Великий круг ариев

Аннотация
Колобов Михаил Васильевич – Череповец
«Великий круг ариев»

Русские летописи вопрошают: «откуда есть, пошла Русская земля»? Действительно, где произошел первичный этногенез народа, которого мы вправе относить напрямую к своим предкам?
Здесь важно избежать модных и смелых фантазий про Беловодья, затонувшие земли и прочих фантасмагорий. В истории могут быть гипотезы, но только основанные на фактах, а вот догадки и «прозрения» должны быть отброшены.
Тут приведены факты порой ранее неизвестные, какие-то уже забытые, но это всегда факты с отсылкой на первоисточник, а потому возможному оппоненту легко находить зацепки для сомнений. Выстроенные в ряд события дают новое прочтение древней истории славян и праславян.
Много тысячелетий назад между великой рекой Волгой, которая была многоводнее, длиннее и звалась «Ра», да кряжами Урала возникла цивилизация древних ариев, остатки которой стали находить только с 80-х годов прошлого века. Из-за стужи великой место первичного этногенеза пришлось оставить. Двинулись арии на юг, дали свое имя Аралу, пришли в Индостан, заглянули и в земли «иньские», но далее двигались по солнцу, прошли мимо земли «фарсийской» и оказались в Пафлагонии (территория нынешней Турции). Оттуда, в Европу пошли уже праславяне (этнос ариев переродился). Позже на Русской равнине сложился древнерусский народ, который распался во времена феодальной раздробленности. Он вновь сложился в борьбе за национальную свободу, но уже, как русский народ: на Куликово поле зашли рязанцы, владимирцы, белозерцы, а вышли русские. В рамках Московского государства русские пришли на Урал и замкнули круг, начатый ариями.
Древность и самобытность своей цивилизации русским все время приходиться доказывать. Даже государственность им якобы привнесли. Норманны завоевывали и север Франции и Сицилию, (всюду их считали разбойниками), а вот Руси они привили государственность. Сами скандинавы называли Русь Гардарикой – страной городов; а разве может народ дикий создать не просто город, а сеть городов? Однако норманнская теория освещается и в школьных учебниках. За собственную историю приходится сражаться, а уж если эта самобытность древняя, то и битва вдвойне. Меч здесь один – факты; не нравятся, опровергните. Все приведено – читайте.

Великий круг ариев
М.В. Колобов
Введение

Стало общим местом сетования историков-профессионалов о гигантском притоке дилетантов на ниву сочинений по исторической тематике. Вместо, казалось бы естественной радости за расширение интереса в обществе к истории, такие вот стенания. На мой взгляд, для исторической науки гораздо опасней ученый-историк, действующий по дилетантски (далеко не редко встречающийся симбиоз), - без проверенных фактов, а чаще на базе псевдофактов, глубоко искажающий реальное историческое полотно. Политический заказ под заведомо ложное представление истории есть всегда, и профессионалы на этой неправедной ниве трудятся, не покладая рук.

Наступил XXI век, - век связи и информации, которая фиксируется, чуть ли не автоматически и отслеживается со всех сторон. Казалось бы, всеобщая объективность факта царствует в нашем постиндустриальном мире. Ан, нет. Важнейшие и видимые всем события зачастую преподносятся так, что правда остается сокрытой надолго. Весь мир несколько месяцев был уверен, что в военных действиях на Кавказе в августе 2008 года агрессор совсем не Грузия. Убежден, что наши потомки будут лучше осведомлены о падении башен близнецов в Нью- Йорке 11.09.01 , чем мы - свидетели этого потрясающего происшествия. Многие причины и факты вокруг этой трагедии по-прежнему спрятаны от нас довольно глубоко. Увы, у события не может быть только казовой стороны. Важные движущие моменты уже свершившегося факта могут долго скрываться от общества.

Прошлое оказывает влияние на современную жизнь, а потому существует искушение подправить историю, чтобы изменившийся взгляд на устоявшиеся факты перевернул ныне складывающиеся тенденции. Любые пристойные предлоги такую стезю не оправдывают - известно, благими намерениями дорога в ад выстилается. Гораздо более продуктивный путь - раскрывать и преподносить свершившиеся события без прикрас и искажений. Порой требуется очищать исторические свершения от прилипших к ним ложных оценок, поскольку упомянутое искушение действовало во все эпохи и имело искусных совратителей с пути истины.

Казалось бы, чего проще - собрать все имеющиеся факты по данному событию, откинуть заведомо ложные и выстроить объективное суждение. Увы, сложно. Какие факты можно отбросить, как сомнительные или несущественные? Где грань между малозначительным событием и коренным? Для полной, целостной картины надо приводить события и артефакты из всех сфер жизни мира и человека. Взаимное подтверждение фактов из разных исторических дисциплин - важнейший критерий истинности. Пронизанный лучами из разных секторов знаний, факт переходит в разряд достоверных, приобретая соответствующую форму и спектр общественного восприятия. Таков научный подход.

Нам никуда не уйти от обновленного прочтения давно известных событий. Парадокс - новые времена рождают новые факты, которые, строго говоря, являются старыми, поскольку принадлежат времени ушедшему, то есть существовали еще тогда, когда не были известны. «Новые старые» знания заставляют нас чуть сдвигать, устоявшийся было угол зрения. Недаром значение слова «история» восходит к древнегреческому термину, означавшему «расследование, установление».

Здесь опять есть искушение перед исследователем предстать пред обществом ярым ниспровергателем старых догм. У поддавшихся девиз: «клячу истории загоним» в такой угол или даль, что сегодняшняя жизнь в миф уходит - откуда вдруг взялась вот такая? Тут и всплывают Гипербореи, Беловодья, и прочие фантасмагории, существование которых подтверждаются не фактами, а исключительно буйной фантазией авторов. Такие сочинения находят спрос; но почему на Западе всякие Нарнии и Зазеркалья, это четко очерченный жанр фэнтези, а наш сочинитель, на полном серьезе замахивается на звание историка?

В любой области, любому исследователю очень важно иметь некие реперы - отправные точки. На ниве истории таковыми всегда были даты на временной шкале. Здесь обухом по голове вас норовит огреть Новая Хронология. Ее прародитель Фоменко А.Т. уже более 30 лет доказывает, что традиционная хронология никуда не годится. Поставив под сомнение всю шкалу дат, Фоменко А.Т. решил (опять же от чего-то нужно все же отталкиваться) считать, что с началом книгопечатания, даты проверяются и сомнению не подлежат; но далее никакой глубокой древности нет. Фоменко А.Т. и его сторонники полагают, что деградация науки, культуры, технологии, произошедшая в период раннего Средневековья невозможна, - эволюция линейна и равномерно развивается в течение времени, а потому Средневековье и есть начало цивилизации. Вся высокая Античность - химера, выдуманная и сфальсифицированная злонамеренными заговорщиками в период эпохи Возрождения.

Как следствие подобных суждений, - сужение исторического пространства. Проблема, - куда ж девать столько «лишних» событий и персон? - решается тривиально:объявляется, что многие из них одно и тоже, размноженное недобросовестными хронистами.
Наукоподобный метод Новой Хронологии - это математико-статистическая обработка исторических текстов для выяснения их зависимости по нахождению однородных фрагментов; здесь же астрономические потуги по передатировке Альмагеста Птолемея. Запустив в ЭВМ самые разные исторические хроники (их подбор остается на совести авторов Новой Хронологии), делается формальная статистика обработанных материалов в переводе на число - потому метод математический, а, значит, по наивному разумению авторов, научный. Фоменко А.Т. считает, что наибольшее число текстов возникает вблизи даты самого описываемого события. К примеру, наибольшее число сохранившихся древних произведений о Троянской войне приходится на XII-XIII века, а единичные более древние, в статистическом подборе, как величины малые, могут быть отброшены.

В результате таких «научных изысканий», Троянская война перемещается в XIII век уже нашей эры, и не обошлась без деятельного участия русских казаков. Остальные исторические события сваливаются в кучу, перемешиваются и сдвигаются по времени ближе к современности: Америку завоевал Ермак-Кортес; летописный Новгород - есть Ярославль; монгольский хан Батый, это еще и казачий «батька»; Тамерлан и Александр Невский одно лицо; распятие Христа произошло не в Палестине, а на Босфоре и было это в Средние века, да и звался он Гильдебрантом, так как Иисус Христос и римский папа - одно лицо.

Параисторические сочинения, невесть откуда слетевшихся дилетантов, удовлетворяют тщеславие своих авторов, но по большому счету относительно безобидны. Они не посягают на существующее здание Всемирной Истории, а стараются раздвинуть его рамки своими фантазиями. Новая Хронология действует иначе. Человеку внушается, что вся (Вся!) Всемирная История гигантски раздутая ложь. Куда ни кинь, все было не тогда, не там и не так. То, что подсовывается вместо нее - двойственное, перекошенное историческое пространство, в котором авторы тоже запутались.
За последние четыре столетия, подлинность событий которых Фоменко А.Т. сомнению не подвергает, при применении его метода сливаются воедино две мировые войны; Наполеон, Гитлер, Сталин предстают одним лицом и т.п. То есть, проверка его методики на достоверном материале показывает, что в ее жерновах перемалываются известные события в чудовищный винегрет. Академику от математики - Фоменко А.Т. можно порекомендовать посчитать количество прыщиков у студентов в разных группах и сравнить их с количеством кратеров на ближайших небесных телах. Бездушная ЭВМ установит корреляционную зависимость, только будет ли какой смысл в выявленных результатах?

Иные исторические дисциплины раз за разом подкладывают свинью новому Герострату истории: снова и снова в разных местах и разных слоях почвы находят бюсты и монеты римских императоров, с разными ликами, которых Фоменко А.Т. объявил одним и тем же лицом. Фоменко А.Т. сотоварищи всё, что не укладывается в Новую Хронологию, объявляют позднейшей фальсификацией. Однако, масштабы предполагаемой фальсификации столь велики, а охватывать она должна столь разные слои политических деятелей и территорий, что поверить в возможность скоординированных подделок разнородных по месту и этносам артефактов не представляется возможным.

История есть наука общественная в высшей степени; даже нечаянные ошибки в ней могут натворить много бед. Замалчивание фактов, как, к примеру, по Катыни, продолжительное время отравляло взаимоотношения двух народов и еще не скоро будет изжито; а уж фальсификация целых эпох, на что с легкостью идут авторы Новой Хронологии - преступление. Массовое распространение Новой Хронологии в социальном плане ведет к деструкции общественного сознания. Оттого эмоциональный окрас академика Бонгард-Левина Г.М. по поводу писаний коллеги - академика Фоменко А.Т. представляется оправданным: «Нормальный человек может все это написать, но тогда - это умный, тонкий негодяй». Научный мир, всерьез занимающийся историей, заклеймил Новую Хронологию, как лженауку; но Фоменко А.Т. и его последователи не унимаются, - полки магазинов пополнялись и пополняются их книгами в ярких обложках. То, что долгие десятилетия они публиковались издательствами МГУ, Наука на средства грантов Российского фонда фундаментальных исследований, делает нашу официальную науку ответственной за пропаганду лженауки, и тот урон общественному сознанию, что он несет.

В 1990 году во Франции учреждена «Премия Лысенко». Эта своеобразная анти-премия вручается автору, чьи произведения внесли образцовый вклад в дезинформацию человечества в области науки. Определяя название данной премии, французы не учли, - русские могут «улучшать» заданные миру образцы. Авторы Новой Хронологии давно переплюнули гонителя генетиков - Лысенко Т.Д. Как сказал коллега по МГУ, Ефремов Ю.Н.: «Академик Фоменко и его защитники выставили Российскую академию наук и МГУ на мировое позорище. Превращение римского папы Гильдебранта в Иисуса Христа - это штука посильнее, чем превращение овса в овсюг, а пеночки в кукушку. Но в отличие от достижений Т.Д. Лысенко, пропаганда Новой Хронологии ведется членами нашего научного сообщества совершенно добровольно, без всяких указаний партии и правительства! Это величайший позор отечественной науки за всю ее историю - величайший, ибо на этот раз за него ответственна она сама».

Принципиально нового тут ничего нет. Нам как-то особенно «повезло». На одной шестой части суши часто озвучивали и принимали форму лозунга, и даже программы для всего государства, разные бредовые идеи. Чего стоят планы посадки кукурузы (они реально воплощались у нас на севере - сам видел) до полярного круга; химизация всей страны; и странный тезис - как перегоним Америку в шесть раз (ну почему не в пять или три?), у нас наступит коммунизм. Все эти планы и теории были освещены отечественной наукой, по ним написаны сотни диссертаций, получены самые высокие звания.

В нашем обществе царствует некий пиетет к деятелям науки. Этим активно пользуются. Ответ оппонентам неравным в научном звании принимает, как правило, следующую форму: вы собственно кто в науке? - я, вот, академик! Фоменко А.Т. - доктор физико-математических наук, академик Российской Академии Наук, автор более 250 научных публикаций по математике. Его частый соавтор, Носовский Г.В. -кандидат физико-математических наук в области теории вероятностей и математической статистике. Сохраняя научную обоснованность в математике, они хлеще любых дилетантов действуют в других отраслях человеческих знаний, - истории, астрономии, хронологии. Почему?

Обывателю кажется, что ученые регалии (звания), гарантированное знание ответа (ученые ведь!) на простые вопросы: что есть наука, а что нет; что для общества полезно, а что опасно? Выдвину противоположный тезис. Именно у представителей науки наиболее часты случаи глобальных заблуждений по элементарным вопросам жизни человеческого общества. Воинствующий дилетантизм, обряженный в тогу высокой науки, выглядывает то тут, то там, это распространенное явление в научной среде. Академик Зализняк А.А. разработал несколько признаков, по которым можно враз распознать дилетанта; и по своим, порой категоричным, высказываниям сам подпадает под эти определения. То есть в каких-то случаях академик Зализняк А.А. сам есть кондовый дилетант. В свое время существовал образ чудаковатого профессора-ученого, действительно выдающегося специалиста по узкому профилю знаний, и совершенно беспомощному в быту, близкие люди просто обязаны были присматривать за ним, как за маленьким ребенком, который по рассеянности путал элементарные вещи, а, стало быть, легко переходил туда-сюда черту добра и зла. Этот образ как-то незаметно сошел на нет, а ведь он, отражает некую данность.

Чудовищные силы (отравляющие газы, ядерное оружие) политикам и военным вручили ученые. Деятели науки сначала действуют аморально, а потом удивляются: « мы сделали работу за дьявола»(Роберт Оппенгеймер). Научные исследования, подчиняются каким-либо рациональным законам и их основа определенным образом измеряема. Ученый стремится измерить свой материал, но как измерить его собственную честь, совесть и первый вопрос - чем? Может потому, что эти понятия не измеримы, они попросту отбрасываются человеком, глубоко погруженным в чистую науку? Однако этические проблемы встают перед учеными, хотят они того или нет, в связи с воздействием на общество результатов их работ. Очень часто человек науки этого элементарно не понимает. Знание - сила, говорим мы. Иногда эта сила деструктивна, особенно, когда оказывается в руках человека с атрофированной моралью. Опасность разрыва силы знания с моралью приходит в головы отдельных деятелей науки, и тогда мы наблюдаем драму человека, осознавшего содеянное и его великую борьбу за звание Человека с большой буквы; но пример Сахарова А.Д. не типичен, а, напротив, достаточно редок.

После вышесказанного, что еще добавить в качестве преамбулы? Автор (это я про себя), постарался представить свои взгляды в максимально сжатом и обнаженном виде, где нет места пространным повествованиям, а идет череда фактов с обоснованием их достоверности. Все предельно упрощено для возможных оппонентов - сразу представлены источники или ссылки на них, и сам реальный материал, на котором держатся те или иные выводы. Конечно, подобная подача перегружает текст цитатами и где-то снижает читабельность; но, прежде всего, хотелось донести, - здесь нет места фантазиям и пустым, бездоказательным предположениям. Наверное, автор не во всем прав, но отыскать в чем именно, предельно просто - все постулаты выстроены и находится здесь, читайте.

