Между светом и тьмой. Часть 5

Отдохнув, они снова двинулись в путь. Дороге, казалось, не будет конца, когда они, наконец, оказались около странного строения. На небольшой поляне стояло странное здание с колоннами все увитое зеленым плющом, по своему внешнему виду оно очень напоминало склеп. София легко взмахнула рукой и тяжела каменная дверь пришла в движение, когда она открылась, взору путников предстала широкая лестница. Будто почувствовав их приближение, слева и справа в туннеле зажглись светильники, испускающие легкий голубоватый свет. Волшебница попросила Лайзу и Оулана остаться снаружи, а сама начала спускаться вниз. В конце этой лестницы оказалась еще одна дверь, открыв ее, они попали в круглый зал, по периметру которого располагались десятки запечатанных камер, в которых хранились воспоминания. Внимание Крэлана привлекла первая из них, она была не похожа на все прочие: вход в эту камеру преграждала большая черная дверь, на ней был начертан круг, в центре которого четко отпечатался след человеческой руки. Крэлан подошел к этой двери и вложил свою руку в это углубление, а его губы сами собой произнесли только одно слово:
- Откройся.
В этот же миг резной орнамент вспыхнул и дверь отворилась. Внутри было ужасно пыльно, все вещи словно припорошило пеплом, тусклый свет из зала осветил пространство. Среди всей этой грязи и тлена выделялся только один предмет – идеальный черный кристалл. На нем не было ни пылинки, словно кто-то принес его сюда минуту назад.
- Это кристалл памяти, - нарушила молчание София.
- Как его активировать? – поинтересовался Крэлан.
- Просто дотроньтесь до него, - посоветовала волшебница.
Она наблюдала за происходящим, затаив дыхание. Сколько раз она пыталась разгадать, что же находится за этой дверью и вот она стоит здесь. Крэлан приблизился и коснулся холодной поверхности камня. Кристалл стал испускать легкое свечение и вдруг послышался голос, сначала слабый, но потом он стал громче, и они смогли различить слова:
- Не знаю, зачем я это делаю… никогда не хотел запечатлеть себя в веках. Но если кто-то, обладающей моей силой, прошел столь долгий путь, значит, у наших поступков появились последствия или мне не удалось оставить брата. Мое имя Маравин и сегодня я покидаю этот край, но обо всем по порядку. Все началось еще в детстве, я и Маркус были сыновьями лесника и ни чем не отличались от других детей кроме одного – нам обоим снился один и тот же сон. Красивая леди в белом звала нас в путешествие, обещая несметные богатства и безграничную власть. И тогда мы пообещали друг другу, что найдем ее. Мы стали старше… и меня постигло несчастье – я влюбился в девушку, которая была выше меня по положению, и добиться ее расположения мне могло помочь только чудо. Тогда я и вспомнил о нашей детской клятве. Брат согласился пойти со мной в эту смертельную экспедицию. Не буду описывать все тяготы, которые пришлись на нашу долю, но мы смогли. Пещера, что в глубине молчаливого пика открыла нам свои секреты, там мы встретились с призраком. Она отвела нас к самому главному своему сокровищу – ларцу. Леди очень хотела, чтобы кто-нибудь из нас открыл его, казалось, ничего больше ее не интересовало. Но нас это не насторожило, как друзья и братья мы решили все разделить пополам, и мы одновременно открыли ларец. Из него вырвался светящийся вихрь, часть этой силы вошла в меня, а часть в Маркуса. Помню, как призрак яростно закричал и унесся куда-то вверх. Я почувствовал необыкновенный прилив сил, повинуясь интуиции, я протянул руку и пожелал чашу вина, мое желание тотчас исполнилось. Дорога домой была легкой и приятной, только Маркус все время что-то бубнил об опасности и ответственности. С каждым днем становилось все очевиднее – та сила изменила что-то в нас. Брат обнаружил в себе способность к исцелению, и это сделало его счастливым. Меня стали раздражать его напыщенные речи про праведность, я уже не мог находиться рядом с ним. Но еще… - голос стал тише, словно человек нехотя признавался в произошедшем. – Я обнаружил, что больше не люблю ту девушку. Ради того, чтобы быть с ней вместе я преодолел сотни препятствий, а теперь все, я ничего не чувствовал, совершенно ничего. И мне нравилось это! Я не хочу любви – я хочу власти. Но здесь брат может помешать мне, я уеду сегодня ночью и создам свою империю!
