Дачные картинки

       Когда в нашей семье один за другим стали появляться внуки, мы с женой решили приобрести дачу. Свежий воздух, экологически чистые сельские продукты с местных огородов и натуральное молоко для детей наряду с великолепной природой совершенно очаровали нас в одной из подмосковных деревень, расположенной не так уж и далеко от столицы. О цене с хозяином продаваемого земельного участка договорились быстро, и в конце весны, не отлагая дела вдаль, уже въехали на дачу с чадами и домочадцами. Радости нашей не было предела. Участок в 15 соток с постройками: летний дом с мансардой, отдельная кухня, гараж, колодец прямо на участке, в десяти метрах за дачным забором - хвойный лес с грибами и ягодами, через дорогу – небольшой, но вполне пригодный для купанья, пруд. Отличный подъезд. И тишина… По утрам щебет птиц, днём нескончаемый стрёкот кузнечиков, вечером - комариный звон (А что делать?.. Природа!) Вдыхаешь густой, насыщенный дивными запахами сочной травы и леса воздух, и пьянеешь от восторга! Рай, одним словом! В бытовом отношении тоже всё в порядке – сельский магазин совсем рядом - около километра. Пешком – не более десяти минут, а если на велосипеде, то совсем быстро.
 
      Народ в сельской местности простой. Может он и не сильно почитает придуманные аристократами правила хорошего тона, и сморкается с небрежным изяществом с помощью пальцев, но культурный от природы. Каждый житель, даже совершенно тебе незнакомый, встречному либо поклонится, если с непокрытой головой, либо приподнимет видавший виды картуз или кепку и пожелает «доброго здоровьица», а на ответное приветствие с достоинством скажет: «Покорно благодарю! Храни тя Господь, уважаемый!» Когда тебя так приветствуют, поневоле приосанишься и начинаешь думать, что ты действительно достоин уважения, хотя любая супруга, как правило, всю жизнь весьма убедительно доказывает собственному мужу обратное. А если до этого тебя уже встречали, приметили в магазине или на автобусной остановке, то становишься уже полностью своим, и тебе вежливо сунут для приветствия шершавую, словно неструганная доска, ладонь и уже так просто не отпустят, вынут из кармана заплатанных штанов кисет с табаком, дадут понюхать ядрёного самосада и предложат закурить, а потом, пока аккуратно скручивают цигарку, поделятся видами на урожай, способами борьбы с огородными вредителями, а так же информацией о том, кто из оставшихся на деревне мужиков крепко выпил в последний праздник и где, сломленный радостью, упал.

       Магазин в деревне является не просто торговой точкой, а многопрофильным центром общественной жизни. Там можно не только отовариться, но и узнать последние деревенские новости, а также обменяться мнениями по поводу вконец потерявших совесть чиновников, политических лидеров и других, сидящих у народа на шее вороватых паразитов, загребающих лопатами и рассовывающих по карманам народные деньги, отнятые у нищего населения.

       Пока стоишь в очереди, осведомятся о вашем самочувствии, выслушают со вниманием жалобы на проблемы со здоровьем (дипломированные шарлатаны из поликлиники так не могут) и определят верные симптомы заболеваний. Потом поставят диагноз и дадут рецепт надёжного средства излечения от хвори, с помощью которого сто лет назад умирающая от рака прабабушка поднялась с одра и пережила всю родню, и свою, и чужую.
 
       Сельские жители живут дружно и мирно, помогают друг другу, а если и собачатся между собой, то это больше для развлечения, чем по злобе или природной угрюмости. Спонтанные скандалы необходимы на селе, чтобы не потерять яркости ощущений в восприятии действительности. В магазине тщательно обсудят причины возникшей между соседями вражды, не хуже дипломированного психолога разберут всю подноготную конфликтов, надают советов, успокоят, а то и пристыдят зарвавшихся неправых. Потом коллективно дадут характеристику каждому, и совместно, дополняя друг друга, составят словесные портреты всех действующих лиц, а так же их давно умерших родственников, характерные черты которых, как хорошие, так и плохие, достались в наследство их враждующим потомкам.

