Сенокос

Человек расправил широкие плечи, поплевал на ладони, крепко обхватил черенок косы, размахнулся и …
Огромный диск ослепительно красного солнца встал над горизонтом, отражаясь в мириадах хрустальных капелек росы. Птицы пели так громко, что закладывало уши, вдруг умолкая словно захлебнувшись необъятной тишиной и опомнившись вновь очаровывая звуками.
Проснулась кукушка:
- Ку – ку …
« Кукушка, кукушка сколько мне жить?» – подумал человек .
- Ку – ку, ку – ку …
Тишина.
- Ку – ку, ку – ку …
Человек долго считал в уме, улыбнулся и сбился таки со счета.
Теплый ветерочек ворошит пшеничные волосы. По масляной росе мягкая травка податливо ложится под ноги, что ли вздыхая полной грудью и пахнет немыслимо вкусно, словно задушевная мечта.
- Вжик, вжик …
Легко теперь косарю и пока празднично, не катится соленый пот меж умаявшихся лопаток, не заломили еще ладони. Мысли подстать настроению плавно – лениво копошатся в голове.
- Вжик, вжик…
Вдруг взмах остановился на полувзлете. Это муравьиное семейство высыпало на вершину муравейника и заворожено, кругло - испуганными глазами уставилось на холодное лезвие косы.
« Матушка Божья » - вздрогнуло сознание, - «понимают.»
Муравьи и муравьихи подхватив крохотных муравьят, в мгновение ока попрятались в свои темные переходы и галереи.
Человек на цыпочках – осторожно перенес тело через муравьиный дом, оглянулся. Муравей – папа семеня ножками выбрался на волю и воинственно ощетинился. Косарь улыбнулся белыми зубами, покачал головой.
« Чудно! »
И тут же:
- Вжик, вжик…
А из голубой синевы безоблачно - бесконечного неба смотрят на мир мохнатые шмели:
- Жу – жу – жу…
- Ж – у – у – у…
Странный ветерок дует прямо в упрямые лбы, отталкивая, переворачивая и забавляясь. Шмели сердятся раздувая щеки, но летят строго вперед, не сворачивая. Один сел на колкое жнивье, уколол лапу и закапризничал, унимая боль. Оса опустилась рядом, посочувствовала, повздыхала – улетела дальше. Шмель зализал рану, огляделся, трава лежит ровными, пахучими рядами. Человек между ними, словно брательник шмель, двигается строго – строго вперед, широко кидая косу.
- Вжик, вжик…
Зной, густой и липкий наполнял окрестности постепенно, незаметно и
неумолимо. Человек выпрямился, взглянул на часы:
- Ого!
- Вжик, вжик, вжик…
- Вжик, вжик …
- Вжик…
Долго работала коса, не останавливаясь.
Солнце подбиралось к зениту. Теперь оно встанет над головой и прохладным лесом, опершись зыбкими лучами на берега игривой речки. Будет стоять долго и упорно, до изнеможения отхлебывая силы.
Вдали перед оврагом вырос толстый и пыльный столб. Вихрь крутил в плотном чреве обрывки и ветки, старую кепку видно сорванную с огородного пугала. Гнилобокая, черная калоша разорванная пополам запуталась в ворохе пыли, не способная вырваться.
Человек улыбнулся, вытер пот с шеи, выпил воды из фляжки. Пятнистый уж, прикрыв от жажды один глаз, с тоской посмотрел на посуду и отвернулся. Быстро – быстро шевеля хвостом, заспешил к водопою. Белотелые красавицы березки, развесив на ушах – ветках длинные, зеленые серьги, задумались, как загрустившие девчушки.
Ветерок взлохматил густые челки у поклонившихся воде ивушек. Жирный и усатый налим выплыл из – под коряги, с удивлением посмотрел на берег, на человека примостившегося пообедать возле его вотчины. Тот изредка побрасывал крошки в тень от неплакучей, а усач чуть не на лету хватал их зубастым ртом, замутив вокруг зеленоватую воду.
