Ледяной ужас

                1
   Николай Ивлев лежал в  собственной крови, привалившись спиной к металлическому стеллажу. Обезумев от ужаса, наблюдал, как вирус-организм, пожирает клетки его тела. Переносчиком в данный момент служила оторванная кисть руки одного из инфицированных коллег Николая, которая отрастив лапки, словно паук, вгрызлась ему в ногу. Достаточно ведь было всего одной клетки чужого вирус-организма, чтобы превратиться в его подобие. Кричать Ивлев не мог. Голосовые связки отказали несколько минут назад, да и бесполезно это. Извиваясь от адской боли и ужаса, полярник российской станции "Запад" уже не мог сопротивляться. Силы покидали его, а организм переходил во владение чужой воли.
Внутри помимо страха осталось еще одно чувство. Николай испытывал сильную обиду на тварь, пожирающую его, которая вместо эпохального открытия и новой надежды для всего мира, обернулась катастрофой. Двенадцать человек, персонал его станции погиб в полном составе при исследовании объекта "X-1", фрагмента инопланетной технологии, извлеченного изо льда две недели назад. В том числе и его друзья. Неожиданно для себя ужас неминуемой гибели, ледяной пикой сидящий в его душе, сменился яростью. Ненависть к бездушной твари, разрушившей его жизнь, затмила все. "Хрен тебе, а не мое тело. Я еще поборюсь!": подумал Николай, прежде чем его сознание погрузилось во тьму...
 
   Он пришел в себя быстро. Место и время почему-то изменились. Догорающие руины полярной станции трансформировались в тихую и уютную обстановку его двухкомнатной квартиры в родном Санкт-Петербурге. Ивлев ошалело потряс головой, не понимая, что происходит. Он находился в своей спальне. Постель заправлена, кругом царила тишина, как и почти всегда в жилище холостого человека. Конечно, иногда представительницы прекрасного пола посещали его берлогу, но в последнее время это случалось все реже, что не удивительно, учитывая специфику его работы и командировки по семь месяцев в году.
Неожиданно за дверью спальни послышался не предвещающий ничего хорошего  шорох. Такой звук он уже слышал, на станции, перед нападением твари. Собрав волю в кулак, Николай открыл дверь. Перед ним расплылся бугристый силуэт монстра. К нему тут же потянулся ряд щупалец, опутав тело. Сейчас Ивлев не пытался убежать, всем его существом овладел гнев. Кинувшись навстречу монстру, он принялся бить его руками и ногами. Кулаки вязли в монстре, как в смоле, еще больше опутывая его. Но полярник не прекратил сопротивление.
- Вон из моей души, мерзкое отродье!
Неожиданно его руки окутали языки пламени. Ивлев закричал от боли, вместе с ним завыла и тварь. Огонь являлся единственным средством борьбы с вирус-организмом, все остальное бесполезно. Лепестки пламени превратились в струи, бьющие прямо из рук. Монстр с воем отпрянул от Николая и бросился к входной двери, но сбежать не успел. Огонь превратил его в кучку маслянистого пепла…
Мрак рассеялся, Ивлев оказался на том же месте, где его настигла инопланетная тварь. Сейчас ее нигде не было. Видимо заразив его, монстр посчитал задачу выполненной и удалился. На удивление легко встав на ноги, полярник осмотрел себя. Никаких болевых ощущений и потери контроля над организмом. Что же случилось? Тварь не могла отпустить его. Клетка вирус-организма чужого, попав в тело жертвы, начинает поглощать его. Николай изменился в лице. Оставался последний вариант развития ситуации. Достав нож, висевший на поясе, он изо всех сил полоснул себя по мизинцу левой руки. Брызнула кровь, фаланга пальца упала на пол. Несмотря на это боли он не почувствовал. Оказавшись на полу кусочек пальца отрастил четыре лапки и бросился наутек. Николай посмотрел на свою руку, палец восстановился за считанные секунды.
"Это что же получается, я стал монстром?!": пронеслось в голове Ивлева. "Тогда почему я осознаю себя как личность, и понимаю, что со мной случилось?" Перед глазами тут же встала картинка недавнего ведения, когда он спалил тварь в своей квартире. Может в этом все и дело? Каким-то чудом Коля сохранил душу и разум, но потерял свое тело.
