Захаровские мотивы у Пушкина

Д.Г. Панфилов



ЗАХАРОВСКИЕ МОТИВЫ В ТВОРЧЕСТВЕ А.С.ПУШКИНА.

Захарово было первой деревней в жизни А.С.Пушкина. Детское восприятие впитывало все остро, чисто, накрепко. Городскому мальчику все было в новинку и интересно. И первая столбовая дорога по Смоленскому тракту с незнакомыми запахами дыма костров, дегтя и пыли. И ямщики с их присказками и прибаутками («Лошади чужие, хомут не свой, погоняй не стой!») – все это ложилось в глубины детской памяти. Именно здесь начало множеству столбовых дорог, описанных от «Дорожных жалоб» до «Капитанской дочки».
Господский дом стоял на берегу пруда, где «дымясь, пылал огонь рыбачий», по бокам было два флигеля, рядом хозяйственные постройки, сад, пасека, вдали чернел густой стеной ельник. В пруду на мелководье в жаркие дни плескались деревенская ребятня и Саша Пушкин, пока дядька Никита Козлов не научил его плавать и мальчик «сей  Геллеспонт переплывал».
Неподалеку от дома была небольшая чистая и светлая березовая рощица, в которой любил гулять Саша. Картину милой детской рощи поэт перенесет позже в стихотворение «Сон»:
Там рощица листочков трепетаньем,
В лугу поток таинственным журчаньем,
Златых полей, долины тишина…
Летом роща превращалась в столовую, на березовых самодельных столах выставлялась бесхитростная снедь: щи, каша, молоко, мед и в центре - «щука в скатерти лежит».
Заканчивая первую главу «Евгения Онегина» Пушкин писал:
Я был рожден для жизни мирной,
Для деревенской тишины:
В глуши звучнее голос лирный,
Живее творческие сны.
Здесь, несомненно, отразились впечатления от двух кратковременных поездок в Михайловское в 1817г. и 1819г. А вот когда далее поэт заявляет:
Не так ли я в былые годы
Провел в бездействии, в тени
Мои счастливейшие дни?
- то этим риторическим вопросом он утверждает значимость дней, проведенных в Захарове. Тему детства поэт развивает и в следующей строфе:
Цветы, любовь, деревня, праздность,
Поля! Я предан вам душой…
Вольная жизнь в деревне способствовала развитию душевных сил в Пушкине-ребенке. Случалось в деревню заходили обездоленные слепцы, погорельцы, калики перехожие за милостыней и, отведав крестьянских щей, рассказывали былины, пели старинные песни и плачи. Не одну ли из этих песен затянет в «Борисе Годунове» Варлаам, а пугачевцы в «Капитанской дочке» запоют «не шуми, мати зеленая дубравушка»? Не эти ли  песни поэт впервые услышал в Захарове, а потом использовал в своем творчестве?
Пушкин любил часами сидеть на берегу пруда под огромной липой, погруженный в раздумья. Около липы росло несколько берез, и стояла полукруглая скамейка. Мальчик исцарапал стволы берез набросками стихотворных строк. В 1826г. он напишет в стихотворении «Из Ариостова»:
Гуляя, он на деревах
Повсюду надписи встречает.
Он с изумленьем в сих чертах
Знакомый почерк замечает…
Бытует распространенное мнение, что Пушкины приезжали в Захарово только летом с 1805 по 1810г.г. Это не совсем верно. Зиму 1808-1809г.г. они провели в Захарове, правда, без Сергея Львовича, который остался в Москве. Пушкин был свидетелем празднования Рождества, Крещения, Святок. Конечно, бабушка Мария Алексеевна и няня Арина Родионовна не упустили случая рассказать и показать ему всю  прелесть этих зимних обрядов. В деревне праздники были наряднее, красочнее, таинственнее, сказочнее и не шли ни в какие сравнения с празднованием в городе. Детский ум воспринимал эту сказку за чистую правду. Как он мог не верить «преданьям простонародной старины, и снам, и карточным гаданьям, и предсказаниям луны».