1. Заселение Русской равнины

Русские былины как источник, каких-либо исторических событий, свидетельство достаточно зыбкое. Однако несомненным фактом остается историчность любого эпоса. За эпическими коллизиями, выраженные народным слогом, встают картины действительных отношений, как бытового характера, так и исторических свершений минувших эпох.В былине о Добрыне Никитиче герой спасает от змея племянницу князя Владимира Забаву Потятичну, но отвергает предложение (совсем не сказочный оборот) жениться на ней.
«Ах ты, молода Забава дочь Потятична!
Вы есть нунчу роду княжеского,
Я же есть роду христианского:
Нас нельзя назвать же другом да любимыим.»
Жену себе Добрыня  находит в краях дальних -  она у него из земли Ханаанской. Ханааном звалась в древности Палестина. При сём при том ни именем, ни обличьем Настасья Никулична не отличается от прочих русских. Жена Добрыни Никитича – обычная русская женщина, из дальних краев, но и только. Стало быть, жену себе, своего роду племени можно было добыть в ту пору и в земле Ханаанской!
«Провожала-то Добрыню любима семья,
Молода Настасья дочь Никулична
Она была взята из земли Ханаанской».
Не помню, какой исследователь былин утверждал, что Святые горы наших былин, это Карпаты. Мол, иных гор славяне просто не знали. Однако в былине о Святогоре прямо указывается, что ходил он по «Святым горам Араратским». А когда повстречал и подружился с другим богатырем Ильей Муромцем, то упокоение нашел на другой горе - Иелионской. Святогор наш богатырь, но все время бродит в стороне от людей своего племени. Эти святые горы где-то вдали от Руси и явно на пути к святым землям. Что земля Ханаанская – земля святая, на Ближнем Востоке известно издревле. Отметим для себя, что в древнем государстве Урарту, располагавшемся на армянском нагорье над которым господствует потухший вулкан Арарат, наиболее популярное имя царей было – Руса. Армянская нация переимчива на имена. Лично знаю армянина с отчеством Ворошилович, его отец, живущий в Армении, русскую фамилию Ворошилов носит в качестве имени. Эти факты говорят о связях народов и сейчас и в глубокой древности.

От устного народного творчества перейдем к письменным источникам. «Слово о полку Игореве» - гениальное произведение древнерусской литературы можно рассматривать как важный документ исторических событий, а также бытовых традиций XII века.
«На реке Каяле тьма свет покрыла –
по Русской земле простерлись половцы,
точно выводок гепардов».
Последняя строка в оригинале:
«аки пардуже гнездо»
Сразу отметим, гепардов на Руси звали пардусами, а при чем тут они? Откуда это? Автор хочет щегольнуть ученостью? Да нет, обычное дело. Из летописи известно, что отец Игоря Святославича  в 1159 году подарил Юрию Долгорукому двух пардусов (гепардов) для охоты. Как охотничьи звери гепарды на Руси ценились очень высоко и такая охота была развита. Существовала целая наука княжьей охоты с этим зверем: выводились они на поимку добычи в одиночку или парой, но стадом, никогда, это уже не по правилам. За ними следили, ухаживали специально приставленные люди – «пардусники». Вот половцы атакуют, словно стадо гепардов. Этим автор хочет подчеркнуть, что те нападают вопреки всем канонам. Игорь неожиданно увидел перед собой весь «выводок» половцев, те выставили все наличные силы, их было несравнимо больше его наспех собранного войска. Три слова, а какая образность и многослойность сравнений; и гепард здесь не просто так. На герб древнего Пскова помещен не медведь, не лисица – пардус, а на фресках киевской Софии изображены гепарды на охоте за дикими конями; на Царскихвратах в одном из храмов Суздаля есть изображение морды гепарда. Этот зверь, каким-то невероятным образом, зацепился за историю древней Руси. Интересно, а имелись ли в ту пору в русском языке слова, обозначающие таких диковинных зверей, как скажем, бегемот, слон или жираф? Нет. А вот гепарда – звали «пардус». И снова вопрос. Откуда это? Гепарды на Руси отродясь не водились. Где князья подхватили моду охоты с этаким зверем?
 
Вот, если предположить, что в начале новой эры русы, которых в данном контексте надо рассматривать, как праславян, обитали на Ближнем Востоке, то все становится на свои места. Там высшие круги общества обрели эти княжеские (воистину) замашки – охота с гепардом, от которых и на новом месте отказываться не хотелось – княжий статус необходимо подтверждать. В библии царь Вавилона и Аккада Нимрод представлен, как сильный зверолов. Любимым занятием ассирийского царя Ашшурбанапала была охота, о чем свидетельствуют многочисленные рельефы с пояснительными надписями. Традиции охоты властителей на Ближнем Востоке древнее самой древности. В середине первого тысячелетия новой эры праславянские племена двинулись (уже не впервые) с Ближнего Востока на Русскую равнину. Какая-то часть осталась. Так всегда бывает, что кто-то идти не может или не хочет. Прошло полтысячелетия и больше, но славяне помнят, что есть в краю далеком соплеменники. А главное, - путь знают. Мимо Святых гор, где бродит, подрёмывая Святогор-богатырь, потерявший ушедших далеко соплеменников. А то, что Святогор (хранитель дороги) умирает, в эпоху богатырей (народная память почти всех богатырей привязала ко времени княжения Владимира - Красное Солнышко), возможно, говорит о том, что путь на Ближний Восток в эту пору окончательно закрылся. Уже через тысячу лет только Татищев В.Н. о том пути пишет. Вслед за ним в XVIII веке и Болтин И.Н. сообщает, что ранее русские жили в Сирии и Финикии. Даже летописцы XII века больше  вопрос ставят «откуда пошла Русская земля», чем отвечают на него. Но какова постановка! Ведь, если «пошла», то от каких-то краев, стало быть, пришла. Есть у нас свидетельства о землях, с которых предки наши вышли: можно в тех краях жену найти, своего же роду, не басурманку, а можно оттуда и гепардов привезти князьям на потеху. Укоренилась в княжеском роду охота с гепардом, насколько в Европе королевская соколиная охота, русскими властителями немедленно освоенная тоже. Но своя особенная – с пардусом, не забывалась. Забаву сию только татаро-монгольское иго вытравило. Русские паломники в Палестину видели там гепардов (пардусов) в дикой природе и отмечали это. В известном «Хождении Даниила игумена Русской земли» начала XIIвека есть такие строки: «Зверь многъ ту и свинии дикие бещисла много и пардусы много ту суть львове же обоиъ пол Иордана». Ну, нет на Руси гепардов, а тут вот он, давно знакомый зверь, да на воле!

В «Слове о полку Игореве» речь идет о злополучном походе Игоря Святославича против половцев в 1185 году. Главный замысел  сочинителя – единение всех русских пред лицом национальной угрозы. Потому неизвестный автор постоянно обращается от современности к истории: тут и Владимир IСвятославич, и храбрый Мстислав, что одолел Редедю пред полками касожскими и другие герои, а, главное, славные события прошлого.  Широка колея самого известного исследователя «Слова о полку Игореве». Наверное, поэтому прочие комментаторы «Слова…» идут вслед за академиком Д. Лихачевым, утверждавшим, что автор охватывает события русской истории за полтора столетия. Глубже, гораздо глубже, на восемь веков, как минимум! Четыре раза упоминается Троян. Автор не просто так возвращается к нему, это явно некая отправная точка в русской истории. Вот Боян – соловей старого времени рыщет по тропе Трояна. А еще:«Были века Трояна, минули годы Ярославовы,
были походы Олеговы, Олега Святославича».
К сожалению, многие оказываются в плену комментария уважаемого академика Д.С. Лихачева: «По-видимому, Троян здесь языческий бог…были века Трояна, означает - были века язычества…» Может все же речь идет о римском императоре 98-117 гг. Траяне Марке Ульпии, в правлении которого Римская империя достигла максимальных границ?

В мифологии южных славян (а вовсе не восточных, что сразу девальвирует аргументацию Д.С. Лихачева) действительно упоминается некий Троян, но совсем не как бог. Вот суть мифа. Царь Троян жил на Дунае и боялся солнечного света. Только ночью он ездил в город Срем на свидание с милой девушкой. Как-то брат Трояновой любовницы задержал его отъезд. Троян отправился домой в город Цен уже перед рассветом, солнце застало его в пути, и он растаял. А еще у сербов есть сказка, о которой многое скажет название: «У царя Трояна козлиные уши». Место действия (Дунай), титул (царь), финал (Троян растаял), говорят о том, что сам миф-сказка (противоборство света и тьмы, с победой света – славян) восходит все к тому же римскому императору Траяну, которому славяне дулебы нанесли в начале II века жестокое поражение. Покорив Дакию (территория нынешней Румынии), Траян двинулся дальше на восток, но встретил такое сопротивление, что был вынужден перейти к обороне. Все дальнейшие поползновения Траяна к расширению Империи (удачные, а потому широко освещенные) относятся уже к Ближнему и Среднему Востоку.
Но не только это событие оставило имя Траяна в памяти хранителей славянской истории. Укрепления на Дунае, так называемые Траяновы валы – это название и сейчас в ходу - через два с половиной века стало местом столкновения славян и готов. Именно здесь, «на тропах Трояна» в IV веке н.э. решалось быть или не быть этой земле славянской. В наше время Траяновыми валами называют оборонительные сооружения (валы и рвы) сохранившиеся в Добрудже (Румыния) от Дуная, город Черновода до моря, город Констанца. Но был еще «Верхний вал Траяна» между реками Прут и Днестр (в Молдове чуть южнее широты Тирасполя) и «Нижний вал Траяна» от реки Прут до реки Кундук (немного южнее 46-ой параллели). От кого отгораживался победитель Дакии тремя рядами валов, отстоящими друг от друга на расстоянии 80 и 160 км? Тропы Траяна можно трактовать и шире. Феофилакт Симокатта византийский хронист, описавший в своей Истории войны с аварами, а также характер проникновения славян на Балканы в VI-VII веках, упоминает «так называемую Траянову военную дорогу», которая тянется от среднего Дуная до Черного моря к Траяновым валам на 500 с лишним километров.

В битвах с готами не один десяток лет решалась судьба нашего народа. Именно это хочет донести до нас автор «Слова…» В 896 году союз венгерских племен, перейдя Карпаты, занял среднее Подунавье. Освоение этой территории в венгерском языке обозначается особым термином honfoglal;s – обретение родины. Ранее венгры обитали в южной Сибири за Уралом, и, конечно, такое перемещение событие исключительное в истории народа. Для славян обретение родины, - генезис отдельных племен в единый древнерусский народ и привязка национального самосознания к конкретной территории, происходила на полтысячелетия раньше в Приднепровье и в серьезном противоборстве с готами. Сейчас в силу потери, а также забвения памятников истории (кто говорит о значении битв IV века для будущего славянского государства?) нет особого термина по обретению Родины, как у венгров, но у гениального и, к сожалению безвестного автора «Слово о полку Игореве» он есть. К эпохе «века Трояна» постоянно возвращается создатель великого «Слова…», а также к месту начала и кульминации войн с готами – «тропам Трояна». Тогда, именно тогда, родилась Русь.

Готы были прямые и опасные конкуренты. Если кочевые народы пришли и ушли, то готы стремились осесть на этой земле со своими волами и скарбом. Их необходимо было прогнать, как в свое время римлян. Поэтому битвы с готами не прекращались, но удар, который те не выдержали, пришел с востока, - объявился «бич Европы», гунны. Очевидно, славяне вступили с ними в союз, хотя от гуннов досталось и славянам, на это не особо обращали внимание, (кочевник придет и уйдет), главное, удалось зачистить территорию от готов. Капитальный труд французских ученых рубежа XIXи XX веков Ш. Бемона и Г. Моно «История Европы в средние века (395 – 1270)» содержит следующие строки: «Одно из подчиненных остготам племен - роксоланы, обиженные Германарихом, призвали против него гуннов, народ финского происхождения, кочевавший в это время по обоим склонам Урала и в долине Волги». Все произведение «Слово о полку Игореве» о битве с кочевниками. Полтысячелетия прошло от последних столкновений с германскими племенами. Победу над Игорем празднуют половцы, причем здесь готы, им чего радоваться? Ан нет, они помянуты непосредственно. За этим может стоять не просто важная причина, а только коренная, принципиальная.
«И вот готские красны девы
запели на берегу синего моря:
звеня русским золотом,
воспевают время Бусово.»
Время Буса, это IV век нашей эры, время, когда в окрестных степях никаких половцев и в помине не было, они появились в Причерноморье гораздо позднее. По свидетельству Иордана в 375 году готский король Винитар победил антов и приказал распять на кресте князя антов Буса, его сыновей и семьдесят знатных антов. С этим перекликается и Велесова книга «И Германарех разбил и ниспроверг Русь божию – Бусову и десять иных краев». Здесь неточность: Буса убил не Германарех, а его внук АмалВинитар. Впрочем, «ниспроверг» значит – победил, речь не обязательно об убийстве, которое свершилось двадцатью годами позже. Сделав устрашающий жест, готы узрели не смирение покоренных племен, а бурю славянского мира. Буквально через год после казни Буса, готы не выдержали яростного напора славян и побежали той же дорогой, какой проникли на Русскую равнину, - перемахивая через «тропы Траяна», за Дунай.

Вернемся к «Слову о полку Игореве»:
«Встала обида в войсках Даждьбога внука,
вступила девою на землю Трояню,
восплескала лебедиными крылами
на синем море у Дона».
Автор «Слова…» явно обозревает всю землю русскую – от сих до сих. Земля Трояна, это место Траяновых валов у Дуная. Географические ориентиры очень точны: от Дуная до Дона. Вот Ярославна плачет в Путивле, но глас ее над Дунаем разносится. Вот теперь Дунай помянут непосредственно. Плач Ярославны! Не велика ль гипербола? Путивль отстоит от Дуная на 700 километров с гаком. Тьма толкователей «Слова…» упиралось в эту загадку. Отчего автору важны воды не Сейма (в Путивле именно эта река), а Дуная? «Земля Трояна» место особое, здесь и лавры победы над Римской империей в зените ее славы и место жестокого поражения славян от готов. Этим же местом гнали готов вон из своего края. По тропам Траяна проникали наши пращуры на Балканский полуостров – славянская экспансия на юг Европы важный этап истории и метка о том иметься должна обязательно. Скажем громче, земля Трояна в представлении автора «Слова…» – место зачина всей Земли Русской.

Дунай надолго останется местом устремления русских. Самую серьезную геополитическую попытку предпринял в X веке Святослав, пожелавший перенести туда свою столицу. Опустошенный в V веке готами и аварами Балканский полуостров был уже заселен славянами, то есть на юге и западе простирались тоже славянские земли. По Дунаю шли товары с северо-запада, из Моравии и Паннонии (венгров там пока еще не было). Почти тысячу лет дулебы соединяли нижний Дунай с Приднепровьем и Великой степью – восточным и северным краем славянского расселения. Низовья Дуная действительно могли стать центром Панславянского государства. Естественно, что Византия сделала все, чтобы эти планы не состоялись. Обстановка на Балканах и так была для нее крайне неблагоприятной: Великая Греция лежала в руинах с жалкими клочками поселений, фракийских племен вообще не осталось – готы, а следом авары буквально зачистили территорию. Славяне не вторглись на Балканы, а заселили пустующие земли, вплоть до Пелопоннеса. Во время масштабных войн Византии с аварами славяне проникали за Дунай и заселяли разоренную Фракию. Видя мирный характер освоения уже опустошенных земель, ромеи (как часто звали византийцев) этому проникновению не препятствовали. Их возмущали грабительские набеги аваров, которым и дань богатую заплатили (был случай даже за семь лет вперед), все условия прочие выполнили, но вопреки договору, те опять идут разорять Империю. Затвердив в очередном договоре, что Истр (Дунай) является пограничной рекой для ромеев  и аваров, славяне в том же договоре наделяются правом переходить эту реку и селиться в европейской части Империи (Симокатта – История кн.7,гл.15).
У Византии был только один шанс оставить эти земли своими – дать местным славянским племенам свою религию и культуру. Огречить эти земли просто не было материала, приходилось мириться с их славянским наполнением. Самое мощное и просвещенное государство того времени трудилось, не покладая рук. На древнеболгарский язык (известный нам ныне, как церковнославянский) уже были переведены многие книги, а, главное, - богослужение. Где и когда случалось подобное? Католики так и не смогли расстаться с латынью. Желающим понимать, потребовалась Реформация и полный разрыв с Римом (так родился Протестантизм), чтобы перейти на национальные языки в церковной службе. Тут Константинополь сам шел на отказ от греческого языка!
 
Кирилл и Мефодий на сто лет опередили Святослава в южных и западных землях славян. Правда, Моравия и Паннония быстро отошли к римской курии, но, устранив Святослава, Византия отыгралась - уже при его сыне Владимире двинула своих епископов на берега Днепра и Волхова. Понимая, что эти земли Византии не достанутся, уже ничего приспосабливать к местным условиям не стали. Ничтоже сумняшеся богослужения повели на уже опробованном болгарском (обозвали его только церковнославянским языком), - и кадры готовы и книг переводить не надо. Церковная служба изначально была малопонятна русскому человеку (даже в ту пору древнеболгарский язык отличался от древнерусского), наверное, отсюда идет упорное нежелание нашей православной церкви что-либо менять, - мол, так всегда было, изначально. Понимать паства хочет? Чего понимать? - Верить надо! В свое время Византия поступила мудрее, ну да ведь до этого готов пустили в границы своей империи, которых славяне гнали через Траяновы валы (а попробовали бы не пустить?!). Мудрость, она появляется позднее; вперед знак пройтись молохом должен: по византийцам свастика готов, по русским православным краснознаменный серп с молотом (тоже свастика – если вдуматься-всмотреться).