Человек лег на траву, раскинув руки. Белые облака выстраивали над ним сказочные видения проплывая над косогором. Вот плывет корабль аргонавтов, а вот он превратился в терем и уплыл за горизонт белым лебедем.
- Ква, ква… кв - в – ва.
Лупоглазая, одетая в зелёное лягушка заскочила на неустойчивую кувшинку, поскользнулась, упала боком в воду. Неудовлетворенная, мигом вынырнула, быстро – быстро поплыла к берегу. Заметила по дороге что–то интересное, круто свернула в сторону. Это стайка пескарей спасалась бегством от распушившего усы налима. Легкий бриз зарябил гладь речки, протянул прохладой вдоль берега и затих невидимый.
Косарь задремал .
- Тук – тук… тук – тук… - застучал над головой, невесть откуда взявшийся, дятел .
«Вот, оболтус, и сотрясение мозга не получит» - подумал человек, потянулся, привстал на корточки.
Красивая птица, высмотрев красного червяка, настойчиво долбила твёрдый ствол, желая пообедать.
- Тук – тук…
- Ква…
- Ку – ку, ку – ку…
Какофония звуков плывет, растворяясь в природе, в воздухе, в мире. Будничность происходящего превращается незаметно в праздник, большой и цветастый.
То сон не стесняясь нагрянул в расслабленные мышцы, сон всесильный широкоэкранный. По всему экрану красота необузданная, оттенка вечерней зари за лесом. Увиделось - огромное маковое поле, красное как огонь, раскидало угли по округе. Бархатные цветы, вперемежку с листьями, красивые до боли, любуются друг другом. Между ними нечаянно заблудились крапчатые мухоморы.
Кто занес их сюда?
Что за птица перенесла на лапах семена из весеннего леса?
Не поймешь во сне, не ответишь!
Человек пробудился, взглянул на солнце чуть заклонившееся к дальнему горизонту. Под ним огромно распластав крылья висел коршун. Бабочкам очень хотелось подняться до него, слабые существа не выдерживали высоты, сбивали дыхание, опускались вниз.
Ладони обхватили черенок косы, руки размахнулись и…
- Вжик, вжик…
Губастая корова пожует сена вдоволь, напоит молоком всю округу. Лопоухий теленок свернется калачиком у копыт мамаши, потеребит хвостом и заснет безмятежно.
- Вжик, вжик…
Зимой сено вкусное, ароматно – снежное, с подмороженной корочкой. Выйдет хозяйка, раскрасневшаяся, полнотелая. Корова учует ее за версту и замычит в мутное окошко, и заволнуется:
- Му - у –у…
Косарь остановился, подобрал охапку травы, среди еще живых стеблей несколько ромашек. Заходил кругами собирая букет, набрал, улыбнулся , глянул в небо.
Светило покатилось с горки быстро – быстро, прямо по тонконогим мухоморам, по гладкой речке. Комары выставив трехгранные штыки жал, вышли на тропу войны. Эскадрильи ненасытных чудищ носятся на бреющем полете.
- Ж – ж – ж…
- Вжик, вжик…
- Вжик – вжик, вжик…
И опять долго без отдыха работал косарь.
К вечеру роса упала обильная и теплая. Человек устало вытер косу пучком травы, отогнал сверкнувшего желтыми пятнами ужа, испил воды из фляжки. Накрыв глаза козырьком ладони взглянул на скошенное поле, довольный крякнул:
- Кха, кха…
Хорошо.
Тихо и спокойно.
Красота…

Москва . 1997г.


Рецензии
Именно так чувствует себя душа после прочтения Вашего рассказа:
Хорошо.
Тихо и спокойно.
Красота…

Усталость, тяжесть сенокосной страды забывается, а остается в памяти именно это- тишина и покой. Красота...

С уважением.

Лидия Вакина   01.02.2018 19:30     Заявить о нарушении
Спасибо, уважаемая Лидия. Это первый рассказ написанный мною. Прошлый век. 1996 год.
Вам удачи!
Александр.

Александр Кочетков   02.02.2018 10:45   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.