       Продавщица профессионально дирижирует процессом, отпуская реплики и уточняя формулировки, пока завешивает на весах крупы и сахарный песок. Если у покупателя финансы иссякли раньше, чем набралось необходимое количество товара, отпустит в долг. Обмануть её безграничное доверие не получиться. Из деревни не поедешь скрываться в Лондон и шиковать там на неправедно доставшиеся деньги. Вовремя не вернешь долг, фига с два быстро поправишь здоровье после очередного застолья, когда достают истомлённый организм похмельные утренние муки, и светлый флакончик с оживляющей жидкостью не попадет в руки до разрешённого людоедским законом срока, установленного врагами народа из Государственной Думы.

       Дворовую собаку, уставшую ожидать за дверью застрявшего в магазине хозяина и увязавшуюся следом за очередным посетителем к прилавку, обязательно зашикают и прогонят, но непременно перед тем, как выпихнуть обратно на улицу погладят и угостят сахарком или печенюшкой.

       Современная русская деревня – только жалкий обломок былого российского крестьянства, кормившего всю страну и половину Европы. Средняя полоса России и без того зона рискованного земледелия со скудными суглинистыми и песчаными почвами, совершенно разорена государственными экспериментами в области сельского хозяйства, население задавлено чиновничеством, повыбито в войнах, отравлено палёной водкой и самогоном. Молодёжь сбежала в город и прочно обосновалась там. Теперь бывшие деревенские жители приезжают домой только летом на отдых. Зимой деревня замирает. Большинство домов стоят тёмные и глядят на заячьи следы в заметенных сугробами огородах пустыми глазницами заколоченных окон. Основательное крестьянское хозяйство, крепко стоящее на собственных ногах, в Подмосковье найти трудно, хотя кое-где совершенно безнадёжные оптимисты ещё пытаются его возродить.
 
       Деревня, где мы приобрели дачу, входила когда-то (до вопиющего торжества демократии) со своими сельскохозяйственными угодьями в один из благополучных совхозов района. Здесь держали большое стадо крупного рогатого скота, за околицей ещё сохранились развалины большой молочной фермы. Но сейчас коров в деревне не стало. Держать такую скотину и тяжело, и хлопотно, да и невыгодно, по большому счёту, если в хозяйстве нет мужика. (А с мужиками в российской глубинке, сами знаете, не шибко густо.) Деревенский труд нуждается в основательности, требует здоровья, выносливости и большой физической силы. Ухаживать за скотиной и лопатить навоз - это вам не маникюрными коготками в конторе печатать никому не нужные бумажки с образцами характерных орфографических ошибок и строить глазки начальнику.

      Коров в деревне никто не держал. Но вскоре мы узнали, что рядом с магазином живёт одинокая старушка Татьяна Егоровна, у которой есть две дойные козы, и она торгует козьим молоком. А это даже и лучше - козье молоко намного целебней коровьего, принимается организмом без всяких оговорок. Для маленьких детей или диетического питания взрослых настоящая находка. У бабушки, видимо, были проблемы со сбытом продукции, производимой её козами, поэтому она с радостью согласилась поставлять молоко к нашему столу.

      Естественно, всё хорошо не бывает. Район, в котором мы намеревались наслаждаться близостью с природой, испокон века был местом, где добывали торф. Огромные запасы этого ценного сырья залегали под тонким поверхностным слоем почвы и горели почти каждый год. В засушливые летние месяцы торф самовозгорался, окутывая дымным смогом огромные территории и накрывая белёсой мглой всё Подмосковье и даже Москву. В такие периоды частыми были и лесные пожары. Обугленные остовы сгоревших деревьев чернели вдоль дорог, напоминая о недавнем буйстве огненной стихии.