Что делать дальше он знал, по крайней мере, на ближайшую перспективу. Выйдя из складского помещения, полярник отправился на прогулку по коридорам станции. Глаза застилал дым, от северной части базы, где начался пожар после того, как его товарищи спалили там раскрывшего свою сущность монстра. Горело аварийное освещение, заливая узкие коридоры станции зловещим красным светом. Нормальный свет не работал из-за повреждения генератора сутки назад. Пока на базе оставалось тепло, но вскоре пожар закончиться и сюда ворвется ледяной ад континентальной Антарктиды. Новая российская станция в Западной Антарктиде, а точнее арендованная     у американцев древняя станция Берд, законсервированная ими в 2012 году, полностью уничтожена.
Выживших тоже не осталось. Николай к оным себя не причислял, зато мог кое-что сделать. Забрав со склада большую паяльную лампу, он направился искать своих теперь уже собратьев. Почти сразу в одном из поворотов коридора нашел остатки своего пальца. На бывшего хозяина он не отреагировал. Направив на тварь лампу, Николай полоснул ее огненным лепестком. Раздался визг, быстро перешедший на ультразвук и от вирус-организма осталась кучка пепла. Через несколько метров он наткнулся на хорошо знакомую кисть руки с ножками, которая инфицировала его. Этот зараженный кусок плоти также не избежал огненного возмездия.
В кают-компании, помещении с бильярдным столом и телевизором, где после тяжелой работы отдыхали участники экспедиции, Николай нашел троих инфицированных. Его бывшие коллеги вели себя необычно. Они словно бы разговаривали, собравшись возле биллиардного стола. От каждого шли десятки тонких, словно леска, щупалец. Они соприкасались ими, казалось, так они общались без слов. Его появление они проигнорировали. Лишь когда полярник поджог одежду одному из них, они обратили на него внимание. Один из монстров попытался накинуться на него, но Ивлев ловко увернувшись, окатил его струей пламени. Последний инфицированный бросился бежать. Жилое здание станции полностью заметено двухметровым снежным покровом. Дневного света внутри не бывает. Наружу можно выйти через два выхода — основной и запасной. Основной выход — это дверь, сразу за которой в снегу прорыт тоннель. Запасной представлял собой винтовую лестницу на поверхность снежного покрова над зданием станции. К нему беглец и направился. Пробежав по узкому коридору пару десятков метров до основного выхода, Николай разминулся с монстром на несколько мгновений. Тварь предпочла шестидесятиградусный мороз открытому пламени. Разумный выбор. Даже самый адский холод не способен убить вирус-организм чужого, только заморозить. Этого вполне достаточно, чтобы дождаться спасательной экспедиции, оттаять и продолжить разрушительную деятельность. Подобрав валяющийся у пролета лом, полярник направился за инфицированным.
Выбравшись наружу, он заметил монстра. Тот успел отбежать на десяток метров от станции. Быстро двигаться по внушительным сугробам без снегоступов, занятие неблагодарное. Размахнувшись, Николай метнул лом, тот словно заправское копье насквозь пробил беглеца, остановив его.
Ивлев с удивлением посмотрел на свои руки. Будучи обычным человеком, он никогда бы не смог совершить такой бросок. Теперь он обладал по-настоящему фантастической силой.
Инфицированный пытался бежать, но Ивлев легко настиг его и ледяную пустыню вокруг станции огласил истошный вой горящей твари. Уже направляясь обратно на станцию, полярник услышал стрекот лопастей вертолета. Прибыла спасательная экспедиция, которую вызвали когда обнаружили первого инфицированного. Не прошло и двух недель. Остановившись, как вкопанный, Ивлев задумался. Стоит ли возвращаться к людям, когда он сам уже не человек? Может просто остаться здесь и превратиться в ледышку, или облить себя керосином из паяльной лампы и поджечь?
Постояв несколько мгновений и изрядно промерзнув, даже самая теплая одежда не спасала от длительного нахождения вне станции, Николай отправился навстречу спасателям. "Я еще поборюсь!": сказал он сам себе.
