Роковая наследственность. Часть 4. Глава 6

Прошло несколько недель. Всё это время Катя только и делала, что с утра до вечера трудилась на кухне, помогая повару. Наблюдая за происходящим вокруг, ей не составило труда понять куда она попала на самом деле. 
 На первый взгляд это действительно была гостиница где останавливался проезжий люд. Она стояла на краю Петербурга, была не дорогой, но с приличной обслугой в лице смазливых молодых горничных и хорошим столом, за что отвечал повар - француз. Кидалось в глаза то, что постояльцами и гостями всегда были исключительно только мужчины. Они были как разных возрастов, так и разных сословий. Но три раза в неделю по нечётным дням исключая церковные праздники, ближе к полуночи этот дом жил совсем другой жизнью. На первом этаже в небольшом зале собиралось не малое количество постояльцев и гостей. Они играли в карты, или просто сидели в ожидании чего-то, тупо вливая в себя безмерное количество алкоголя. Затем наступал момент, которого с нетерпением ожидали все присутствующие. В зал входили бывшие днем горничные, но теперь их было просто не узнать. Девушки были одеты в вульгарные яркие платья с глубоким декольте, с высокими разрезами на юбках и с ярким макияжем на лицах. Мужчины тут же оживлялись, усаживая их к себе на колени, позволяя при этом любые непристойности в их адрес, что воспринималось самими девушками с большим удовольствием и без всякого стеснения. Затем, уже прилично подпитые они парами разбредались по номерам. А утром, как ни в чём не бывало, из комнат выходили опрятные смазливые горничные и приступали к своей обыденной работе. Надо сказать, что появление в гостинице Кати вызвало у этих девушек некоторую настороженность и озабоченность. Этакая красотка, могла составить им большую конкуренцию в их промысле. Но узнав от Лулу, что, Катя не станет одной из них, они успокоились. И это было правдой. Мадам не преследовала цели сделать Катю одной из тех, кто по ночам ублажает в постели мужчин.  Учитывая её необыкновенную красоту и привлекательность, она хотела сделать из неё приманку для новых клиентов, что позволит заработать не малые деньги. Для этой цели, сняв с Кати мерки, мадам заказала для неё несколько великолепных платьев. Оставалось только дождаться дня, когда платья будут готовы. 
 Тем временем, наблюдая за происходящим, самой Кате казалось диким и постыдным поведение людей, которые с лёгкостью вступают в интимную связь, не имея друг к другу ничего кроме животного влечения. Она со страхом думала о том дне, когда ей придётся выйти к гостям и что скорее всего этот выход не будет похож на тот первый, состоявшийся в доме купца Пашкова... а по ночам она вспоминала свидания с Александром. Как трогателен он был, как терпелив и как галантен, как первый раз с трепетом взял её руку и конечно их первый поцелуй, который состоялся по причине сильного взаимного чувства. В такие минуты, переполненная нежными воспоминаниями Катя чувствовала, что продолжает любить Александра и скорей она умрёт, чем предаст эту любовь... 
Наконец настал день, когда готовые платья были доставлены мадам Лулу. Разложив их по дивану, она вызвала к себе Катю, сообщив, что завтра состоится её первый выход к гостям. 
- Надеюсь за это время ты поняла в чём особенность моей гостиницы? – спросила мадам. 
- Да мадам, - спокойно ответила Катя.
- Не бойся, тебя здесь тронуть никто не посмеет, ежели сама конечно того не захочешь. Однако, в числе моих гостей могут оказаться и те, которые посещали дом твоего благодетеля-купца, поэтому не в твоих интересах быть ими узнанной. По этой причине тебе надлежит выглядеть не служанкой, а молодой привлекательной дамой, что я думаю не составит тебе большого труда. Будь добра померить все эти платья, они твои. Покрутись в них у зеркала, покрасуйся, попривыкни. Да, и забудь про косу, дамы носят причёски. Я научу тебя как их следует делать. И наконец главное. Держись с гостями гордо - но не надменно. Не позволяй фамильярностей - но и груба не будь. Ничего не бойся, я постараюсь всегда быть поблизости. И вот ещё что, ежели не против, то я буду представлять тебя не Катей, а Кати, что значит твоё имя по-французски.
- Да мадам. Как вам будет угодно, - ответила Катя, не отводя восхищённого взора от платьев, лежащих на диване. И всё же она решила успокоить мадам, высказав мнение, что в этаком заведении не может оказаться тех, кто посещал дом купца Пашкова, по причине их благородного происхождения. На что, саркастически улыбаясь хозяйка ответила.