      Как выяснилось впоследствии, роза ветров в нашем районе располагалась таким образом, что смог долго обходил наши места стороной, и мы могли дышать относительно чистым воздухом, когда все окрестности уже задыхались от дыма.
Так же неприятным сюрпризом для нас было, что в окружающих нашу дачу лесах полно не только грибов и ягод, но и клещей. Никто нам не рассказывал о случаях, когда клещи кусали кого-то из людей, этого мы не слышали, но наша собака Рича, сопровождавшая нас в походах за ягодами, приносила целые пригоршни кровососущих насекомых на своей шкуре. Приходилось её осматривать после каждой прогулки в лесу и капать подсолнечным маслом на насекомых, прицепившихся к её морде. Обработанные маслом кровососы быстро дохли и засыхали. Но нередко бывало, что кое-кто из них, вовремя не обнаруженный, наливался кровью и раздувался до размеров большой горошины. Тогда паразита приходилось тащить и выкручивать из собачьей шкуры руками. Псина как будто понимала, что ей хотят помочь, и терпеливо ждала, пока её осматривают и выстригают шерсть вокруг присосавшегося клеща, чтобы было сподручнее ухватить пальцами его раздувшееся брюшко. Только после того, как насекомое начинали осторожно извлекать, Рича начинала жалобно поскуливать, вращать испуганными глазами и беспокойно приплясывать на месте. Когда клеща с усилием выдирали, ей, видимо, было очень больно, она негодующе облаивала лекарей, а потом обиженно ворчала и долго не подпускала к себе. Фразу: «Тащить клеща» она запомнила и, услыхав её в разговоре хозяев, пыталась убежать или спрятаться, угрожающе рычала и не давалась в руки.

      Вдруг оказалось, что на территории нашей дачи и в окрестностях время от времени появляются змеи, в том числе и ядовитые гадюки. Первую большую змею нашла и загрызла на участке наша собака, потом их иногда встречали на тропинках в лесу, на обочине дороги, среди кустов черники и на земляничных полянах. На шоссе рядом с дачей часто находили раздавленных в лепёшку колёсами машин гадюк, ужей и неядовитых полозов. Однажды большущую рептилию обнаружила жена прямо перед цветочной клумбой. Она грелась на солнышке, растянувшись поперек садовой дорожки.
 
      Есть несколько видов живых существ, которых панически боятся женщины: это мыши, пауки и змеи. Каждое их обнаружение дамами сопровождается совершенно очаровывающим мужчин женским визгом и пронзительными криками на самой высокой ноте. Врожденный рыцарский дух защитника заставляет мужчин немедленно бросаться по этому сигналу на защиту своих подруг. Очередной визг донёсся до моих ушей, когда я копал землю под цветочную клумбу. Естественно, я сразу же поспешил на помощь с поднятой лопатой наперевес. Оказалось, что змеи очень быстро ползают. Я едва догнал огромную, больше метра серо-коричневую гадюку, пытающуюся скрыться в густой траве. И… не убил её. Что-то заставило меня сдержать смертельный удар, и острый штык лопаты, уже падающий на извивающееся тело змеи, остановился в метре над землёй. Через миг она исчезла в траве. «Почему ты не прибил гадюку?» - спросила жена и с негодованием уставилась на меня. «Потому что пожалел!» - ответил я злобно в предчувствии ожесточённой словесной выволочки. А жена, вместо того, чтобы озвучить, по обыкновению, весь обширный перечень моих недостатков, вдруг взяла и понимающе улыбнулась. Вот и утверждай после этого, что знаешь все особенности женского характера!.. Всю траву на территории дачи пришлось потом тщательно выкосить, гадюки больше не появлялись, только за забором у калитки, что выходит прямо в лес, часто видели чёрного, похожего за резиновый шланг ужа, с двумя яркими жёлтыми пятнышками за маленькой головкой. А весной на следующий год возле сарая нашли сброшенную змеёй шкуру с затейливым узором, похожую на изношенный женский чулок.
 
