Девчонка из народа

...
Предисловие.
Этот рассказ был написан мной для газетного конкурса "Кошачьи истории" в 1999 году и был по моей просьбе опубликован без указания фамилии автора, но с указанием моего имени и паспортных данных.(Я сотрудничала с этой газетой, как внештатник и считала неэтичным участие в конкурсе для читателей). Ни приза, ни гонорара я не получила, да и не сильно на них рассчитывала. Но инкогнито автора хотелось бы раскрыть. История реальная, но имена людей изменены.

...
  Бесхозный котёнок дворовой породы пришёл под железную дверь к моему родственнику Алексею. Мяукал и скрёб когтями металл, пока не отперли.
 Алёша - здоровенный детина двухметрового роста, не особенно обременённый "умом, честью и совестью", а, главное, альтруизмом, неожиданно сообразил, что "кошка....того...от мышей помогает" и пинком пригласил её пройти в дом.
 Каким был этот котёнок?
 Худой подросток с прилизанной шерстью пёстро-жёлто-серого тона; той интернациональной дворовой породы, какую мы все могли видеть не только в любой российской подворотне, но и в голливудском фильме "Кошачий глаз" по рассказам Ст. Кинга.
 Жена у Алёши имелась, но хозяйство было всё-таки холостяцким по сути своей. Питались, в основном, картохой,кашами, колбасой, да и ей давали то же самое.
-Кошка, кушать,- раз в день кричали ей и котёнок бежал на кухню. Ела она и хлеб, и свёклу под майонезом, и супчик на воде. И , вообще, не больно-то её нежили. Хозяин мог её ударить, оттаскать за хвост. И только требовал, чтобы мышей она обязательно всех переловила.
 В огромном 10-тиэтажном доме на первом этаже имелась большая кулинария и было полно мышей в квартирах.
 Многие коты, особенно домашние, как известно, грызунов боятся,но только не Ксюша, как её назвали её первые хозяева. Часами она выслеживала серых паразитов, а поймав, начинала играть с обычным для её вида садистским охотничьим упоением. Но Алёша быстро "урезАл её марш", выбрасывая мышь за хвост...в окно. Дальше всё начиналось сначала.
 Скоро мышей не осталось...А Алёше и Свете приспичило ехать за границу по делам. Куда девать кошку? Эх-х, обуза!
 И Ксюшу сплавили к нам.
...

