Русы-Печора

Русы-Печора
М.В. Колобов

Давайте начнем с реки. У славян многое с рек начинается. Решительно не приемлю фантазий о русской гипербореи, но поражает, как легко ученый люд переступает факты, лежащие на поверхности истории Русского Севера. Профессор Соболевский А.И. в начале XX века с удивлением отмечал, что на Европейском Севере в названиях рек звучит какой-то древний индоевропейский язык, который он назвал условно «скифским». Исследователи гидронимов, ведя названия рек здесь по исключительно финно-угорской канве, не могут дать этому феномену вразумительного объяснения. Ну, нет толкований для Вычегды, если исходить из финно-угорской основы или субстрата. Вместе с тем абсолютно все крупные реки европейского севера носят индоевропейские названия: Онега, Северная Двина, Мезень, Печора. Поминая Печоры псковские и киевские, мы без всяких сомнений относим название в славянский пантеон.

На берегах Печоры русскими летописями отмечен народ, исправно плативший дань новгородцам, носивший то же название, что и река. Название «Печора» никак не выводится из финно-угорских языков, но почему-то считается, что народ этот финно-угорской группы. На основании каких аргументов? Да никаких, исходя из наивного представления «тут всегда предки коми проживали».  Мне кажется, здесь мы имеем дело с остатками древнего индоевропейского этноса, родственного русским, как никто.
 
Персидский географ ал-Истахри (живший 849/850 – 934 гг) разделял русов на три вида: ближайшие к Булгару (главный город волжской Булгарии располагавшийся чуть южнее впадения Камы в Волгу) имели центр Куйабу (Киев), другие назывались Салавийа (очевидно новгородские словене), а вот третий вид русов так и не был определен исследователями. Истахри говорит об их центре Арсе, куда чужеземцам ход закрыт, а сами русы спускаются по воде в Булгар для торговли и привозят черных соболей и олово. Если предположить, что это тот же народ, который новгородцы потом назовут «печора», то в Булгар по воде они именно спускались по Вишере и Каме. Замечательно, что это истоки и верховья великой реки индоевропейцев Ра.
Тот же ал-Истахри описывая Итиль-Волгу, говорит, что начинается она около страны киргиз, является границей для кимаков и гузов, проходит мимо области русов, затем мимо Булгара, потом мимо страны буртасов и впадает в Хазарское море. Выражение «страна киргиз» здесь пугать не должно, - казахов очень долго звали киргизами; в Российской империи такое водилось вплоть до начала XX века. Если помнить о представлениях арабских географов, которые истоком Итили считали реку Белую, следом Каму и только после Булгара Итиль и Волга у них совпадают, то следуя за таким географическим воззрением, земли русов ал-Истахри определенно помещает на Каме. На Каме действительно могли быть поселения русов-печор, стерегущие южные границы своего расселения и контролирующие важнейший торговый путь с булгарами. Бронзовый век позади, но бронза в ходу и олово по-прежнему стратегический товар. Откуда еще он мог попадать на важнейший рынок восточной Европы, как не с Урала? С Урала по Каме русы его и доставляли, причем из мест собственного проживания. Черный соболь тоже хорошая метка в определении местоположения тех русов. Только зашоренность не позволяет исследователям видеть коренных предков русского народа изначально так далеко на востоке и севере Европы.

Интересно, что «арские князья» (помните о столице Арсе третьего вида русов у ал-Истахри?) с их вотчинами далеко на востоке (за Вяткой) вдруг появляются в русских источниках XV века. Софийская летопись сообщает, что в 1489 году Иван III послал рать на Вятку и далее, которая покорила посады на востоке и привела пленных. Иван III «вятчан же иных в Дмитрове посадил, а арских князей пожаловал – отпустил их в свою землю».
 
Только крупные реки европейского севера сохранили индоевропейские названия, малые почти всюду носят финно-угорские корни. На средней Печоре даже малые реки несут индоевропейский формант «ма», что говорит – до недавнего времени тут жили русы. То, что новгородцы быстро овладели дорогами Севера, свидетельствует – здесь у них был надежный союзник, родственный народ «печора». В Повести Временных Лет (ПВЛ) под годом 1096 идет рассказ, о чем слышал летописец 4 года назад от новгородца Гюрята Роговича, что послал тот своего отрока в Печору, которые дань дают Новгороду, оттуда далее в землю Югорскую. «Югра же – это люди, а язык их непонятен, соседят они с самоядью в северных странах». Пусть язык непонятен, а мифы Югры приводятся далее в ПВЛ подробно. Заметим, про народ-печору так не говорится, видимо, их язык понятен; если это русы из Арсы, то все становится на свои места. Да и кто мог послужить толмачами-переводчиками между молодым новгородцем и непонятной югрой, как не те же старые данники – печора.