При его последних словах кристалл резко вспыхнул и погас.
- Что случилось потом? – спросил Крэлан у жрицы. – Есть воспоминания его брата?
- Да. И теперь я, наконец, понимаю их смысл. Маркус, говорил что брат покинул его, и это разбило ему сердце, но он надеялся, что тот вернется. Светлый волшебник с головой ушел в работу, он все время помогал людям и основал орден жрецов. Перед смертью маг передал дар свое ученице, чтобы она продолжила его дело.
- В летописях моей страны сохранились сведенья про Маравина, - заметил Крэлан. – Он создал орден почитателей и раздал им часть своей силы, при помощи этой армии избранных он подчинил себе множество стран и создал империю, которую держал в страхе. Затем он убил своих сторонников и забрал силы обратно себе.
- Откуда вы это знаете? – насторожилась волшебница.
- Я интересуюсь историей, - невозмутимо заметил Крэлан. – Но должно быть здесь что-то еще… не упоминал ли Маркус о появлении разлома или пустоши?
Волшебница задумалась и вдруг ее осенила внезапная догадка.
- Он говорил, что разлука с братом разорвала ему сердце, и даже на земле появился светящийся шрам, как отражение его боли. Я думала, что это гипербола, но если он говорил буквально, то это первые признаки зарождающейся стены света.
- А это значит, что световая стена такая же аномалия, как и серые пустоши и это отклик на силу, что была освобождена в пещере и вошла в братьев, - заключил маг.
- Тогда мы должны вернуться туда, где все началось, - решила София.
- Это так, но у меня есть условие, - возразил Крэлан.
- Условия? – переспросила жрица.
- По ту сторону от барьера у меня есть незавершенные дела, и я не пойду к пику, пока не улажу их. К тому же, там нас никто не будет искать, это позволит…
- Скажите мне правду! – внезапно потребовала София.
- Хорошо, - согласился маг. – Мою страну раздирает гражданская война, и я хочу ее остановить, иначе, когда все закончится, мне некуда будет возвращаться.
Жрица испытывающе посмотрела на собеседника, но не смогла ничего прочитать в его черных глазах. Ей стало немного не по себе.
- Я верю вам, - произнесла она. – Более того, если вам понадобиться моя помощь…
- Спасибо, - сдержанно ответил он. – Думаю, хватит слов, нам нечего больше делать в этой пещере.
Жрица согласилась с ним, она тоже всегда чувствовала себя неуютно в хранилище воспоминаний. Зная, что им нужно избегать больших дорог, волшебница повела их другим путем. Всю дорогу ее не покидала мысль о двух братьях, она невольно вспомнила слова Маравина о том, что, приняв силу, он утратил чувство любви. София украдкой посмотрела на Крэлана. Был ли он всегда таким холодным, расчетливым, решительным? Пришлось ли ему пожертвовать любовью? И изменила ли ее собственная сила что-то в ней самой? Но на эти вопросы не было ответа.
Им снова пришлось остановиться в зачарованном лесу. Волшебница наколдовала сферу и села около источника света. Оулан сел рядом и протянул ей кружку с водой и кусок хлеба.
- Вы весь день ничего не ели, возьмите, - проговорил страж.
- Спасибо, - с легкой улыбкой произнесла она и приняла из его рук этот нехитрый дар.
Когда их пальцы случайно соприкоснулись, она испытала какое-то неведомое ранее волнение. София поспешно отвернулась, чтобы он не заметил этого.
- Мы многое узнали в хранилище, ключ ко всему находится в горах за долиной проклятых. Туда теперь и лежит мой путь, также я обещала Крэлану, что мы пересечем световую стену и только потом пойдем к пику, - на одном дыхании произнесла она, и затем заставила себя посмотреть прямо в глаза стражу. – Но вы не обязаны идти вместе со мной. При помощи магии я могу дать вам новое лицо и с ним новую жизнь.