 Алексей достал её из-за пазухи в коридоре и мгновенно жалкий комок с жалобным писком бросился, как ураган, под диван, только когти скрипнули по линолеуму. Сидела она там долго.
 Вечером на запах варёного минтая осторожно высунулась милая кареглазая мордочка. Стала есть ...давясь. От испуга: новый дом, новые люди;да и вообще была она очень нервной, забитой изначально, пугливой.
Привыкла бояться, быть виноватой без вины.
 Лоска, вальяжности, жирка, барственной длинной шёрстки- не было. Не было наглости, требовательности. Были только резвость, открытость и обаяние девчонки "с рабочей окраины".("Мы люди простые, университетов не кончали")
 По вечерам Ксюша любила бегать по комнатам, по диванам и стульям, стукаясь головой о дверные косяки и смешно и неудачно тормозя на поворотах. Если забегала на кухню, а у нас была открыта вода, то она забиралась на высокий мусорный ящик, вставала на задние лапы, как медведь в цирке, одной передней лапой опиралась о раковину, а другой - трогала струю воды, пытаясь её поймать и как бы удивляясь тому, что "вот, мол, берёшь её, берёшь, а в лапе ничего не остаётся". Долго так стояла, пока мама мыла посуду, иногда и не трогала воду,просто смотрела- общения искала, тянулась к людям.
 Закрытые двери ненавидела, открывала их лапой, всегда искала ласки, тепла - но навязчивой не была. Подойдёт, бывало, к кровати, где я лежу:читаю или телевизор смотрю - запрыгнет на меня и ходит по мне мягкими лапками- туда-сюда, туда-сюда, будто гуляет. Потом устроится рядом - я для смеха руки-ноги в одну сторону вытяну и она в той же позе рядом лежит. Будто две кошки - большая и маленькая.
 Постепенно из подростка Ксюша превратилась во взрослую кошку. А тут и весна пришла, принеся ей странную болезнь: на "загривке" выпала на небольшом участке шерсть, обнажая красную ранку. Ветеринар, осмотревший её, сказал: это не лишай, скорее всего- авитаминоз.
 И мы стали рвать Ксюше охапки зелёной травы, чахлых городских цветочков, мыть их под душем и бросать ей на пол. Каким счастьем и праздником это было для неё, как она этого ждала! На эту зелёную кучу она бросалась, каталась по ней, грызла некоторые стебельки, а если мы проходили мимо, старалась лапами прикрыть и прижать к полу как можно больше "зелёной массы", "чтоб не отобрали". Кроме того, я лечила ранку прополисной мазью. Она выгибала спину от боли, но не убегала, а позволяла это делать, чувствуя, что мы её не обидим, что для её же пользы стараемся. Через месяц ранка исчезла, покрылась шерстью, только лёгкий запах прополиса в этом месте остался.
 Моя мама, недолюбливающая кошек, Ксюшу полюбила, как маленького ребёнка и в таком же духе о ней говорила. Её всегда мы кормили первой, как младенца, а потом уж себе готовили.
 Душа у нашей кошки была очень нежная и добрая, хотя от трудного подзаборного детства и воспитания тычками она несколько огрубела. Ласкаясь, например, могла немного куснуть или сделать вид, что кусает голую ногу или руку.
 Как-то к нам пришёл Алексей с женой, пили чай вчетвером,рзговаривали. Ксюша забилась в какой-то угол, к нам не подходила. Алексей сказал мне что-то обидное и неприятное и после его ухода я заплакала. В этот момент ко мне подбежала кошка, запрыгнула на колени, стала беспокойно обнюхивать меня, суетиться, лапами и головой прижиматься к моей груди, лизнула руку. Увидев, что это не помогает, подбежала к неубранному столу и сдёрнула на пол чашку, блюдце и ложку обидчика. "Отомстила!"(Причём ничего не разбила) Хотела, видно, меня этим подбодрить. Мол, не плачь, Наташка, я тоже этого г..нюка не выношу.
...

Вернувшиеся "из-за бугра" супруги коварно отказались взять Ксюшу назад. Что нам оставалось делать? Мы оставили её у себя, Но через несколько месяцев уже родители Светы потребовали её к себе. Опять мыши! И снова в большом доме с гастрономом на первом этаже.
 Когда её увезли, меня не было дома. Обстряпал это Алёша быстро, приехал на машине, утолкал "зверя" за пазуху и ...привет. Правда, пообещал...вернуть её через какое-то время. Я пришла домой и долго, долго рыдала. У меня было такое чувство, что мою младшую сестрёнку увезли в больницу или концлагерь. Причём навсегда. Душа дома ушла вместе с нею.
 Вскоре после этого Ксюша начала "просить кота", заунывно мяукать. Мыши были переловлены, начались ненужные "хлопоты". Итак, мавр сделал своё дело, мавр может уходить. И поэтому "мавр" одним холодным осенним утречком бестрепетной лапой Светиного папы был выброшен на улицу. Узнали мы об этом дня через четыре.
-Гуляет...- с нехорошей улыбкой ответил Алёша на наш вопрос о том, как живёт Ксюша.Мы бросились её искать по окрестным дворам на улице К.Маркса. Но её нигде не было.
 Конечно, хотелось верить, что неизбалованное существо, с младенчества знавшее борьбу за место под солнцем привычно устроилось и в этой новой ситуации. Но гарантии не было и нет...
 Светины родители рассказали нам потом, что якобы, видели её, причём с котятами в их гастрономе, что она там живёт и "работает по своей специальности". Но, боюсь, это- выдумки для очистки совести. Там мы её тоже не нашли.
...

  Милая Ксюша! Мы все виноваты перед тобой. Никто не дал тебе настоящего вечного дома, покоя, безопасности, Нам с мамой ты поверила. Поверила, что у нас ты навсегда, полюбила нас, а мы оказались недостойны твоего доверия. Ты берегла бюргерские запасы, мертвые "мебелЯ", а тебя никто не поберёг.
 Я надеюсь, что ты до сих пор жива и что твоя кошачья душенька мне встретится когда-нибудь хотя бы на том свете.
 Вот подойду я к тебе, посмотрю на тебя исподлобья, скажу:
- Ты уж прости, Ксюша, что так вышло...

                конец 1999- начало 2000 г.
 


Рецензии