Общества без общения

      Ночная темнота всё дальше отступает от поселений людей. Миллионы электрических огней образуют причудливые световые узоры, издалека похожие на яркие галактики. С заоблачной высоты труженики орбитальной станции иногда делают снимки светящейся Земли. Рассматривая эти снимки легко представить единство человечества и вселенной. Люди уже потоптались по Луне, уже исследуют поверхности соседних планет. Если человечество успеет созреть, то рассеет свои семена до звёзд, но даже если погибнет раньше, из людей может прорасти другое человечество.

      Человеческие общества (племена, страны, фирмы, спортивные команды и ещё сотни разнородных обществ) обладают знанием и могуществом человечества только вместе. Очевидно, не осознавая свою общность, общества стремятся уничтожать друг друга, ослаблять, порабощать. Общества часто болеют, иногда умирают, а иногда впадают в бешенство и пытаются победить сразу все окружающие общества.
      Во взаимодействии обществ проявляются взаимоотношения людей. Люди с трудом понимают друг друга, а значительные различия территорий, языков, мировоззрений многим трудно даже вообразить:

               — Что ты, Гек, да разве французы говорят не по-нашему?
               — Да, Джим; ты бы ни слова не понял из того,
               что они говорят, ни единого слова!
               — Вот это да! Отчего же это так получается?
               — Не знаю отчего, только это так.
               Я в книжке читал про ихнюю тарабарщину.
               А вот если подойдёт к тебе человек и спросит:
               «Парле ву франсе?» — ты что подумаешь?
               — Ничего не подумаю, возьму да и тресну
               его по башке, — то есть если это не белый.
               Позволю я негру так меня ругать!
               — Да что ты, это не ругань. Это просто значит:
               «Говорите ли вы по-французски»?
               — Так почему же он не спросит по-человечески?
               — Он так и спрашивает. Только по-французски.
               — Смеёшься ты, что ли? Я и слушать тебя больше не хочу.
               Чушь какая-то!
               (Марк Твен, Приключения Гекльберри Финна)

      Заблуждения не создают проблем, если не уверяться в знаниях. Джим скорее изменит своё представление о языке, чем начнёт бить француза. Но многим людям достаточно считать своё мнение общим, чтобы слепо верить в то о чём самим не известно. Их мнение способно устоять даже перед толпой французов.
      Общие заблуждения редко вызывают смех. Проявляясь в действиях всего общества они часто приводят к ужасающим трагедиям. Вездесущую уверенность в заблуждениях автор этих абзацев видит и в собственном тексте, но снисходительно позволяет себе безосновательные высказывания.

               — Только глупцы могут быть непоколебимы в своей уверенности.
               — Вы уверены?
               — Абсолютно!

      И всё же не заблуждения превращают общества в злонамеренных соперников. Необходима основательная идея, чтобы научиться любое незнание превращать в источник конфликта.

               Как я умирал на одном концерте.
               Я на сцене. В первом ряду пара. Он и она.
               Я начинаю говорить — они начинают говорить.
               Я замолкаю — они замолкают.
               Я им шиплю: «Замолчите!»,
               а они и после этого говорят.
               Я чуть не заплакал, испортил все произведения,
               проклял всё на свете, ушёл со сцены,
               спросил: «Кто это?». Мне сказали:
               «Это иностранец с переводчицей».
               (Михаил Жванецкий)

      Очевидно, мир кажется людям враждебным. Во враждебном мире люди ввергают себя в повсеместное противоборство. Враждебность порождает желания владеть, подчинять, опережать. Конфликтные желания неизбежно вызывают страх. Всеобщее недоверие пробуждает бесконечный эгоцентризм — источник парадоксального ощущения одиночества в многолюдном мире.
      Враждебность охватила людей тысячи лет назад. От других верований остались только ритуалы лишившиеся первоначального смысла. Может в будущем проповедники вражды будут провозглашать непонятные истины, ритуально наставляя на прихожан стволы священных пенопластовых ружей, но пока люди не замечают, как сами неукоснительно следуют заповедям вражды: всюду насаждают соперничество и приучают к нему детей.

      Соперничество затрудняет обмен знанием. Повсеместно соревнуясь в знаниях люди демонстрируют осведомлённость, скрывают незнание, маскируют интерес, а в результате, обмениваются непрошенной и часто ошибочной информацией. В обществе таких знатоков детям кажется, что всем всё известно. Привычные фразы «Вырастешь, узнаешь», «Это знают все», «А ты не знал?» с детства приобщают к соревнованию знаек. Приходится превращаться в знайку, чтобы не отставать от других. Знайки убеждённые массовостью заблуждений непрерывно пополняют армию знатоков. Ответственность за результаты заблуждений знатоки перекладывают на природу: стремление к насилию оправдывают инстинктами, массовые жертвы безрассудных поселений списывают на природные явления, находят гены отвечающие за пристрастия и болезни.

      Почти тысячу лет во множестве стран женщины лишались возможности наслаждаться рождением человека. В противоестественной родам атмосфере недоверия желанное явление превращается в пытку. Объясняя причины страданий знатоки выдумали религиозную сказочку на века ставшую горькой истиной. Мнение, что роды это болезнь, стало общепринятым. Сомнения пресекались. Насильственное вмешательство в процесс родов со временем только усиливалось.
      С тех пор представления о мире заметно изменились. Появилась возможность исследовать проблему без риска быть заживо сожжённым. В 1933 году была издана книга «Естественные роды». Автор книги, доктор медицины, опытнейший акушер, самоотверженно распространял практику проведения безболезненных родов. Десятки лет ему препятствовали опытные врачи оберегавшие от сомнений свою многолетнюю практику.