- Благородные говоришь... Однако их происхождение не мешает им вести распутный образ жизни, и таких среди моих гостей не мало... Не удивляйся, ты многого ещё не знаешь... а объясняется этакое поведение господ довольно просто. Для них, знатных и богатых, мнение высшего общества, к коему они причислены -  превыше всего. Во избежание осуждения, им возбраняется жениться, если предмет их воздыхания принадлежит к низшему сословию. Ради сохранения родословной и приумножения капитала таким мужчинам надлежит брать в жёны женщин исключительно из своего круга. Только единицы из таких бывают по-настоящему счастливы. В противном случае, рано или поздно эти «благородные» мужи заводят любовниц или становятся моими клиентами, чтобы время от времени иметь возможность забыться, усладив свою плоть в объятиях молодой красотки. Такая уж у них судьба...
Откровение мадам навело Катю на мысль, что именно судьба развела её с Александром. Быть вместе им просто не суждено – ведь они такие разные... 
С этого момента в её сердце поселилась безнадёжная печаль.
Следуя совету мадам, вернувшись в свою комнату Катя тотчас же занялась примеркой платьев. Все три, необыкновенно пышные, что было очень модно в ту пору, сидели на ней как влитые. Одно из них было украшено объёмными воланами, а два других, фестонами и узорчатой каймой, что визуально придавало им необыкновенную лёгкость и воздушность. А палитра их нежных оттенков как нельзя лучше подчёркивала красоту её глаз.
- Боже! Какая красота, какое богатство! – говорила в слух Катя, примеряя платья одно за другим. Её грусть прошла. Неустанно крутясь у зеркала, она вспоминала великосветских дам, пытаясь копировать их манеры, их умение кокетничать, не теряя достоинства. И надо сказать, у неё это не дурно получалось. За этим занятием её и застала вошедшая хозяйка. Увидев Катю, она пришла в полный восторг. Взяв её за руки, она радостно воскликнула.
- Да ты просто королева! Не мало красавиц я повидала, но все они просто блекнут пред тобой!
- Спасибо мадам, - стесняясь ответила Катя. - Но позвольте спросить. Эти дорогие платья только ли для того, чтобы я была не узнана? Для чего всё это?
- Как для чего? Я же обещала тебе, что помогу. Но для полного успеха и от тебя кое-что потребуется. Ты должна попытаться сама себе помочь.
- Но как?
- Да очень даже просто. Твоя красота тебе поможет. Твоя красота – это дар, правильно используя который ты сможешь стать и богатой, и счастливой. Ну а мадам Лулу поможет тебе в этом, чем немного заработает себе на старость, если ты конечно не против?
- Нет-нет, я совсем не против! Я очень хочу стать счастливой и богатой, и обещаю слушаться вас во всём! 
 После чего мадам посветила Катю в свой план, объяснив, как ей следует себя вести, за кого себя выдавать и какая в конце концов им обоим от этого возможна выгода. Катя с удовольствием согласилась, приняв предложение мадам за весёлый розыгрыш, в добавок ещё и выгодный. На том они и порешили. 
На следующий день, ближе к полуночи хозяйка посетила Катю что бы помочь ей одеться и научить укладывать волосы в причёску.
 Ещё совсем недавно, желая изобразить на своей голове соответствующую моде причёску, женщины не могли обойтись без посторонней помощи. Однако с течением времени мода менялась. Для особенно торжественных событий, как и ранее всё же предпочитались сложные высокие причёски, а вот для повседневной жизни они стали намного проще, спустившись с макушки на затылок. В женском образе стала цениться естественность. Эта мода как нельзя лучше подходила владелицам огромной массы волос как у Кати. Волосы завивались в воздушные локоны и завязывались узлом или закреплялись шпилькой. Так же дамы использовали перья, а наиболее богатые - заколки, обручи и диадемы, украшенные драгоценными каменьями.
За короткое время мадам Лулу без труда обучила Катю нескольким приёмам современных причёсок. И вот, в палевом воздушном платье, с золотой копной волос собранных в узел на затылке, перед зеркалом стояла очень молодая, невероятно красивая дама. На ней не было ни капли косметики и не единого украшения. Ни колец, ни серёг, ни браслетов, ни ожерелья. Её огромные глаза как два изумруда светились от счастья и восторга. Глядя на себя в зеркало Кате не верилось, что это она. Ей столько раз говорили о её необыкновенной красоте, но только сейчас она поняла, что действительно красива.