 
                2

  Ивлев проснулся посреди ночи в своей квартире. Как ни странно, ему до сих пор снились сны, правда, в основном кошмарные. Например, сегодня приснилось, что тело взбунтовалось против него и, отпочковываясь по частям, сбежало. Месяц прошел с возвращения в родной Питер, но для него события, произошедшие на станции продолжались до сих пор. После этого, он уже не мог жить обычной жизнью. Его регулярно посещали кошмары, причем как во сне, так и наяву. Само осознание того, что он уже не человек, вносило существенные коррективы во все.
После своего возращения из Антарктиды, Николай перестал общаться со своими друзьями, хотя те регулярно выходили на связь. Его родственники жили далеко на юге страны, и это обстоятельство весьма кстати.
Встав с кровати, Ивлев посмотрел на часы, было три ночи. Ему не хотелось спать, нужно что-то сделать и о многом подумать. Поэтому одевшись, он вышел на улицу. В северной столице свирепствовала зима, но минус десять градусов по Цельсию, казалось после Антарктиды теплым пляжем у моря. Полярник жил в Василеостровском районе города, недалеко от Новосмоленской набережной. Решив прогуляться по маршруту от улицы Кораблестроителей до Наличной, Ивлев неторопливо побрел, барахтаясь в тяжелых и тягучих мыслях. Вспомнил, как объяснял уничтожение станции прилетевшим на помощь спасателям. Фактически, рассказал правду о том, что объект "X-1", оказался смертельным инопланетным организмом, который распространяется с молниеносной скоростью как вирус. Ныне покойный руководитель станции "Запад" дал ему очень правильное определение "вирус-организм". Умолчать пришлось только об одном факте – своем превращении в монстра. Представители Арктического и антарктического научно-исследовательского института, единственной в стране организации, которая при поддержке Росгидромета, занимается исследованием Антарктики, заявили, что проведут расследование случившегося и попросили Ивлева не покидать родного города. Единственный выживший на станции "Запад", отнесся к такому решению с пониманием, и возражать не стал. Да и куда ему ехать?
Достигнув Наличной улицы, Николай свернул и направился к старому спорткомплексу "Калининец". На дорогах безлюдно, в душе пусто, идти домой совершенно не хотелось. Как вдруг, до чуткого слуха полярника донеслись звуки чьей-то проблемы. С ближайшего двора шли агрессивные голоса: "Ну что братишка, выворачивай карманы!" Василеостровский район отличался криминогенностью, тем не менее, прожив здесь всю жизнь, Николай не сталкивался с этим лично. До прошлой антарктической командировки, он точно не вмешался бы в чью-то разборку. Во-первых, это не его дело, а во-вторых, огромным ростом и богатырской силой Ивлев никогда не славился. Сейчас он не смог пройти мимо.
Зайдя в классический питерский дворик, каменный мешок со старыми домами, и одним входом-выходом, полярник увидел хрестоматийную сцену. Трое агрессивно настроенных мужчин обступили и прижали к стене дома совсем молодого парня в очках и с большой сумкой через плечо. Приезжие частенько становились объектами внимания различных делинкветов, не он первый.
- У меня ничего нет, только вещи, - лепетал парень.
В тусклом свете единственного фонаря во дворе блеснуло лезвие ножа.
- Сейчас мы тебя почикаем!
Ивлев нарочито громко откашлялся.
Участники действия обернулись. Вид нового персонажа не внушил опасений гопникам.
- Вали отсюда мужик, или мы и тобой займемся!
- Я бы вам не советовал, - сказал Николай, медленно приближаясь к шпане.
Державший нож бросился на него и ударил в живот. Ивлев не пытался увернуться. Лезвие глубоко вошло в тело, брызнула кровь. Улыбка на лице гопника сменилась недоуменным выражением, когда капли крови из раны направились по клинку вверх. В следующую секунду нападавший дико закричал. Кровь Ивлева окутала руку, держащую нож и атаковала бандита. Словно кислота, она въедалась в кожу и клетки вирус-организма начали разрушительную деятельность. Когда бандит повалился на асфальт, содрогаясь в конвульсиях, а полярник спокойно вытащил нож, и демонстративно кинул рядом с ним, его дружки бросились наутек. Из ладоней Николая вырвались длинные щупальца и пригвоздили их к стенам домов.
