18 Галлюцинации

"Яркие сумерки становились обыденностью для барменов. Их уже не восхищали лампочки мигающие в их баре, или музыка звучащая как колыбельная, или же люди, говорящие слишком много душевного. Но не для Аманды, она бывала здесь с каждым разом все чаще и чаще, но тем ни менее её сердце трепетало таким же восторгом что и впервые.  Ей хотелось любви, ей так хотелось любви. А все что она имела это алкоголь и пожизненный билет в этот бар."



Шипящие скрипы проигрывателя в комнате освещенной гирляндами. Покачивание кресел сидения вправо и влево. Незнакомцы, зависшие в этой трогательной атмосфере влюблялись в друг друга. Закат уже начинал ждать рассвета, а ночь спешила морозить щеки и продувать шею. Нежные веки ребенка были расслаблены и родители спокойно спали уже не обнимая друг друга около 5 месяцев. Миг отрешенности от любви - является началом этому всему. Их не впечатляла ни обстановка, ни старая мелодия. Волнения сердца затаились в нем и не собирались выбираться наружу. Волнениям не хотелось куда-то идти, они обленились и посчитали что человеку не нужны. Обиженные чувства, угасшие эмоции, поникшая страсть медленно ползли по коже молодых людей, а те, даже не подозревая насколько близки они к страшному, - спали. Огоньки сияли самыми милыми цветами - синими, красными, зелеными. Они превращались в единое целое, и дома стоящие вокруг завидовали одной единственной маленькой комнате напротив них. Стены впитывали в себя ситуацию и становились не серьёзными. А потом вечные разговоры на тему полезного чая и катания на велосипедах. И чем горячее был чай - тем меньше препятствий лежало между людьми. Языки становились горячими, дыхания жаркими, мысли простыми и обыкновенно легкими. Ветер хотел влететь в комнату и потрогать предметы, он хотел немного погреться, но окна были напрочь закрыты. Облупившаяся краска на подоконниках, и балкон, в котором больше вещей чем во всем, казалось, доме. И стулья, которая скрипят при самом нежном движении таза. Проигрыватель пел, ноты выпрыгивали из него, а затем залетали в уши. И оставались там долго при долго. И до сих пор, люди никак не могут понять, каким образом ноты остаются голове, ведь она такая маленькая и такая не вместительная. Наука портит фантазию, но вдохновляет. Мягкие удобные кресла, пепельница у самого окошка, музыка, музыка. Кошка, бегущая перед тобой об которую спотыкаешься. И все повадки идущие от неё, и ты приостанавливаешься, пропуская маленькую игрушку вперед. А она, остановившись, присела - и ждет. Стены все просматривают и знают - ваш фильм будет необыкновенен.

Время от времени человек допускает мысли о том, что было бы не плохо, и возможно, лучше всего чтобы рядом стоял режиссер его кино и в нужных моментах жизни говорил: " Стоп, снято". Тогда в памяти остались бы хорошие воспоминания. К примеру: " Эту сцену, пожалуй, мы вырежем".  Или " Давайте переиграем, но уберем вот эти действия". В таком случае жизнь была бы похожа на сахарную вату, и твоя смерть была бы похожа на глоток воды после.
Слишком сладко! Слишком романтично! Неужели вы думаете что сможете прожить без этих бед, влекущих вас на дно?

Принц сидел, расставив ноги пошире и говорил с Люси. А Госли играл за компьютером и Мил ему не мешал. Он не слышал разговора.

Чуб Госли стал мокрым от пота, щеки шевелились, иногда прикусывал губы. Компьютер был черным, с огромным экраном, который освещал темную комнату. Мил был на диване. Затем Принц облокотился на него всем собой, повернулся и лег на спину. Бабочки кружили по дому, размахивая своими маленькими и нежными крылышками. Сквозь дым они пробирались к Госли, залетали ему под очки.
Он вытер лицо салфеткой, пригубил немного чая и снова включил игру.
Люси замолкла, но Мил все ещё курил.
- Может быть нам придумывать план жизни?
- Ты что это имеешь в виду?
- Имею. - выпустил дым из легких Мил, нервно дернув губой - чтобы жить как-то по-другому.
Люси смотрела в потолок, обнимая себя за плечи, иногда улыбаясь. Но сейчас её зрачки стали шире, веки засохли, она задумалась, но никто не догадывается то ли над словами Мила, то ли над собственными страхами.
- По-другому? Да, чувак. Я знаю что ты немного прикипел с момента как я переехал сюда. Но это временно, мне просто необходима помощь. Да и...  Я разве мешаю?
Мил сконфузился снова выдохнув дым и прошептал - Ты как раз таки благословляешь, или спасаешь... не знаю, как правильнее.
Понимаешь, - стал он ходить по комнате то и дело трогая свои черными волосы.
- Я бы хотел чтобы человек придумывал себе план на каждый день, я читал это помогает. Ты встаешь и знаешь - что делать, конечно, кроме работы ты не только ешь и спишь, верно? Остальные два-три часа действительно теряются во времени, а мы с тобой не замечаем как проводим все свое оставшееся время на пустые разговоры. Сколько в целом человек тратит время на скудный треп, когда вместо этого может заняться делами более важными?  Потеря времени - пучина наших проблем.


Рецензии