Король умер?

«Не сотвори себе кумира…!» Нет другой библейской заповеди, которую человек нарушал бы с таким слепым воодушевлением и так последовательно, подчас с маниакальным упорством фанатика.  К сожалению, люди так устроены. Они не хотят, не могут, и рискну предположить, не должны жить без идеалов.
          Любое живое существо рождается с готовыми формами поведения. Собаки, вскормленные кошкой, останутся собаками, утята, появившиеся из насиженных курицей утиных яиц, никогда не станут курами. Волчата, воспитанные собакой, рано или поздно убегут в лес и соберутся в стаи лесных убийц, согласно врожденным инстинктам. И только люди рождаются с совершенно чистой, словно лист писчей бумаги, душой. То, что на ней запишет окружение, и составит основу индивидуума. Были множество случаев, когда человеческих детенышей воспитывали животные: обезьяны, волки, шакалы, олени и даже зебры. Во всех этих случаях приемыши не только полностью перенимали повадки и образ жизни приемных родителей, но даже и внешне становились похожи на них. Сказки Киплинга очень далеки от реальности.
          Законы Природы, по которым развивается все живое на Земле, неизмеримо сложнее и загадочней, чем может предположить самый изощренный человеческий ум. Вне человеческой среды не существует самого человека. Даже не очень долгое существование людской особи вне человеческой общности губительно для нее, и, как правило, оканчивается гибелью. Прообраз Робинзона Крузо, английский моряк Александр Селкирк, проживший в одиночестве не так уж и долго (всего-то четыре года!) на необитаемом острове, совсем одичал за это время, тронулся рассудком, и умер, вскоре после своего спасения. Он так и не смог опять интегрироваться в людскую среду. 
         Конечно, существуют врожденные способности, склонности человека к той или иной деятельности. Но они могут раскрыться только в определенной, благоприятной для их развития среде. Даже отрицательные, с точки зрения цивилизованного общества, природные качества (агрессивность, склонность к разрушению и насилию) могут благообразно трансформироваться в форме спортивных достижений (бокс, борьба, восточные единоборства) или в виде ратного труда  (воинские доблести). Таким образом, само общество создает своих героев и своих преступников. Какое преступление мог бы совершить тот же Робинзон Крузо на своем необитаемом острове?  То-то и оно, что никакого! Вне общества нет и преступлений!
          В свое время я любил рассказывать своим оппонентам одну незамысловатую историю (она была основана на реальном событии). На лесной кордон, в домик местного лесника приехали солдаты из расположенной неподалеку воинской части, чтобы накосить сена (в то время в армии еще водились лошади). Лесник радушно принял гостей, показал лучшие угодья для покоса и помог в работе.  Вечером гостеприимный хозяин до отвала накормил и даже напоил военных крепким самогоном и уложил спать. Офицера, как начальство, расположил в доме, а солдатам отвел для ночлега сеновал с ароматным сеном. Ночью лесник заколол офицера ножом, потом убил ничего не подозревавшего часового, подпер дверь сеновала, где спали остальные солдаты, бревном и поджег сарай. Двух из них, тех, кто смог выбраться через горящую крышу, подхватил на вилы.
- Каково?!. А?!. Что думаете по этому поводу?.. -
- Ну-у-у!.. У мужика явно поехала крыша!.. маньяк?.. -
- А что с ним потом сделали за это? Как вы думаете? -
- Посадили, наверное, или расстреляли?.. если, конечно, он не оказался сумасшедшим?.. -
- Нет, не расстреляли… -
- Ага! Псих, все-таки!.. -
-  Нет, не псих… Его наградили. -
- Как так?!. Почему?.. -
- Дело происходило в 1941 году. Солдаты были немецкими, а белорус-лесник был партизан. -
-А-А! Так это другое дело! -
- Вот как?!. А почему? -
- Ну, потому что была война! –
- То есть, в этом случае жестокое и обдуманное убийство может считаться подвигом, достойном похвалы и награды? - 
- Вообщем-то, да!.. правда, только с одной стороны. Если смотреть со стороны немцев, это такое же преступление, за которое человек должен понести наказание.
- Хорошо. Тогда другая история. Тоже, к сожалению, не вымысел. –
