕПАН. Малыша оставила Матрена матери своей. Но недолго он и прожил. Не закрепился на белом свете в военную голодуху. Сама она после тюрьмы не вернулась в деревню. И никто не слышал – жива ли, мертва ли. Жалко мне ее. Что-то осталось теплое в сердце.
СЕРДЦЕ. Вот именно.
ПИПОН. Это желудок. Его дела. Путь-то к сердцу – через желудок. Это все знают.
ЖЕЛУДОК. У каждого есть слабости.
ПИПОН. Тю-тю-тю-тю-тю. Какие мы сразу слабые. 
СТЕПАН. И мальца жалко. Сын мой все-таки. И хотя сам я еще был не совсем взрослым, а будто что-то серьезное выросло в душе.
МОЗГ. Предлагаю - почтить память Матрены… Может быть, это?.. (Машет дирижерской палочкой, играют и поют).

Ой, цветет калина, в поле у ручья.
Парня молодого, полюбила я…

               
 СТЕПАН. Осенью мне исполнилось семнадцать лет, и я был призван в армию. Шел 43-й год. Зачислили меня в артиллерийский дивизион 36-го учебного стрелкового полка. Сначала обучали.
РУКИ. Бросали бутылки, гранаты, стреляли из винтовки, противотанковой пушки. Рукавицы – из трех сегментов. Большой палец отдельно, указательный отдельно, остальные три вместе. Иначе как зимой нажимать на курок?
НОГИ. Ботинки - у кого целые, у кого нет. Нам попались серединка на половинку. Ползаешь, ползаешь по снегу, набьется он в ботинки, портянки намокнут. А сушить где? Их даже повесить некуда. В землянке сто человек. Кругом матрасы, набитые соломой. Перед сном намотает хозяин портянки на ноги и спит, сушит. Нам – ногам – приятного мало. Мерзнем всю ночь. К утру высушим портянки, только начнем согреваться - уже подъем.
СТЕПАН. На фронт всех отправляли в хорошей одежде, а в учебке дали, что попало. Кому бушлат, кому фуфайку, мне - китель. Короткий – еле пуп закрывает. Ремня нет. Обмотался веревочкой, чтобы не поддувало. На голову буденовский шлем. Он легкий, в мороз от него проку мало. А морозы стояли 30-градусные. Промерзнешь целый день на стрельбище, придешь вечером в землянку, а там тоже холодрыга. Стены ее из жердей. Сверху просто земли набросали. От лиственницы сырой в печке тепла немного. Прижмемся друг к другу, греемся.
МОЗГ. Сразу дом вспоминал. Дрова дома сухие, горят жарко.
ЛЕГКИЕ. И мы вспоминали. Мы – легкие – тепло любим. Нам простужаться нельзя.
ПОЗВОНОЧНИК. Прислонятся хозяин и какой-нибудь новобранец для сугреву спинами друг к другу, и я – позвоночник – перетолкую с позвоночником соседа. Пожалуемся, повздыхаем, подбодрим друг друга, и вот уже теплее стало, немножко согреемся, и полегчает мне и хозяину.
ЖЕЛУДОК. Мы – желудки – тоже переговаривались. О своем, желудочном. Еда-то хуже, чем дома. В деревне я картофельные очистки не ел, а здесь считал за лакомство. И очистки еще не всегда можно раздобыть. Только когда на дежурстве хозяин. Тогда пойдет на кухню. Там во дворе из кучи помойной наберет в сумку от противогаза очисток. На угольки в печке положит, немножко обжарит и ест. Как-то желудок соседа-паренька мне шепчет: «Скорее бы на фронт. Там, говорят, хорошо кормят. Хлеба вволю. Мясная тушенка, сахар». Спрашиваю: «Откуда знаешь?». Отвечает: «От желудка командира взвода. Командиры больше нашего знают. На стрельбище рядом лежали, его желудок мне и сообщил». Я рассказал про этот разговор нашим - внутри. Все, как один, захотели на фронт.
СТЕПАН. На завтрак и ужин давали кружку каши и кусочек хлеба. На обед - суп с капустой и крупой или с капустой и картошкой. Кладовщики воровали, и нам доставалась почти одна вода.
МОЗГ. И еще приходилось шевелить мозгами. Кашу для целого взвода повару еще нужно куда-то налить. Требовалась емкость. А где ее взять? Только стащить.
СТЕПАН. Стояли мы недалеко от города Уяр в Красноярском крае. И вот ночью залезешь в какой-нибудь двор, сопрешь с колодца ведро или бадью, в нее-то и нальет повар кашу для взвода.
СЕРДЦЕ. Мне – сердцу – приходилось закрывать глаза на такое. Воровать же грех.
СТЕПАН. Одна кружка на двоих. Поели каши. Сегодня я внутри кружки облизываю, завтра ты.
ГЛАЗА. Хлеба нарежут на всех. Один кусочек чуть больше, другой чуть меньше. И как его справедливо разделить? Кому дать тот, что меньше? Делали так. Один человек берет хлеб и спрашивает: «Кому?». Другой отворачивается, закрывает глаза и отвечает: «Ивану». Следующий кусочек.
- Кому?
- Степану.
Если досталось чуть меньше, не обидно – слепая раздача.
КИШЕЧНИК. А я - кишечник – был доволен. От такой кормежки по большому ходил раз в неделю. Не упахивался. Красота.
СТЕПАН. Противотанковую пушку тянули пять лошадей. Две пары, на пятой - ездовой. А за лошадьми ухаживать нужно. И за многими солдатами была закреплена коняга. Мне досталась Ласка – вся сплошь белая, грива черная. Она ходила в паре. Умная – слов нет: хомут только подставишь, уже голову сует. И меня сразу приняла. Почуяла – свой, деревенский, знает подход к лошадям. И вот, еще не рассвело, иду чистить ее, мыть. Конюшня из горбылей, продувается. Дрожит Ласка от холода, ко мне жмется. Я к ней.