Основав за Обью Мангазею не позднее 1572 года на реке Таз, новгородцы дошли и до устья Индигирки. Важный момент – освоение «ледяной кромки Сибири» произошло много раньше похода Ермака. На острове Вайгач обнаружено славянское поселение X века. Северные земли нижней Оби и Таза, куда новгородцы ходят регулярно, стали зваться – земля Обдорская. После подчинения Великого Новгорода (а это 1478 год) московские князья стали добавлять к своим титулам слова «Обдорские и Югорские», - за столетие до похода Ермака.

Досадно, что сейчас даже академические издания путают земли Обдорские и Югорские, обозначая их одними и теми же координатами. В старину было не так. Книга Большого Чертежа – объяснительный текст к несохранившейся до нашего времени генеральной карте Московского государства (1552-1556 гг) такое различие проводит: от устья Оби идут вверх «Обдорские грады», а выше Обдорских градов Югорские, а выше Югорских градов – Сибирь». То есть земли Обской губы и устье реки Таз, это Обдорские земли (город Салехард с 1595 по 1933 год носил имя Обдорск). Даже горы Приполярного Урала долго звали Обдорскими. Средняя Обь и даже частично нижняя, это Югра. А вот «Сибирь» здесь означает небольшой удел около татарского города с этим названием. Позднейшее осознание этого городка столицей огромного края перенесло его название на все открывшиеся для русских просторы.

Легкость покорения Сибири маленьким войском Ермака, объясняется не только превосходством оружия, - там было на кого опереться русскому отряду. Среди чалдонов (так зовут коренных русских сибиряков) бытуют легенды про жизнь в Сибири их предков задолго до прихода Ермака. Кроме легенд обопремся на факт. Слово «комони» (кони) до сих пор употребляемое чалдонами, действительно уводит нас к временам древних русов много глубже XIV века. К этому времени это слово исчезает из обихода русских людей на всей территории, подконтрольной Московскому княжеству, и коль есть общность до сих пор применяющая это слово, то корневая основа этой общности лежит много глубже на временной шкале. Костяк отряда Ермака составляли волжские казаки, были татары, литовцы и даже немцы. Занести в Сибирь и сохранить на долгие годы среди коренных сибиряков словцо, упоминаемое в «Слове о полку Игореве» этот разношерстный воинский сброд (так его характеризуют многие исследователи) никак не мог.
 
Есть некая загадка-противоречие: Сибирь освоена русскими быстро, а гарнизоны жалуются на нехватку людей, подмоги снаряжается не много, а Федор Дьяк, посланный Борисом Годуновым в Сибирь на разведку, докладывает: «там полно русских людей». Откуда? ведь после гибели Ермака его отряд собрал круг, на котором порешили в Сибири не зимовать и в 1585 году все ушли обратно за Камень. Второй отряд, посланный на помощь Ермаку, тоже вернулся. Осел только третий отряд в 300 человек прибывший весной 1586 года. Для казаков это хоть и богатый, но покамест чуждый край; а вот для русов-печора, - давно понятный, знакомый, а теперь и не обремененный татарской властью, который они принялись активно заполнять. Пришлые из отрядов московитов на местных соплеменников  опирались, но в ряды свои не пускали. Понятно, им нужны были воины-казаки, мирные русы-чалдоны под ружье не рекрутировались.

Размах и скорость русского освоения Сибири поражают: Тюмень заложена в 1586 году, Тобольск в 1587, Березово в 1593, Тара в 1594, Нарым в 1596, Кетск в 1597, Томск в 1604. Тара (нынешняя Омская область) отстоит от Тюмени на 500 км, а Нарым с Кетском (это уже Томская область) еще на 500 км восточнее. Русы-печора хлынули за Урал, где у них давно были родственники и, рассеявшись по Сибири, легко смешались с пришлыми русскими. Так коренной народ Русского Севера «русы-печора» шагнул за Урал и незаметно растворился в большом родственном этносе.

Современные исследователи Европейского Севера (Бернштам Т.А., Белобородова И.Н.) пытаясь проследить передаваемые элементы языка, и выявить роль дорусского субстрата замечают: «роль дорусского населения в образовании локальных форм северо-русской культуры является наиболее трудноуловимой». Потому и трудноуловимая, что дорусское население Русского севера, по большому счету есть праславянский этнос, - русы-печора. В собственной истории мы не заметили народ, который всегда был исконным основоположником нашей нации и воплотил-взрастил нынешних сибиряков.


Рецензии
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.