В средневековой Персии (Иране) жил некий шах (вполне реальное лицо). Так как абсолютная власть не только развращает, но и достаточно сильно утомляет, одряхлевший властитель решил передать бразды правления кому-нибудь из своих многочисленных потомков, чтобы почить от трудов на старости лет. После долгих размышлений старый шах решился. Его выбор пал на скромного почтительного юношу, одного из своих двадцати пяти сыновей. Молодого человека вызвали во дворец, где старый шах в присутствии первых лиц государства передал преемнику государственную печать и ключи от государственной казны. Словом, официально передал все полномочия руководителя. А потом, облегченно вздохнул и отправился на покой. Утром старик выглянул в окно и увидел перед дворцом на главной аллее частокол длинных шестов. Их было ровно двадцать четыре. На окровавленных кольях были насажены головы всех остальных его сыновей. Разгневанный старик, возмущенный коварством отпрыска отправился к преемнику, чтобы пожурить юнца за излишнюю жестокость. Видимо, в сердцах он не выбирал выражений, и, по старой привычке, приобретенной за десятилетия безграничной власти, высказал свое авторитетное и, скорее всего, нелицеприятное мнение о личных качествах сынка, ухитрившегося за одну ночь отрезать головы своим братьям. Новый шах, впрочем, как и все властители и до, и после него, горькой правды, высказанной в глаза, не терпел. Он приказал дать старику яду, что немедленно и исполнили. К сожалению, яд действовал слишком медленно, и молодой шах, устав слушать  ворчанье выжившего из ума старика, задушил его собственными руками. Ротация кадров и смена поколений во властных структурах иногда происходит уж слишком экстремально-оригинально! Увы! Таковы специфические тамошние нравы! Вы полагаете, сейчас что-то изменилось? Может быть, изменились только формы, но суть-то осталась прежней!
          Итак, жестокий отце- и братоубийца решительно берет предложенную ему власть и царствует потом долгие годы (причем, страна при нем процветает!)   Поговаривают, что история не терпит сослагательных наклонений, но представим другой вариант событий, который произошел бы с вероятностью в 100%. Утром все просыпаются живые и возбужденные происшедшими переменами. Как показывает реальная практика управления государством, тут же среди многочисленных родственников находятся желающие тоже посидеть на троне. Оправдания таким пожеланиям (юридически безукоризненные!) находятся сразу. Таким образом, на престоле не один, способный на все деспот, а какой-то еще скороспелый талант. Возможно, даже несколько. Что же дальше? А дальше претенденты собирают своих сторонников (во все времена у любых соискателей их находится достаточно много) и начинают резать друг другу глотки. В те далекие времена процесс кровопускания занимал немалое время. Сторонники сбивались в партии, прихватывая вассалов и попавшихся на глаза земледельцев, ремесленников и прочий необходимый для смертоубийства люд. Потом уже вооруженные примитивными видами холодного оружия долго бродили по окрестным провинциям, вытаптывая сельскохозяйственные посевы, вырезая скот и представителей других претендентов. За армиями убийц и мародеров во времена средневековья тут же следовали опустошительные эпидемии чередующих друг друга, привычных в то время болезней, от которых люди вымирали целыми регионами. Так что же в остатке? А в остатке – разоренная гражданской войной и эпидемиями, обезлюдевшая страна с вымершими от чумы и оспы городами, где на полях кровопролитных битв, бывших некогда плодородными нивами,  в изобилии валяются обглоданные вороньем и волками кости порубленного в сражениях трудоспособного населения. Но и это еще не все! Бдительные соседи внимательно следят за всеми перипетиями происходящих неподалеку событий. И в нужный момент появляются на границах многострадального государства, бряцая отточенным железом. Интервенция! Неизбежное продолжение гражданской смуты и прочих сопутствующих ей катаклизмов. Вот, наконец, и все! Страна покорена, население либо истреблено, либо обращено в рабство. Сценарий вполне достоверный.  Так за кем же историческая справедливость и симпатии благодарных потомков? Очевидно, они должны остаться за молодым шахом-изувером, как за носителем наименьшего, а потому вполне приемлемого зла, позволившего избежать неслыханных бедствий и смерти миллионов людей. Да, разум понимает это, но язык упорно костенеет, воздерживаясь от похвалы кровавому злодею. Таким образом, и герои, и преступники человечества – суть только эмоционально нестойкие образцы людских представлений о добре и зле. Причем, полярность в этих представлениях меняется от случайных обстоятельств и господствующих в данный момент мнений. «От великого, до смешного – один шаг!» - печально констатировал  один исторический персонаж, отправляясь в политическое небытие. Толпа одинаково неистово рукоплещет триумфатору и свистит вслед развенчанному герою. «Одни скажут: он был добрый малый, другие – мерзавец. И то, и другое будет ложно!..» - это уже Лермонтов… Мы сами придумываем себе образцы для подражания и образцы для неприязни или ненависти. Чаще всего в этих ипостасях выступают одни и те же люди, как правило, исторические личности. Сначала их бездумно обожествляют, потом так же люто ненавидят. Люди с удовольствием свергают с пьедесталов своих недавних идолов, колоссов и богов, у них у всех почему-то оказываются глиняными ноги…