- Мне не нужна новая жизнь, для начала я хотел бы прожить эту, - прямо ответил Оулан. – И я прошу позволения следовать за вами и оберегать вас, в этом мой долг и я хочу его исполнить.
София не привыкла к таким изъявлениям преданности и немного смутилась, но постаралась ответить достойно:
- Я благодарна вам за преданность, о лучшем защитнике я не могла и мечтать.
Крэлан, который стал невольным свидетелем этого разговора, постарался подавить улыбку при последних словах Софии. Но так как ему это не очень хорошо удавалось, он поднялся и отошел немного от своих спутников. Его позабавило не столько легкое смущение на лице жрицы, сколько то, как она поступила с Оуланом, как, сама не ведая того, она тонко сыграла на обостренном чувстве долга блистательного стража, и как это походило на недавний его разговор с Лайзой.
Привал в лесу был недолгим и скоро группа странников снова отправились в путь. Они вышли из леса посреди какого-то поля. Невдалеке виднелась деревня, и путники направились туда. В поселении их радушно приняли, форма белой жрицы открывала все двери. На прощание жители даже подарили им лошадей и снабдили всем необходимым в дорогу. Путешествие проходило спокойно, даже слишком спокойно, это было затишье перед бурей.  Они ехали по проселочной дороге, когда увидели группу людей бегущих из деревни. София сразу пришпорила коня и поскакала к поселению, остальным ничего не оставалось, как последовать ее примеру. В центе деревни у колодца собралась группа крестьян во главе с пожилым мужчиной, который, видимо, был старостой. Напротив него стоял небольшой отряд вооруженных людей. Главарь разбойников презрительно посмотрел на мешок у своих ног и небрежно пнул его.
- Это все, что вы можете предложить в качестве выкупа за свои жизни – хлеб и мясо? А где же золото, драгоценности?
- Мы живем скромно и мясо – это самое дорогое, что мы можем предложить, - пролепетал староста, опустив глаза.
- Что здесь происходит? – громко спросила София.
- Мы торгуемся с этими достопочтенными людьми, а вам лучше убраться отсюда, светлейшая, пока вы сами не стали предметом торга, - ехидно заметил главарь.
- Как ваше имя? – спросила она.
- Вонд, - ответил разбойник.
- Вонд, я приказываю вам оставить этих людей и тогда я дарую вам прощение, - заявила жрица.
- Эй, Фикс, покажи жрице, что мы думаем о ее прощении, - приказал Вонд.
Солдат, что стоял справа от главаря, мгновенно вскинул арбалет и выстрелил. Все произошло так быстро, что София не успела ничего предпринять, ее парализовал страх. Стрела была нацелена точно ей в сердце, в последний момент, когда женщина уже готовилась принять смертельный удар, стрела резко отклонилась и лишь слегка чиркнула острием по ее руке. На ране сразу выступили несколько капелек крови. Жрица обернулась и увидела рядом с собой Крэлана, это именно он своей магией в последний момент отвел смертельный удар.
- В следующий раз, когда будете подставляться под стрелу, подумайте, к каким последствиям приведет ваша смерть, - резко произнес он, а затем обратился к разбойникам. – Для вас у меня тоже есть урок, но, правда, он станет последним в вашей жизни.
Он поднял руку, и бандиты застыли на месте, их глаза стали пустыми, как у кукол. Затем они пришли в движение и выстроились в колонну по два человека. Все их движения были резкими, отрывистыми, как будто их дергал за ниточки кукловод. Бандиты повернулись лицом друг к другу и обнажили оружие, каждый из них направил острие клинка на грудь своего товарища. И только Вонду не нашлось пары в этой страшной игре, его маг хотел оставить напоследок, сначала он должен был увидеть смерть своих людей.
- Вы встали у меня на пути, прискорбная ошибка, - констатировал Крэлан с явным удовольствием. – На счет три я приказываю вам сделать выпад. Раз…
- Нет! – опомнившись, воскликнула София.
- Два, - не обращая на нее внимания, проговорил маг.
- Остановитесь! Иначе наше путешествие закончится здесь и сейчас! – запальчиво произнесла жрица.
- И что вы сделаете? – с нескрываемым раздражением спросил Крэлан. – Вы хотите отпустить этих бандитов, чтобы завтра они вернулись и сожгли здесь все дотла или подстерегли бы нас в лесу? Сорняки надо вырывать с корнем.