       Козы, снабжавшие нас целебным молоком, оказались с характером. Выпущенные на луг за сараем, где они содержались, они нередко освобождались от привязи, которой пыталась ограничить их свободу передвижения неловкая подслеповатая хозяйка, и прямиком шли к магазину. Всякого выходящего из магазина они встречали угрюмым взглядом своих бестолковых глаз с горизонтально расположенными зрачками. Некоторые несведующие люди, не знакомые с особенностями местной деревенской жизни, мельком глянув на рогатую живность, мрачно стоящую возле выхода, легкомысленно пытались улизнуть со своими булками, яблоками, огурцами и зеленью, не поделившись содержимым сумок и пакетов. Если коз не угощали сразу же после появления на улице, то такое жлобство немедленно наказывалось. Едва человек поворачивался спиной к козам, как те разбегались и наносили таранные удары в область тела между поясницей и «обратной стороной колена», как называют это место очень культурные и стеснительные граждане. Роняя сумки и пакеты от неожиданности, атакованные люди с воплями падали на землю, словно фанерные рекламные щиты, снесенные мощным порывом шквального ветра. Если в освобождённых от хозяина пакетах было что-то вкусное для коз, то хулиганки тут же теряли к упавшему всякий интерес и, профессионально потрошили сумки, разбрасывая по земле их содержимое. Обиженные бодливыми козами люди иногда приходили с претензиями к Татьяне Егоровне. Старушка виновато всплёскивала руками, жаловалась на дурной характер своей скотины, но, за неимением страхового капитала, как впрочем, и какой-либо другой наличности, компенсировать потерю продуктов наотрез отказывалась, чем регулярно наживала себе врагов. Один из таких недоброжелателей, заскорузлый мужичок, местный пьяница по имени Сергей, живший на другом краю деревни, каждый раз, когда встречал бабу Таню на улице, нехорошо менялся в лице и говорил ей гадости. Однако, в деревне Сергею откровенно сочувствовали - у него рогатые злодейки когда-то разбили бутылку.
 
      Нашу младшую дочь Юлию разбойные козы взяли на гоп-стоп на тропинке между соснами, когда она возвращалась из магазина на дачу. Она беспечно шла по дорожке с рожком мороженого в одной руке и большим пакетом яблок в другой, когда одна из коз внезапно вышла из кустов и, помахивая рогами, словно кистенём, преградила ей дорогу. Предчувствуя недоброе, Юля в нерешительности остановилась. В это время вторая коза, как профессиональный гопник, неслышно подошла сзади и, почувствовав яблочный запах, бесцеремонно уцепилась зубами за пакет. Сильно дернув головой, она прорвала в нем большую дыру, из которой на землю посыпались яблоки. Понятно, что с ношей пришлось расстаться, и запыхавшаяся Юлия прибежала на дачу уже без яблок и даже без мороженого, которое козы тоже съели прямо с бумажкой, в которую оно было завёрнуто.

       Татьяне Егоровне было уж далеко за восемьдесят, она была очень стара. Даже два десятка шагов, отделявшие её участок от магазина старушка преодолевала с трудом. Она неуверенно ковыляла по дорожке, опираясь на суковатую самодельную клюку, часто останавливалась, дышала с надрывом и поминутно вытирала кончиком платка слезящиеся глаза. Видеть согбенную фигурку старушки, которую перекашивало даже под весом батона белого хлеба, купленного в магазине, не было никаких душевных сил. Оставалось загадкой, как она умудрялась управляться по хозяйству и ухаживать за козами. Поэтому мы договорились, что будем ходить за молоком сами.
        Первой отправилась жена. Она вскоре вернулась назад с круглыми глазами и дрожащими от обиды губами, без молока и без запасной банки, которую должна была оставить для следующей дойки. Как оказалось, произошла настоящая драма. Едва соискательница экологически чистых продуктов, легкомысленно вошла во двор и, беспечно подставив тылы, пыталась затворить за собой перекошенную калитку, одна из коз, коварно таившаяся среди дворовых построек, так поддала ей рогами сзади, что жена мгновенно вывалилась на улицу и позорно бежала, бросив тару и захлёбываясь слезами. Рогатая тварь увязалась было за ней, но, выйдя на оперативный простор, сменила направление главного удара и отправилась по привычке бесчинствовать к магазину, где быстро навела ужас на отоварившийся народ, выходящий из торговой точки.
 
        На семейном совете после происшествия было решено, что женская часть нашего прайда не должна больше подвергаться опасности, и весь риск при доставке молока должен взять на себя, как и полагается, мужчина, на что я, разумеется, согласился, хотя и не без внутреннего трепета. Предусмотрительно подловив Егоровну на нейтральной территории, я тщательно обговорил с ней все детали нашего сотрудничества. Предпринимаемые нами совместно меры безопасности должны были полностью исключить физический риск из наших с ней финансово-товарных отношений.
        Действительно, сначала всё шло отлично. Тупые животные, томимые неутолённым желанием забодать кого-либо, могли лишь оценивающе поглядывать на меня из-за изгороди закрытой на щеколду калитки загона у сарая, где они содержались, время от времени, досадливо перебирать копытцами и пробовать рогами ограду на прочность. Со временем, как водится, чувство опасности у меня притупилось.