Снова цитата из «Слова…»:
«На седьмом веке Трояна
кинул Всеслав жребий».
Здесь речь о том, как в 1068 году Всеслав, играя своей судьбой, рискнул, «кинул жребий» - решил воспользоваться восстанием смердов, чтобы сесть на Киевский стол. А что было за семь веков до этого? Автором «Слова…» дана совсем не случайная временная веха – 1068 год, уже от нее нужно отсчитать 700 лет. Заметьте, не от Игорева похода – 1185 года (повода появления самого «Слова…»), а от события более чем на сто лет ранее.Это время проникновения готов на Русскую равнину. По свидетельству Иордана готы под предводительством Германареха создали державу от Балтики до Черного моря. В середине IVвека готы занимали Дакию, и проникнуть на Русскую равнину могли, только минуя Траяновы валы. Здесь они сломили сопротивление дулебов и растеклись по Приднепровью. Археологами установлено, что в III-IVвеках Верхний Траянов вал активно использовался для обороны именно от вторжения с запада, так как выкопанный ранее ров с северной стороны был засыпан, а с южной – выкопан новый. «И была суровая сеча там тридцать дней, и русы пустили готов в свои земли. И от этого злые пошли времена». Свидетельствует Велесова книга. Ближайшие соседи дулебов анты (тоже славянское племя) были призваны на помощь, но сил все равно не хватило. О трагедии князя антов Буса говорит Иордан и «Слово о полку Игореве». Велесова книга добавляет: «И Сурью антскую, которая была с нами, мы никогда не забудем, и то, как готы соединились с гуннами против нас». «Сурья» здесь – кровь и второе (женское) имя солнечного диска; от него произошли слова: сурик, сукровица. Вмешательство третьей силы – гуннов было существенным и комбинаций было видимо много. Та же Велесова книга говорит: «И тут Гуларех привел новые силы свои (готов) и отразил силы гуннов, многие из которых текли на нас».
 
Победить готов все никак не удавалось, и тогда были призваны славянские племена, которые еще оставались на Ближнем Востоке. На рубеже Vвека русы пошли на подмогу из Ханаана прямо на Приднепровье. «А когда гунны затеяли великую войну за образование своей великой земли, (говорит Велесова книга) мы ушли вон оттуда (Ближний Восток) на Русь. Ныне пришли иные времена, и мы должны браться за гужи и тянуть вперед. И не будет о нас сказано, что мы оставили наши земли и взяли иные, но скажут о нас, что мы сильно бились за себя». Когда шли – понятно, временной отрезок, когда слава гуннов гремела по всей Европе, достаточно короток. Византийский патриарх Прокл (434 – 447 гг) в речи по поводу нашествия гуннов упоминает библейский народ «Рош» (Иезекиль,38,2). Как говорит по этому поводу С.Лесной: «Его аргументация (о каре Господней) могла иметь особую убедительность только тогда, когда среди нападавших было племя «Рос», иначе связь событий с пророчеством утрачивалась». Откуда шли? На стыке границ Киликии, Финикии и Сирии, по свидетельству Страбона в начале нашей эры был город Рос. Эти географические координаты перекликаются со знаниями Татищева и Болдина. Где шли? На это тоже есть ответ в Велесовой книге: через Босфор, Балканы, Дунай, то есть через Византию. «И пали многие воины, которые приходили на Русь от греков». Почему ушли тоже говорится: «Арабы приходили и терзались на торжищах о богатстве и дани… и та земля опротивела нам войнами и трудной жизнью». Эти переселенцы с Ближнего Востока стали зваться русами или руссами. До IVвека Европа племени с таким названием не знала. Вместе с русами славяне нанесли готам решительное поражение, и германские племена, придя на Русскую равнину через Трояновы валы, через них же покатились вон. Когда? Реперную точку в истории дает автор «Слова…», это 368 год (от года жребия Всеслава отнимем семь веков: 1068-700). Все это согласуется с прочими известными событиями: чуть позже в 376 году готы запросились за Дунай в пределы Империи, да так невмоготу вдруг им стало, что без разрешения его форсировали. А это война, уже с римлянами; но готского напора Империя не выдержала, через два года потерпев сокрушительное поражение, потеряв армию и самого императора.

Славяне покидали Ближний Восток не единовременно, а периодическими выбросами, отстоящими довольно далеко друг от друга. Приходя в Европу, они получали новое имя, но не переставали помнить о своем родстве и не теряли связи с родичами, оставшимися на старом месте. Первыми ушли венеды. В XII веке до н.э., о них упоминает Гомер, но надо полагать, что были и более ранние походы. Тем более что Гомер, а за ним и Тит Ливий говорят лишь о венетах адриатических, осевших в Италии. Венеды, освоившие бассейн Вислы, по общему признанию были первыми славянами  в Европе. За ними последовали анты и сели рядом. Потом скифы, обособившиеся на Среднем Востоке, через Кавказ пришли в Причерноморье, где стали «царскими» скифами. Еще ранее скифы, отошедшие от ариев  на Урале, проникли в Причерноморские степи с востока. Путь венедов и антов понятен: через Малую Азию, Дарданеллы, Балканский полуостров. Скифы (будущие «царские») пришли через Кавказ, причем, они некоторое время обитали – набирались сил, в Закавказье (степи Ширака), как венеды перед броском в Европу посидели в Малой Азии (недаром летописец Повести Временных Лет в зачине стран Иафета упоминает Пафлагонию). Через семнадцать веков после первого упоминания исхода праславян в Европу пришли из Ханаана русы. Потому и в преданиях Рус - младший из сыновей прародителя.  «И вернулся Богумир в степи свои и привел трех мужей дочерям. Отсюда изошли три славные рода. Отсюда идут древляне, кривичи и поляне, ибо первая дочь Богумира имела имя – Древа, а другая – Скрева, а третья – Полева. Сыновья же Богумира имели имена – Сева, и младший – Рус. От них идут северяне и русы» (Велесова книга).

Первоначальное освоение Русской равнины праславянами произошло с двух сторон – запада и востока, на среднем и нижнем Приднепровье и в низовьях Дона, где оба потока встретились. С запада шли уже оседлые праславяне, с востока двигались родственные им кочевые праскифы. По времени это первое, робкое освоение можно отнести к середине III-го тысячелетия до нашей эры. Велесова книга раскрывает характер проникновения: «Рождена была Русколань наша близ Голуни, где стало у нас триста городов и сел – дубовых домов с очагами». «Тогда одна часть ушла к Голуни и там осталась, а другая дошла до града Киева». «И вот та Голунь была градом славным и имела триста городов сильных. А Киев-град имел меньше: десять городов на юге, немного сел – и все. А до этого все роды их были в степях на юге, они сеяли, жали жито. И там отдавали продукты грекам в обмен на золотые цепи, монеты и ожерелья. И сами носили их в обмен на пиво и вино грекам и разводили овец для этого обмена». Стало быть, до основания Киева обитали южнее и торговали с греками. Подтверждением тому служит также чисто славянское название крупного левого притока Днепра – Десны. Оно означает «правый», что доказывает – племя, давшее это неправильное название, пришло с юга. «Во времена Кия мы были там, где заходит солнце, а оттуда пошли к Солнцу до Непры-реки (Днепр), и взял там Кий укрепленный град, в котором пребывали иные славянские роды». То есть Кий пришел к уже готовому славянскому городу, которому после взятия дал свое имя; заселение славянами Приднепровья шло и до Кия. Первое праславянское население Приднепровья пришло с запада – от Вислы и Карпат. «И вот князю Кию запало на ум пойти на болгар. И ту рать он повел на север, а вначале в Воронежец пошел, так как там были воины-поляне, и он пришел забрать их. И вот людей взял и так Голунь-град русский отобрал и обрел донские земли. Так отобрал тот край и русы там осели. Лебедень же сидел у града Киева близ горы, и был он разумен, и правил от храма».  Донские земли заселялись и с юго-востока скифами и с запада русами, (или борусами, по Геродоту – будинами) которые, смешиваясь, образовывали население нового края, Велесова книга назовет его Русколанью, от коего произошло название свежеиспеченного племени – роксоланы.

В 514 году до н.э. персидский царь Дарий предпринял поход против скифов. Применяя тактику выжженной земли, скифы отступали от персов на всем протяжении европейской степи. На Дону взбешенные воины Дария сожгли город, жители которого разбежались. Геродот пишет: «Пока путь персов шел через Скифию и Савроматию, они не могли опустошать местность, так как она была бесплодной. Проникнув в землю будинов, персы нашли там город, окруженный деревянной стеной. Будины бежали, город опустел, и персы предали его огню». Очевидно, это был один из городов Голуни на среднем Дону. Велесова книга говорит: «И Голунь-град был велик и богат. И вот враги подходили к нему и его поджигали». Центр Скифии располагался на нижнем Дону, куда заманивать неприятеля скифы и не думали. Возможно, отсюда идут разногласия между борусами жившими на севере Русколани и скифами. Поняв, что решающего сражения так и не будет, а мелкие стычки и болезни от отравленных источников ополовинили армию, персы спешно покинули Причерноморье, оставив на милость врагам слабосильных и раненых воинов.
 
На нижнем Дону в середине I-го тысячелетия до н.э. был расцвет древнеславянского государства, и было сильно греческое влияние  на него. Свидетельства тому мы находим и у Геродота и в Велесовой книге. «Мы решили строить сто городов: Хорсунь и иные, затем возведенные. Но Русколань раздирали смуты, творившиеся на юге, а борусы на севере многое претерпели… И долгая вражда между родами раздирала Борусь на части. Ибо борусы не хотели стать греками. Только скифы стали жить как греки». У Геродота наоборот, - скифы убили своего вождя, когда узнали, что он перенял греческие обычаи. Велесова книга преувеличивает, Геродот преуменьшает, но признать греческое влияние на те края в стародавние времена все же придется. С течением времени, когда появилась Ольвия на Черном море ближе к Днестровским лиманам, греческая экспансия усилилась. Велесова книга с прискорбием сообщает: «И тут мы увидели, что греки празднуют, а славяне на них работают. И так земля наша, которая четыре века была у нас, стала греческой. И мы сами оказались как псы, и выгоняли нас оттуда каменьями вон. И та земля огречилась. И теперь мы должны были снова ее доставать, проливая кровь свою, чтобы она опять стала родной и богатой». О городах того края, не все из которых пока найдены, сообщает Иордан: «С той стороны, которой Скифия достигает Понтийского побережья, она охвачена небезызвестными городами; это – Борисфенида, Ольвия, Каллиполида, Херсона, Феодосия, Кареон, Мирмикий и Трапезунта, основать которые дозволили грекам непокоренные скифские племена, с тем, чтобы греки поддерживали с ними торговлю».
Заселение Русской равнины праславянами с Запада и Востока, причем сначала лишь по южному краю этой великой равнины, сразу перескочило на север, - к озеру Ильмень, как только эти два потока встретились. Велесова книга говорит о князьях-братьях Славене и Скифе, которые порешили оставить старшего сына у «Ильмера». Потом, освоив посевы и пашни «от Дона и до гор русских, и до пастбищ карпатских» выбрали вождем себе Кола. Геродот тоже поминает, как прародителя скифов, некого Колаксаиса. Однако еще до него (до Кола) произошло заселение ильмерской земли, то есть давно и даже очень давно. Древность славянских поселений в этих местах подтверждают чисто русские гидронимы Псковской и Новгородской областей, реки: Великая, Синяя, Желча, Люта, Порусья. Известно, что гидронимы держаться лучше всего, (в смысле неизменности названия, - народ, племя могут исчезнуть, поменять язык, свое прозвание, а реки названные им будут озвучиваться все также даже другими племенами) и если иных нет, тот народ первый на земле, чьи гидронимы она имеет. Это дорогого стоит – не много мест можно сыскать в России с чисто русскими гидронимами.
 
Мазуринский летописец полностью повторяет свидетельство Велесовой книги, а главное, уточняет: «Лета 3113 (это 2578 г. до н.э.) великий князь Словенпоставиша град и именоваша его по имени своем Словенск, иже ныне зовется Великий Новград, от устие великого езераИльмера по реке Волхову полтретья поприща. И от того времени новопришельцы скифы начашаименоватисясловяня…» Действительно, «словенеильменские», или еще «словенеильмерские», так испокон века звались жители этих мест. Упомянутый год основания, древность столь глубокая, что в нее просто не верят. Не столь точно (до конкретного года), но Велесова книга сообщает: «И вот прошли две тьмы, а за этими двумя тьмами пришли варяги…» Две тысячи лет до варягов, как минимум, все же надо отмерить, но это лишь первое и грубое приближение.

В середине III тыс. до н.э. в Восточной Европе было три «пятна» расселения славян: на нижнем и среднем Дону, от Днепра до Карпат, около озера Ильмень. Меж собой они сообщались, но сплошного заселения Русской равнины не было. Рассказывая о племени земли ильмерской, Велесова книга упоминает вечевой строй, умение делать гончарные сосуды, и то, что «злой род» напал, и от него укрывались в лесах, - «так мы пережили одну тьму» (тысячу лет), а еще через тысячу лет был великий холод, и ходили на юг: «И там римляне забирали наш скот по цене, которая была нам угодна, и перед нами они держали слово». Значит через две тысячи лет вышли не на варягов, а только на римлян. Это удлиняет историю «словенильменских» еще на семьсот-девятьсот лет (к тем двум тысячам) и подтверждает дату основания Словенска, приведенную мазуринской летописью.

Когда новгородцы осваивали территорию Вологодской области они через волоки вышли к Белому озеру, и первое поселение свое основали в районе Зубова, где крупные реки (Шола, Ковжа, Кема) впадают в озеро. Развитие торговли заставило переориентироваться, и полновесный город заложили уже там, где полноводная Шексна вытекает из Белого озера. Только мор в XIIIвеке заставил перенести город Белозерск на 13 км. восточнее по южному берегу озера. Первые славянские племена пришли на Ильмень озеро с юга, и предание есть, что сначала в иных местах город заложили, и только потом там, где Волхов вытекает из Ильмень озера, оттого и обозвали его «Новым». Потому рассуждения Татищева В.Н., первого серьезного историка российского имеют под собой почву: «И поскольку город Старая Русса, как от имени видно, прежде Новгорода был и люди оттуда в Новгород переселялись, это дало причину думать, что от оного Русь имя приняла».

2. Вторжение готов

О том, что многочисленные готы вышли из каменистой Скандинавии давно существуют серьезные сомнения. Может быть, стоит присмотреться к одному месту немецкого хрониста X века Видукинда Корвейского, где он, ссылаясь на Иордана (готского историка VI века), говорит, что готы вышли из Сульце (Sulza), а ведь у Иордана названа Скандза (Scandza). Возможно, Видукинд встречал разночтения и выбрал верный на его взгляд вариант (оба хрониста писали на латыни). Аккуратность и авторитет автора «Деяний саксов» обязывает нас серьезно отнестись к этому свидетельству. Иордан говорит про «остров Скандза» и традиция связывать такое написание со Скандинавией идет потому, что он тут же сослался на Помпония Мелу. В своей «Хорографии»(наиболее авторитетный источник античных времен, созданный в самом начале нашей эры) - описательной географии Помпоний Мела, касаясь Скандинавии, пишет: «InillosinuquemCodanumdiximusexiisScadinavia». Все и ничего более. Хорография Мелы охватывала всю известную на то время сушу. Заметим здесь, что увязывание «Scadinavia» Помпония Мелы и «Scandza» Иордана (и там и там – классическая латынь, а написания одного и того же объекта расходятся существенно) целиком лежит на совести исследователей.
 
Описывая «остров Скандзу» и ее обитателей Иордан пишет: «Другое племя, живущее там же – суэхане; они подобно турингам, держат превосходных коней». Интересно, когда заснеженная Скандинавия славилась коневодством? Указанные племена с их любовью к лошадям, скорее сыщутся в Азии; в Европе (тем паче в Скандинавии), таких не слыхивали. Вот еще цитата из Иордана о Скандзе: « Следует затем целая толпа различных племен: теветы, вагот, бергио, халлии, лиотида, населенная ими местность представляет собой плодородную равнину, почему они и подвергаются там нападениям и набегам других племен». Земледелием на Скандинавии занялись довольно поздно. Какие плодородные и населенные разнообразными племенами долины можно было в ней найти в начале нашей эры? Указанные племена эти, постоянно подвергаются набегам извне. Извне, это откуда? Кто в те давние времена осмеливался часто форсировать ветреные и негостеприимные проливы Скагеррак и Каттегат (ведь Иордан говорит о постоянных набегах)?!  О Скандинавии ли все сказанное вообще? Кроме указанных племен, Иордан приводит наименования еще более двух десятков народов, называя Скандзу мастерской, изготовляющей племена. Покажите исследователя, который сумел всех идентифицировать. Такого нет. Идут сетования ученых на сложные нагромождения этнических названий у Иордана. Может географические координаты поисков не те?
 
Помпоний Мела пишет о «замечательной Скандинавии», четко прописывая по латыни все буквы – «Scadinavia». У Иордана подобного написания нет. Зато он пишет и Scandzam, и Scandzac, и Scandza, и Scandzae, именуя его «островом, подобным лимонному листу». Как пишется Скандинавия Иордан, конечно же знает, речь явно не о ней, - как правильно обозвать координаты первичного исхода готов, вот его проблема. Четыре модификации написания сего места применяет автор «Гетики» и, видимо, были варианты еще. Недаром Видукинд Корвейский, творивший четырьмя веками позже, остановился на Сульце.