         «К чему все эти твои размышления, дорогой?» - спросите Вы: «В чем соль твоих рассуждений?» Отвечу.
          Вся наша жизнь состоит из обретений и потерь, как материальных, так и чисто  эмоциональных. К потерям материальным, как правило, быстро привыкают. Богатство и роскошь приедаются быстро, а вот проблемы, которые они приносят, подчас оказываются непосильными, а потому - неразрешимыми. Болезненнее переносят крушение жизненных ценностей, судьбоносных ориентиров, для достижения которых тратились и силы, и лучшие годы жизни. Люди ведь сами придумывают себе легенды и образцы для подражания. И страшно оказаться в пустыне, когда эти легенды развенчиваются, а образцы рассыпаются в прах под давлением неопровержимых фактов.
            Недавно я копался в Интернете, чтобы уточнить кое-какие детали из биографии моего любимца, когда-то ошеломившего меня своим оптимизмом и верой в безграничные возможности человека. Я говорю о Поле Бреге, авторе мирового бестселлера «Чудо голодания». В юности исцелившись от туберкулеза, смертельного тогда недуга, с помощью голодания, он посвятил всю свою жизнь популяризации голодания как метода излечения от различных болезней. Не будучи профессиональным медиком, он, может быть, немного наивно, но ясным и доступным для понимания языком, описал в своих увлекательных книгах примеры выздоровления людей, от лечения которых отказалась официальная медицина.  Тысячам больных людей он дал надежду найти путь к здоровью. И тысячи его последователей действительно обрели его. И хотя Пол Брег не был первооткрывателем в этой области, множество его единомышленников успешно двигались в том же направлении, он был одним из королей голодания – мощным, успешным, удачным. Человеком без возраста, энергичным, моложавым, не подвластным ни болезням, ни жизненным неудачам, казалось даже бессмертным. Это был настоящий король.  Даже его гибель в грохоте разбившей его каменистое дно  громадной волны прибоя Канака на Гавайях, где он (в 95 лет!) занимался серфингом, это королевская смерть. Это кончина героя, которого раздосадованная его жизнестойкостью Судьба так и не смогла переломить обычным для таких лет способом: старостью, дряхлостью, маразмом. Она прихлопнула его в сердцах многотонным водяным валом, когда король, уверовав в свое бессмертие, вовсю упивался неистребимой биением жизни, бурлившей в нем. Такая гибель оптимистична. Она прославляет жизнь и отвергает смерть. Такой кончине человека завидуют, о ней говорят с улыбкой, и не просто с уважением, а с неподдельным восхищением!..
         И вот король умер… Умерла легенда о нем. Настоящий Брег был больше бизнесменом, чем героем. Он придумал свою биографию, а его наследники превратили её в легенду. Он никогда не болел туберкулезом и не излечивался от него с помощью голодания. Конечно, он - умница, автор нужных и полезных книг, безусловно, талантливый беллетрист и популяризатор здорового образа жизни… , но он, однако, не испытывал свой организм бесконечными курсами голодных постов, и не доводил его до совершенства собственными диетами в периоды восстановления после воздержания от пищи… Да он поражал своей моложавостью последователей…, беззастенчиво приписав к своему действительному возрасту целых 14 лет. И умер он без претензий на оригинальность, как умирает большинство пожилых людей в больнице в возрасте 81 года от старческих болезней. Судьба не подстерегала его на Гавайях, как выследивший дичь охотник, а просто, привычно смахнула метлой, как сметает равнодушный дворник очередной опавший лист в кучу других пожелтевших и отживших свое листьев…
             Но нет, я не хочу бросать в него камень. Остались его книги. И, может быть, именно благодаря им, кто-нибудь погибнет на Гавайях, в прибое Канака, катаясь в 95 лет на доске внутри громадной, закрученной дьявольской силой волны. Король умер… Да здравствует король!