         Однажды, два моих старших внука Даниил и Егорка, которым в то время исполнилось уже по шесть лет, упросили меня взять их с собой, чтобы посмотреть на этих экзотических для городских детей животных. В установленное время мы подошли к дому бабы Тани, и через забор я увидел, что обе козы спокойно жуют сено внутри загона. Не ожидая никакого подвоха, мы с внуками вошли во двор. Пока ребята обменивались впечатлениями от лицезрения характерных козьих морд за штакетником, я решил обменять пустую банку на уже приготовленную полную ёмкость. Однако, едва я ступил на крыльцо дома Егоровны, как раздались испуганные крики внуков: «Дедушка!.. Дедушка!..» Я оглянулся и обмер. Калитка загона оказалась распахнута, обе козы уже стояли во дворе и торжествующе крутили рогами, а внуки стремглав бежали ко мне. Старушка, видимо, небрежно прикрыла калитку, и щеколда задвижки слетела сразу же, когда одна из коз стукнула её лбом. Оба мальчика мигом влетели на крыльцо и спрятались за моей спиной. Как раз вовремя, потому что козы прибежали следом, очевидно намереваясь взять этот бастион штурмом. Одна из них даже попыталась взобраться на ступеньки. «Брысь! Брысь! Фу! Кыш!» - закричал я, пытаясь припомнить терминологию, с которой управляют поведением коз. Но после того, как понял, что озвучиваю уже: «Цып, цып!.. Кис-кис!..» и «Тпру!», сообразил, что дипломатических переговоров не будет, и придется дать генеральное сражение, так как враг не знает языков или притворяется непонимающим и, действуя с позиции силы, нагло лезет на крыльцо с рогатыми аргументами.

       Тот, кто никогда не смотрел в дурные козьи глаза с поперечными зрачками, уставленные на вас из-под костяного лба, увенчанного увесистыми рогами, ничего не знает об ужасе, костлявой рукой сжимающего сердце перед решающей битвой. Недаром самого дьявола изображают в виде козла, а не, скажем, крокодила или какой-либо другой зубастой твари. Видимо человеческое воображение не способно придумать ничего более страшного, чем этот кошмарный образ, столь характерный для этого домашнего животного. Словом, мне показалось, что сам Нечистый и его полноценный дубль уставились на меня с нехорошим интересом.

       Когда человек ничего не боится, это называется храбростью или отвагой. «Безумству храбрых» слагают песни, храбрецов почитают, как героев, титанов духа, презирающих опасность и даже смерть. Люди по праву гордятся такими качествами. Но мне кажется, что есть и более сильные достоинства, чем просто храбрость. Легко идти навстречу опасности и бросаться в бой очертя голову, если ничего не боишься… Ну не страшно человеку, и всё тут! В чём же здесь величие духа? Настоящие качества проявляются несколько иначе. Когда у человека колени трясутся от страха, но он сражается, это называется мужеством. Это вершина доблести.

        Я спустился с крыльца, и козы немного отошли назад, дав мне возможность оставить высоту и занять менее выигрышную, как они, вероятно, думали, позицию. А потом пошли в атаку. Первая коза, покрутив головой, встала на задние ноги и, не ожидая серьёзного сопротивления, обрушила на меня первый сокрушительный удар тяжёлых рогов. Я много лет занимался спортом, в том числе и различными видами боевых единоборств, и легко перехватил руками рога в самой верхней точке размаха. Рогатая дура приплясывала на задних копытах, не в силах опуститься на передние ноги и пыталась трясти головой, чтобы высвободить попавшие в ловушку рога. Со стороны, наверное, казалось, что я, за неимением в данный момент другой дамы, весело отплясываю с козой какой-то диковинный экзотический танец. Между тем, вторая животина ухитрилась пребольно проехаться мне по рёбрам рогом, прежде, чем я, успел увернуться.