Приведем цитату из другого авторитетного источника –Повести Временных Лет (ПВЛ): «Таков же закон и у бактриан, называемых иначе рахманами или островитянами…». В сердце Азии, в предгорьях Гиндукуша, где широких водных пространств нет, живет народ, называемый островитянами. Пусть не  прояснить до конца проблему, то подсказать, этот факт кое-что может: некий остров – прародину готов, можно поискать и в центре Азии, а не увязывать его со Скандинавским полуостровом. Остров, как территория без водного окружения, не такая уж невероятная вещь. Вспомним Иль-де-Франс, - буквально «остров Франция», расположенный на северо-французской низменности. Единственная среда, служившая его окружением, это владения-имения сеньоров не подвластных королю французскому. Интересно, что мотив некого острова в центре Азии воспроизводит и Велесова книга: «Тут муж роду Белояру перешел на ту сторону Ра-реки и упредил там синьских купцов, идущих к фряженцам, поскольку гунны на острове своем поджидали гостей-купцов и обирали их». «И от гуннов торговцы прятались за мужами Белояровыми и говорили, что дают два коня золота, чтобы пройти и избежать угрозы гуннской, и так пройти мимо готов, также суровых в битве, и дойти до Днепра». Китайских купцов, идущих в Европу грабили гунны, но готы были тоже там – рядом, к тому же «готы пришли на плечах гуннов», то есть оттуда – с острова.
 
Если увязать готов с Хотаном (применяя не хитрый лингвистический прием, Хота легко переходит в Готу), а это северная часть Тибета, то многое становится на свои места. Хотан расположен точно на Великом шелковом пути. Теперь можно предположить, что искомый остров – это Кашгарская котловина (на юге которой расположен Хотан) со всех сторон окруженная «морем» высоких гор: Алтынтагом, Куньлунем, Каракорумом, Памиром, Тянь-Шанем. Замечательно, что она похожа на огромный лист лимона – взгляните на карту. Обозреть подобный «остров» в натуре с окаймляющих гор и определить его «лимонную» конфигурацию древние могли, а вот настоящий остров подобных размеров, - ну никак. По свидетельству известного востоковеда Бичурина Н.Я., древнее название Кашгара – Сулэ; весьма близко к «Сульце», указанному Видукиндом Корвейским. Арии, побывавшие в свое время и в Китае, на Запад шли Великим шелковым путем, и не могли миновать остров.  Величественная и своеобразная природа Кашгарской котловины поразила наших предков: цветущие оазисы по краям, в центре испепеляющая пустыня Такла-Макан с хороводом миражей,  все это реальное и нереальное марево обрамлено заснеженными пиками гор. Когда у Гиндукуша, рахманы не захотели идти дальше на Запад и осели около похожих, высоких гор, их нарекли островитянами.

Готы появились в Европе поздно. Германские племена уже несколько веков досаждавшие Римской империи, были ее хронистами тщательно описаны – противника надо знать. В начале нашей эры готов в этом списке нет. Еще раз внимательно смотрим Страбона и Тацита, - ну, нет. Предположение, что готы во времена общегерманского натиска на Рейне и верхнем Дунае почивали в Скандинавии, мягко говоря, сомнительны.

Возвращаясь к немецкому хронисту, следует добавить одно, Видукинд считал, что готы пришли, откуда и гунны: «гунны вышли из готов», вот его слова. А значит из места диаметрально противоположного Скандинавии. Велесова книга еще более определенна: «Гунны пришли из края Иньского. Так сто двадцать лет продолжалась война. Готы пришли на плечах гуннов, и отошли за полночь, и осели между Ра-рекой и Двиной». Становится понятен и путь готов; есть в Велесовой книге свидетельство, что о готах славяне впервые узнали от литовского племени жмудь. «И это жмудь рассказала нам о готах, имевших Детериха, будто они пришли к северу, и там, у жмуди повернули на юг. Затем пошли на римлян…»

Умение споро преодолевать пространство, а в Европе и около нее почти не осталось уголков, куда бы готы не заглядывали, опять же позволяет сомневаться, что до этого они тихо-мирно сидели в Скандинавии. Напротив, если предположить, что перед гуннами они пересекли всю Азию, размах их европейских перемещений становится понятен.

Пройдя по Русской равнине севернее славянских поселений на Дону и Днепре (потому оставшись для славян здесь не замеченными), а с новгородскими словенами тут был территориальный разрыв, готы вышли на жмудь все равно с юга («пришли к северу»). Быстро форсировав Балтику (к этой их тяге к морям мы еще вернемся) они превратили крупнейший остров моря Готланд в свою базу, но на месте не сиделось (ну очень беспокойное племя) и достаточно быстро основная масса снялась в поход на юг. Обосноваться на южном берегу Балтики то ли не захотелось, то ли были вытеснены западными славянами (что вероятнее); одним словом пошли дальше. Через территорию нынешних Польши и Чехии вышли к Дунаю. Здесь они вошли в соприкосновение с римлянами (впервые) и стали терзать границы Империи. Затем германское племя продвинулось еще на юг, и отвоевало у Рима Дакию. Готы вступили в столкновение с Римом в 210-е годы при императоре Каракалле на нижнем Дунае, только тогда самая просвещенная цивилизация узнала и идентифицировала это племя. Да, да среди германцев начала нашей эры готов еще не было, поскольку пребывали они тогда далеко на Востоке. Чуть позже в Мезии в 251 г. был впервые убит варварами римский император, то был Деций. Римлянам пришлось смириться, что граница у них снова идет по Дунаю. Давно освоенную и романизированную Дакию пришлось отдать готам.  Зато в Дакии они готов заперли плотно и когда готы возмечтали о расширении своих владений, им пришлось близь нижнего Дуная (там, где Траяновы валы обозначают восточную границу Дакии) идти на восход солнца. Так в IV веке они снова оказались на Русской равнине и заняли во главе с Германарихом пространство от Волги до Западной Двины. Здесь они разделились на остготов, готовых отстаивать обширные пространства на востоке и на вестготов, по-прежнему глядевших на запад (позже вестготы пройдут всю Западную Европу насквозь и осядут надолго в Испании).

Славяне никак не хотели мириться с готской державой на территории, которую они считали своей. Война охватила всю Русскую равнину и оставила столь глубокий след в сознании древнерусского народа, что и через восемьсот лет была помянута в шедевре «Слово о полку Игореве». Через 20 лет от начала готской экспансии был распят вождь антов Бус, но уже на следующий год началось бегство готов с Русской равнины. В виду угрозы славян и гуннов в 376 году готы просят разрешения римского императора на переправу через Дунай. Последовал запрет, но готы все равно форсировали Дунай и уже в 378 году нанесли Империи сокрушительное поражение под Адрианополем; погиб и сам император Валент. Сея смерть и разрушения, готы носились по Балканам. Как характерный штрих, в речи по поводу мирного договора 383 года (Империя тщетно пыталась с готами замириться), оратор Фемистий заметил, что сельская местность Фракии обезлюдела настолько, что пришлось бы ее колонизовать поселенцами из Малой Азии, если бы готов там не осталось. Его надежды, что готы станут степенными подданными Империи, не оправдались. Столица смогла оборониться на рубеже, где столетие спустя будут возведены «Длинные стены» - крепостные сооружения от Мраморного до Черного морей стали надежно отгораживать Константинополь и Босфор от вторжения захватчиков.Зато  остальной территории Византии не поздоровилось. Когда на Балканах разорять стало нечего, готы вняли намекам византийских дипломатов (в 395 г. произошло окончательное разделение Империи на Восточную и Западную), что невдалеке лежит богатая Италика. В 401 году под началом Алариха готы ушли на Апеннинский полуостров.
 
Готы стремительно бежали с Русской равнины, а вот частица их в Крыму задержалась на целое тысячелетие. Францисканский монах – посол французского короля Людовика IX ко двору монголов Виллем Рубрук в 1253 году застал на черноморском полуострове следующую ситуацию: «Между Керсоной и Солдаией существует сорок замков; почти каждый из них имел особый язык; среди них было много готов, язык которых немецкий». Когда автор Слова о полку Игореве писал о «готских девах», готы еще реально существовали в Крыму, но действительной угрозы для русских давно не представляли. Давайте еще раз представим толщу времен, отделяющую автора «Слова…» от «времен Бусовых» - более 800 лет. Для нас Куликовская битва по времени стоит ближе. К рождению своего этноса обращался он!

Возвращаясь к Кашгарской котловине, следует заметить: где остров, там должны быть и ладьи. Парадоксальная вещь, среди песков и барханов огромной пустыни были найдены лодки совсем недавно. В начале XXI века китайские археологи в бассейне реки Тарим раскопали необычное кладбище, занесенное песком пустыни Такла-Макан. Возраст захоронений в нем около 4000 лет, но тела в сухом климате сохранились отменно. У всех найденных мумий отчетливо выражены европеоидные черты (вплоть до рыжих волос), при этом сами тела захоронены в перевернутых лодках, весла вертикально воткнуты рядом (это в пустыне, лодки в пустыне!). Обычай хоронить в лодках был распространен у … викингов. Характерная деталь – готы, как-то сразу брались за ладьи, стоило им оказаться после долгих сухопутных переходов перед морем. За короткий период они избороздили Балтийское море так, что его какое-то время звали Готским. Самый крупный остров Балтийского моря до сих пор зовется Готланд (земля готов), который лежит как раз напротив Курляндии, чьи земли населяла в ту пору жмудь. Через полстолетия история повторилась, во время Скифской войны III века, выйдя к Черному морю, готы затерроризировали побережье Малой Азии так, что некоторое время и это море носило название Готское.
 
К названию «готское», как признак изначального, (если опять вспомнить Готланд) следует отнестись настороженно – слишком часто оно кочевало. Если топонимы южной Скандинавии имеют германскую основу, то на этой же территории археологи четко просматривают разрыв в развитие между культурой бронзового века и сменившей ее более примитивной культурой века железного, - это позволяет сомневаться о зарождение именно здесь германского этноса. Сами готы появились в Европе со сложившимся самосознанием, всем поведением своим демонстрирующим, они тут народ пришлый. Окончательное оформление германского этноса на полях Европы, вместе с тем, ученые связывают именно с готами. Потому вопрос, где родилось готское племя (в Скандинавии или еще где), весьма важен.

Русский востоковед Бичурин Н.Я. в 1851 году нашел в китайских хрониках IX века свидетельства присутствия представителей белой расы (необычная внешность весьма удивляла китайских информаторов) совсем недалеко от Срединной империи. Описание государства Хагас или Хягас извлеченное из Истории династии Тан содержит его политические границы – на востоке до Гулигани, на юге до Тибета, на юго-западе до Гэлолу; пространственно-природные ориентиры – от Хами на запад, от Харашара на север, подле Белых гор. А вот о население: «Жители вообще рослы, с рыжими волосами, с румяным лицом и голубыми глазами. Черные волосы считались не хорошим признаком, а с карими глазами почитались потомками Ли Лин. Мужчин было менее, нежели  женщин. Мужчины носили кольца в ушах. Они горды и стойки. На войне употребляют луки с стрелами и знамена. Конники прикрывают руки и ноги деревянными щитиками …»

В Кашгарской котловине варилось, зарождалось и выплескивалось за ее пределы масса народов. Назвать ее мастерской племен, как это делает Иордан в отношении Скандзы, более чем уместно. Тохарский язык, существовавший тут до конца 1-го тысячелетия новой эры, относится к индоевропейской семье. Носителями тохарских языков считается европеидный народ, обитавший здесь когда-то; именно с ним связывают найденные таримские мумии. Тибетцы звали их tha-gar (белая голова), отсюда и условное название «тохарцы». Еще их называют псевдотохары, чтобы отличать от настоящих тохаров иранского происхождения, обитавших по другую сторону Тянь-Шаня и сокрушившим во II веке до н.э. Греко-Бактрийское царство. Лингвистами подмечена интересная особенность: к ближайшим (по территории) соседям индоевропейской семьи – иранской ветви, тохарские языки особой близости не обнаруживают, зато имеют сходство с западными европейскими языками и ныне мертвыми – хетто-лувийскими (ареал распространения Малая Азия).

В своих заметках «Сердце Азии» известный ученый Н. Рерих говорит: «…католический миссионер Одорико де Парденоне, посетивший Тибет в четырнадцатом веке, сообщает, что Лхаса или местность ее называлась Гота. Вспомним и о легендарном царстве Готл…, что племена северного Тибета хоры странным образом напоминают некоторые европейские типы. Ничего в них нет ни китайского, ни монгольского, ни индусского. Перед нами в искаженном виде проходят лики с портретов старофранцузских, нидерландских, испанских художников». Н. Рерих находит аналогии в одежде, вооружении тибетцев и готов, а что касается пряжек из готских погребений южной России, то, сравнивая их с тибетской пряжкой старинной работы из Дерге, он изумляется - совпадают не только мотивы и характер изображения, но даже величина.

Примечательны его рассуждения о черной вере Тибета – противников Будды «Бонпо» с ее символом – свастикой изображенной в обратном направлении. Известно, что свастика в «правильном» направлении присутствовала в религиозных обрядах славян. «Правильной» свастика получается, когда концы изломанного креста ложатся по ходу «правильного» вращения, то есть вращения по часовой стрелке. На денежных знаках досоветской России наличествует свастика. С правильной свастикой знакомы многие индоарийские народы. Кажется, Н. Рерих первым из русских ученых обратил внимание на «обратную» свастику и привязку ее к «черной» вере.

Отнюдь не случайно Гитлер выбрал эмблемой для своей партии обратную свастику. Немецкие ученые провели серьезные изыскания в Тибете, и все символы фашистской Германии имели вполне определенный, исторически выверенный характер. В самый разгар войны Гитлер откладывал в сторону политику и стратегию, чтобы принять шведского исследователя Туркестана и Тибета Свена Хедина. Даже экстравагантная выходка Гесса, желавшего поспособствовать быстрому миру между Германией и Англией, осуществлялась им с мироощущениями тогдашней верхушки рейха – летел он в Шотландию с тибетским амулетом, заверять англичан, что те такие же чистокровные арийцы.  Особая операция проводилась по захвату музейных ценностей Крыма из готских погребений. До конца войны в личной охране фюрера были выходцы из Тибета. Очень может быть, что со свастикой фашистского толка – обратной, наши предки сталкивались задолго до II мировой войны. На те же поля между Днепром, Доном и Волгой ее несли готы.

Филологи считают, что язык готов стоит ближе к прагерманскому типу, чем все другие германские наречия. Объяснение этому явлению простое: готы последними из германских племен покинули прародину. Рассуждая о становлении германского и восточнославянского этносов сразу после эпохи великого переселения народов, напрашивается параллель – готы и русы. Их роль в этом процессе. Оба племени пришли к своим единокровным братьям – многочисленным, но разрозненным племенам, соответственно германцам и славянам, издалека, как реликт прежнего места обитания, и стали тем последним ярким штрихом, позволившим на землях Европы завершить становление крупных этносов. У кельтов подобного элемента не было и из мощного конгломерата племен крупного кельтского этноса не сложилось, - лишь мелкие нации на западном краю некогда большого кельтского мира (Бретань, Корнуолл, Уэльс, запад Ирландии и север Шотландии), а основной массив ушел кирпичиками в здания романских и германских наций. Несомненно, кельтский элемент присутствует в чешской нации(от кельтского племени бойев прозвание получила страна – Богемия), а это уже западные славяне.

По манере расселения немцы еще долго будут напоминать славян, и конкурировать с ними. Их стремление на Восток не ограничилось Прибалтикой. Пусть под флагом другой державы, но при покровительстве своих по крови императриц, немцы во времена Елизаветы и Екатерины Великой с удовольствием селились на российских просторах.

Впрочем, есть и существенное отличие – немцы селятся теснее. Плотность населения Калининградской области составляет чуть более 60 человек на квадратный километр, такая же, как в давно освоенных областях Средней России: Белгородской, Самарской, Тульской. В два раза ниже плотность населения в таких небольших и не худших по климату областях, как Орловская, Рязанская, Астраханская. За короткий послевоенный период мы заселили самую западную область по собственным меркам совсем не плохо. Если говорить о таких крупных и благодатных краях, как Алтайский, Волгоградская и Оренбургская области, где плотность населения в три раза ниже, то в ответ наверняка услышишь: «так ведь у нас просторы». Пример той же Восточной Пруссии, где до войны плотность немецкого населения была в несколько раз большей, говорит, что не только в просторах дело. Осваивая после войны, вновь обретенные территории (Восточная Пруссия, Южный Сахалин) мы снова продемонстрировали свою «спорость»: новопоселенцы ехали туда охотно, сопредельные области по плотности населения были перекрыты, но и немцы и японцы заселяли прежде эти территории плотнее, причем намного.