РУКИ. Захочет хозяин руки погреть – сунет их лошадке под мышки, а толку-то. Что в сугроб руки засунуть. Нет тепла в конском теле.
ЖЕЛУДОК. Откуда теплу взяться? Питание-то, как и у нас, скверное. Пожаловался мне желудок лошадиный – что, мол, это за жизнь? В день всего 4 кг. сена, да две плитки хлопкового жмыха. Потягай-ка целый день эту чертову пушку.
СЕРДЦЕ. А сердце Ласки веселое, доброе, без жалоб. Сразу со мной подружилось. Норовит что-нибудь ласковое шепнуть, утешительное. Видно, догадалось – я тоже голодаю.
ГЛАЗА. Приходит как-то хозяин на конюшню, глядит – не все сено съела. Пучок остался. «Ты что, - говорит, - не заболела?». Она копытом сено к нему подвигает. Дескать, покушай, подкрепись. Не врём, ей Богу. Мы – глаза – свидетели.
СЕРДЦЕ. Обнял Степан ее морду, стоит, слезы текут. Ни разу не плакал, а тут прошибло – есть, кому вдали от дома родного пожалеть его. И кто жалеет-то – лошадка армейская.
МОЗГ. С этого дня только о ней на стрельбище и думаю.
ЯЗЫК. Попросил ездового помягче с ней обходиться, сильно не хлестать вожжами, когда в снегу с пушкой застрянут.
РУКИ. За это дал ему хлеба хозяин. От своей пайки оторвал. А мы – руки - по снегу ползаем, какую травинку прошлогоднюю, съедобную для лошади найдем, в карман спрячем.
НОГИ. Вечером забежим, покормим.
ГЛАЗА. Она дожидается. Увидит – радостно фыркает. И не из-за травы даже, а поластиться хочет. Руки хозяину лижет, лицо.
СЕРДЦЕ. И такая нежность у меня на сердце образовалась к этой коняжке, что, можно сказать, встретил хозяин первую любовь.
СТЕПАН. В декабре 43-го года приказали мне поступить в распоряжение начальника отдела военной контрразведки полка – вместе с лошадью.
НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛА ВОЕННОЙ КОНТРРАЗВЕДКИ ПОЛКА. Боец – вот сани. Запрягай и поехали. Мне некогда. Даю две минуты.
СТЕПАН. Сам-то начальник жил в Уяре, в теплом доме. От нашего учебного лагеря это несколько км. Утром мы с Лаской ехали за ним, затем везли к нам, либо в соседние воинские части. Вечером обратно. Могли и весь день проторчать в Уяре – начальник работал в кабинете. В первый же выездной день он потребовал остановиться на дороге. Я думал – по нужде.
НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛА ВОЕННОЙ КОНТРРАЗВЕДКИ. Боец, тпру-у-у! Выйди и встань на дороге!
СТЕПАН. Остановил я лошадь. Вышел. Чего это он?
НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛА ВОЕННОЙ КОНТРРАЗВЕДКИ. Равняйсь! Смирно!.. Ну, что падла – думал все тебе с рук сойдет? Позарил чужое гнездо, мужика ухайдокал - и айда восвояси? Так, да? А вот – дорожки-то сходятся. Просматривал я личные дела, твое увидел. Землячок. Я ж наводил справки, кто брата угробил, из-за кого он в могилу угодил. Ты это, сучонок. Тварь, поганая.
МОЗГ. Ешь твою дать! Влипли!
НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛА ВОЕННОЙ КОНТРРАЗВЕДКИ. Ты-то меня не помнишь, это ясно. Сопляком еще был, а меня уже в армию забрали - в тридцать первом.
МОЗГ. Это ж брат Николая, мужа Матрены! Влипли, так влипли! Новый враг!... А чему удивляться? Коли из деревни веревочка тянется, то не будет этим врагам конца и краю. В деревне ведь как: завел врага одного – умножай на тысячу. У каждого родных братьев и сестер штук 5-8, затем двоюродных штук 30-40, троюродных и сводных сотни полторы, сюда же плюсуй мужей, жен этих братьев-сестер, а также отцов, матерей, теток, дядек, дедов, бабок, шуринов, свояков, сватов, крестных. Целая армия набирается. И все они глядят косо. При случае пакость подстроят, отомстят за родственничка. Это я сейчас так длинно рассуждаю, а тогда-то все мелькнуло молнией.
КИШЕЧНИК. Капут пришел.
НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛА ВОЕННОЙ КОНТРРАЗВЕДКИ. Вот и посчитаемся, гаденыш. Сейчас мой братец на том свете порадуется. Кино ему покажу. Веселое… Стоять! Я тебя убивать буду! (Достает из кобуры пистолет, снимает с предохранителя, целится).
СТЕПАН. Оторопел я. Растерялся.
РУКИ. Ноги в руки, хозяин! Беги!
НОГИ. Да как бежать-то? Мы – ноги – ватными стали.
ГЛАЗА. И куда бежать? Кругом снега по пояс.
                Начальник контрразведки несколько раз стреляет в Степана, но стреляет мимо – чтоб только попугать.
НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛА ВОЕННОЙ КОНТРРАЗВЕДКИ. Что наложил в штаны?! Теперь ты у меня провоняешь! Жаловаться бесполезно. Кому поверят - тебе или мне? Я начальник контрразведки полка. А кто ты? Червяк. Подумай, покрути башкой.
СТЕПАН. И стал брательник Николая чуть не каждый день надо мной изгаляться. И всегда на обратном пути – в темноте уже. Очень темноту любил.
НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛА ВОЕННОЙ КОНТРРАЗВЕДКИ. Боец, тпру-у-у! Выйди и встань на дороге!... Кругом! Равняйсь! Смирно! Продолжим психологическую подготовку! Ты понял? Это я тебя так к фронту готовлю. Все поедут необстрелянными, а ты, гад, обстрелянным. Благодарить меня должен. (Достает из кобуры пистолет, снимает с предохранителя, целится, несколько раз стреляет).
СТЕПАН. Как-то вез его поддатым. С начальством каким-то на грудь принял.
НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛА ВОЕННОЙ КОНТРРАЗВЕДКИ (нетрезвым голосом). Тпру-у-у!..  Боец, выйти на дорогу!.... Кругом!.. Равняйсь!... Смирно!... (Вылезает из саней. Стоит, пошатывается. Достает из кобуры пистолет, снимает с предохранителя, целится)…
СТЕПАН. То в лоб мне ствол наведет, то в грудь. Или шуткует по пьяни, или взаправду целится…
НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛА ВОЕННОЙ КОНТРРАЗВЕДКИ. Ты у меня – в руках, гад. Могу арестовать, протащить через Особое Совещание, как врага народа. Вредные разговоры с личным составом ведешь. Подбиваешь к измене родине – сдаться в плен на фронте. Это мне раз плюнуть состряпать. И за это – учти - пуля в затылок. Кумекаешь? Это тебе не чужих баб лапать… Захочу – отпущу на фронт. Там тебя, как пить дать, укокошат. Хотелось бы покрасивше… кишки наружу… голову оторвало…Жаль, не увижу… Или вернешься, но - инвалидом. Без ног там, без рук... Я еще не решил. Арест, фронт. Туда, сюда. (Несколько раз стреляет поверх головы Степана).
МОЗГ. Мы – внутри – свое Особое совещание собрали. Как быть? Что делать?
ПИПОН. Предлагаю убить контрразведчика. И закопать в снегу. И потом отпираться. Не знаю, не видел. Пропал куда-то.
КИШЕЧНИК. Правильно. Кончать его надо.
МОЗГ. Дурацкое предложение. Раскусят сразу. И за эту шишку – к стенке.
СЕРДЦЕ. Грех. Большой грех убивать.
ПИПОН. Болтаться без дела – грех. Делать, делать, делать – вот что самое главное. Делать детей, убивать взрослых. Снова делать детей, снова убивать взрослых. На этом и стоит жизнь человека. Разве не так? Убьем особиста. Эка невидаль? Пустячное дело. Как докажут-то, что это наш хозяин сделал? Сами подумайте. Оружия-то у него нет. Оружие только для стрельбища дают. С голыми руками пойти на ствол? Там, наверху, военные чины не дураки – поймут – чепуха это.
РУКИ. Хорошо. Чем тогда убить? Как?
ПИПОН. Пусть везет хозяин, да оглядывается почаще. Вдруг задремал начальник. Стукнуть его по башке кочергой, палкой, поленом - да и вся недолга.
МОЗГ. Полная дурь. Военные чины тоже знают – можно убить и кочергой, и палкой, и просто кулаком.
ПИПОН. Хорошо. Пусть так. А мотив? Зачем простому деревенскому пареньку убивать большого военного начальника? Кто знает, что он в этого паренька почти каждый день из пистолета пуляет? Он наверняка не трепался об этом. Молчал в тряпочку. Значит, на нашего хозяина не подумают. Другого искать будут.
ЖЕЛУДОК. Спорили, решали – ничего не придумали.
СТЕПАН. Ночами почти не спал. Думал, как быть? Что делать? Да так ничего и не придумал... Заметил - лошадке моей не по нутру особист. Косится злыми глазами на него, копытами бьет, всхрапывает. Видно – на моей она стороне. Не нравится ей, что надо мной издеваются.
НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛА ВОЕННОЙ КОНТРРАЗВЕДКИ. Боец, тпру-у-у! Выходи!... Равняйсь! Смирно!.. Заметил я – лошадку свою любишь. Шепчешься с ней. Мое дело – все замечать. Кто с кем шепчется и о чем. Сегодня я добрый. Сделаем так. (Протягивает Степану плетку). Бьешь ее по морде. Хлещешь, как следует. Бьешь, пока не остановлю. И я больше в тебя не стреляю. Никогда. И лепить из тебя врага советской власти не стану, на фронт отпущу. А это шанс - не сдохнуть. Давай. Представь – не лошадь это, а фашист. Гитлер. Держи плетку-то, не боись…
КИШЕЧНИК. Тебя этой плеткой. По морде поганой.
НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛА ВОЕННОЙ КОНТРРАЗВЕДКИ. Давай. Я слово сдержу.
ЛЕГКИЕ. Козел!
ПЕЧЕНЬ. Скотина!
НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛА ВОЕННОЙ КОНТРРАЗВЕДКИ. Ну! Бей!
СЕРДЦЕ. Сердце слушай, хозяин.
ПИПОН. Пинка ему промеж ног! Это больно! Я знаю!
РУКИ. Дай ему в рожу!
УШИ. И в ухо!
МОЗГ. Редкое единодушие у нас.
                Степан не берет плетку.
НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛА ВОЕННОЙ КОНТРРАЗВЕДКИ. Ладно. Понял. (Бросает плетку в сани, начинает стрелять. Пули посылает над головой Степана. И разряжает всю пистолетную обойму).
                Пауза.
(Смеется). Проверка это была. Проверочка. И ты выдержал. За это подарок. Топай на фронт…Я ж тоже деревенский – поездил на лошадках. Люблю их…  А стрельбу продолжим. Глядишь, еще чего придумаю. Стрелять тоже люблю. Особенно в людей… Садись. Поехали.
