Отпуск начинается с рыбалки

Моим астраханским друзьям посвящается.

   Вот и он, долгожданный отпуск. Обожравшимся сметаны котом урчит движок, убегает под капот  трасса  М6. За рулём балагурит мой друг Женя, частый спутник в астраханских рыбалках. Под его говор проваливаюсь в сладкую дрёму, в которой чудятся мне великанские рыбины, согнутые дугой удилища и напряжённая до предела леска-струна,  готовая вот-вот лопнуть с жалобным дзыньком.
    Впереди весь отпуск, который я начну с рыбалки у своих друзей в Астраханской области. Не портят настроение ни адская пробка на выезде из Москвы, ни дорожные работы чуть ли не по всей трассе, ни танкодромы Волгограда, по какому-то нелепому недоразумению называющиеся гордым словом «шоссе».
   Лишь  маленький червячок гложет где-то глубоко внутри:  на всех рыбацких форумах красной строкой проходит, что « рыбы в Астрахани сейчас нет!». Мол, не клюёт, эхолот одну мелочь показывает. Гоню сомнения прочь, ведь, как говорят герои фильма «Особенности национальной рыбалки»: «Рыба здесь есть, ловить её надо уметь!»
    На место прибыли затемно, тяжёлая дорога заняла больше 22 часов. За накрытым столом нас уже ждали наши друзья,  Николай и Аня, семейная пара. Шашлык заждался нас ещё с обеда. Быстро перекусываем и ко сну: завтра переправа на остров. Николай – фермер, жить нам предстоит в его владениях. Ферма станет нашей рыболовной базой.
   Утречком быстро переплываем разлившуюся Волгу, перетаскиваем вещи в вагончик. Сумки под кровать, перекус и лёгкой рысью, с удочкой в руках, несусь к водоёму. Опостылевшая зима позади, кругом открытая вода, температура за тридцать, нестерпимо хочется уже макнуть червяка в воду. Руки подрагивают…Люди, да кому я это всё рассказываю? Многие же, наверняка, испытывали такие же чувства. Ни с чем не сравнимая радость открытия сезона, праздник первой воды!
   Матушка-Волга разливается, талая вода ручейками затапливает поля. Сюда, на прогретые щедрым астраханским солнцем отмели, выходит и рыба. Погреться, жирок нагулять. А за рыбой приходим и мы, рыболовы.
   Для себя я уже выстроил концепцию этой рыбалки. Заготовка рыбы мне уже осточертела, наловлю два ведра бели, чтобы угостить вяленой рыбкой друзей и сослуживцев. Ну, и самому чтобы осталось с пивом употребить. Рыбу побольше, дабы такая будет присутствовать в уловах, попрошу Колю заморозить в морозилке. Побалую домашних свеженькой. Замороженная рыба с успехом выдерживает путь до Москвы, не раз проверено.
  Итак, мы с Женей отработанными движениями отправляем червей на крючках за добычей. Ручей кипит жизнью, это видно и с берега. Буффало деловито копошатся в прибрежной растительности. Прогонистым хищным силуэтом мелькнула щука, заставляя мальков в панике выплёскиваться из воды каплями живого серебра. Весна пришла, весне дорогу!
   Женин поплавок уверенно ныряет под воду. Подсечка - и удочка в дугу! Но трофеем оказалась сладкая парочка черепах. Дама решила совместить приятное с полезным и подкормиться, так сказать, в процессе. Но тут, как и у людей, захотела всё и сразу, а получила крючок… Кавалер же резво соскользнул в тину, только его и видели!
   Черепаха уплыла залечивать моральные травмы, а мы ждём клёва. Напрасно… Солнце шпарит, листочки зеленеют, лягушки оглашают окрестности радостным ором, поплавки уныло дрейфуют. Идиллия, короче…
   Решаю сходить на другой ручей, где мы успешно ловили бель несколько лет назад. Закидываю червя под притопленное дерево и… зеваю поклёвку. Червя сожрали. Не беда, быстренько на крючок нового. Поплавок покачивает антеннкой на течении, приостанавливается и резво меняет курс. Подсечка - и первая рыба в этом летнем сезоне бьётся в моей руке. Бара. Я всю местную бель называю «сопобары».  В свой первый приезд в Астрахань никак не мог запомнить, кого называют «сопа», а кого «бара». Плюнул и окрестил всех «сопобарами». С тех пор и повелось.