Татьяна, по совету няни
Сбираясь ночью ворожить,
Тихонько приказала в бане
На два прибора стол накрыть…
Именно в Захарове следует искать корни суеверия Пушкина, все эти перебегающие дорогу зайцы, встречающиеся черные монахи, гадание Татьяны по соннику Мартына Задека, все эти полуночные «лай, хохот, пенье, свист и хлоп, Людская молвь и конский топ!».
В Захарове не было церкви, поэтому Пушкин ездил к обедне к своим родственникам Голицыным в Вяземы, что в пяти верстах от Захарово. По воскресеньям в Вяземы съезжались на базар крестьяне и мелкопоместные дворяне из окрестных деревень. На праздники устраивались гульбища, ставились качели, устраивались бега на ходулях, шумели и плясали скоморохи, раскидывали свои шатры цыгане с медведями. Маленький Пушкин, широко раскрыв глаза, смотрел на пеструю толпу, слушал живую народную речь.
На ярмарке детям покупали гостинцы. Чаще всего это были глиняные свистульки, незатейливые деревянные игрушки, печатные пряники. Для пряников вырезались специальные печати доски с изображением былинных и сказочных персонажей, хороводы животных, волшебные города с райскими теремами и садами. Пряники покрывали «сусальным» золотом, что придавало им богатый сказочный вид. Каждый ребенок был очарован блеском и вкусом подобного подарка.
Не мог не запомнить вкус и блеск подобного подарка и Пушкин. Именно таким пряником он награждает в «Сказке о рыбаке и рыбке» старуху, которая уже царицей сидит за столом:
Наливают ей заморские вины:
Заедает она пряником печатным.
Такой же «пряничный» город с печатной доски в «Сказке о царе Салтане»:
Новый город со дворцом,
С златоглавыми церквами,
С теремами и садами…
Уже более 200 лет местные жители Больших Вязем и Захарово называют голицынский усадебный дом «домом Пиковой дамы». Прототипом героини пушкинской повести послужила княгиня Наталья Петровна Голицына. Александр Сергеевич и его героиня состояли в дальнем родстве. Наталья Петровна Голицына была четвероюродной сестрой бабушки поэта Марии Алексеевне Ганнибал. В пушкинские времена в Вяземах жили Борис Владимирович, а позже Дмитрий Владимирович – сыновья Натальи Петровны.
Пушкин, опираясь на воспоминания детства, не раз  использует садово-парковый пейзаж в «Евгении Онегине». Когда Онегин въехал во двор усадьбы Лариных после получения письма Татьяны, взволнованная и смущенная его появлением девушка
… прыг в другие сени,
С крыльца на двор, и прямо в сад,
Летит, летит; взглянуть назад
Не смеет; мигом обежала
Куртины, мостики, лужок,
Аллею к озеру, лесок,
Кусты сирен переломала,
По цветникам летя к ручью,
И задыхаясь на скамью
Упала…
Перед читателем точная фотография-план усадьбы Захарово.
Дом Онегина – это усадьба Голицыных, его не спутаешь ни с Михайловским, ни с Болдино.
Господский дом уединенный,
Горой от ветров огражденный,
Стоял над речкою. Вдали
Пред ним пестрели и цвели
Луга и нивы золотые…