Несостоявшаяся жертва ограбления дико закричал, его штаны потемнели от влаги, но сдвинуться с места не смог, его трясло.
- Беги! – сказал Ивлев.
Повторять не пришлось, через мгновение очкарика и след простыл.
Оглядев поле битвы, полярник покачал головой. Главным недостатком его состояния являлось то, что отпочковавшиеся части, становились независимыми с собственной волей и инстинктом самосохранения. Это значило, что не убрав за собой, Ивлев мог вызвать эпидемию невиданного в истории масштаба. Поэтому всякий раз, выходя на прогулку, он брал с собой бутылку с уайт-спиритом. Облив агонизирующие тела, он чиркнул спичкой. Во дворе стало ярко, а также очень шумно.
Окна домов озарились светом и Николай поспешил удалиться. Не хватало еще, чтобы его заметили. Больше гулять ему не хотелось, настроение явно испортилось, пора идти домой.
 
                3
   Утром его разбудил телефонный звонок. Спросонья нащупав трубку, Ивлев ответил. Звонили из родного института, его старый знакомый Евгений, работавший в отделе фундаментальных исследований.
- Ты звонишь по поводу расследования? – начал Коля.
- Нет, кое-чего интересней, - заговорщицки сказал Женя. – Ты даже не представляешь, что доставили вчера ночью с территории вашей сгоревшей станции.
Ивлев замер, ожидая чего-то ужасного, и не ошибся.
- Оказывается какая-то часть объекта "X-1" оказалась не извлеченной изо льда. Так вот, сейчас она здесь.
- Ты хочешь сказать, что вмороженная в ледышку тварь сейчас в Санкт-Петербурге? – опешил Николай.
- Ну, я бы ее так не назвал, но в общем да.
- Где объект?
Евгений, слыша бурную реакцию товарища, смутился и не спешил отвечать.
- Такой информации у меня нет, только руководство знает. Надеюсь, ты не собираешься встречаться с начальством?
- Я сейчас же еду к вам.
- Слушай, я тебе ничего не говорил, понял? Иначе меня уволят.
Положив трубку, Ивлев вскочил с кровати и принялся одеваться.
 
* * *
 
Институт Арктики и Антарктики находился на улице Беринга и представлял собой монументальное девятиэтажное здание советской эпохи. Десять лет назад Ивлев устроился в институт добровольцем на работу в антарктических станциях. Шестой и самый загадочный континент всегда привлекал его. Там своя красота и неповторимая атмосфера фронтира, которая манила тогдашнего молодого человека. Командировки на год-полтора и суровые условия не смущали его, а только заряжали новой энергией. Дополнительным стимулом являлась высокая зарплата. Сейчас здание, когда-то внушавшее трепет, не вызывало никаких эмоций. Главным являлось встретиться с руководством и попытаться отговорить от самой большой ошибки в истории.
Пройдя через проходную, Николай сразу направился в подразделение, которое, как он считал, руководило всеми процессами по объекту "Х-1". Отделом по делам гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций руководил тесно связанный с госбезопасностью, полковник Кузнецов.
Суровый мужчина лет сорока, на удивление легко пригласил его, и даже предложил чаю, когда они уселись за стол в кабинете.
- Так, что же вас привело ко мне Николай Александрович? - сказал полковник. - Интересуетесь ходом расследования?
- Не только, но с него можно начать, - сказал Ивлев, отхлебнув чаю.
Кузнецов поднял брови.
- Мы подробно изучили ваш рапорт и, если вас пока не арестовали, думаю понятно, как мы к нему отнеслись.
- Вы мне поверили. Что теперь?
- Теперь вы подпишите бумагу о не разглашении и вернетесь к работе на станции, конечно если сами того желаете.
Ивлев кивнул.
- Ну, вот и славно. Что вы ещё хотели спросить?