Даже очень привлекательные и симпатичные женщины порой не могут похвастаться своей естественностью, скрывая под нарядом и косметикой массу недостатков. Естественную красоту Кати было достаточно подчеркнуть модными деталями и из красавицы-простолюдинки она превратилась в божественную красавицу, достойную высочайшей оценки.
Собравшиеся к тому часу мужчины, большинство из которых предпочитало принять до развлечения не малую порцию алкоголя, испытывали некоторую нервозность и удивление, не обнаружив в буфете достаточного количества шампанского. Заметив недовольство гостей, хозяйка сочла нужным объясниться.
 - Господа, имейте терпение. Всё будет, всё, не извольте беспокоиться. Сегодня я приготовила для вас сюрприз, но его возможно будет оценить только трезвым взглядом.
И вот, в разгар веселья, когда девицы уже сидели на коленях у клиентов, Катя вошла в зал в сопровождении хозяйки. Публика, находившаяся там замерла. Тишину нарушил звон разбившегося бокала. Несколько мужчин повскакивали с мест, согнав с колен своих пассий. Неотрывно глядя на прекрасную молодую даму, они пытались судорожно исправить изъяны в своём внешнем виде, поправляя развязанные галстуки, расстёгнутые жилетки и пиджаки. Каждому из них хотелось выглядеть в глазах вошедшей красавицы должным образом. Мадам занервничала. Энергично обмахиваясь веером, она пристально вглядывалась в лица присутствующих. Убедившись, что сюрприз удался, с облегчением вздохнув она широко улыбнулась и медленно сложив веер заговорила.
- Господа! Разрешите представить вам мадемуазель Кати. Она дочь моей лучшей подруги, которая к сожалению недавно скончалась. Кати мне как родная и я обещала её матери позаботиться о ней. Поэтому, теперь в её лице у меня имеется помощница. Так что, прошу любить и жаловать...
После чего в зал было внесено большое количество шампанского и хозяйка предложила гостям поднять бокалы в честь мадемуазель Кати. Что бы засвидетельствовать своё почтение, похватав бокалы гости выстроились в очередь, которая протянулась к Кате через весь зал.  А сама виновница торжества, чокаясь бокалом награждала всех великолепной улыбкой и даже позволяла поцеловать себе руку. Сразу после этой церемонии хозяйка и её помощница удалились, пожелав присутствующим весёлого препровождения времени.
Реакция последовавшая на разыгранный спектакль превзошла все ожидания   Лулу.  На следующий же день, большинство из мужчин, намедни видевших Катю, умоляли хозяйку уделить им несколько минут для разговора. Но сославшись на занятость, она отказывала им в аудиенции, тем самым ещё более подогревая их интерес к своей помощнице. И только по прошествии недели, под огромным натиском желающих поговорить, она согласилась принять их по очереди.
Предметом разговора конечно являлась Катя. Всех интересовало практически одно и тоже. Какого её происхождение? Владеет ли она каким-либо состоянием и есть ли у неё жених? После таких расспросов мадам Лулу высказывала   собеседнику своё возмущение, не понимая по какому праву он считает возможным задавать ей подобные вопросы? И тогда видя слёзы на глазах у хозяйки, одни говорили, что имеют серьёзнейшие намерения по отношению к предмету их разговора, то бишь к мадемуазель Кати, а другие так просто ляпали, что мол готовы хоть сейчас на ней жениться. После чего, мелких чиновников, разорившихся дворян, проезжих гуляк и господ, имеющих деньги лишь от случая к случаю, мадам отшивала сразу, найдя этому подходящий предлог. Остальных же собеседников, продолжая выдавливать из себя слезу она убеждала, что после смерти подруги дороже Кати у неё никого нет. Что это прекрасное создание не только мол сирота, но и к тому же бесприданница, так как стала жертвой отчима, который после смерти жены выгнал падчерицу и завладел всем состоянием. По этой причине на её хрупкие женские плечи, помимо содержания мадемуазель Кати ложиться огромная ответственность за её будущее...