   Выуживаю ещё несколько рыбёх и решаю сходить посмотреть, как там дела у Жени. Заодно и кукурузы для насадки прихватить. Возвращаюсь к оставленной без присмотра удочке и вижу, что поплавок исполняет национальный греческий танец сиртаки. На крючке сопа, в садок её.
   Насаживаю бондюэльку, сделав подсадкой к червяку. Поплавок на водной глади приостановился, солидно так поприседал-побулькал и резко утонул. На этот раз подлещик. На кукурузу и рыба побольше.
   Заветное ведёрко наполняется. В процессе оставляю местному водяному три крючка. Вот уже и вечер. Выбираю рыбёху поменьше и налаживаю на ночь живцовую удочку.
   Вечером на ферме были шашлыки из нутрии и чай из самовара. А ночью принёсся ветродуй из Казахстана, тепла как и не бывало. Под порывами ветра проверяю свою оставленную на ночь снасть: кто-то нагло сожрал живца.
   На утренней планёрке решаем с другим моим товарищем, Бородой, идти на «дальний кордон». Это где-то в полутора километрах от фермы. Несмотря на май месяц, степь уже начинает выгорать. Сухопутными торпедами носятся разноцветные ящерицы, параллельным курсом следует собачонка с соседней фермы. Во взгляде читается: «Дайте пожрать, люди добрые!». Но из пожрать у нас только черви и кукуруза.
   Конечная точка нашего маршрута – озеро, в которое впадает ручей талой воды. На этом ручье и располагаемся. Ветер очень сильный, рябь мешает отслеживать поклёвки. Но эту, когда поплавок уходит под воду, не увидеть просто невозможно. Выуживаю бару.
   Подсаживаю к червю кукурузу, ведь большому куску и рот радуется. Потягиваю сопобаров, вдруг слышу: «Андрюха, хочешь половить сазанчиков?». А кто, блин, не хочет?! Резвым кабанчиком, подхватив в охапку снасти, мчусь к Бороде, на ходу распугивая лягушачьи свадьбы.
   Борода даёт мастер-класс: «Закидываешь подальше коряги, потом постепенно поддёргиваешь. Напротив коряги они и начинают клевать». Следую указаниям старшего товарища, на третьей проводке чую в руке приятную тяжесть. Вижу сквозь толщу воды бронзовый отблеск. Сазанчик пытался забиться в коряжник, но я культурненько притормозил его порывы, потихонечку подтаскиваю ближе к берегу. Кончик удилища исправно амортизирует рывки рыбы. Есть, вытащил! Отправляю в садок, червя на крючок и жду следующего.
   Этот сазанчик сошёл у берега, перепутав мне всю снасть так, что, чертыхаясь, я минут на десять выпал из реальности, пытаясь распутать паучью паутину, в которую превратилась леска. И вот опять упругая тяжесть на крючке. Сазанчик будет поболее своих собратьев. Вожу его, опасаясь за снасть с поводком 0,12 мм, настроенную на рыбалку в Подмосковье. Аккуратненько подвожу добычу к берегу и хватаю рукой.  Жизнь хороша, и жить хорошо!
  Время близится к трём, солнце разошлось не на шутку, ветер затих. Борода выдвигает предложение отправляться до дома, до хаты, мотивируя это отсутствием курева. Я хоть и не подвержен негативной привычке, выражаю полное согласие: кушать ведь хочется! Изнывая от жары в своём бушлате, плетусь, волоча в одной руке удочку, в другой садок с рыбой. Борода, как пенсионер, резво топает налегке. Типа дорогу показывает…   
   Утро следующего дня надежды не оправдало совсем. Прошли по ручью с полкилометра, но только мелочь теребила насадку. Ветер не сильный, солнышко припекает, окунь гоняет малька в траве. Под водой полно жизни, но вот что-то жизнь эта не особо зарится на предложенного ей червя. Рыба есть, и рыба большая! Артельный баркас в сети взял и судаков, и здоровенных сомов с толстолобиками. Мы же вылавливаем на удочку ладошечную бель.