Еще Прокопий Кессарийский византийский писатель-историк VI века венедов, антов и склавинов совокупно называет спорами «потому что они жили, рассеяно, там и сям», вследствие чего таким народам-спорам приходится «занимать много земли». Здесь не просто игра слов  spor;s– рассеянный, разбросанный и sp;ros – сев, урожай. Прокопий, как и Геродот за много веков до него, подметил важную черту славян – возделывание полей, то есть оседлость, но также и характер этой оседлости. Особенность этих племен бросалась в глаза, так как другие оседлые народы того времени, возделывали ли они виноград и оливы или выращивали злаки, селились не в пример теснее.
 
Граница соприкосновения германских племен и славян в центральной Европе постоянно сдвигалась на восток. Особенность этого противостояния заключалась в ожесточенности – буквально на уничтожение, и верх брали более плотно селящиеся немцы. Удержать их могла только военная сила. Далее на восток территории были еще менее плотно заселены, а германское устремление туда было постоянным, но… Восточные славяне, в отличие от южных и западных славян, даже будучи разбиты, могли опять и опять собирать могучее войско.

Долгое существование готов в Крыму было аргументом в пропагандистской кампании нацистов для обоснования исторической принадлежности полуострова германской нации. Гитлер, называя ариев предками немцев, что верно, совершенно не понимал, что 22 июня напал на коренную арийскую нацию – всех славян он относил к низшей расе. По чистоплотности немецкая нация наверное превосходила славян в XX веке, но это не мешало немцам с благоговением общаться с немытыми тибетцами, обзывая славян грязными свиньями.

Планы Гитлера по отношению к оккупированной Восточной Европе полезный экскурс для нынешних польских и украинских националистов. «В своей книге «Mein Kampf» Гитлер подчеркивает, что настоящая массовая психологическая тактика обходится без доказательств, постоянно удерживая внимание масс на «великой конечной цели»(Вильгельм Райх). Планы строились большие. От Силезии до Черного моря и Донбасса предполагалось широким коридором проложить железные дороги (не менее четырех) и автобаны на которые через 50-100 км нанизывать немецкие поселения, численность населения которых со временем должна превысить местное (польское и украинское) население. Своим инженерам Гитлер ставил задачу, чтобы поезда тут курсировали со скоростью не менее 200 км в час. Интересна метаморфоза правящей фашистской верхушки на характер этого освоения. Свято верившие в превосходство германской нации, они вначале постулируют расплывчатую картину: мы придем и подавим славянский элемент, эти тупые, грязные нации сами вымрут от антисанитарии. После реального изучения человеческого материала на оккупированных территориях, которые носили и массовый характер, и педантичную фиксацию результатов (особенно поразил немцев высокий процент – свыше 80, девственниц среди незамужних украинских девушек до 25 лет) к середине войны выводы о силе нации, или, как тогда выражались, расах, меняется; общие цели остаются неизменными, а вот ближайшие планы корректируются. 22 июля 1942 г. Борман, вернувшийся из инспекционной поездки, делится своими впечатлениями: «Когда смотришь на детей, трудно представить, что рано или поздно они также унаследуют плоские славянские лица своих родителей. Как и жители Балтийских государств, они светловолосы, с голубыми глазами, пышущие здоровьем и круглолицые. В самом деле, чудно думать, что эти дети станут взрослыми украинцами с их вульгарными, невыразительными лицами. Такое изобильное размножение в один прекрасный день может создать для нас массу проблем, потому что их раса по природе более вынослива, чем наша. У людей изумительные зубы, и редко увидишь человека в очках. Если кто-нибудь из нас попробует глоток их воды, он просто умрет. А они живут в грязи, пьют мутную застойную воду из своих прудов и процветают. Мы пичкаем себя хинином, чтобы уберечься от малярии, а украинцы настолько иммунны не только к малярии, но и к скарлатине, так что могут безнаказанно жить в местах, кишащих блохами и клещами». Давайте отдадим должное немецкой точности: на оккупированной территории сбор данных можно было легко повернуть в нужное русло; а каких результатов ждет фюрер сомнений ни у кого не было; нет, ему докладывают обобщенные итоги обследований, напрочь опровергающие доктрину расового превосходства германской нации, с которой тот носился не одно десятилетие. Гитлер мгновенно отреагировал: «… надо принять все необходимые меры, чтобы негерманское население не росло в излишней степени. Кроме того, очень важно избежать каких-либо действий, которые могут давать коренному населению повод для ощущения превосходства или расовой гордости. По этим причинам местному населению не должно даваться никаких возможностей для получения высшего образования». Через несколько месяцев после этих слов крематории Биркенау-Аушвица (Освенцим) заработали на полную мощность. Планомерное и массовое уничтожение мирного населения в многочисленных концентрационных лагерях стартует в конце 1942 года.

Кто плотнее заселяет территорию, за теми она и остается. Поэтому русские могли мирно уживаться с чудью, мерей, коми народностями Сибири, которые расселялись еще более редко. Мирному сосуществованию способствовал разный характер ведения хозяйства, и заметное отставание в военной силе коренных народностей. Земледелием в северных и восточных местах экспансии славян, кроме них никто и не думал заниматься. Готы под эти параметры мирных соседей никак не попадали. Тождественность хозяйственного освоения зачастую толкает народы на соперничество за территорию. Мало кто знает, но такие мирные чукчи проявляли зверскую воинственность, сталкиваясь с такими же редко населяющими территории племенами, да и с ушкуйниками-охотниками, в период первичного русского проникновения на Чукотку, когда тех было очень мало. А как только повидали более многолюдные «стойбища» русских, оценили превосходство их вооружения, почувствовали совсем иной вектор ведения хозяйства пришельцами, так стали добрыми мирными чукчами, однако. Когда видели себе ровню, - сразу жуткая задиристость; узрев чувствительный разрыв в развитии, - быстрый переход на мирное сосуществование. Естественно, при подобной конвергенции много племен русские подчистую ассимилировали, но даже там, где ассимиляции не происходило, территория все равно оставалась за русскими. 

3. Древность и своеобразие славянской цивилизации

Наши прадеды в сравнение с другими цивилизованными народами селились редко и чтобы не быть поглощенными более плотно заселяющими территорию народами должны были создать совершенно особые социальные отношения, которые позволяли быстро реагировать на внешнюю опасность. Умение собираться, создавать и выставлять мощное войско в случае иноземных нашествий, все это отличало наших предков и заставляло с изумлением отступать многочисленных врагов. Этого уникального умения, защищать свои редко заселенные и вместе с тем обширные территории, не было больше ни у кого.
 
Взирая на славян, их огромные территории, другие народы, волей не волей, считали их «собакой на сене»: нет у русских тщательного подхода к земельным ресурсам. Взгляд изнутри, как ответная реакция: никому не мешаем, мирно пашем, а все зарятся на наши земли. Эти два подхода, внешний и внутренний испокон веку сопровождали развитие славянской цивилизации и всегда были ярко озвучены политическими деятелями всех эпох. В самом начале осуществления плана «Барбаросса» - 23.09.41 Гитлер говорил: «Немыслимо, чтобы высший народ мучительно существовал на земле, слишком малой для него, а в это время аморфные массы, ничего не давшие цивилизации, занимают бескрайние территории, относящиеся к одним из богатейших в мире. Мы с трудом отвоевываем у моря несколько метров, мы мучаемся, возделывая болота, а на Украине неистощимые плодородные земли мощностью, местами, до десяти метров гумуса лежат, ожидая нас». Как результат успешного функционирования славянской цивилизации, нам от предков достались в наследство величайшие пространства, и в этом видится особая историческая миссия нашего народа.
 
Учитывая ограниченность земной коры, ее географическое разнообразие, наличие других мощных этносов, славянская экспансия рано или поздно должна была остановиться. Отпадение американских территорий от славянского мира закономерный и объективный итог. Граф Розанов в 1806 году в форте Росс договаривается с испанцами о торговле хлебом. Какая встреча и где! В Америке, в Калифорнии сошлись русские, продвигавшиеся все время на Восток и последователи Колумба, устремленные только на Запад.
 
При том необходимо отметить, проникая на север и восток Евразии, ассимилируя малые народы, русский народ не может и близко равняться с колонизаторами Америки. Истребление североамериканских индейцев англичанами и французами, кровавая конкиста испанцев в Латинской Америке, работорговля по маршруту Африка-Америка голландских и португальских мореходов, все это творили нации пережившие Ренессанс, а затем вступившие в век Просвещения и очень гордившиеся своей  цивилизованностью. Русские не замараны геноцидом и в новом месте строили города для себя и местных народов; колонизаторы обоих Америк – для себя на костях местных народов.
 
Освоение пространства русскими никогда не рассматривалось, как покорение народов. Речь может идти об эксплуатации природных ресурсов, но не о закабалении коренных племен. Не входя внутрь отношений подчиненных народов, вся эксплуатация Российского государства ограничивалась поверхностной, «ясачной» рентой. Более того, иноплеменник мог легко встраиваться во внутри российские отношения, стоило лишь пожелать и приложить усилия. На государственной службе Российской империи мог выслужиться до высоких чинов представитель любой национальности, - будь то татарин, мордвин, еврей, грузин или узбек. Человек, окончивший высшее военное заведение, становился русским офицером, невзирая на не славянскую наружность, будь то монгольские раскосые глаза или кавказская внешность. У окружающих могло быть восклицание типа: «вот так кыргыз!», но никогда не «обезьяна», как это было принято в Америке по отношению к негру или индейцу попробовавшему приобщиться к  шеренге администрации белых поселенцев.

Слово «цивилизация» происходит от латинских понятий civilis, civitas в глубинной квинтэссенции которых – город. Недаром слово «цивильность» - вежливость, в буквальном переводе означает – городскими манерами. Это верно в своей основе, ибо цивилизацию образовывали и двигали именно города, городская культура, городская жизнь. На примере древнейших цивилизаций это чувствуется особенно остро. Ушла жизнь из Тикаля, Паленке, Чечен-ица и кто расскажет миру о цивилизации майя? Сам народ майя жив, не вымер; и не нужно кивать на испанских конкистадоров – города стали пустеть за несколько веков до их прихода. Без городской жизни, нет жизни цивилизованной. Прежний народ живет, в той же местности, но оставил города в запустении, в результате жизнь упростилась до примитивизма: прежние знания стали не нужны. Зачем считать дни по сложным календарям, высчитывать солнечные и лунные затмения, когда день и ночь сменяются под пальмами в прежнем ритме? Архитекторы и скульпторы, а достижения их поразительны, стали враз никчемными людьми. Оказавшись вне городов, народ подозрительно быстро забыл свою письменность и двадцатеричную систему счислений, в которой понятие нуля вошло гораздо раньше, чем оно появилось в европейской математике. Майя – яркий, наглядный пример расцивилизации некогда очень даже цивилизованного народа, и все дело именно в забвение городов.
 
Стало быть, справедливо и утверждение – народ, не имеющий своих городов, не может считаться цивилизованным. Потому монголы не несли цивилизации, ни каким народам. Чингисхан действительно только дикий разрушитель, разоряющий города и стирающий встретившиеся цивилизации – кроме Руси особо пострадала Грузия, в ту пору имевшая население большее, чем в XX веке. Зло творилось не по природной жестокости монголов. Как тут не вспомнить, -  бытие определяет сознание. Искоренив в Семиречье города и поселки (Всюду монголы делали тоже самое; только вот Семиречье от этого удара уже никогда не оправится – исчезла долина с городами на шелковом пути), вырезав чрезмерное население, монголы превратили цветущую низменность в привычный ландшафт – великолепное пастбище для скота. Разрушая повсюду города, Чингисхану пришлось (государство не может существовать совсем без города), не знавшим городской жизни монголам, ставить столицу Каракорум, - город странный, разношерстный, коль воздвигали его и русские, и мастера из Средней Азии.

Противостояние Московия-Татария в XVI веке, это противостояние цивилизаций: Казань, какой-никакой, а город, устроенный иначе, с совершенно другой религией. Религией более молодой, но полученной раньше Руси, -  факт поразительный, ошеломивший в свое время францисканского монаха, учитывая географическое положение Великой Булгарии. «И я удивляюсь, какой дьявол занес сюда закон Магомета. Ибо от Железных Ворот (Дербент), находящихся в конце Персии, требуется более тридцати дней пути, чтобы поднимаясь возле Этилии (Итиль, то есть Волга) пересечь пустыню до упомянутой Булгарии, где нет никакого города, кроме поселков вблизи того места, где Этилия впадает в море; и эти булгары – самые злейшие сарацины, крепче держащиеся закона Магомета, чем кто-нибудь другой» (1253 год Рубрук Виллем).

Архаичная цивилизация обладает зачастую только одним городом; разрушь столицу и она исчезнет. Яркий пример столкновения архаичной цивилизации с современной на тот период, а также последствий этого столкновения, дает Новый Свет: на месте разрушенного Теночтитлана тут же отстраивается колониальный Мехико. Римляне тоже старались сразу изменить облик покоренных городов: строили канализацию, акведуки, храмовые комплексы в своем вкусе. Город – лицо цивилизации, так было и так остается до сих пор. Лик городов лучше каких-либо иных внешних факторов аттестует эпоху. У древнегреческих городов агора – место сбора горожан для решения важнейших вопросов полиса, и оформлено это общественное место, как лучшее в городе. Римские города отличают водопровод, бани-термы и крупные общественные здания: театры, рынки, арены. Над городом средневековой Европы господствует кафедральный собор. Промышленная революция добавила уже имевшимся городам Европы индустриальный пейзаж (корпуса фабрик, дымящие трубы заводов). Лидерство Америки в Новое время стало наглядным только, когда оформилась специфическая архитектура американских городов с небоскребами в центре-Сити и бескрайними одноэтажными пригородами из частных коттеджей, откуда автомобилизированные американцы отправляются на работу и за покупками. А вот у коми, саами, ненцев, народов Сибири своих городов никогда не было и русские, обустраивая поселения на новом месте, возводя города, несли им цивилизацию. Повторюсь, цивилизация – производное, исключительно городского образа жизни.
 
Понятие «цивилизация» тесно связано с понятием «прогресс»: совершенствование, движение вперед важнейшая ее аттестация. Каких только мрачных эпитетов не подбирали раннему феодализму, а все оттого, что вместо прогресса было заметное отступление мировой цивилизации от успехов античного периода. Потому, явный бросок вперед в науке, искусстве, агрокультуре, технике окрестили эпохой Возрождения, имея в виду эталоном достижения все той же Античности. Каждая историческая эпоха стремится выставить все новые, более высокие вехи, характеризующие цивилизованное общество, как в материальном, так и моральном плане. Там, где происходит стагнация общественных отношений, обычно фиксируют и отступление цивилизации, которая не стоит на месте, и в планетарном масштабе уже ушла вперед. Отставание от передовых на конкретный момент государств, особенно, если это связано с отсутствием собственного прогресса, рассматривается, как ущербность именно в цивилизованном развитии. Например, общее положение (экономика, культура) Испании XVII – XIX веков – глухой период некогда передового государства, сопровождавшийся мракобесием инквизиции, как зримый показатель отступления от норм остального цивилизованного мира. Кроме публичного сожжения еретиков еще каких-то двести лет назад, испанская инквизиция практиковала тайно и заживо замуровывать неверных жен в стенах монастырей. В стенах, в самом прямом смысле – такие пустоты в каменных или кирпичных кладках с останками находят совершенно неожиданно до сих пор.

Французская нация, по утверждению Л.Гумилева, появилась после битвы при Фонтенуа. Впрочем, истинное ее оформление (причем здесь, право, битвы) произошло из-за массового возникновения городских коммун, породивших на каждом перекрестке торговых путей северо-французской низменности новые города. В этих городах возникли новые отношения, новая архитектура (готика) и культура, отражающие происшедшие перемены. Они навязали свою манеру старым городам Римской эпохи, которых, к тому времени, уже было в Галлии не мало, преобразовав их на новый феодальный лад организацией жизни и самим видом. Здесь на севере Франции, на обломках империи Карла Великого возник феодализм и новая европейская цивилизация, устроенная совсем иначе, чем в Античные времена, хотя имеет и римские корни, и восходит к древнегреческому полису. Именно отношения свободных городских коммун со сложившейся феодальной знатью придало феодальному строю законченный характер.

Однако, основные производственные отношения этого строя – аграрные, то есть формируются и действуют на селе. Главные носители местной власти располагаются рядом с городом – в феодальном замке. Верховная власть – королевский двор, тоже кочует по своему домену. Как видим, коренные производственные отношения феодального строя на раннем этапе проходят вне города и … развития цивилизации не происходит. Она сложилась вот такая и сразу законсервировалась. Цеховые ограничения в производстве; различные запреты в моде (длина шлейфа платья, загиб носка башмака – все строго регламентируется по социальному статусу), этикете, повседневной жизни обручем сковывает инициативу и ростки к развитию. Все от того, что царствует не город, а село. Топтание европейской цивилизации на месте и на уровнях ниже заданных Великим Римом параметров очевидно для всех просвещенных умов того времени. Упадок городов наглядно отразил общее отступление цивилизации. Население Рима сократилось в десятки раз.