               * * *

      Повсеместное противоборство угнетает способность людей общаться. Стало нормой считать общением ритуальные фразы, безответственные разговоры. Вместо общения люди неосознанно воображают своих знакомых используя для этого весь свой жизненный опыт. Часто даже близкие родственники не замечают, как мало знают друг друга. Людям проще знакомиться в экстремальных условиях, когда шаблоны поведения разрываются непредсказуемостью ситуаций:

               Если друг оказался вдруг
               И не друг, и не враг, а так,
               Если сразу не разберёшь,
               Плох он или хорош, —
               Парня в горы тяни — рискни!
               Не бросай одного его,
               Пусть он в связке в одной с тобой —
               Там поймёшь, кто такой.
               (Владимир Высоцкий, Песня о друге)

      В обществе соперников проведение опытов над людьми это удобный способ проверки дружеских отношений. Счастливчики не привыкшие сомневаться в отношениях могут смело рассчитывать на заботу опытных доброжелателей:

               Девушка лет тридцати, хороших родителей.
               Сама зарабатывает. Не была замужем.
               Сосед предложил:
               — Давай сосватаю.
               Пришёл с товарищем.
               Она с утра готовилась. Причёска. Стол.
               Они выпили. Стали говорить о работе.
               Распалились. Ушли с трудом.
               Он ей предложил другого.
               Опять причёска. Стол.
               Говорили о работе. Ушли с трудом.
               Так сосед с друзьями пил месяц.
               Пока их не разоблачили.
               (Михаил Жванецкий)

      Наученные горьким опытом, прежде чем кому-то довериться проводят эксперименты:

               Он ей очень нравился.
               Она позвонила ему и сказала,
               что у неё есть два билета в театр.
               Билеты сейчас дорогие. Он пошёл с ней.
               У театра она сказала, что пошутила,
               что нет у неё никаких билетов.
               Он честно сказал:
               — Вас сейчас оставить или проводить куда?
               Она сказала: «Оставьте сейчас».
               И он ушёл. А билеты у неё, конечно, были...
               (Михаил Жванецкий)

      В атмосфере недоверия нет места искренности. Говорить удобно только о посторонних предметах. Даже желающий знакомства говорит о чём-то другом вместо того, чтобы открыто сказать о своём желании:

               — Девушка, какой у вас телефон?
               — Моторола.
               — Нет, я имею ввиду номер.
               — Федеральный.
               — Да нет, цифры какие?
               — Арабские.

      Навык взаимного общения используется также и для знакомства с собой. Скрывая от всех свои истинные побуждения можно остаться неизвестным самому себе.

      Известные слова сами собой не сообщают известные смыслы, поэтому необходимо договариваться до сходного понимания. Если информация передаётся без диалога, необходимо выверять слова учитывая место, где они расположены. Это правило касается и «говорящих» и «слушающих»:

               Два священника устанавливают на дороге щит с надписью:
               «Остановись, конец уже близок! Поверни, пока не поздно!»
               Мимо них на огромной скорости проезжает фура,
               водитель вопит и машет кулаком:
               — Проклятые сектанты, достали вы уже!
               Машина скрывается за поворотом,
               оттуда слышен грохот и громкий бульк.
               Один священник говорит другому:
               — Похоже, ты был прав, надо было написать просто
               «Мост разрушен».




               * * *

      В тридцатых годах двадцатого века антропологи узнали о сеноях, поразительно отличающихся от нормально враждебных людей. В своей книге антрополог Килтон Стюарт с явным восхищением отзывается об обществе сеноев: «Будучи членом научной экспедиции, путешествующей через непроходимые дождливые экваториальные леса центральной цепи Малайского полуострова в 1935 году, я побывал в изолированном племени джунглей, которое использовало особые методы психологических и межперсональных отношений так потрясающе, что для нас они показались пришельцами с другой планеты».
      В высокогорных лесах Малайзии среди враждующих племён жили люди, чудесно обходившиеся без конфликтов, болезней, изнурительного труда. По меньшей мере последние сотни лет им не приходилось воевать с соседями. Воинственные соседи старались держаться подальше от сеноев казавшихся им могущественными колдунами. Пугающе легко сенои налаживали свой быт, несомненно с помощью колдовства, а свободное время проводили в устрашающе таинственных совещаниях.
      Пока сеноями интересуются психологи да любители осознанных сновидений. Одним нужен опыт решения психологических проблем, другим интересно умение управлять сновидением, а мировоззрение сеноев — источник их колдовства — пока остаётся «инопланетным».

      Сейчас может быть трудно представить мир без идеи враждебности, но человек непрерывно познаёт мир и непременно смоет глупую идею потоком информации. Среди людей всегда были те, кто учился принимать мир без вражды и дружбы. Неизбежно и остальные осознают невыдуманный мир и заговорят по-человечески — искренно и откровенно.


Рецензии
Идей в мире много,но все они делятся на две категории: одни по сути своей эгоистичны и являются как раз причиной бодания(соперничания)людей,другие по сути своей альтруистические,несущие в мир любовь,взаимопонимание и взаимопомощь,вышнюю справедливость,зовущие к жизни по совести в служении друг другу. Дуализм идей отражает дуализм мира сего,мира духовно эволюционирующего,а потому и не способного быть иным.
Мир этот есть школа жизни. Мы,обречённые на вечность, учимся здесь жизни разумной.

Николай Каркавин   23.01.2017 16:21     Заявить о нарушении
На это произведение написано 16 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.