СТЕПАН. И так проездил я с особистом почти месяц. Не готовился к боям, как остальные – в этом тоже был его умысел. Но вот в конце декабря настал последний день учебки. Завтра на фронт.  Начальник с какими-то шишками отметил окончание очередного лагеря, хорошо отметил. Нахлестался - ни тяти, ни мамы. Повез я его домой уже поздно ночью. А метель разыгралась – страшенная. Ветер свищет, снег сечет лицо. Гляжу – укрылся тулупом начальник в санях, задремал. Ну, думаю – вот подарочек мне перед Новым годом и отправкой на фронт – пальбы не будет. Нет, просыпается, черт бы его побрал!
НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛА ВОЕННОЙ КОНТРРАЗВЕДКИ (пьяным, очень пьяным голосом). Стоять смирно!.. Боец выходи!.. Тпру-у-у!.. В честь окончания!.. Салют!..
СТЕПАН. Вышел я. Встал перед лошадью. Нарочно так встал. Лошадь меня загораживает. Не сможет из саней стрелять начальник. Ему нужно вылезать и идти ко мне. Думаю – не сможет. Пьян в стельку. Нет, сбрасывает тулуп, кряхтит, ругается, но выбирается из саней на дорогу. Падает. Подняться не может. Очень хорошо. Отлично.
НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛА ВОЕННОЙ КОНТРРАЗВЕДКИ. Боец, помоги!..
ПЕЧЕНЬ. Ага, сейчас.
РУКИ. Черта с два!
НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛА ВОЕННОЙ КОНТРРАЗВЕДКИ. Это приказ!..
КИШЕЧНИК. Да пошел ты!
ЛЕГКИЕ. Подонок!
ПИПОН. Стручок засохший!
ПОЧКИ. Грубиян!
ЖЕЛУДОК. Не поднимай его, хозяин!
МОЗГ. Опять единодушие.
НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛА ВОЕННОЙ КОНТРРАЗВЕДКИ. Приказ командира… В военное время… Это серьезно…
УШИ. Плевать на твой приказ!
СТЕПАН. Пополз он мимо лошади ко мне. Та и так встревожена: лес шумит страшно, ветер хлещет снегом в глаза. Всхрапывает она, трясет гривой, переступает ногами. А тут еще этот хряк рядом с ней, снизу орет, ругается. Выползает он прямо перед копытами. Оперся левой рукой о дорогу, правой пистолет из кобуры достает. На меня наводит...
НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛА ВОЕННОЙ КОНТРРАЗВЕДКИ. Убью!..
ГЛАЗА. Заржала лошадь и пошла на большого человеческого начальника. И сани по нему протащила. Замолк он. Лежит, не двигается.
СТЕПАН. Растерялся. Стою, как вкопанный. Меня ж теперь затаскают. И к стенке.
МОЗГ. Иди, посмотри – что с ним.
СТЕПАН. Не дышит. Походит на мертвого… Погрузил я его на сани. Доставил к дому контрразведки. Сдал дежурному. Всю ночь не спал, ворочался. А утром приехали какие-то незнакомые командиры. Нас построили – весь учебный лагерь. Такого никогда еще не было. Ну, думаю, пропал. Это по мою душу. Сейчас перед всеми расстреляют. Теперь уже по-настоящему. За убийство большого начальника. Объявляют: «У кого образование семь классов и выше – выйти из строя». У меня именно семь. Выхожу. А самого трясет. Хитрость какая-то. Через мои семь классов ко мне подбираются. Говорят: «Будете писать диктант по русскому языку и контрольную по математике. Кто справится – поедет не на фронт, а в летное училище. Военным летчиком станет»…  Это ж надо! Это мечта моя... Все равно не верю. Обман какой-то…
ЛЕГКИЕ. Мозг, соберись! Вспоминай школьные уроки!
МОЗГ. Уже начал.
ПЕЧЕНЬ. Руки, пишите красиво, без мазни!
РУКИ. Нам бы лучше винтовку, гранату, вожжи. Писать-то мы уже отвыкли.
СТЕПАН. Написал математику и русский на пять. Один такой я оказался. Остальные меньше получили баллов. Отобрали нас – двадцать один человек. Три летных звена.
ЖЕЛУДОК. Хозяин, на фронте хорошо кормят. Не ходи в летчики.
КИШЕЧНИК. Дурак, безмозглый! Лишь бы пожрать! Могила там! Братская!
СЕРДЦЕ. Сто человек жило в землянке. Все, кроме Степана, поехали на фронт. Всех убило.
ГЛАЗА. Нет, один вернулся – рядовой Перков. Тоже с Алтайского края. Но ему глаз вышибло.
ЛЕГКИЕ. А мы уцелели. Везуха, так везуха. Из кучи отобрали кучку. Дело случая.
ПИПОН. Толчок судьбы.
СТЕПАН. Вызвали в контрразведку. Там написал не диктант, а сочинение «Как погиб начальник отдела военной контрразведки полка майор Сысоев»… «Выпивши был. Попросил остановиться по нужде. Упал на дороге. Лошадь испугалась и понесла. Получил ушибы. Скончался. Подпись»… Больше меня по этому делу не дергали.
НОГИ. Пошел хозяин на конюшню.
РУКИ. Обнял морду лошадиную.
ГУБЫ. Стал целовать.
СТЕПАН. Уезжаю я, Ласка - коняжка любимая. Спасительница моя. Завтра утром в последний раз покормлю тебя и больше не увидимся.
СЕРДЦЕ. Защемило в сердце – вообще не могу.
ГЛАЗА. В глазах защипало.
ГОРЛО. В горле ком.
СТЕПАН. Назавтра лучше бы не заходил на конюшню. Но зашел – обещал ведь. Ночью померла моя Ласка…  Везут нас – будущих летчиков – веселы все, анекдоты травят. Как же – отсрочку от смерти получили. Полгода будут нас обучать. А через полгода, глядишь, и война кончится – ведь наши войска наступают. А я сижу, горюю. Заметил - один крутит пальцем у виска. Дескать, вот псих. Нашел когда горевать. И о ком? Городской это был парень. Что они, городские, понимают в лошадях?
МОЗГ (оркестрантам). Играть не будем. Давайте помолчим.
                Минута молчания.