И сени расширял густые
Огромный, запущённый сад…

Почтенный замок был построен,
Как замки строиться должны…

Везде высокие покои,
В гостиной штофные обои…

И печи в пестрых изразцах.
Все это можно увидеть и сегодня, здесь все осталось, как и во времена Онегина. Сохранилось и заднее крыльцо, куда «обыкновенно подавали ему донского жеребца», рядом конный двор и большая дорога, по которой сегодня снуют машины, а не дроги и кареты.
Когда Татьяна пожелала посетить дом Онегина, она пошла по тропинке «… уж за рекой, дымясь, пылал Огонь рыбачий. В поле чистом…».
В свои мечты погружена,
Татьяна долго шла одна.
Шла, шла. И вдруг перед собою
С холма господский видит дом,
Селенье, рощу под холмом
И сад над светлою рекою.
Сегодня это «Пушкинская тропа» из Захарова к Вяземам. Возьмите указанные выше строчки, и Вам не потребуется путеводитель.
Впечатления от посещения Захарова, где прошло детство, оставило у поэта неизгладимое впечатление. В «Послании к Юдину» он пишет:
«Мне видится мое селенье,
Мое Захарово; оно
С заборами в реке волнистой,
С мостом и рощею тенистой
Зерцалом вод отражено.»
В повести «Барышня-крестьянка» Пушкин вспоминает Захарово. «Комната полна была народу. Были колбинские, захаровские, приказчица с дочерьми, хлюпинские», -рассказывает Настя своей подруге Лизе Муромской.
Знакомые названия мелькают в повести «Дубровский». Пушкин переносит место действия повести недалеко от Захарова. В том же Звенигородском уезде было село Дубровское, хозяином которого был далекий родственник Астафий Михайлович Пушкин, и поэт не мог не знать этого. Рядом с Вяземами лежало богатое село Покровское. Пушкин в повести поселяет в нем одного из соседей по Захарову Троекурова. Так захаровское название «Покровское» и фамилии: Дубровский, Троекуров появляются в повести. Дорога, по которой едет домой в Кистеневку Владимир Дубровский, идет берегом озера, «из которого вытекала речка и вдали извивалась между холмами; на одном из них над густою зеленью рощи возвышалась зеленая кровля и бельведер огромного каменного дома, на другом пятиглавая церковь и старинная колокольня; около разбросаны были деревенские избы с их огородами и колодцами».
Здесь без труда узнается усадьба Голицыных в Вяземах.
Вокруг усадьбы великолепный парк. В нем и сегодня растут реликтовые липы и бегают белки, как и тогда под елью-шатром царя Салтана грызут орешки, вот только песенки не поют. По преданиям в парке был большой развесистый дуб с огромным дуплом. Именно этот дуб поэт описывает как «почтовый ящик» в «Дубровском» и «Барышне-крестьянке».
В «Борисе Годунове» хозяйка корчмы объясняет Григорию дорогу в Литву: «…свороти влево, да бором иди по тропинке до часовни, что на Чеканском ручью, а там прямо через болото на Хлопино, а оттуда на Захарьево, а тут уж всякий мальчишка доведет до Луёвых гор».
В 1830г. в качестве свадебного подарка Николай I разрешает Пушкину отпечатать «Бориса Годунова». Поэт был несказанно рад этому событию. В голове у него зреет план написать целый цикл историко-драматических произведений о Василии Шуйском, Лжедмитрии, Марии Мнишек. Таких трагедий планировалось четыре. В этот период Пушкин пишет свои произведения циклами: четыре «Маленькие трагедии», четыре «Повести Белкина». Ему нужен материал и он отправляется собирать его в Захарово и Вяземы, чтобы походить по холмам, на которых стояли шатры Лжедмитрия, в Преображенском храме рассмотреть сабельные «росписи» поляков на древних фресках, поискать в голицынской библиотеке древние рукописи и книги, пройтись по залам, где в полонезе блистала Мария Мнишек.
Это не было «сентиментальным путешествием» в детство, как считала мать поэта. Это была черновая работа над новыми произведениями.
Последняя поездка в Захарово нашла отражение в «Истории села Горюхина». В своих произведениях поэт 17 раз описывает страну своего детства.
В 1815г. юный Пушкин напишет: «Мне видится мое селенье, мое Захарово…». «Мое» - это ощущение своего личного Захарова, не похожего ни на что другое, поэт пронесет через всю жизнь.
Вокруг помещичьего дома был «огромный, запущенный сад, Приют задумчивых дриад.». С годами яблони засохли, вымерзли, сад запустел.
Но сегодня все возродилось и стало таким же, как и 300 лет назад. Усадьба отреставрирована, а молодой сад снова шумит под окнами комнаты поэта.
Поэтесса Людмила Бобылева написала в своем стихотворении «Пушкинский сад»:
«В Захарово у старого колодца
«Младое племя» посадило сад…
И Саша Пушкин грустно улыбнется:
«Здесь все опять, как триста лет назад».


Рецензии
Благодарю Вас!
Записано кратко, но дельно

Мост Будущее   25.08.2017 11:43     Заявить о нарушении
Уважаемый Александр! Спасибо! Кратко, чтобы у читателя появилось желание самому посетить Захарово))))
С уважением, А.

Дмитрий Георгиевич Панфилов   04.09.2017 00:01   Заявить о нарушении
Я был рожден для жизни мирной, Для деревенской тишины:
В глуши звучнее голос лирный, Живее творческие сны.
Природа у народа, она его душа и ход правильный сделал Пушкин, но ушёл от народа и утонул в сказочной природе. В природе всё логично построено как и в нашем организме и спасение тела скрыто в правдивой любви без обмана, а в людском общение ложь постоянно идёт в ногу с правдой, скрещивая жизнь и смерть.

Нат Арт Ант   24.09.2018 10:43   Заявить о нарушении
Да, спасибо. Человек вышел из природы, но живёт, губя её...
С ув., А.

Дмитрий Георгиевич Панфилов   25.09.2018 17:05   Заявить о нарушении
На это произведение написано 11 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.