Рецензии
На «Не сотвори себе кумира…!»

Как всегда, что-либо многозначно понимаемое и интересное для обсуждения подсунула это моим "подопытным" - мужу, сыну и дочке. Дети, будучи воспитанными мужем (как это ему удалось - до сих пор для меня загадка), "препарировали" весь этот опус для обсуждения на части - каждый по-своему. В результате - получился "базар". Но муж сумел одним вопросом установить порядок и спокойствие.

"А как вы понимаете слово "кумир"?

Оказалось, что вся эта фраза правильна или неправильна в зависимости от определения одного этого слова, а таких определений они очень быстро "раскопали" и придумали больше десятка, и только 2 оставили для обсуждения - те, которые делали эту фразу определённо правильной или определённо неправильной. Поэтому оказалось бессмысленным обсуждать твоё продолжение:

"Нет другой библейской заповеди, которую человек нарушал бы с таким слепым воодушевлением и так последовательно, подчас с маниакальным упорством фанатика."

А потом сразу "упёрлись" в твою фразу:

"К сожалению, люди так устроены. Они не хотят, не могут, и, рискну предположить, не должны жить без идеалов."

После довольно продолжительного молчания сын обратился ко мне:
- Ма, а какой идеал у тебя?
И немедленно выпалила дочка:
- Папа, а у тебя?
Они начали "стрелять" вопрошающими глазами то в меня, то в мужа. Не зная, что сказать, я уставилась на мужа, а этот хитрец заявил:
- Первый вопрос был к тебе, ты и отвечай.

Теперь уже все четверо (при этом ещё присутствовала моя невестка - американка - не принимавшая участия в обсуждении из-за недостаточного владения русским языком) уставились на меня. Я замешкалась с ответом, пытаясь сообразить, что сказать. На помощь опять пришёл муж:

- По тексту похоже, что автор приравнивает слово "кумир" к слову "идеал". Но это же неправильно. "Идеал" - это то, что больше всего нравится из множества сколько-нибудь подобного. И здесь, кажется, не так много разных определений, как у слова "кумир". Но "идеалов" одновременно может быть больше разных у одного человека, чем "кумиров", т.к. под "кумиром", как правило, понимается человек с его характеристиками (мнение о чём-то, способность в чём-то, личные характеристики, и т.п.), а идеал - это, как правило, качество (красота - отдельно мужская и женская, порядочность, аккуратность, и т.п.).

После такого разъяснительного толкования, которое мы приняли без обсуждения, чтобы не затягивать обсуждение опуса, я сказала, что кумира у меня нет (и соврала, т.к. он и есть мой кумир), а иделов у меня много: в композиции, в исполнительстве, в преподавании, в интерпретациях (трактовках), в пении, балете, разных видах живописи и другом, да и не по одному идеалу, да так, что отдавать предпочтение одному часто считаю неправильным.

После этого снова установилось молчание, и продолжать почему-то не захотелось (устали от умственного напряжения?). Но все захотели взять себе по копии. Не знаю, встретимся ли для продолжения общего обсуждения, но то, что все задумаются над этим опусом - не сомневаюсь.

В частности, в будущем разделе "Здоровье" в порядке обсуждения я изложу мнение "врача от Бога" на голодание, наше отношение к Брэгу, да и многие смежные вопросы.

Дава Аутрайт   09.01.2019 10:13     Заявить о нарушении
Признаться, меня несколько озадачила столь оживленная дискуссия на семейных посиделках в твоей семье, Дава! Сразу скажу, для меня - человека, воспитанного жесткой авторитарной матушкой, для которой не существовало других мнений, кроме её собственного, такой свободный обмен мыслями оказался совершенно неожиданным.

Наверное, действительно следует сначала договориться о том, что понимается под тем или иным термином, иначе дискуссия будет совершенно пустой по содержанию.

Я понимаю идеал как совершенство, не имеющее никаких изъянов, то есть - конечная точка развития чего-то или кого-то. Идеал не существует в действительности, это чисто теоретическое представление о практически недостижимом. Скорее, это процесс, движение к чему-то наивысшему, а не форма, имеющая четкие очертания.

Кумир, как мне думается - это промежуточный финиш, этап на пути к идеалу, предельный на данное время пункт достигнутого человечеством, это некий образец для подражания. В некотором роде - это ложно понимаемая форма, якобы, максимально приближенная к божественному или идеальному в настоящее время.

Наверное, это философский вопрос, который мы пытаемся разобрать на понятном для неискушенного человека языке. Но мне было интересно, как в твоей семье, Дава, интерпретировали изложенные в статье мысли.

Спасибо за интересный отзыв!

С уважением!

Александр Халуторных   09.01.2019 08:31   Заявить о нарушении
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.