- Мне стало известно, что в Санкт- Петербург доставлен объект "Х-1".
- Откуда вам это известно?
- Из моих источников.
Полковник улыбнулся.
- Общение с коллегами конечно хорошо, но это секретная информация. Не распространяйтесь о ней, иначе мы будем вынуждены принять меры.
- Объект "Х-1" смертельно опасен. Его нахождение вне Антарктиды - угроза человечеству. Зачем он вам?
Кузнецов посерьезнел и долго изучал Николая.
- Вы понимаете, какие вопросы задаете?
- Очень чётко.
- Что ж, это ваш выбор.
Начальник отдела поднял трубку.
- Охрану ко мне в кабинет!
Николай встал.
- Вы об этом пожалеете.
- Вам уже все равно.
В кабинет без стука вошел громила под два метра и брезгливо посмотрел на Ивлева.
- Этот?
Полковник кивнул.
- Николай Александрович, это глава службы безопасности. До официального завершения расследования вы будете находиться в его распоряжении.
На плечо Николая легла тяжелая рука.
- Пошли браток.
Полярник не стал сопротивляться.
Главный безопасник предприятия провел его в помещение своей службы, располагавшейся на цокольном этаже. Здесь помимо офиса подразделения, находились еще полупустые помещения, использовавшиеся для разъяснительных работ с людьми. Как правило, там проводили дознания, реже, держали нарушителей до прибытия силовых структур. В одно из таких помещений громила и поместил Ивлева.
- Посиди пока здесь, - сказал глава службы безопасности, собираясь покинуть помещение.
- Один вопрос, - сказал Николай.
Здоровяк подошел к нему. Легким движением схватив его за кисть руки, полярник начал ассимиляцию. Руководитель охраны не сообразив в чем дело, упал на колени от невыносимой боли. Закрыв ему рот другой рукой, Ивлев принялся искать нужную информацию в голове безопасника. При атаке на жертву, вирус-организм поглощал ее, получая доступ к памяти. Это сейчас и было нужно полярнику. Руководитель данного уровня должен знать, куда отвезли объект "Х-1". Потратив несколько минут, копаясь в абсолютно не интересном Ивлеву барахле, вроде личных воспоминаний, он все-таки нашел искомое. Прервав контакт, Николай облил зараженное тело остатками уайт-спирита и чиркнул спичкой. Благо датчики пожарной безопасности здесь отсутствовали. Служба пустовала, что оказалось весьма кстати. Видимо в этот момент все находились где-то в здании. Чинно, словно ничего не произошло, Николай миновал проходную и покинул здание НИИ.
                4
Домой Ивлев не поехал, понимая, что там его могут ждать. Николай решил сразу направиться по узнанным в НИИ координатам. Добравшись до Балтийского вокзала, он сел на электричку Санкт-Петербург - Лебяжье. Секретная база министерства обороны, куда увезли объект "Х-1" располагалась между поселками Форт Красная Горка и Лебяжье, на берегу Финского залива. До Лебяжье электричка довезла Николая за полтора часа, к самой базе пришлось топать пешком через лес. Небольшая группа строений, напоминавших ветхие домики заброшенной деревни, окруженная забором с колючей проволокой предстала перед Ивлевым, когда начало темнеть.
На первый взгляд могло показаться, что никакого военного объекта здесь нет, но полярник знал, что это иллюзия. Благодаря информации начальника охраны своего НИИ, он точно знал расположение камер наблюдения и все необходимые коды доступа. Подойдя к ограждению в месте, где образовывалась совсем маленькая, не более пары метров, мертвая зона видимости камер, Николай, собрав свои новые силы воедино, перепрыгнул его.
Осмотревшись и удостоверившись, что все тихо, Ивлев направился к строениям. В данных, полученных от безопасника, центральный домик значился, как точка входа на базу. Открыв дверь, он оказался в пустом помещении, здесь не было ни мебели, ни персонала, ничего, кроме огромной шахты лифта. Зайдя в лифт, полярник нажал на одну из двух кнопок пульта управления. Помещение заполнил монотонный гул и кабина начала свое движение вниз. Спуск продолжался несколько минут, пока не остановился, доставив полярника в длинный широкий коридор, по обеим сторонам которого, словно соты в улье, шли двери.