Основные производственные отношения античного рабства тоже аграрные, но разрешаются они всегда в городе-полисе. В императорские времена концентрация всего и вся в столице привела к превращению Рима в многомиллионный город. Цивилизация развивалась в нем бурно и во все стороны – недаром внимательный историк найдет в Риме ростки-эмбрионы будущих отношений и элементы грядущих эпох. Владеешь Римом – владеешь миром. Эта формулировка действовали даже во времена упадка.
 
Стоило главным феодалам округи обосноваться в городах, а королям выбрать столицу, как эти города пошли в рост. Концентрация в городах ремесел, торговли, науки (открываются университеты) – уже зачин для прогресса, а поселившаяся знать переносит в город административные функции, порождает спрос на новинки, роскошь, привлекает ростовщический капитал, и процесс-прогресс пошел. Наступил Ренессанс и планомерный выход мировой цивилизации из аберрации внегородского существования.

Давно замечено, - есть цивилизации замкнутого типа, застывшие во времени, из века в век воспроизводящие одни и те же системы хозяйствования, в рамках традиционных отношений. Достигнув определенных вершин развития, они не двигаются дальше – прогресс для них как заказан. Без городов они не обходятся, но основные производственные отношения выведены из города. Именно это роднит все стагнирующие цивилизации. Собственно все древние цивилизации характеризуются исключительно такими параметрами и только в Древней Греции и Риме пошло иначе (первым города-полисы дали эллины, вторым – этруски), что обусловило их несомненное первенство и длительное лидерство в развитии мировой цивилизации. Объяснение сего феномена одно – более высокая роль города.
 
Цивилизации, имеющие традиционную не городскую основу, становятся уязвимыми. Город у них, как правило, один – столица. Разрушь ее и конец такой цивилизации неизбежен. Жители гор, пустынь, степей, лесов неоднократно создавали такие хрупкие цивилизации, которые не выдерживали выпавших испытаний. Природный катаклизм или враждебное нашествие, обрушивавшийся на столицу, уносил в небытие всю цивилизацию. Занесло город песком (пустыня), разрушен он землетрясением (горы), наводнением (равнина) или пал от натиска врага – рушится вся система ценностей, основанная на отношениях аграрных, но централизуемых в единственном городе. Разрушил Святослав Итиль – не стало не только Хазарии, как государства, следов хазарской цивилизации найти невозможно. Стоило Ермаку взять единственный город на Иртыше, и вся Сибирь распахнулась перед ним. Разрушение Теночтитлана открыло Кортесу всю Мезоамерику. Система городов придает цивилизации устойчивость и прочность. Народ, покрывший свою территорию сетью городов, имеет больше шансов сохранить цивилизацию при самом неблагоприятном обороте.
 
Цивилизация требует нетленных культурных памятников - видимый символ передачи потомкам великих творений предков, подталкивающих опять же нацию к развитию; а, главное, письменность – средство накопления и передачи знаний от поколения к поколению. Без этих составляющих прогресс невозможен. Действенны эти составляющие при концентрации; концентрация их происходит в городах и только в городах: «corpusjuriscivilis». Эта латинская формулировка гораздо шире и эпохальнее обозначения свода законов Юстиниана. Иные места концентрации были испробованы, да и сейчас имеют место быть (храмовые комплексы, монастыри, особые зоны, та же Силиконовая долина уже в наше время, скажем), но не столь эффективны. Не хватает публичности, широты, разнообразия, которые в городе достигаются естественным образом. Ашрамы, академгородки свои специфические задачи выполняют, а вот стать универсальным ключом в развитии цивилизации, каким является полноценный город, не выходит. Мешает элитарность и/или изначальная закрытость. Глубокая специфика, жесткий устав выстраивают барьер. Город вообще открыт для нововведений; он может стать приютом для ростков цивилизации в самых различных направлениях. «Город вообще» - это система городов. Какой-то город дал жизнь одному прогрессивному явлению, благоприятные обстоятельства для развития иного сложились в другом городе и т.д. Постоянный обмен и универсализация городской жизни подхватывает и распространяет отдельные шажки цивилизации повсеместно. Разумеется, город городу рознь. Мой обобщенный пример касается городов, где превалирует свобода выбора и частная инициатива. Столица какой-либо деспотии совсем иной случай. Антипод города – деревня. На селе стойкая родоплеменная структура консервирует общественные отношения и мешает прогрессу; своя цивилизация в этих рамках развиться не может. Потому переход диких народов к цивилизации всегда проходил с разложением общины, и введением в собственную культуру городской жизни. Пережитки родовых отношений будь то касты Индии, кланы Шотландии, тейпы Кавказа всегда тормозят развитие цивилизации в своих регионах и находят себе пристанище в сельской местности. Города здесь, как место разложения родового строя и двигатели прогресса. Чем выше урбанизация, тем больше цивилизации.
 
В этом ракурсе легко разрешается спор о норманнском влиянии на Русь в становление русской государственности. Город невозможно воздвигнуть народу, не структурированному властными функциями сложного порядка, то есть не обладающему определенной государственностью. Одного родоплеменного строения общества для подобных свершений было мало. Развитие и преображение античного полиса – классический пример этого рода. Русь в IXвеке была покрыта сетью городов, своими силами отстроенных русских городов, тогда как викинги в своих фьордах  их не имели. Более того, норманны, побывавшие уже в разных сторонах Европы, называли Русь «Гардарика» - страна городов. Они лишь вписались в государственные отношения, какие были у славян. Да, они заняли верхнюю строчку государственных отношений, но такое происходило и в Англии и Нормандии (Северная Франция) и Сицилии (Южная Италия) и никто не говорит, что они принесли цивилизацию в Западную Европу.

Цивилизация всегда ассоциировалась с просвещенным и культурным миром, которому противостоит невежественный мир варварства. Важным моментом в этом вопросе было умение копить и передавать потомкам знания. Лучше всего это получалось через письмо. Трудно представить цивилизацию без письменности и круга грамотных людей. С этой стороны славяне опять же стоят выше северных варягов. Из речи Иоанна Златоуста в 398 году следует, что у скифов (под которыми, скорее всего, подразумеваются славяне) есть своя азбука. На глаголице писали, по меньшей мере, за полтысячелетия до Кирилла. Да и Кирилла следует признавать не изобретателем еще одной разновидности славянской грамоты - кириллицы, а реформатором лишь слегка подправившим имевшееся письмо. Как писал Татищев В.Н.: «Сии обстоятельства только некоторую вероятность представляет, что руссы-славяне тем или иным случаем письмо обрели прежде сочиненного Кириллом…».  Когда внимательно рассмотрели надписи на топорах, горшках и прочей утвари,давно и строго определенные с датировкой, то выяснилось, -  на них применены буквы кириллицы за 150 лет до деятельности Кирилла и Мефодия. Не устоявшимися системами письма (без четкого регламента написания), типа «черт и резов» (это третий вариант письменности, а был и четвертый - велесовица), у славян пользовались даже женщины. В северной Европе уже в христианские времена (а к христианству Скандинавия приобщилась позже Руси) короли (даже!) зачастую были не грамотны. 
Здесь кроется важнейший момент. Велика традиция, в отечественной историографии, считать началом славянской цивилизации ее приобщение к христианству. Нет и еще раз нет! Ведь не считаем мы языческие годы Эллады нецивилизованным периодом. Наоборот – это заря всей европейской цивилизации. Точно так же языческий период с Iпо X век славянских государств окрашен строительством городов, выработкой норм судебной и публичной власти, распространением письма и наличием широкой прослойки грамотных людей. В плане материального производства и военного дела славяне тоже были на уровне той эпохи. Хорезмийский ученый Xвека Аль-Бируни исключительно похвально отзывался о мечах русов, приводя технологию их изготовления. Одно из арабских сообщений Xвека говорит, что от русов на Восток вплоть до Багдада вывозятся прекрасные мечи. Первые кольчуги в Западной Европе были славянского производства. Для воинов Карла Великого они были в диковинку, тогда как у славян широко практиковались, как защитная амуниция. Сей 900-летний период не может называться временем дикости и варварства, напротив, это начало и становление славянской цивилизации. Вариации публичности власти, суда, объявления войны и мира, окрашены демократичностью этих зарождавшихся институтов. «И не раз собиралось вече. И то, что было постановлено, то провозглашалось и принималось за истину. А что не было принято, не должно быть. Избирали мы князя от собрания до собрания, и так мы жили и им помогали, и было так». «Так отдавали мы десятую часть отцам нашим и сотую – властям». Говорит о тех временах Велесова книга. Период  с начала нашей эры и до варягов – века русской, славянской государственности. Негоже сбрасывать их со счетов, века городов – всегда века цивилизации.
 
Собрать по крупицам и восстановить историю славянской цивилизации первых веков нашей эры важнейшая задача отечественных историков. В грузинском пергаментном манускрипте 1042 года говорится об осаде Царьграда руссами в 626 году, но там же есть свидетельство и более ранних походов: «Его (персидского царя Хосроя) главнокомандующий Сарварон склонил «русского Хагана» сделать общее нападение на Константинополь. Последний принял это предложение. Как известно, этот Хаган еще при Маврикии делал нападение на империю, пленил однажды 12000 греков и затем потребовал по 1 драхме за человека». Император Маврикий царствовал с 582 по 602 год, точнее то нападение руссов пока не определяется. В том же манускрипте: «В 622 году Ираклий за большую сумму денег уговорил сквифов, которые суть русские, не тревожить  империю и потом отправился отомстить Хосрою». То есть сначала базилевс от руссов откупился и отправился громить персов, но через 4 года увидел тех и других пред стенами Константинополя. По свидетельству Велесовой книги с иранцами объединялись в VI веке против готов, а также против Хазарии. Значит, не просто на Средний Восток дорогу знали, а поддерживали частые сношения, чтобы иметь возможность синхронизировать военные действия, поскольку к любому из перечисленных соперников обоим союзникам приходилось двигаться с разных сторон. В начале VII века руссы играли важную роль в политической жизни Византии и не только ее. Арабский источник Ат-Табари вкладывает в уста правителя Дербента в 644 году следующие слова: «Я нахожусь между двумя врагами: один – хазары, а другой – руссы, которые суть враги целому миру, в особенности арабам, а воевать с ними, кроме здешних людей, никто не умеет». Это время крушения Сасанидского Ирана. Арабская экспансия захлестнула и окончательно подавила это огромное царство в 651 году. К 644 году арабы заняли весь центральный Иран, а также территорию современного Азербайджана. Негативные высказывания о руссах здесь, подтверждает их давние союзнические отношения с иранцами.

Велесова книга сообщает: «И был князь Бравлин, который отобрал у эллинов берега морские. И после битвы мы пришли жить туда, и там разводили скотину, и скифам давали пасти скотину в степях». Оно полностью подтверждается другим источником – «Житие святого Стефана Сурожского», которое позволяет установить примерную дату этого важного события: по анализу текста, 760-780 годы.
 
Одним словом, до прихода Рюриковичей на Руси давно развивалась и небезуспешно собственная государственность, в века которой мало кто заглядывал, как будто до «вещего Олега» ничего русского быть просто не могло. Заметим здесь, что первое упоминание об активности викингов в Европе датируется 787 годом – нападение на Англию. Это к вопросу о мнимом тождестве руссов и варягов. Не могли «норвежские руссы» сначала объявиться на Черном и Средиземном морях, и только спустя четыре сотни лет на море Северном. Факты об активности руссов в Vвеке и даже ранее в пределах границ Византии известны давно, однако, это не мешает английскому профессору Джефри Хоскингу в работе «Россия и русские» утверждать, что руссы, это варяги. Этноним руссы появился в Восточной Европе в IV веке и с юга (это было известно всегда, о том еще Соловьев С.М. пишет), а не севера. Нет, нам подсовывают версию с финским «руотси». Славянские племена на Русской равнине единокровные руссам (которые пришли туда много позднее из Средиземноморья) жили на этих землях уже не одну тысячу лет. Главное, собственная государственность славян уходит на глубину рубежа нашей эры. У викингов нет и толики этой глубины.

Не только войнами известны были русы Византии и Ближнему Востоку. До прихода на Русь Рюрика (а именно с этого момента по норманнской теории «стали славяне русью зваться), в середине IX века отец арабской описательной географии Ибн-Хордадбех писал: «Если говорить о купцах ар-Рус, то это одна из разновидностей славян. Они доставляют заячьи шкурки, шкурки черных лисиц и мечи из самых отдаленных славян к Румийскому(Средиземному) морю. Иногда они везут свои товары от Джурджана до Багдада на верблюдах». Ценность этого сообщения в раскрытии экономической подоплеки походов на Византию и закрепления в договорах с ней статуса своих купцов. Ведь торговля шла не только до Константинополя, но и дальше – до Средиземного моря. У того же автора показан и другой путь купцов русов, через Хазарию (здесь десятину надо заплатить), Каспийское море в Багдад. Интересно, что в Багдаде русы представляются христианами, о чем автор сообщает с сомнением. Очевидно, тут свою роль играл размер подушной подати на купцов-христиан. Что Средиземное море было освоено русами целиком, указывают их торговые (и не только) связи с Андалузией (юго-западная Испания); о чем сообщают Ал-Якуби, Аль-Масуди и тот же Ибн-Хордадбех.Название верблюда по-старославянски – вельблудь, сводится к двум корням: вель (много) и блудь (блуждать). У европейских народов (у шведов в том числе, если опять вспоминать норманнистов) слово «верблюд», как имя далекого и малознакомого животного, сводятся к греческому kamhloz или латинскому camelus. Как и в случае с пардусом, русы называют экзотическое животное своим славянским словом. Значит оно хорошо опробовано, на деле испытано купцами русов, коль не заимствуют прозвание из языков аборигенов, а осмысливают его качества в соответствии с вкладом «корабля пустыни» в многотрудный торговый путь.

Капитальный труд шведского историка Андерса Стриннгольма «Походы викингов» изданный в 1835 году, и далеко не случайно переизданный у нас сравнительно недавно, по-прежнему задает вектор европейским исследователям славян и подпитывает задор доморощенным норманнистам. Обычное дело, когда автор влюбляется в материал своих изысканий, важно, чтобы эта любовь не оборачивалась субъективизмом, заставляющим черное преподносить белым и пушистым. Описывая нападения викингов на Западную Европу, Стриннгольм цитирует проклятия папы римского на головы разбойникам норманнам. Приводит выписку из английской летописи: «послал всемогущий Бог толпы свирепых язычников, датчан, норвежцев, готов, шведов, вандалов и фризов, целые 230 лет они опустошали грешную Англию от одного морского берега до другого, убивали народ и скот, не щадили ни женщин, ни детей». Сокрушается шведский автор, что: «французские летописцы не могут привести ни одного порядочного поступка норманнов: для них это народ – исчадие ада, порождение дьявола, свирепые язычники». Рассказывает он и случай, когда при подходе викингов монашки в отчаянии бреют головы, режут щеки, приводят себя в такой  обезображивающий вид, что это спасает их от надругательства, но не от смерти – всех порубили. При очевидной симпатии автора к викингам, объективность пока присутствует. Однако стоило Стриннгольму кинуть взор на Русскую равнину, как деяния варваров-норманнов приобрели под его пером великую просветительную миссию. Оказывается норманны-варяги «положившие начало государственному значению Русской державы, вместе с тем старались, сколько могли, образовать народ и возвысить его из состояния невежества, в какое он был погружен…» Завершает произведение сентенция общего характера, но в главе о набегах в восточные страны: «Куда ни приходили норманны, где бы ни основывали новые государства, они всюду приносили с собой ту любовь к наукам и искусству, то же стремление к образованию, которое еще во время великого переселения народов отличали готское племя от многих других». Конечно, это относится только к славянам. Ну не про французов же (Нормандия) и итальянцев (Сицилия) говорить такое? Чего здесь больше: дремучего невежества, неприкрытой тенденциозности, банального лукавства, судить не берусь.
 
Архитектурный стиль «Готика» создавался совсем не готами, не в их эпоху, и к историческим готам имеет лишь косвенное отношение, но весьма характерное. Впервые этот термин применил  Джорджо Вазари, чтобы отделить эпоху Ренессанса от Средневековья. Происходит он от итальянского gotico– непривычный, варварский. Древние римляне готов считали грубыми варварами, отсюда обобщающий негативный термин, вошедший в итальянский язык, закрепляющий отношение культурных европейцев к дикому племени. Вот и Вазари в XVI веке с усмешкой наделяет уходящую средневековую эпоху этим термином, как примитивную и варварскую (на его взгляд) в сравнении с высоким итальянским Возрождением. Как это далеко от восхваления готов Стриннгольмом! Однако обеление готской истории случается все чаще.

Кто берет верх, при слиянии племен определяется языком, который устанавливается после покорения народа. Римляне никогда не были многочисленны в Галлии, но галлы заговорили на латыни. Латынь не просто язык победителей, а язык администрации, суда, торговли и культуры. Несомненно, и Русь заговорила бы на скандинавском наречие будь ситуация аналогичной, но она была иной. Сложное общество: князья и посадский люд, бояре и смерды, старосты и дружинники; и все это замешано на давней традиции народного вече. Потому варяги перешли на русский, а норманны нижней Сены на французский. В том и другом случае скандинавы, столкнувшись, смешались с народами более культурными, цивилизованными. К этому необходимо добавить, что под варягами следует понимать не одних чистых викингов, как то имело место в Западной Европе, а сход балтийских пиратов, где численно превалировал опять же славянский элемент Арконы с южных берегов Балтики.