- Тогда чем вы лучше них? – не отступала София.
- Тем, что я спас вас, а они хотели убить.
Жрица не могла ни признать правоту его слов, поэтому ответила более мягко:
- Окажите мне эту услугу, отпустите их на мой суд и я не останусь в долгу.
Крэлан молчал, ему хотелось раздавить этих людишек из-за того, что они чуть не помешали его планам… но голос разума говорил ему, что сейчас нужно отступить. Софии лучше было не видеть проявлений его истинной натуры, иначе она может придти к заключению, что пустоши не большее из зол.
- Сложить оружие! – резко приказал Крэлан и разбойники бросили мечи на землю.
Освободившись от заклятья, они, все как один, упали на колени и стали молить о прощении. Некоторые из них даже не могли сдержать слез.
- Если вы хотите прощения, тогда принесите мне клятву, - заявила жрица.
- Как прикажете, светлейшая, - запинаясь, проговорил Вонд.
- Вы должны поселиться на окраине этой деревни и во всем помогать ее жителям. За работу  с вами будут расплачиваться едой. С этого момента никто из вас никогда не возьмет в руки оружие, не замыслит дурного, не совершит преступления.
- Клянемся, - как один ответили разбойники.
- Тогда я ввязываю вас этой клятвой, и никто из вас не сможет нарушить ее, - заключила волшебница.
С этими словами она простерла руки и с кончиков ее пальцев сорвались светящиеся нити, которые опутали каждого из бандитов, волшебные путы ярко вспыхнули, коснувшись своих жертв, а затем растворилась в воздухе.
- Встаньте, сегодня вы родились для новой жизни, - воодушевленно произнесла волшебница.
При этих словах Крэлан невольно скривился, но воздержался от комментариев. Жители деревни ликовали. Сразу нашлось пара десятков больных, которым нужна была срочная помощь светлой волшебницы. София не отказала ни кому из просящих. На Крэлана же смотрели с опаской, и он поспешил удалиться от всеобщего внимания.
Вечером жители организовали праздник в честь светлой жрицы. Продукты, которые они хотели отдать разбойникам, были разложены на широких столах и их мог отведать любой желающий. Какой-то местный умелец играл на дудочке простую, веселую мелодию. Все закружились в танце, даже сгорбленный старичок, переваливался с ноги на ногу и пристукивал своей палочкой. Оулан же очень приглянулся пятерым местным красавицам. Поначалу страж пытался держаться ближе к Софии, напуская я себя наигранную строгость, но когда его окружили пять хохотушек, он больше не смог сопротивляться и они увлекли его в хоровод. Оулан проникся общим весельем, и искренняя улыбка осветила его лицо. София посмотрела на него и тоже невольно улыбнулась. Страж же вырвался из круга своих почитательниц и начал озираться по сторонам, словно ища кого-то. Затем он ловко проскользнул сквозь толпу танцующих и оказался около Лайзы.
- Позвольте пригласить вас на танец, - произнес страж, склонившись в галантном поклоне.
Лайза минуту колебалась, но затем вложила свою руку в его. Он улыбнулся и закружил ее в танце.
- И что же свело вас с Крэланом? – словно, между прочим спросил Оулан, хотя по его напряженному взгляду можно было понять, что этот вопрос беспокоил его больше, чем он хочет признать. – Вы кажетесь полной противоположностью этому угрюмому магу, как день и ночь.
 - Наверное, нас свело то же чувство, что держит вас подле Софии.
- Не думаю, что такое сравнение уместно. София – верховная жрица, несущая в мир надежду.
- Надежда бывает разной, к примеру, уверенность в завтрашнем дне. Для того чтобы удержать мир по ту сторону от стены, нужно быть готовым к войне. Простите, мне нужно вас покинуть, - закончила она мягко, но настойчиво, и ускользнула из его рук.
Оулан хотел ее удержать, но не знал как. Он корил себя за то, что коснулся этой темы, совсем не такие слова он хотел ей сказать.
Лайза бежала прочь от шумного праздника, вдруг она заметила, нет, скорее почувствовала, что Крэлан где-то рядом.
- Мессир? – несмело позвала девушка.