Украденная память вела Николая вперед. Проследовав по коридору и несколько раз свернув, он пришел к толстой металлической двери с цифровым табло сбоку. Набрав известную ему комбинацию, полярник вошел в открывшееся помещение. Оно было огромным, словно ангар. Здесь холодно, и царил полумрак, но даже в нем хорошо просматривалась полость в полу. Подойдя поближе, Ивлев содрогнулся, когда увидел в ней огромный кусок льда, такой же, из которого он и его товарищи на станции Запад извлекли тварь. Взяв себя в руки, он спрыгнул туда и подошел к ледяной глыбе. Проведя по ней рукой, он напрягся. Лед оказался пустым.
- Что за черт?! – произнес полярник.
В этот момент раздался лязг закрываемой двери, отделяющей это место от остального мира. Резко включился свет. Николай зажмурился. С высоченного потолка били лучи десятков мощных прожекторов, от чего стало светло как днем. Когда глаза немного привыкли к яркому свету, Ивлев увидел, что высоко под потолком располагалась длинная, закрытая стеклом, смотровая площадка. За ним наблюдал десяток человек, одного он узнал, это был руководитель отдела по делам гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций родного института.
- Добро пожаловать, объект "Х-1", - прозвучал усиленный динамиками голос Кузнецова.
- Я объект?
- Найденный вашей экспедицией в Антарктиде инопланетный организм лишь полуфабрикат. Его фрагменты кроме нас находили американцы и норвежцы, но это не играет роли. Мы очень давно пытались подчинить чужеродный организм власти разума человека. Получилось только с тобой.
- Вы все знали с самого начала, - констатировал факт полярник.
- Мы не были полностью уверены, для этого пустили тебе дезу о прибытии объекта "Х-1" сюда. Наш сотрудник пожертвовал жизнью, чтобы дать тебе информацию и привести сюда. Думаешь, почему ты так легко проник на секретную базу? Теперь нам предстоит большая работа. Стране нужно повысить обороноспособность. Представь роту спецназа из таких существ, как ты. Они смогут уничтожать целые города.
Николаю стало плохо. Все надежды на нормальную жизнь пошли прахом. Попытки не допустить расползания заразы, сломавшей ему жизнь, также закончились неудачей. Ощущая в своем теле агрессивную природу вирус-организма, Ивлев прекрасно понимал, что управлять этой силой не возможно, даже у него получалось с трудом. В его памяти до мельчайших деталей сохранилась атмосфера ужаса, которая царила на станции, когда люди осознали, что случилось. И боялись не смерти, а того, что не знали кому можно доверять. Инопланетная тварь разрушает самую основу человеческой психологии. Допустить, чтобы такое вырвалось на свободу и пронеслось по городам Земли, полярник не мог. В одном из недавних кошмаров Ивлеву снилась обычная семья. Дочка приходит из школы, родители начинают с ней общаться, а она вдруг оборачивается тварью и нападает на них...
Здесь не может быть никаких компромиссов.
"Я еще поборюсь!": кузнечным молотом пронеслась фраза в голове у полярника. Те же чувства обиды и гнева, какие позволили ему сохранить свою душу, нахлынули вновь. Широко расставив руки, он закричал. Облик Ивлева преобразился. Из тела во все стороны полезли щупальца, руки стали походить на лапы какого-нибудь голливудского монстра, с острыми когтями. Одним прыжком существо, бывшее связистом антарктической станции "Запад" Николаем Ивлевым, оказалось на стене и, пользуясь когтями, как альпинистским снаряжением, направилось к смотровой площадке.
- Николай, остановись! Это на благо всем! Ты поможешь родной стране отправиться в светлое будущее!
От этой тирады монстр только ускорил темп. До стеклянного купола площадки оставалось всего метров десять.
- Включайте азот! Быстро!!!
Вирус-организм с сознанием Николая накрыла струя жидкого азота. Он взвыл от боли. Звук получился не человеческим, от него находящиеся на смотровой площадке люди поспешили ретироваться, покинув помещение. Остался только полковник Кузнецов. Получив заряд температурой минус сто девяносто шесть градусов, монстр замедлился, но останавливаться не собирался.