Все это приходится доказывать вновь и вновь. А отчего? К Новому Времени Русь подошла лишь со следами былого величия и утраченными историческими ориентирами. Причина ясна, а вот приходится повторять – иго. Татаро-монгольское иго, это не плод придворных историков, а народное восприятие случившейся беды с целым славянским миром. Самобытная и высокая цивилизация была низвергнута и фактически стерта. Был уничтожен культурный слой, не столько в виде исторических памятников, хотя перепало и им, - не осталось грамотных людей, забыта собственная история, прервалась связь поколений. Изменился менталитет выживших людей: не стало свободных крестьян, умелых ремесленников, грамотных горожан; кругом только крепостное неграмотное холопство. Деградация зримая, а на фоне Ренессанса в Европе – ситуация косная, без всяких ростков прогресса. Понадобилась европейская прививка Петра I, чтобы русские вновь стали в строй цивилизованных народов. Характерный штрих из начала петровской эпохи – после взятия Нарвы, в Швецию были отпущены гарнизон и гражданские лица, подданные шведского короля, которые не захотели оставаться в русской юрисдикции. Так вот, вместе с этническими шведами уехали и русские, которых в Нарве было довольно много. На вопрос, а вы почему собрались в заморскую Швецию?; последовал ответ: мы привыкли быть гражданами и не хотим становиться холопами. У нас эти факты всегда замалчивались, а на Западе о них знали; они ярко характеризовали русскую историю через поступки самих русских. Расплачиваться приходится не признанием пути самостоятельного славянского развития в прошлом; живучестью норманнской теории происхождения русской государственности.

Давайте сравнивать последствия вторжения норманнов на Русь и север Франции. Не ставя под сомнения самостоятельность собственной цивилизации, французские ученые легко находят в деталях современной жизни северных департаментов норманнские корни. В названиях городков или местности там звучат: bec(ручей) – Bolbec, Candebec, Orbec, Bricquebec; tot(поле) – Routot, Victot, Yvetot, Chiffretot; beuf(жилище) – Elbeuf, Quillebeuf, Cricquebeuf. Жители Нормандии до сих пор могут назвать долину dalle(по-французски - vall;e), мыс nez(фр. cap), болото vey(фр. marais). Свой крепкий кальвадос они пьют из рюмок goutte, это чисто нормандское название. Фахверковые дома Нормандии не похожи на жилища в других регионах Франции.
 
Первый деревянный дом Петра I в Петербурге сейчас музей. Никому не надо доказывать, что он был разобран и перевезен на новое место из взятой шведской крепости – он срублен по-шведски. Даже не специалисту понятно – у нас так деревянные дома не строят. Сколько археологи ни раскопали домов в северных русских городах, скандинавской рубки не встречали – все дома рублены по-русски. Городов с германским корнем в основе названия в нашей стране предостаточно, но это шлейф петровской эпохи. Скандинавских корней в названиях городов и местечек, как в Нормандии, в России нет. Последний рубеж в этом вопросе норманнистов - текст Константина Багрянородного о днепровских порогах на двух языках. Однако и тут коверканные славянские слова привязать ни к одному германскому наречию ни одному норманнисту не удалось. Как пишет Иловайский Д.И.: «Впрочем об ошибках Константина в описании порогов никто не сомневался даже между норманнистами. Да можно ли требовать от Византийского императора, чтобы он верно описал пороги в Xвеке, когда их неверно описал, например, Боплань вXVII веке, лично их видевший». Если в Нормандии аграрные отношения вплоть до Людовика XIV регулировались обычным нормандским правом, то на Руси оно никогда не вступало в действие. Все варяги сразу подпадали под юрисдикцию Русской Правды. Удивляться не следует, в этническом отношении варяги представляли собой более славян западных, чем скандинавских викингов. В военном деле, а тут варяги доки, они тоже не оставили своих следов. Рассмотрим морские термины. Здесь надо быть аккуратным, много и даже очень много иностранных слов в этом сегменте вошло в наш язык в петровское время. Нас интересует пласт устоявшихся терминов в обороте славян не позже XII века. Славянские здесь: ладья, челн, уключина, весло, нос, корма; греческие: парус, шаланда, якорь; скандинавское: шнека, единственный пример. Скажем прямо – не густо. Совсем не стыкуется с теорией норманнского (не просто влияния!) культурного и государственного строительства. Итак, следов варягов много меньше, чем в Нормандии, а значимость их пребывания на русской земле приписывается несоразмерно большая.

Анна Ярославна (1024-1075/89 гг) дочь Ярослава Мудрого смолоду знала греческий и латынь, став королевой Франции, с удивлением обнаружила невежество французского двора. Подписываясь под королевскими документами на латыни и на кириллице – «Анна Ръина» (женская подпись на подобных документах в ту пору беспрецедентный случай в Западной Европе) в Киев отцу весточку шлет уже на глаголице (чем не шифровка?). В целой Франции никто прочесть не в состоянии. Пишет вещи нелицеприятные. «В какую варварскую страну ты меня послал. Здесь жилища мрачны, церкви безобразны, а нравы ужасны». От знатных синьоров смердит – моются редко; в городах антисанитария, оттого часты эпидемии. На Руси же бани в каждом селении. Мора, когда в Западной Европе выкашивало по полстраны, на Руси не было. Гигиена, не отдельного сословия, а у целого народа, показатель цивилизации? Еще какой! Астольф де Кюстин, чья антирусская заряженность экспонируется неприкрыто, все же писал в 1839 году: «В России нечистоплотность бросается в глаза, но она заметнее в жилищах и одежде, чем у людей. Русские следят за собой, и хотя их бани кажутся нам отвратительными, однако, этот кипящий туман очищает и укрепляет тело». А вот за сто лет до него португальский врач Антонио Нуньес Риберо Санчес, служивший при дворе императрицы Елизаветы Петровны, давал не просто восторженную оценку русским баням, но как профессиональный медик отмечал эффективность их применения для укрепления здоровья: «Искреннее мое желание простирается только до показания превосходства Бань Российских пред бывшими в издревле у Греков и Римлян и пред находящимися ныне в употреблении у Турков, как для сохранения здоровья, так и для излечения многих болезней».
 
Тягу к бане не истребила и советская эпоха, бане собственной, личной (частной, по сути – с ума сойти), - время ограничений частной инициативы и мелочных запретов: на клочке в 5-6 соток, громко именуемый «дача», каждый норовил поставить баньку. Случись иноземец поблизости, всегда милости просим, покажем, как париться по-русски, с березовым веничком непременно. Какой-либо предмет в руке во время помывки для среднего европейца по-прежнему экзотика. Да-да, моются они так: водят по телу ручкой, взбив пену от шампуня, тут же смывают ее водой. Как в запальчивости бросила моя сокурсница некому иностранцу во время спора «мы-они»: «зато мы моемся по настоящему – с мочалкой». «Чистота – залог здоровья» не как лозунг или пример, а, как пословица; есть ли еще у какого народа?

Отголоски немытой средневековой Европы ощущаются и сегодня. Цивилизованный европеец не преминет отпустить шутку в адрес турка-гастарбайтера, без меры расходующего воду, - уж вроде отмылся от анатолийской пыли, пора умеренность обрести в потребление ресурсов. Экономный немец, заткнет пробкой слив в раковине, вымоет сначала лицо, закроет кран, в скопившейся в раковине воде вымоет руки, и вынет пробку. Экономично, - платить за воду придется много меньше расплескавшихся турок, и экологично, - низка нагрузка на очистные сооружения. Ему невдомек, что гастарбайтер, и впрямь не видевший в своей глухомани централизованного водоснабжения, сам о его чистоплотности весьма низкого мнения: какое мытье в стоячей воде, да еще и грязной? В самой захолустной деревне Анатолии (центральная Турция), где дождевую воду собирают в бочки, умываются ковшиком, с сознанием, - только чистая текущая вода должна омывать человека. Снобизм западноевропейцев поражает, как ранее, так и теперь, мы с полным правом можем сказать Европе – «идите в баню», хоть русскую, хоть турецкую.
 
Одно место в Повести Временных Лет давно вызывает сомнение – призыв варягов на Русь: «Земля наша велика и обильна, а наряда в ней нет. Приходите княжить и владеть нами». Летопись создавалась (конкретно этот дошедший до нас вариант ПВЛ игуменом Сильвестром) сразу после пришествия Владимира Мономаха на киевский стол. Случилось это после смерти Святополка Изяславича в 1113 году, покровительствовавшего ростовщикам. При законном князе терпели, а после его смерти Киев разродился первыми еврейскими погромами на Руси. Мономах пришел в Киев по призыву киевской знати, да и в народе он был популярен. Владимир быстро добился умиротворения своим знаменитым Уставом, ограничив ростовщичество и облегчив положение должников. Казалось, все довольны, но князь чувствовал себя не удобно: по всем канонам своего времени княжил он не законно. Нарушалось постановление Любечского съезда князей: «Каждо да держит отчину свою», то есть каждый владеет землей отца и только. А ведь он сам принимал в нем деятельное участие. Киев не был его «отчиной». Необходимо было узаконить «призыв на княжение». А как его узаконить иначе, если не помянуть, что у предков наших был такой прецедент? Да какой - вообще все князья «призваны», весь род Рюриковичей! Уж такой прецедент переплюнет съезд князей в Любече. Материал был под боком – в семье. Владимир Мономах был женат на дочери последнего англосаксонского короля Гарольда Гите. Предания саксов были известны в семье князя доподлинно. Возможно, был и сам манускрипт ВидукиндаКорвейского «Деяния саксов», созданный где-то в 966 или 968 году. А теперь цитата оттуда – речь послов: «Благородные саксы, несчастные бритты, изнуренные постоянными вторжениями врагов и поэтому очень стесненные, прослышав о славных победах, которые одержаны вами, послали нас к вам с просьбой не оставить бриттов без помощи. Обширную, бескрайную свою страну, изобилующими разными благами, бритты готовы вручить вашей власти». Особо сличать с Повестью Временных Лет нет необходимости, - один к одному. Нужно только уточнить, что летописец не потрафил здесь Рюриковичам (как порой преподносится), а разрешил конкретную нравственно-правовую проблему своего времени и своего князя. Только тогда Владимир Мономах смог решительно пресекать неповиновение великокняжеской власти и Древнерусское государство, обретя единство, стало грозным для врагов своих.
 
То была последняя вспышка усиления Киевской Руси. При сыне Владимира Мономаха Мстиславе с киевским столом еще считались, а после его смерти Русь распадается на ряд самостоятельных или полусамостоятельных княжеств. Причины раздробленности коренятся в укреплении феодальных производственных отношений. Стали интенсивно осваиваться земли: в летописи то и дело можно прочесть о княжьих, боярских и монастырских селах. Рост производительных сил привел к тому, что эксплуатация земли и сидящего на ней сельского населения обещала княжеским дружинникам гораздо большее вознаграждение, чем военная добыча с ее постоянным риском расстаться с жизнью. Поэтому дружинники охотно оседают на земле, которой князь делится с ними за службу, и развертывают на ней свое вотчинное хозяйство. Вести хозяйство, - не на княжьем дворе сидеть, бряцая оружием, быстро в поход не снимешься. Производство это, к тому же, носит довольно замкнутый характер – так называемое натуральное хозяйство. Оно неизбежно порождает местный политический сепаратизм. Здесь корень феодальной раздробленности.
 
Эгоистическая замкнутость находит отражение в постройках, причем синхронно по всей христианской Европе, что говорит о равном развитии славянского феодализма в сравнении с классическим европейским. При раннем феодализме архитектурная мысль старалась отразить совместные крупные мероприятия: в храмах, замках это огромные залы; в частных домах совместная жизнь семьи протекала в одной большой комнате. В конце XIII века все кардинально меняется. На Западе готические соборы, вопреки замыслу их строителей, обрастают капеллами. Желание иметь собственное святилище проявляется и на востоке Европы – монахи обзаводятся кельями, основываются в отдаленных местах небольшие монастыри, а кому и этого не хватает для уединенности, рубит скит в глухомани. Для Русского севера сие особенно характерно. Ранее в жилищах были отгорожены только спальни, теперь дома разделены на комнаты. Во всем проявляется рост индивидуализма. Повторюсь, эта общеевропейская тенденция позднего средневековья в полной мере проявилась и на Руси, обретя политическое оформление в раздробленности некогда единого государства на княжества.

С легкой руки Мономаха стало практиковаться избрание князей (приглашение на княжение) городским вече и в других русских землях. Вече подключалось для объявления войны и мира, то есть не один только князь нес ответственность за внешнюю политику. Позднее, уже при Иване Грозном, как жест утверждения единовластия московского царя, во многих городах Руси разбивался вечевой колокол. Так был подавлен древнейший демократический институт. Хранителем его была Новгородская республика, где традиция народного вече не прерывалась. Потому именно Новгород был главной целью и устремлением московских царей в борьбе за абсолютизм правления.

4. Велесова книга – важный источник истории древних славян

В Велесовой  книге приход Рюрика на Русь, с чего обычно начинается повествование русской истории, есть финал, остальные события древнее и еще древнее. Она погружает в такую глубь мировой истории, что поставить рядом какой-либо письменный источник невозможно. Отсюда, значение этого памятника и серьезность подхода к его изучению. Все в нем необычно: деревянные дощечки из бука толщиной в полсантиметра и размером 38 на 22 сантиметра, на которых сплошным текстом шли буквы славянского фасона в своей совершенно оригинальной трактовке, отчего можно говорить об азбуке-велесовице. Запутанная история находки дощечек белым офицером Изенбеком в ходе Гражданской войны и потеря в оккупированном немцами Брюсселе в 1941 году; нежданная публикация в 50-х годах XX века в журнале «Жар-птица» с фотоснимков и записей, сделанных другим русским эмигрантом Ю.П. Миролюбовым; способствует настороженному восприятию – уж не подделка ли. Стоит заметить, что обретению многих исторически важных документов сопутствует не менее интересная, а главное, всегда таинственная история самой находки.
 
Известные деятели науки (в основном лингвисты) ведут себя несколько странно: не потрудившись изучить источник, торопливо оценивают Велесову книгу как фальсификат. Так академик Зализняк А.А. пишет на доске фразу (ролик с его лекцией выложен в Интернете), как он говорит, из Велесовой книги и вместе со студентами начинает подхихикивать, – где тут смысл? Однако, написанная им абракадабра не из Велесовой книги, это набор букв известных алфавитов, а у Велесовой книгисвоя  оригинальная азбука, которую Зализняк А.А. филолог-лингвист изучить не потрудился. Цитата взята им из работы Творогова О.В. «Влесова книга». Этот ученый муж (тоже академик) не нашел ничего лучшего, как заменить всю оригинальную азбуку Велесовой книги на кириллицу вкупе с латиницей. Испохабив первоисточник, он делает вид, что серьезно его анализирует со всех сторон языкознания. Как расценить подобное? Давайте представим на секунду, что Кнорозов Ю.В. перед изучением заменил бы все иероглифы латиницей и кириллицей; сумел бы он после подмены алфавитов провести дешифровку письменности майя? Прием Творогова О.В., новое слово в науке или элемент дискредитации? Ответ очевиден – ай, да, академик! Все его многочисленные пассажи сомнений сводятся к двум моментам: отсутствует ясно прослеживаемый путь обретения самого памятника и неуклюжесть языка. Вывод Творогова О.В. – это подделка, сочинителем-имитатором которой является или Сулакадзев А.И. антиквар XIXвека в библиотеке коего видели когда-то дощечки славянскими рунами писаные; либо Миролюбов Ю.П. – русский эмигрант первой половины XX века.
 
Языковые несуразности Велесовой книги можно объяснить и ляпсусами переписчиков и изменениями самого языка за тысячелетия. Предположив, что Велесова книга не единовременно созданный документ каким-то одним автором, а фрагментарно пополняемая по векам и даже тысячелетиям книга, мы не сможем отследить по ней, когда цоканье сменялось чоканьем, это невозможно по определению, а вот присутствие разных языковых пластов должно быть признано, как раз естественным. Все критики лингвисты априори отнесли момент создания Велесовой книги к IX веку и уже в языковом контексте этой эпохи указывают на многочисленные несоответствия, но подобный подход сам по себе девальвирует их аргументы. Подавляющая часть древнерусских рукописных памятников дошла до нас в списках более близких нам веков, а потому содержат языковые явления времен более поздних, чем сам памятник, поскольку были привнесены переписчиками. Если к ним подходить с теми же критериями, что лингвисты набросились на Велесову книгу, у нас древностей не останется.

С другой стороны, известный переводчик и пропагандист Велесовой книги Асов А.И. явно перехорошил с переводом в 2006 году (имеются его переводы и более ранние), - дабы придать стройность произведению, смело повыдергивал фразы из одних дощечек и присоединил их к фразам других. Такое вольное обращение с памятником совсем не содействует вводу его в научный оборот.

