Искривление времени лечится рыбалкой

ИСКРИВЛЕНИЕ ВРЕМЕНИ…

    Когда стоишь на высоком берегу Енисея напротив
впадающей в него Курейки и смотришь поверх реки на
другой берег в трёх с гаком километрах, то возникает
ощущение, что время - это текущая река, которая
уносит его в Ледовитый океан на вечное хранение. А
здесь на суше времени нет. Всё как было сто, двести,
тысячу лет назад, так и осталось теперь. Может и
Сталин сейчас выйдет с удочкой из тесовых ворот и
засеменит по откосу к лодочке, припаркованной на
берегу. Пройдёт мимо и не заметит необычного
наблюдателя, потому что вы из другого времени,
словно в кино.
    Это ощущение, что это кино, часто возвращалось
ко мне на Курейке, почему-то именно на берегу. Когда
мимо проносятся стальные воды, завихряясь и пучась
на бегу, то это гипнотизирует. Невероятная мощь
крутых берегов, отполированного за миллионы лет
гранитного ложа, словно гигантский каменотёс вытесал
гранитную набережную по проекту бога, - всё это
делает созерцателя наблюдателем, пришедшего
поучаствовать в массовке. И, наверное, нужно иметь
особый характер и устройство организма, чтобы,
родившись, жить здесь вне времени посреди необъятных
и опасных пространств.

Северяне мы - нам ли под вьюгою гнуться?
     Нас в карбасах носил Енисей в ледяной океан,
мы буравили горы, чтоб урановых руд дотянуться,
     в кимберлитовой трубке шаманский курили тимьян.

Нас взрастили просторы, нам лёгкие выстудил ветер,
     и Байкал излечил богом данной живою водой,
мы с рожденья за русские дали в ответе,               
     дым отечества - это наш дух родовой.
 
    Признаюсь, что постоянная занятость работой
сохраняла голову от шокирующих раздумий на эту тему.
Но иногда случалось постоять на берегу и мысленно
сопоставить затею Создателя в его живом
землеустройском мегапроекте, с нашим игрушечным,
нарушающим эту миллионовековую гармонию рукотворной
вставкой в виде Курейской ГЭС.

…ЛЕЧИТСЯ РЫБАЛКОЙ.

    Однажды, во время перерыва на обед, когда нужные
мне исполнители производственной мизансцены -
работники пристани, отправились передохнуть, я стоял
так – дум великих полн - на гранитном берегу Курейки
у пионерного посёлка и вздумалось мне вдруг
скоротать время,  половить рыбу с борта стоявшего
катера.
    Попросил леску с крючком у машиниста, взял со
стекла жёлтую полосатую муху пожирнее и пожужжее,
насадил и бросил в Курейку. Не успела ещё муха
упасть в струю, как какой-то демон из реки вдруг
выпрыгнул с шумом и всплеском и утащил мою муху на
дно, чуть не оторвав мне палец намотанной леской.
Опомнившись, потянул и вытащил огромного горбатого
хариуса килограмма на два с лишком. Вот так фокус!
Попросил мешок для трофея, поймал вторую муху и
снова забросил – история повторилась. Так, за
полчаса я вытащил шесть здоровенных рыб, не считая
сорвавшихся.
    Вечером притащил жене добычу, поневоле чувствуя
себя первобытным удальцом. Жена, конечно,
обрадовалась и говорит: нас сегодня пригласили в
гости к начальнику УМР, давай подарим им вот этого
здоровенного. Завернули, понесли, подарили. Жена
УМР-ского начальника тоже обрадовалась: ой, как
хорошо, а то мне сегодня Ваську нечем покормить,
рыбу ему сварю.
    Васькой оказался матёрый ленивый кот. Так
относилось к хариусу местное старожильское
население. Ценились нельма, таймень, осётр, сиг.
Замороженный сиг зимой нарезался ножом стружками,
как строгают палку, и подавался в сыром виде к водке
в виде деликатеса. Отсюда и название – строганина.
Стружку брали двумя пальцами и окунали в чашку с
солью и перцем. Очень вкусная закуска.
    Профессиональными рыбаками на Курейке были почти
все. Высшим разрядом считалось изловить на спиннинг
царь-рыбу – тайменя. Огромное чудище с акульей
пастью весом от 30 до 50 кг. Чтобы его поймать,
нужно было ждать в определенном месте, где его
видели на игре. Это когда ему надоедает лежать в
яме, и он выпрыгивает на свет божий, создавая волну
типа цунами. Тогда надо размахнувшись бросить блесну
точно в это место, которое от берега на расстоянии
30-50 метров. И тогда есть вероятность, что, может
быть, он не поленится, и заглотнёт блесну. После
этого начинается борьба на выносливость между
человеком и рыбой. Не всегда она заканчивается
однозначно. Бывало, что особо упорных рыба утягивала
в реку. Тогда приходилось бросать снасть.  Ну, а
когда удавалось вытянуть эту акулу на берег, сразу
давали ей «анальгина» – это камнем по башке, а то
укусит и может палец или руку отхватить.

апрель 2014


Рецензии