               
  Хочу поменять место и чуть не наступаю на змею. Серо-зелёная тварь  лениво уступила дорогу. Невольно передёргиваюсь, представляя все прелести змеиного укуса.
   Время к обеду, вспоминаю о живущей на ферме молоденькой беременной кошке и прихватываю ей в подарок из садка подлещика. Пятнистая  красавица с подозрением обнюхивает подношение и смотрит на меня недоумённо. Читаю в зелёных глазах: «А где колбаса?». И эта рыбу не ест, ну, прямо как мои домашние кошки!
   После обеда решаем на машине съездить на вчерашнее место, попробовать половить сазанчиков. Клюёт как из пулемёта: сопа, бара, буффало, краснопёрка, окунь. Всё, кроме сазана. Перегревшийся уж атакует Женин поплавок. Отвали, желтоголовый, это несъедобно! Змейка пристыжено уплывает в траву.
   Время к вечеру, и тут пришёл он, сазан. Оторвав два поводка, я плюнул на все эти подмосковные заморочки и стал привязывать крючки к основной леске. Ну, не понимает местная рыба эстетику поводка диаметром 0,12 мм. Рвёт его и крючки ворует…
   Солнце ушло за горизонт, хоть клёв и продолжается, но пора собираться. По пути к машине приходится вброд форсировать образовавшийся ручеёк, четыре часа назад его ещё не было. На ферму вернулись уже в темноте.
   Сазанье местечко стало постоянной нашей рыболовной точкой. Старенькая «Волга» довозит за пять минут, спешим на вечернюю зорьку.  Ручей уже совсем разлился, приходится снимать штаны. Воды выше колена. Рыба не клюёт, начинаю понемножку впадать в меланхолию. Наконец, уже после шести вечера, пошли поклёвочки.  Поклёвка местной рыбы, по сравнению с невнятной подмосковной, просто душу греет! Поплавок мелко-мелко задрожит, окунётся пару раз, как боязливый купальшик в холодной воде, а потом медленно, по-хозяйски, под углом уходит под воду. Просто чудо, а не поклёвка!
   Заарканенный сазанчик бьётся за свободу до последнего, мечется на леске, норовя забраться в коряжник или траву. А потом долго колобродит в садке, никак не может смириться с неволей.   В этот раз половили особенно удачно. Выяснилось, что оба моих ведёрка заполнены под завязку. Глаз-алмаз! Тут сделаю небольшое отступление. Многие рыболовы сетуют, что в жару рыбу не сохранить: быстро портится, муха откладывает личинки.  Мы хранили рыбу в яме, вырытой в тени, около ручья. Яма закрыта досками, эдакий своеобразный погребок получается. Улов укладывется в ведро рядами, не жалея соли. На ведро уходило 3 пачки. Дома всегда рыбу можно вымочить, перед тем как вывешивать вялиться. Сверху присоленную рыбу придавливали гнётом из кирпичей, а от мух надевали на ведро пластиковый пакет, плотно перевязывая его верёвкой.
   Вот на этой бодрой ноте заканчиваю описывать свои астраханские похождения. Некоторые читатели скажут, мол, зачем расписывать на несколько страниц, как ловил мелочёвку? В Астрахани, мол, так не ловят. Ловить в Астрахани надо так: садишься в крутой катер, расчехляешь брендовые снасти, запуливаешь в Волгу воблер стоимостью рублей так за 1000 и тягаешь на каждом забросе сомов-судаков размером с телёнка. Отвечу своим оппонентам строчкой из композиции группы «ДДТ»: « Но в песне ты не понял, увы, ничего!».
  А замороженной крупной рыбы на дорожку нам подарили астраханские друзья. За что им большое человеческое спасибо!


Рецензии