Однако, в этой душераздирающей истории была слышна не только боль и сострадание хозяйки к бедной девушке, но и некий намёк... И те, кто улавливал этот намёк тут же отдавали все имеющиеся при себе деньги, упрашивая мадам принять их от чистого сердца в знак сочувствия и сострадания к сироте... Немного смущаясь мадам забирала деньги. При этом она считала нужным предупредить, что обещать взамен ничего не может, ибо не в праве решать судьбу Кати без её на то согласия и мол всё чем она может помочь, так это только попытаться посодействовать их встрече тет-а-тет для разговора. Ну а ежели девушка во встрече откажет – так уж не взыщите... На деле же никаких встреч не было, да и быть не могло. Даже в зал к гостям Катя выходила не всякий раз, что надо сказать очень огорчало мужчин, с нетерпением ожидающих её появления, на чём и был сделан расчёт... И тогда они бежали к хозяйке. Не забывая вложить ей в руку достаточную сумму денег, они умоляюще упрашивали, чтобы Кати как можно чаще появлялась в зале. После чего мадам конечно обещала этому посодействовать. Теперь перед ней встала новая задача. Нужно было придумать что-то такое, что могло бы оправдывать присутствие Кати в зале, и тем самым помогло бы погасить раздражение мужчин, страдающих её отсутствием.  И она решила научить Катю играть в карты. Это была очень удачная идея, тем более что игра в карты в то время занимала огромное место в жизни образованных людей и являлась обычаем дворянского общества. Талантливая к обучению Катя и этому ремеслу научилась очень быстро. Теперь, по вечерам, когда горничные не обслуживали клиентов, за круглым столом, покрытым зелёной бархатной скатертью, она сидела в роли игрока. Желающим сидеть с ней за игральным столом, приходилось по долгу ожидать своей очереди. За время партии, пытаясь обратить на себя её внимание мужчины соревновались в остроумии и красноречии осыпая девушку комплиментами. Наблюдая за Катей, хозяйка не переставала восхищаться её способностям и таланту перевоплощения. Однажды стоя у карточного стола она услышала, как та ответила на фразу, сказанную кем-то по-французски.
- А эти познания у неё откуда...? – удивилась мадам. Позже она получила от Кати следующее объяснение. Оказывается, всё это время продолжая помогать повару-французу на кухне, ей полюбилась его привычка, напевать во время работы. Не понимая значения слов, ей не составило труда запоминать их на слух и подпевать, что приятно удивило месье повара. Зная с каким трудом давался этот язык купеческим дочерям, она попросила повара общаться с ней по-французски, что он стал делать с пребольшим удовольствием. Так благодаря месье Рени, так звали повара, за несколько месяцев Катя стала не только понимать этот язык, но даже немного говорить на нём.
- Ах как это кстати?  - подумала про себя мадам выслушав Катю, – кто ж теперь усомниться, что эта девушка благородных кровей?
И действительно, роль отведённая Кате в «спектакле» мадам Лулу, игралась ей безукоризненно, благодаря чему, желающих поближе познакомиться с красавицей мадемуазель Кати росло с каждым днём. Сама же Катя, играючи справляясь со своей ролью, воспринимала восхищённые взгляды мужчин и их множественные комплименты лишь как хорошую оценку за свою работу, не более... Относясь ко всем поклонникам одинаково любезно она не переставала удивлять их своей чрезмерной скромностью, отказывая даже на предложение совершить прогулку по городу или посетить театр.
 Всему виной был страх поселившийся в ней, страх разоблачения, который появлялся если Катя не чувствовала около себя присутствия мадам Лулу, готовой в любую минуту прийти ей на помощь. Но больше всего её пугала возможная встреча с кем-либо из тех людей, которые знали её раньше. Поэтому, на предложение выехать на прогулку в город Катя отвечала отказом, предлагая взамен прогуляться по саду, находящемуся во внутреннем дворе гостиницы. Боясь упустить возможность побыть наедине с предметом своего обожания, не задавая лишних вопросов мужчины конечно соглашались. За разговорами о природе и о погоде, время, проведенное в саду обычно для обоих, проходило очень мило.
Но если спутник вдруг начинал интересоваться подробностями, расспрашивая Катю о её прошлой жизни, то с ней тотчас случалось что-то не понятное. Она терялась, бледнела и сочинив нелепую причину торопилась вернуться в дом. И тогда в недоумении мужчины бежали к мадам, но уже не с деньгами в руках, а с претензиями на устах, настаивая на разъяснении странного поведения девушки. На что мадам уверенно отвечала, что ничего странного в поведении Кати нет. Обвинив кавалеров в бездушии, она объясняла, что с их стороны было не трудно догадаться, что девушка по сей день удручена смертью матери. Боль утраты самого дорогого человека ещё слишком сильна и поэтому мирские радости, а также воспоминания о прошлой жизни для неё очень мучительны...