                ЭПИЛОГ

                1944-й год. Июль. Белоруссия. В лесу на поляне самолет с раненым летчиком.
               Слышно, как бьется сердце. А бьется оно неровно, слабо…

СТЕПАН. Кто-то рядом… Я чувствую…
- Да, ты не один.
СТЕПАН. Что со мной?..
- Был бой. Ты ранен. Самолет посадил в лесу на поляне.
СТЕПАН. Я у врага?..
- Нет. Здесь свои.
                Пауза.
СТЕПАН. Кто ты?..
- Ангел деревни Прыганка Алтайского края.
СТЕПАН. Моя родина…
АНГЕЛ. Конечно.
СТЕПАН. У Прыганки есть ангел? Не знал…
АНГЕЛ. У каждой деревни есть ангел.
СТЕПАН. Зачем?..
АНГЕЛ. Наблюдать. Опекать. Знать все про каждого жителя.
СТЕПАН. Зачем?..
АНГЕЛ. Пригодится.
СТЕПАН. Кому?..
АНГЕЛ. Мне, а значит и жителю.
СТЕПАН. И за мной наблюдал?..
АНГЕЛ. Само собой.
СТЕПАН. Шпионил? Особист?..
АНГЕЛ. Близко, но не совсем так.
СТЕПАН. Вытащишь меня из самолета?..
АНГЕЛ. Нет.
                Пауза. Поют птицы.
СТЕПАН. Я умру?..
АНГЕЛ. Это возможно.
СТЕПАН. А жить?..
АНГЕЛ. И это возможно. Все зависит от твоего сердца.
                Слышно, как бьется сердце. А бьется оно неритмично, все слабее и слабее…

МОЗГ. Сердце, ты как?..
СЕРДЦЕ. Держусь пока…
ЖЕЛУДОК. Ты это… работай, давай...
СЕРДЦЕ. Работаю…
КИШЕЧНИК. Нам кранты…
СЕРДЦЕ. Без паники…
ЛЕГКИЕ. На тебе воздуху. На еще... (Глубоко дышат).
РУКИ. Чем помочь? Ты скажи…
СЕРДЦЕ. Воды дайте… Крови все меньше, и она густеет… Тяжело биться...
ПЕЧЕНЬ. Воды!..
ПОЧКИ. Воды! Мозг, передайте, пожалуйста, хозяину - пусть попьет воды!..

СТЕПАН. Пить… Воды…
АНГЕЛ. Воды у меня нет.

ПЕЧЕНЬ. Ну, что?..
МОЗГ. Воды не будет…
ПИПОН. Давайте прощаться. Простите меня, если не то сказал, не то сделал. Мозг, прости меня – я тебя отключал…
МОЗГ. Ладно…
             Все обнимаются, прощаются друг с другом.
             Мозг стучит палочкой по пюпитру.
МОЗГ. Ну, что – давайте прощальную?..
          Играют и поют «Прощание славянки».

Наступает минута прощания
Ты глядишь мне тревожно в глаза
И ловлю я родное дыхание
А вдали уже дышит гроза.

Дрогнул воздух туманный и синий
И тревога коснулась висков
И зовёт нас на подвиг Россия
Веет ветром от шага полков.

Прощай, отчий край
Ты нас вспоминай
Прощай, милый взгляд
Не все из нас придут назад
Прости-прощай, прости-прощай…

Летят-летят года
Уходят во мглу поезда
А в них — солдаты
И в небе тёмном
Горит солдатская звезда.

Летят-летят года
А песня — ты с нами всегда:
Тебя мы помним
И в небе тёмном
Горит солдатская звезда.

Лес да степь, да в степи полустанки
Свет вечерней и новой зари
Не забудь же прощанье Славянки
Сокровенно в душе повтори!

Нет, не будет душа безучастна
Справедливости светят огни
За любовь, за великое братство
Отдавали мы жизни свои.

Прощай, отчий край
Ты нас вспоминай
Прощай, милый взгляд
Прости-прощай, прости-прощай.


СТЕПАН. Умирать не хочу...
АНГЕЛ. Понимаю.
СТЕПАН. Помоги… Ты же ангел…
АНГЕЛ. Могу выполнить последнее желание. Сердечное. Только сердечное. Спроси у своего сердца – чего оно хочет?

ЯЗЫК. Сердце, отвечай скорее. Чего ты хочешь?..
ЖЕЛУДОК. Воды, конечно…
ПИПОН. Попроси воды. Слышь, сердце. Крови-то все меньше и меньше…
ВСЕ. Воды, воды!..
СЕРДЦЕ. Полюбить хочу. Девушку. Я еще не любило. Не хочу умереть, не узнав любви…

АНГЕЛ. Будет исполнено.
                Пауза. Птицы поют как-то особенно весело.
СТЕПАН. Ты где?..
                Пауза.
Шпион, ты бросил меня?..
                Пауза.
Проклятье! Я даже не могу кричать, звать на помощь!.. (Стонет).
                Из леса к самолету идет девушка.
                Пауза.
ДЕВУШКА. Ой, миленький, я тебе сейчас воды принесу…из ключа… тут рядом, в лесу…  И за людьми сбегаю…