- Зачем ты ищешь меня? – ответил волшебник и сбросил с себя маскировочные чары.
Мужчина стоял к ней спиной, устремив взгляд в темное небо.
- Крестьяне устроили грандиозный праздник. И пусть они не скажут этого вслух, но для меня очевидно, что именно вы сегодня совершили подвиг.
На губах Крэлана отразилась саркастическая улыбка.
- Пусть веселятся, пока могут. А то, что ты называешь громким словом подвиг – результат сомнительного решения. Мне не хватило времени, чтобы продумать все вероятности, именно поэтому я отвел удар в последний момент. Тогда мне показалось разумным не полагаться на случай. Если бы Софию ранили смертельно, способность быстро исцеляться от порезов не помогла бы. После ее гибели, сила должна была перейти в другого человека и, к сожалению, я не знаю, как подсказать ей правильный выбор. Зато мы бы избавились от общества не в меру преданного стража. Что до жителей деревни, то сначала они будут праздновать, потом, пользуясь своей безнаказанностью и волшебным зароком, что наложила София, они убьют нескольких или почти всех разбойников. Я подозреваю, что они уже не в первый раз наведывается сюда, поэтому у них есть история вражды. А потом придут новые бандиты и убьют всех. В это время мы уже будем далеко, обреченные созерцать, как двое влюбленных украдкой бросают взгляды друг на друга, - с раздражением заключил маг.
Мужчина на секунду замолчал и продолжил более спокойно:
- Сегодняшний день показал насколько у нас мало шансов на успех. Слабость, я вижу ее проявление в каждом поступке, каждом решении Софии, - затем он перевел взгляд на Лайзу. – У тебя еще есть возможность присоединиться к празднику, я отсюда слышу шум и звуки какой-то незамысловатой песенки.
- Я лучше останусь здесь, не люблю шумных собраний, - призналась Лайза и села на шелковую траву, скрестив ноги.
Крэлан сел рядом с ней.
- Раз уж мы проводим вечер вместе, расскажи мне о себе. Как получилось, что ты записалась в армию?
- Я с самого детства была сорванцом, - как можно беззаботнее ответила она.
- Это не вся правда. Я не обладаю даром светлой жрицы, но чувствую, когда мне недоговаривают.
Лайза откинула голову назад и закрыла глаза, ей было тяжело вспоминать о прошлом, но сейчас ей захотелось выговориться и оставить все позади.
- Мою жизнь в детстве можно назвать счастливой, все давалось мне легко. Мама умела самое трудное дело превратить в игру. А вечером бабушка рассказывала нам сказки про другие миры, и я воображала себя то храбрым рыцарем, то огнедышащим драконом. Но время шло, бабушка умерла и вместе с ней из нашей жизни ушла частичка волшебства. Однажды, мы с сестрой работали в поле, а мимо проезжал смотритель. Я сразу заметила его, он тогда остановился посреди дороги и очень пристально наблюдал за нашей работой. Этот мужчина пришел и на следующий день и через день. А потом он явился к нам в дом, и о чем-то очень долго разговаривал с моей матерью. Я узнала, что он предлагал ей пять монет, чтобы она отпустила меня к нему в усадьбу. И мать взяла деньги… Сейчас я понимаю, что у нее просто не было выхода, но тогда я расценила этот как предательство. Тем же вечером я ушла из дома, даже не простившись с родными. Мне было всего восемнадцать, и я осталась одна, без денег, без крыши над головой. Единственное, что осталось у меня – это моя жизнь. Ее я и отдала в залог, поступив на службу. Дальше были тренировки, дни походили один на другой… а об остальном вы уже имеете представление.
- Когда мы пересечем барьер, тебе стоит навестить семью. Неизвестно, что ждет нас в будущем, это маленькое приключение может стоить жизни всем нам.
- Да, нужно будет так, и поступить, - согласилась женщина.
Крэлан задумчиво посмотрел на Лайзу.
- Я так и не рассказал тебе, что обнаружил в хранилище. Если ты пойдешь со мной до конца, то тебе нужно знать… - начал свой рассказ маг.
За разговорами они даже не заметили, как пробежало время. А рано утром четверо странников снова отправились в путь.


Рецензии