Достигнув смотровой площадки, существо встретилось взглядом с полковником. Тот стоял, заворожено наблюдая за ним. Николай с первого удара пробил плексиглас толщиной в сантиметр и оказался рядом с Кузнецовым. Тот попытался что-то сказать, но бывший полярник не захотел слушать. Пробив начальнику отдела по делам гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций грудную клетку, Ивлев вырвал его сердце и выбросил вниз. Кровавый кусок мяса упал точно на ледяную глыбу, которую ему подсовывали, как приманку.
Не став терять времени, Ивлев ринулся в дверь, ведущую на базу. Снова длинные коридоры, но на этот раз, набитые людьми с автоматами. Замкнутое пространство наполнил грохот выстрелов. Пули впивались в вирус-организм Ивлева, отбрасывая его назад и вырывая куски плоти. Они, обретая независимость, бросались на стрелков. Коридор наполнили дикие крики поглощаемых монстром солдат.
Вскоре к ним добавился вой сирены и голос, призывающий к эвакуации. Ещё через мгновение монотонный женский голос компьютера объявил о самоуничтожении базы через три минуты. Расправиться с оставшимися в живых обитателями базы у Ивлева получилось за минуту, после чего он вновь принял человеческий облик и упал без сил.
 
                5
"До взрыва базы осталось полторы минуты": услужливо объявил компьютер.
Николай думал о телах сотрудников этой базы, которые сейчас ассимилировались вирус- организмом. Каждый из них мог начать последнюю эпидемию в истории человечества. "Хорошо, что все обошлось и взрыв решит эту проблему" : подумал полярник, лёжа на полу базы. Сам он тоже никуда не собирался, его время пришло. Как ни странно, в то мгновение, когда полярник понял, что не хочет возвращаться в мир людей, в его организме что-то произошло. Ноги сами понесли его к выходу. Одновременно с этим он почувствовал, что кто-то внутри него сильно испугался.
"Значит, во мне ещё живёт сущность инопланетной твари!": ужаснулся Ивлев.
У самого лифта, ведущего наверх, Николаю удалось перехватить управление своим телом, но только частично. Правая половина теперь снова подчинялась ему, левая отчаянно сопротивлялась. Изо всех сил, отталкиваясь рукой и ногой от стен и пола, Ивлев возвращал себя в огромную пещеру, которая должна была стать его ловушкой.
Снова оказавшись у разбитого окна смотровой площадки, Николай замер. Внутри него разгорелась борьба. Он снова находился дома, так подсознанию проще интерпретировать развивавшиеся события. Тварь была рядом. Они боролись. Полярник весь раскалился от гнева и монстр не мог его ассимилировать. Вместо этого он пытался убить его, атакуя острыми конечностями, целясь в голову и сердце. Николай в боксерской стойке наносил удары, раскалёнными докрасна кулаками. Каждый удар отбрасывал монстра и наносил серьёзный ущерб чудовищу.
Вот, решившись нанести твари хлесткую троечку, Ивлев не рассчитал скорости, монстр сумел увернуться и всадил полярнику под ребро длинный коготь. Ивлев закричал, на пол брызнула кровь. Победно взревев, вирус-организм кинулся на Николая. Полярник сумел увернуться и сам прыгнул на тварь. Раздалось шипение и пронзительный визг.
- Я ещё поборюсь!
Оттолкнувшись правой ногой, тело, некогда принадлежавшее Николаю Ивлеву, перевалилось через остатки плексиглазовой стенки и рухнуло вниз, на каменный пол пещеры.
В этот момент услужливый голос компьютера объявил, что до самоуничтожения базы осталось пять секунд. Лежащий на камнях пещеры ещё живой Ивлев, улыбался. Все-таки у него получилось. Он оказал сопротивление и выиграл в немыслимой битве, не позволив адскому созданию распространиться. Улыбка оставалась на лице полярника до тех пор, пока стены базы не содрогнулись, и все вокруг накрыла волна огня.


Рецензии