                ЗАНАВЕС

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

СТЕПАН
и его:
МОЗГ
СЕРДЦЕ
ЖЕЛУДОК
ЛЕГКИЕ
ПЕЧЕНЬ
ПОЧКИ
ПИПОН
РУКИ
НОГИ
ПОЗВОНОЧНИК
КИШЕЧНИК
ЯЗЫК
ГЛАЗА
НОС
УШИ
ГОРЛО
ГУБЫ
А также:
МАТРЕНА
НИКОЛАЙ
МАТЬ
НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛА ВОЕННОЙ КОНТРРАЗВЕДКИ ПОЛКА
АНГЕЛ ДЕРЕВНИ ПРЫГАНКА АЛТАЙСКОГО КРАЯ
ДЕВУШКА



            Автор пьесы МУРЕНКО ИГОРЬ НИКОЛАЕВИЧ
телефоны: 383 (код) 356 38 38 (дом),
8 905 945 76 57 (сот).
armariyn@rambler.ru
armariyn@yandex.ru
armariyn@gmail.com

Есть странички в соцсетях «В контакте» и Фэйсбуке.

 
Пьеса зарегистрирована в ООО «Сибкопирайт» (свидетельство 3237). Все права на пьесу у автора.

Апрель-май 2015

Пьеса вошла в шорт-лист Международного конкурса современной драматургии «Время драмы, 2015, весна». Подтверждение информации на сайте конкурса – здесь - http://www.theatre-library.ru/contest?s=2015-1&res=short


Мужских ролей – 12, женских – 12.
Распределение на мужское и женское органов и частей тела человека дано по классификации Восточной медицины. Инь-органы – женские. Ян-органы – мужские.
Женские: сердце, легкие, печень, почки, руки, ноги, уши, горло, губы.
Мужские: желудок, мозг, пипон, кишечник, язык, глаза (у мужчины), нос, позвоночник.


В основу пьесы положены воспоминания моего отца Николая Дмитриевича Муренко, родившегося 19 июня 1926 года.

ПРИЛОЖЕНИЕ:

ПРИКАЗ ОБ УСТАНОВЛЕНИИ СИСТЕМЫ ПОДГОТОВКИ И ПОРЯДКА КОМПЛЕКТОВАНИЯ ВУЗОВ ВОЕННО-ВОЗДУШНЫХ СИЛ И УЛУЧШЕНИИ КАЧЕСТВА ПОДГОТОВКИ ЛЕТНОГО И ТЕХНИЧЕСКОГО СОСТАВА
№ 080 от 3 марта 1941 г.
Во исполнение постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 25 февраля 1941 г.:
I. Установить следующую систему подготовки летного и технического состава ВВС Красной Армии:
А. Подготовка летного состава
1. Школа первоначального обучения. Срок обучения: в мирное время — 4 месяца, в военное время — 3 месяца.
Задача школы обучить курсанта-пилота пилотированию на учебном самолете и дать общие знания по авиационной технике, теории авиации и военной подготовке.
Налет на каждого курсанта-пилота установить 30 часов.
Комплектование школ первоначального обучения производить за счет младшего командного состава авиационных и наземных войск, имеющих среднее образование, и лицами, окончившими спецшколы ВВС.
В школах первоначального обучения организовать отбор по родам авиации. Курсантов, оказавшихся неспособными к летной службе, в авиационные школы военных пилотов не допускать и откомандировывать их в свои части обратно.
2. Школа военных пилотов. Срок обучения: в мирное время — 9 месяцев, в военное время — 6 месяцев.
Задача школы научить курсанта-пилота: пилотированию и применению боевого самолета днем в простых метеорологических условиях; групповым полетам в составе звена и дать практику в маршрутных полетах, с посадкой на незнакомых аэродромах, для чего включить в программу 10 таких полетов. Истребителей, кроме того, научить начальным воздушным стрельбам и основам воздушного боя, а в бомбардировочных школах научить пикированию на самолетах УСБ и СБ до углов 40.
Установить в школах военных пилотов общий налет на курсанта на учебном и боевом самолетах: а) для бомбардировщиков — 20 часов, из них: контрольно-вывозных— 8 часов; самостоятельных— 12 часов.
Обучение производить на УСБ и СБ с предварительной тренировкой на Р-5; б) для истребителей — 24 часа, из них: контрольно-вывозных — 9 часов; самостоятельных— 15 часов.
Обучение проводить на УТИ-4, И-16 и И-15, а с конца августа И-15 заменить на УТИ-26; в) с 1 января 1942 г, произвести специализацию школ пилотов по видам авиации, соответственно переработав программы.
3. Военные авиационные училища командиров-летчиков. Срок обучения: в мирное время — 2 года, в военное время — 1 год.
Задача училищ научить курсанта: владеть техникой пилотирования днем и ночью; водить звено и эскадрилью на всех высотах днем, ночью и в сложных метеоусловиях, на предельный радиус самолета и с боевым применением; вести воздушный бой одиночно и в группе.
Установить налет на каждого курсанта на учебно-боевых самолетах 150 часов (по 75 часов в год).
Срок обучения первого набора установить 1 год с налетом 75 часов, с исключением для первого набора задачи подготовки к действиям в сложных метеоусловиях и на предельный радиус.
Комплектование авиационных училищ производить пилотами, прослужившими в строю не менее двух лет.
Б. Подготовка штурманского состава
1. Школа стрелков-бомбардировщиков. Срок обучения — 1 год, с налетом на каждого курсанта — 40 часов.
Задача школы научить курсанта: владеть в воздухе стрелковым оборудованием; производить бомбометание днем; вести детальную и общую ориентировку; кроме того, привить навыки курсанту в самолетовождении по радиокомпасу и устанавливать связь с землей.
Комплектование производить младшими командирами и красноармейцами всех родов войск, имеющими среднее образование, лицами, окончившими спецшколы ВВС, а также призывниками, имеющими среднее образование.
С 1 января 1942 г. произвести специализацию школ по видам авиации, соответственно переработав программы подготовки, и к этому сроку перевести выполнение летных упражнений курсантов стрелков-бомбардиров с ТБ-3 на самолеты ДС-3.
2. Военно-авиационное училище для подготовки штурманов ближнебомбардировочной авиации. Срок обучения: в мирное время — 2 года, в военное время — 1 год.
Задача училища научить курсанта: самолетовождению в сложных метеорологических условиях погоды днем и ночью; воздушной разведке; фотографированию; дешифрированию; технике фотолабораторной обработки; воздушной стрельбе и бомбометанию.
Комплектование производить стрелками-бомбардирами, прослужившими в строю не менее 2 лет, а также средними и младшими командирами всех родов войск, имеющими среднее и высшее образование.
Установить налет на каждого курсанта 150 часов.
Срок обучения для первого набора установить один год с налетом 75 часов и исключением для первого набора задачи обучения самолетовождению в сложных метеорологических условиях.
В. Подготовка авиационных механиков
1. Школа авиационных механиков. Срок обучения — 1 год. Обучение курсантов в школах механиков проводить на новых типах самолетов и моторов, негодных к эксплуатации в строевых частях.
По окончании школы установить для авиамехаников стажировку в мастерских авиачастей в течение одного месяца под ответственность командира части.
Школы авиамехаников комплектовать лицами, окончившими ремесленные училища авиадела, а также шоферами, слесарями и трактористами, призываемыми в Красную Армию.
С 1 января 1942 г. произвести специализацию школ авиамехаников по видам авиации, соответственно переработав программы подготовки.
2. Военные авиационные училища подготовки авиационных техников. Срок обучения: в мирное время — 2 года, в военное время— 1 год.
Задача училища авиационных техников научить курсантов: в совершенстве знать материальную часть самолетов, моторов, всего специального оборудования и грамотно ее эксплуатировать.
Привить методические навыки по организации и проведению занятий по материальной части.
Комплектование производить механиками авиачастей, прослужившими в строю не менее двух лет.
Срок обучения для первого набора установить 1 год.
Г. Подготовка командиров связи
Военное авиационное училище командиров связи. Срок обучения: в мирное время — 2 года, в военное время — 1 год.
Задача училища научить курсантов: умению организовать и использовать в условиях современного боя связи в авиации и при взаимодействии ВВС с наземными войсками; в совершенстве знать боевые самолетные радиостанции и отлично работать на них в воздухе; хорошо знать наземные радиостанции.
Комплектование производить стрелками-радистами и лицами, окончившими авиашколу связи, прослужившими в авиачастях не менее 2 лет.
Срок обучения для первого набора установить 1 год.
Д. Подготовка штабных командиров ВВС
Училище для подготовки штабных авиационных командиров. Срок обучения: в мирное время — 2 года, в военное время — 1 год.
Задача училища: научить штабной службе и привить практические навыки в работе штаба эскадрильи и полка, дать знания по военной администрации и ведению хозяйства до авиационного полка включительно; изучить организацию и тактику всех родов войск Красной Армии, Германии, Японии, Турции и Англии.
Комплектование производить летнабами, летчиками и командным составом других родов войск Красной Армии.
II. Начальнику Главного управления ВВС: а) предусмотреть к концу 1941 г. вьделение для каждой школьной истребительной эскадрильи пяти самолетов УТИ-26, с тем чтобы в 1942 г. расширить обучение в школах на новых типах истребительных самолетов; б) в связи с изменением системы подготовки в школах и развертыванием новых шести училищ подготовки командного состава представить мне в 20-дневный срок расчет на дополнительное количество самолетов для школ и училищ, для представления его на утверждение в Комитет Обороны при СНК СССР; в) в соответствии с настоящим приказом внести изменения и дополнения в курсы учебно-летной подготовки и программы школ и училищ; г) составить к 1 апреля 1941 г. программы летной и вне полетной подготовки для школ первоначального обучения и военных авиационных училищ.
III. Пункты 10 и 11 приказа НКО№ 008 от 14 марта 1940 г., устанавливающие сроки обучения в школах ВВС Красной Армии, и приказ начальника Главного управления ВВС Красной Армии №0298 от 25 ноября 1940 г. — отменить.
Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза С. Тимошенко


Ф. 4, оп. 11, д. 63, л. 330 — 336. Подлинник.


Коротко об авторе.
Пьесы поставлены:

«ШУТКИ В ГЛУХОМАНИ» - в 72 театрах России, Литвы и стран СНГ (на момент 2019 года). Спектакли по этой пьесе стали лауреатами фестивалей в Новосибирске, Иркутске, Перми, Кирове, Самаре, Твери, Йошкар-Оле, Ульяновске, Мурманске, Барнауле, Омске, Сызрани, Тобольске, Ханты-Мансийске, Пскове, Тюмени, Комсомольске-на-Амуре, Санкт-Петербурге, Москве, в Узбекистане, Казахстане, Болгарии и во Франции. На 2-ом Всероссийском фестивале-конкурсе любительских театров «Невские театральные встречи-2016» в Санкт-Петербурге Гран-При и Приз зрительских симпатий завоевал спектакль «ШУТКИ В ГЛУХОМАНИ» Объячевского народного театра имени Г.Д. Горчакова, Республика Коми, Прилузский район, село Объячево. 

Пьеса «ОТЧЕ НАШ» - в Новосибирском Областном драматическом театре «Старый дом». Показана в эфире Государственной телерадиокомпании «Новосибирск». Стала лауреатом фестиваля на Украине (Одесса).