Уж такое мол у неё сердце, доброе и чуткое. Затем немного подумав и как всегда смахнув накатившуюся слезу, мадам просила помочь ей придумать что-нибудь такое, что вернуло бы Катю к нормальной жизни, к радостям и удовольствиям, которые прежде она так любила...
Поверив в правдивость очередного рассказа мадам Лулу, поклонники стали приносить для Кати не только деньги, но и подарки, среди которых было не мало ювелирных украшений. С благодарностью принимая подношения, большую часть денег Лулу забирала себе, а вот подарки и все без исключения драгоценности, она отдавала Кате, объясняя, что всем этим имеет право владеть только один человек – тот, которому всё это предназначено, особенно нательные украшения.  Кому же либо другому, эти вещи могут принести болезни и несчастья...
Внезапно нахлынувшим подаркам Катя радовалась как ребёнок. Доставая их из коробок и освобождая от бумаги, она с восторгом рассматривала роскошный веер из страусовых перьев, ридикюль, расшитый бисером, меховой капор с муфточкой, шёлковую шаль, несколько причудливых шляпок, фарфоровые статуэтки и многое другое. Но более всего ей оказались по нраву маленькие коробочки из которых она доставала ювелирные украшения. С этой поры у Кати появилось любимое занятие. Запершись в своей комнате и разложив украшения на кровати она по долгу любовалась ими. В основном это были кулоны, броши и браслеты, но особое восхищение у неё вызывала заколка для волос в виде небольшого гребешка с тремя почти прозрачными гранёными камушками. Удивительно было то, что при попадании на них солнечных лучей, на окружающие предметы отбрасывались яркие мерцающие блики. Каждый раз появляясь перед гостями Катя непременно закалывала ею волосы.
К сожалению хозяйка не смогла ответить, кем именно был преподнесён этот великолепный подарок, лишь вспомнив, что гребень лежал в коробочке, перевязанной зелёной шёлковой лентой. Однако, зная толк в вещах такого рода, она высказала абсолютную уверенность в том, что данный подарок без сомнения преподнесён очень богатым человеком, так как камни, украшающие заколку, являются чистой воды брильянтами. Некоторое время спустя, среди гостей Катя стала часто замечать не молодого, слегка седовласого, статного симпатичного мужчину с аккуратными усиками и маленькой бородкой. Каждый раз он уединённо сидел в углу на кресле, покручивая в руках трость с перламутровым   набалдашником. Он ни с кем не общался, а только попивая шампанское наблюдал за Катей. На её вопрос кто этот мужчина, мадам ответила, что он представляется как Александр Васильевич, что несколько раз, правда очень давно, он пользовался услугами «горничных», щедро платил за это, а сейчас заезжает сюда якобы для того, чтобы отведать любимое им блюдо – «форель, запечённую в тесте». По его мнению, во всём Петербурге лучше Рени это блюдо приготовить никто не умеет. Так же она добавила, что приезжает он в карете, на пальце левой руки у него золотой перстень с большим чёрным камнем, на галстуке булавка с жемчужиной, одет дорого и всегда по моде, значит есть личный портной. А посему он производит впечатление человека очень богатого и знатного. Может статься что он вдовец, или просто жена наскучила... В любом случае это нас не должно касаться.
- Вот бы тебе такого жениха? – искоса посмотрев на Катю добавила хозяйка ко всему сказанному.
- Что вы мадам! Он же старик! И вообще, мне никто не нужен, - возмущённо ответила она.
- Ты что ж, всё своего офицера ждёшь?
- Нет, не жду. Но и разлюбить его не могу, - опустив голову грустно ответила Катя. В их разговоре наступила пауза. Вдруг, глядя куда-то в пустоту она стала вслух вспоминать о Лаврове. О его необыкновенных синих как небо глазах, о статной фигуре, о бархатном голосе и о безграничном чувстве любви, которое он ей подарил... Она рассказывала о самом сокровенном, что возможно поведать только близкой подруге или матери.
- И разве возможно такое, что б это всё повторилось в ком-то другом? Нет, невозможно. Да мне другого и не надобно, - тихо сказала Катя и не в силах больше сдерживать себя разрыдалась, уронив голову на колени мадам.


Рецензии