        Противостояние с козами превращалось в вульгарную драку, в которой вряд ли можно было стяжать настоящую славу, а вот потерять лицо – запросто. Побьёшь их - нехорошо прославишься, останешься в народной памяти, как остался некий владелец козы и жестокий изверг по имени Сидор, a сбежишь – прослывёшь трусишкой, и даже маленькие внуки будут над тобой потешаться. Наконец, когда моя, скачущая на задних ногах партнёрша, выкинула какое-то замысловатое антраша, я, улучив момент, сильно дернул за рога и опрокинул её на спину. Она отчаянно брыкалась, лежа на земле. Её напарница не могла меня достать, так как поверженная плясунья мешала ей, и она только бестолково крутилась возле лежащей подруги. Потом упавшей козе удалось всё-таки вскочить на ноги, но она с опаской отпрыгнула в сторону. Нападение второй я отбил тем же приёмом, и с таким же оглушительным успехом. «Ура!» - закричали внуки: «Так их, дедушка! Ты молодец!» Только тут я заметил, что оба мальчика уже стоят рядом со мной, причём, один из них держит в руках клюшку Егоровны, оставленную той на крыльце перед дверью. Я несказанно обрадовался неожиданной подмоге, немедленно воспользовался клюкой Егоровны, как оружием возмездия, и с его помощью обратил противника в паническое бегство. Враг был разбит наголову, откатился на исходные позиции и скрылся в сарае.

       Битва с козами вошла в историю нашей семьи и часто пересказывалась внуками, каждый раз обрастая всё новыми подробностями. Со временем козы в этих повествованиях превратились в настоящих монстров с горящими глазами и ядовитым дымом из ноздрей и даже научились говорить страшными голосами. Как-то незаметно они сменили место жительства и переселились в подземные пещеры, откуда выходили по ночам охотиться на людей. Но каждый раз их изуверские планы разрушал лихой и отважный дедушка, который каждый день ел волшебную кашу и пил волшебное молоко, чтобы быть непобедимым. А потом он храбро выходил на бой с рогатыми людоедами и играючи обламывал им рога. Когда третий ещё маленький внук Гриша капризничал за столом и отказывался от каши, а бабушка пугала его козой, Егор и Даниил очередной раз рассказывали братику эту легенду. Мальчики поведали малышу, как дедушка взял, словно былинный богатырь, коз за рога и закинул одну «за леса, моря и высокие горы», а вторую - прямо в небо. Она упала на облако и осталась там навсегда, так как там высоко, и она боится прыгать оттуда на землю. Гриша хлопал глазами, открывал рот, куда немедленно попадала очередная ложка, и, весь во власти рассказываемой истории, проглатывал кашу.

      На самом деле одну из коз в середине июля на выпасе укусила гадюка, и она сдохла. А вскоре погибла и другая. Однажды обеспокоенная Татьяна Егоровна потуже застегнула ошейник, чтобы бандитка в очередной раз не сбежала и не занялась привычным разбоем возле магазина. Коза попыталась освободиться, как до этого проделывала не раз, прыгнув через ограду - она повисала на веревке и выкручивала голову из ошейника. В этот раз с затянутым ошейником фокус не получился, и она удавилась на заборе.

      Вы когда-нибудь выдерживали испытание славой? Когда на тебя смотрят с восхищением и считают героем? Говорят, что это самое трудное – удержаться от нездорового самомнения и не возгордиться, когда тебя так высоко оценивают близкие тебе люди, а особенно - дети. Хочу думать, что я благополучно перенёс период «медных труб» и не очень зазнался… Ну, может быть, только чуть-чуть… С другой стороны, герои семейных эпосов должны быть достойны того обожания, с которым смотрят на них их собственные внуки. Ведь мы продолжимся в них, в наших потомках и будем жить в их памяти после того, как, следуя извечному закону природы, неизбежно оставим этот удивительный мир…


Рецензии
Александр, с удовольствием прочитала ваш рассказ. Тема мне близкая, любимая и всегда интересная. А козлиный бой- супер! В нашей деревне, бегали от бодачих коров.Тоже страшно смотреть в их покрасневшие от радости глаза и ты улепетываешь со всех ног.
С уважением

Татиана Рет   15.10.2018 10:26     Заявить о нарушении
Однако! Как Вы быстро читаете, Татиана! Едва успеваю отвечать на Ваши отзывы. Спасибо за теплые слова!

С уважением!

Александр Халуторных   15.10.2018 10:33   Заявить о нарушении
Когда интересно написано, читается легко.

Татиана Рет   15.10.2018 10:43   Заявить о нарушении
На это произведение написано 36 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.