Пьеса «ПРИЗВАНИЕ - УБИЙЦА» - в Новосибирском Государственном Молодежном академическом театре «Глобус». Стала лауреатом Международного Рождественского фестиваля в Новосибирске.

Пьеса "АКТРИСА НОЧЬЮ" в театре "САНТ" г. Актау Республики Казахстан. Пьеса победила в конкурсе Sib-Altera

Пьеса "СЕМЕЧКО ТЫКВЫ" - на Новосибирской студии телевидения (ныне ГТРК "Новосибирск"), а также на сцене МАУ ГЦНК «Приморье» детской театральной студией "Софит" из школы № 3 поселка им. С. Лазо Дальнереченского района Приморского края.

Пьеса «F 1 – ПОМОЩЬ. ПАМЯТИ WINDOWS 2000» - в Белоруссии, в молодежном театре «На филфаке» Белорусского государственного университета и была представлена на Международном фестивале студенческих театров «Тэатральны куфар 2009» в Минске.

Пьеса «КОРОЛЕВА ЛИР» - на ГТРК «Новосибирск».

Пьеса «БАБУИН И ДЕМБЕЛЬ» - на ГТРК «Новосибирск».

Пьеса «МУСОРНЫЕ БЯКИ» - на ГТРК «Новосибирск».

Пьеса «СЫН ПРИЕХАЛ» - на ГТРК «Новосибирск».

Пьеса «КЛАД КРЕМ или ПРИЕМ ВЕДЕТ ПСИХОЛОГ» победила на Международном конкурсе современной драматургии "Время драмы, 2014, осень". Участвовало 10 стран: Израиль, Англия, США, Украина, Белоруссия, Казахстан, Германия, Швейцария, Латвия, Россия.

Пьеса "КОМЕДИЯ  ОРГАНОВ  ВНУТРЕННИХ  ДЕЛ" вошла в шорт-лист Международного конкурса современной драматургии "Время драмы, 2015, весна". Участвовали авторы из 9 стран: Германии, Дании, Израиля, Италии, Швейцарии, Латвии, Белоруссии, Украины, России. Поставлена в Челябинском Молодежном театре "ГлаголЪ". Премьера состоялась 16 марта 2016 года. Спектакль победил в Магнитогорске на фестивале молодежных театров в апреле 2016 года. И победил в Челябинске на театральном фестивале "Весна студенческая 2017". Пьеса поставлена в народном театре села Бердюжье Тюменской области. И в Казахстане в народном театре "Казахмыс" города Балхаш.

Пьеса "МУЖИКИ ЛЕТЯТ НА ПИРОГИ" стала победителем Международного конкурса современной драматургии «Время драмы, 2016, лето». Участвовали авторы из России, Украины, Кыргызстана, Беларуси, Молдовы, Латвии, Германии, Израиля, Канады, Франции, США. Пьеса поставлена в народном театре села Парабель Томской области.

Пьеса "ЛЕЖАТЬ РАЗРЕШАЕТСЯ" вошла в число семи победителей (дипломант) Международного конкурса пьес «Смех сквозь слезы» Гильдии драматургов России (ноябрь 2018 года).

Пьеса «ГИТАРА и РУЖЬЁ» вошла в шорт-лист Международного творческого конкурса на лучшую современную пьесу 2018 года «Автора – на сцену!» Национальной Ассоциации драматургов. В конкурсе приняли участие 235 авторов из 13 стран мира. А также вошла в шорт-лист Международного конкурса пьес "Время драмы, 2019, зима" в номинации "Пьеса". Участвовали драматурги из 6 стран....Пьеса заинтересовала Московский цыганский театр «Ромэн» и народный театр Тихоокеанского океанологического института имени В. И. Ильичева Дальневосточного отделения Российской академии наук города Владивостока.

Печатался в журнале «Современная драматургия», в сборниках «Авторы и пьесы», «Мы выбираем Новосибирск».

Рецензии на спектакли по пьесам печатались в журнале "Театральная жизнь", в "Независимой газете", в газете "Культура", в "Литературной газете", на многих Интернет-порталах.

Один из соучредителей Секции драматургов при Авторском Совете Российского Авторского Общества.

Участник лаборатории драматургов, режиссеров и критиков Урала, Сибири и Дальнего Востока, семинара драматургов России в Рузе, семинара молодых драматургов СССР.

Академик драматургии (шутка) – три пьесы поставлены в четырех академических театрах драмы. Пьесу "ПРИЗВАНИЕ - УБИЙЦА" поставили в Новосибирском государственном академическом Молодежном театре "Глобус", пьесу "ШУТКИ В ГЛУХОМАНИ" поставили в Тверском государственном академическом театре драмы и в Академическом русском театре Узбекистана (Ташкент), пьесу "ОДИН ДЕНЬ ИВАНА МИЛЛИАРДОВИЧА или СТАКАН ВОДЫ 2" поставили в Днепровском академическом театре драмы и комедии. До 2016 года это Днепропетровский русский академический театр драмы и комедии имени М. Горького.

Все пьесы можно прочитать в Интернете здесь
http://www.proza.ru/avtor/armariyn
и здесь https://sites.google.com/site/pesydlateatraigoramurenko/


ВНИМАНИЕ! Все авторские права на пьесу защищены законами России, международным законодательством, и принадлежат автору. Запрещается ее издание и переиздание, размножение, публичное исполнение, перевод на иностранные языки, внесение изменений в текст пьесы при постановке без письменного разрешения автора.








               


 


Рецензии
Восхищён смелостью мысли при задумке и исполнении сюжета. Образец для подражания ума.Я сам пишу пьесы, но до такого не додумался. А жаль.
Желаю новых успехов. Дмитрий Лобанов

Дмитрий Петрович Лобанов   04.10.2016 17:03     Заявить о нарушении