«Трудно поверить – пишет в 1990 году Творогов О.В. – чтобы дощечки IX века все же сохранились, ведь их толщина 5 мм, а размеры 38 на 22 см». А через десять лет, в 2000 году, - надо ж такому быть! – в Новгороде находят деревянную книжицу из липовых дощечек (три штуки – одна двусторонняя; всего четыре страницы) X века. Получив название Новгородская псалтырь, по содержащимся текстам на церковнославянском языке, а потому легко читаемая, эта книга поражает внешним сходством с Велесовой книгой. Здесь тот же материал – дерево; сопоставимая размерность (1х15х19 см.); точно также расположены отверстия в дощечках, чтобы скреплять их веревкой в единую книжицу; да и запись идет той же манерой – под длинной чертой от края до края следует сплошной буквенный текст. Одним из серьезных аргументов критиков Велесовой книги была якобы неестественность сочетания письма с горизонтальной чертой во всю страницу. И вот в Новгородской псалтыри тот же тип подачи текста. Бит еще один аргумент противников Велесовой книги. Имеется и одно существенное различие между этими древними памятниками, в Новгородской псалтыри на дощечках есть прямоугольные углубления (ниши), которые заливались воском и уже по воску палочками (стилосами) писался текст. На дощечках Велесовой книги воск не применялся; она явно более древний документ – все буквы на ней просто вырезаны ножом или другим аналогичным предметом. Перед нами вещи донельзя похожие, определенно одного культурного ряда. Зачем имитатору (XIXили середины XX века) создавать подделку стилем на ту пору уникальным, второй экземпляр которого станет известен только в 2000 году? Подделывается всегда уже нечто известное и признанное.
 
Противники Велесовой книги совсем не анализируют фактурный материал, богато представленный в этом памятнике. Достоверность и точность многочисленных событий упомянутых в Велесовой книге все более подтверждается новейшими достижениями науки и археологическими находками.

Хазарский каганат в VII–VIII веках периодически подчинял Русь. Его влияние, чувствуется по представлению наших князей иноземцам под названием «каганы» - перенимались хазарские слова. Но уже арабский источник Ибн-Хордадбех писал в 60-70 –х годах IXвека: «Титулы земных царей. Царь Ирака, которого обыкновенное название Кисра, (называется также) Шахиншахом; царь Рума, обыкновенно называемый Кайсар (именуют) Басили; цари Турка, Тибета и Хазара все называются Хаканами … царь Славян (называется) Кнадз (Кнад)». Столицей Хазарии был город на Волге – Итиль. Не сразу, но это название перешло и на реку. Чуваши и сегодня иногда называют Волгу этим старинным именем. Происхождение его таково: тотем хазар – собака,волк (ит – собака, иль – племя). Да и впадал Итиль в Волчье море – в ту пору его звали Гирканским. Гиркана – страна волков (на древнеперсидском) расположена на юго-восточном побережье Каспия. Интересно, что по-русски Волга созвучна слову «волк», то есть тотем исчезнувшего народа вошел в название реки с переводом на русский. Славяне знали тотем хазар (его значение-прозвание) и Святослав, с его знаменитым «иду на Вы», шел на Итиль, спускаясь по великой реке, «на Волка». Замечательно, что любимый прием былинного богатыря Вольги (полное совпадение имени с названием реки) - оборачиваться волком. Наиболее древнее название великой русской реки – Ра. Под этим названием она фигурирует у Птолемея, Агафемера и Марцелина. Мордвины до сих пор зовут Волгу – Ра. В Велесовой книге Волга зовется – Ра-река.

В 50-х годах XX века, прокладывая Волго-Донской канал, нашли древнее русло Волги, которое до тектонического понижения поворачивало здесь к Черному морю. Уровень Черного моря в ту пору находился на 100 метров ниже современного, это был замкнутый бассейн. Мелководного Азовского моря тогда не существовало и, принимая, справа Дон, Волга текла прямо в Черное море, зеркало которого было на четверть меньше современного (имеется в виду зеркала обоих морей – Черного и Азовского). Повторяю, это стало известно недавно, много позже обнародования Велесовой книги. К мнению о низком уровне Черного моря наука пришла только в 70-х годах XX века, когда взяли пробы грунта на дне Босфора; до этого господствовало мнение совершенно противоположное – о высоком уровне и потому даже о возможном соединении Черного и Каспийского морей. Так в работе «Лик Каспия», в 1933 году Ковалевский С.А., ссылаясь на античных авторов, доказывал, что примерно 3500 лет назад Каспийское море соединялось с Азовским по Манычскому проливу. А Велесова книга прямо говорит, что прежде Ра-река (Волга) несла свои воды в море Фасиское (Черное море). Сам Фасис (по которому названо море в источнике) – древний порт на восточном побережье Черного моря, основные сооружения которого располагаются под водой, то есть много ниже современного уровня моря. Это ли не свидетельство подлинности Велесовой книги? Какой имитатор-поддельщик в XIX веке или начале XXвека (время обнаружения Велесовой книги) знал или предполагал, сей факт?

В свое время Геродот с сомнениями сообщал о плавании финикийцев в VII веке до н.э. вокруг Африки, приводя обстоятельство, в возможность которого он сам не верил – долгое время солнце у них светило с севера. В наше время именно этот факт, невероятный для жителя северного полушария, служит неопровержимым доказательством, что финикийцы действительно пересекали экватор и обошли вокруг Африки столь давно и на столь несовершенных судах.

Прорыв Дарданелл (по грекам Дарданов потоп) произошел на глазах греческой цивилизации предположительно в IV или в III тыс. до н.э. Крупный катаклизм соединил Средиземное море с Новоэвксинским озером, названное так условно в наши дни, породив Черное и Азовское моря. Покрыв стометровым слоем настоящей морской воды зараженное сероводородом и лишенное жизни Новоэвксинское озеро, Дарданов потоп превратил зловонный водоем в два приемлемых для обитания гидрофауны и людей моря. Для освоения нового для них водного и берегового пространства грекам понадобился подвиг аргонавтов. Да, это был подвиг: «море у  Симплегад шипело, бурлило и пенилось», перепад зеркал все еще грозил мореплавателям водопадом. Если бы воды Босфора изливались в Мраморное море, навстречу греческим героям, то, как бы ни мал в метрах водопад, мощный поток был непреодолим для гребного судна аргонавтов. Вода шла в Черное море, его уровень был ниже. Вскоре, после похода аргонавтов, уровень Черного моря сравнялся с океанским. «Так сбылось веление богов: если хоть один корабль пройдет между Симплегадами, их роковое движение должно прекратиться навеки», вещает миф об аргонавтах. Еще Страбон, приводя мнения Эратосфена и Стратона, основываясь на постоянном течении в Босфоре в сторону Византия и менее соленой воды в Понте, делает вывод, который господствовал до недавнего времени: воды от рек в Понт поступает больше, чем испаряется, а значит Дарданов прорыв произошел со стороны Черного моря, его воды переполнили чашу-ложе и шли навстречу, что было опровергнуто совсем недавно. Древнегреческое название моря – Понт Аксинский (Негостеприимное море) отражало сложность плавания по водам, постоянно изрыгавшим сероводород. После прорыва Босфора и освоения берегов греческими колонистами, море стало называться Понт Эвксинский (Гостеприимное море). Несомненно, случилось нечто значительное, если название становится диаметрально противоположным. Водоем ожил – в пришлых поверхностных водах появилась рыба; зловонные выбросы почти прекратились; берега отодвинулись, но на них стало можно жить. В разных источниках и разные эпохи море называлось Киммерийским, Скифским, Русским, но во все времена носило и нынешнее свое имя – Черное. Якоря, опущенные в глубь на длительное время, покрывались налетом черного цвета благодаря действию на металл все того же сероводорода. Эти два слоя (вверху не очень плотная соленая морская вода, насыщенная кислородом; ниже 150 метров более теплая, плотная насыщенная сероводородом) практически не перемешиваются. Кто-то метко окрестил его «морем мертвых глубин». Историю образования уникального водоема помнит и воспроизводит Велесова книга без экивоков на достижения и господствующие мнения науки 50-100 летней давности (а они резко менялись), что говорит о ее подлинности.
 
Начиная с Чехова А.П., в нашем обществе частенько обыгрывается банальность «Волга впадает в Каспийское море». С гидрологической точки зрения, это не банальность, подтверждающая истину, а неверное утверждение. Кама многоводнее, пересиливает Волгу при соединении, и, строго говоря, дальше течет не Волга, а Кама. Самое смешное, что с Камой происходит тоже самое, - встречаясь в Предуралье со своим притоком Вишерой, она заметно уступает ему в водности. Строго говоря, в Каспийское море впадает Вишера, а настоящий исток Великой Русской реки находится не на Валдайской возвышенности, а в Северном Урале. Впрочем переписывать карты никто не собирается; это далеко не первый случай, когда первейший закон определения главного русла реки – по водности, «идет по боку». Главный приток североамериканской реки Миссисипи и длиннее и мощнее ее, но Миссури так и остается только притоком, при всех правах играть главную роль. Освоение великой американской реки шло с востока. Надолго став границей от индейских территорий, водный поток почти исключительно меридионального направления, обрел единое имя, а когда обнаружилось, что с запада, от великих прерий приток посильнее будет, низовья переименовывать смысла уже не было. Гидрология оказалась второстепенной по отношению к хозяйственному освоению территории. Аналогичная история с Волгой, которую цивилизованный мир познавал с запада. Единый торговый путь исстари шел по Волге, тогда как Кама вела в земли долго еще не хоженые, а потому мало интересовала сама по себе. Правда средневековые арабские авторы считали, что исток Итиль имеет на Урале; но они тоже неверно выводили его с южного Урала – по реке Белой (Белая по-башкирски Ак-Идель, или Агидель, что означает Белая Итиль), потом по Каме, затем по Волге. Так что исторический Итиль лишь наполовину совпадает с руслом теперешней Волги. Пусть невысоки Уральские горы, но влажные воздушные массы они всегда задерживали лучше плоских возвышенностей на Русской равнине, а потому их истоки всегда были более водными, нежели с последних. Стало быть, Ра-река начиналась в Северном Урале, и, выводя верховья ее оттуда, мы всего лишь воспроизводим действительную ситуацию нашей эпохи.

В настоящее время приток всех рек Черноморского бассейна рождает избыток, который через Босфор отходит в Мраморное море. Закономерно рождается вопрос – коль ныне так, то пять-шесть тысяч лет назад волжское дополнение должно было быстро заполнить зловонную котловину Новоэвксинского озера – Понт Аксинский, и не держать уровень его (на 100 метров ниже, чем сейчас) столь низко. Во-первых, мы не знаем общее состояние климата тех мест в то время. Возможно, общий приток вод в ту пору был даже меньший, - жаркий климат приводил к сильнейшему испарению при ветрах относящих испаряющуюся влагу в другой регион (сейчас испарения Черного моря реализуются в его бассейне и почти все поступают обратно в море). Установившийся раз баланс замкнутой экосистемы имеет повышенную устойчивость, и нарушается только вследствие катаклизмов. Во вторых, не подтверждает теорию переполнения чаши речными водами, а затем последующего прорыва Босфора ими, достаточно высокая соленость Черного моря. Балтийское море, воды которого сформированы по такому сценарию (бассейн его первоначально заполнен исключительно пресными водами), получило давнее соединение с мировым океаном, и соединяющие проливы эти более широкие нежели Босфор, имеет соленость 7-8 промилле. Соленость Черного моря 18 промилле. Мраморного – 26, Эгейского – 37; притом, что средняя соленость мирового океана – 35 промилле. Кроме того, соленость нижних слоев Черного моря составляет 22-23 промилле. Все это позволяет утверждать, что Дарданов потоп шел со стороны Пропонтиды – Мраморного моря, а более низкая соленость вод по сравнению с Мраморным морем результат уже современной гидрологической ситуации.
 
А сколько уточняющих фактов древней истории славян она приводит! Так Дир на пару с Аскольдом всегда считался варягом, а он был греком: «Сей же Аскольд, был варягом-наемником, который с оружием охранял купцов эллинских, шедших до Непры-реки. И этот Аскольд, придя к нам со своими воинами через двести лет после Алдореха, захотел править нами. И тут Дирос Эллинский сказал нам смириться с этим. И было так сначала. Но потом этот Аскольд поразил Дироса и занял один его место». Вот новый уточняющий факт. Это вызов, как для сторонников, так и для противников Велесовой книги.
 
Основатель Киева Кий, прародители западных и южных славян - Щек и Хорив, под этими именами они поминаются и в Велесовой книге, но в одном месте их имена приведены чуть иначе(еще раз подтверждая глубокую разновременность элементов памятника): «Кий, Пащек и Горовато от коих истекли три славных племени». При таком написании они уже подвержены дешифровке. Кий – это кузнец, Пащек – пахарь, Горовато – скотовод. Зная отношения древних к этим профессиям, можно смело усомниться в первенстве Кия, - пахаря всегда ставили выше всех. Велесова книга это подтверждает: «За тысячу пятьсот лет до Дира прадеды наши дошли до Карпатской горы, и там осели и жили спокойно, потому что роды управлялись отцами родичей, и старшим в роде был Щеко из ариев». Старшинство пахаря отражает здесь старшинство рода, а с ним и первенство в освоении европейских пространств. Общепризнанным фактом является первичное освоение славянами земель в бассейне Вислы – земель, которые признавались всегда прародиной Щека.
 
В ПВЛ рассказ о Кие весьма приблизителен; даже помянута версия (правда, она отвергается), что Кий был всего лишь перевозчиком на Днепре. Упоминается сестра его Лыбедь. Велесова книга более определенна: «И тут Кий умер, тридцать лет владев нами. А после него был его сын Лебедян, которого звали Славер, и тот жил двадцать лет. Потом был Верен из Великограда – также двадцать. Затем Сережень – десять». «И  с тех пор было семьдесят князей наших, таких как Мезислав, Боруслав, Комонебранец и Горислав. И тогда иных избирали на вече, а других на вече отлучали, если люди не хотели их. В то время князи много трудились. И был тогда Кышек велик и мудр. И  умер он, а после него были иные, и каждый творил что-нибудь хорошее». Восстанавливается строй славянских правителей, утерянный в веках.

Ограничивать историю славян одними Рюриковичами, не просто досадно и прискорбно – преступно. Как будто до варягов у славян истории не было. Это все равно, как о галлах утверждать, что до прихода франков у них не было славных побед. Вот уж воистину – «горе побежденным!» В 390 году галльский вождь Бренн, захватив Рим, потребовал огромный выкуп, и когда ему отвешивали золото, бросил на чашу весов свой тяжелый меч, воскликнув: «vaevictis!» Зачем только собственный народ цари русские приравнивали к побежденным? Опасность искажения собственной истории хорошо осознавали безвестные авторы Велесовой книги: «Так всякий, который слушает греков, скажет про нас, что мы – людоеды. Но это – ложная речь, поскольку это воистину не так! Мы имеем иные обычаи. Тот же, кто хочет победить другого, говорит о нем злое, и тот – глупец, кто не борется с этим, потому что и другие это начнут говорить». Прошли века, и в 1788 году генерал майор Болтин И.Н. пишет пространный комментарий в 2-х томах на сочинения некого Леклерка. Вот характерная фраза: «Автор говорит, что русские жили в городах своих так как дикари в лесах, без законов, без нравов, и проч.; а здесь пишет, что прежде Олега писать уже умели и сочиняли договоры, мирные утверждения и проч.; есть ли между тем и другим предложением хотя малый союз, сходство?». Насколько справедливо оное и для нашего времени за примером ходить далеко не надо. В девяностых годах ближайшего века на волне «европеизма» 12 авторов-историков разных стран Европы опять «документально» воспроизводят норманнское рождение Руси, как государства и это в работе, претендующей на звание «евроучебника». Сколько веков прошло, а со стороны Запада снова и снова повторяется мотив, о котором в Велесовой книге сказано: «И эти римляне говорят, что мы варвары! А с другой стороны греки говорят, что мы варвары! Это мы имеем двух хищников, зарящихся на наши земли».

Все время удивляло название «северяне». Самым северным племенем славян они быть не могли – севернее жили радимичи, вятичи, дреговичи, кривичи, наконец, словене новгородские. Север действительно здесь не причем: «Сыновья же Богумира имели имена – Сева, и младший – Рус. От них идут северяне и русы». По именам вождей-прародителей происходят названия многих племен. Отметим, что Рус – младший во всем роду. Русы самое молодое племя, которое консолидировало восточный славянский род, распадавшийся на локальные племена (полян, древлян и т.д.), в единый древнерусский этнос.

Велесовой книгой полностью опровергается варяжский, балтийский и германский варианты теории происхождения этнонима «русы». А то некоторые изыскатели дошли в своих поисках до островов в дельте Шельды и Мааса. Изначально призывали русов на войну и большинство пришедших из Ханаана соплеменников, конечно, в первую голову были ратники. Это закрепилось в сознании остальных славян. Вот почему русов сравнивали и даже порой путали с варягами – то были воины, недавно пришедшие из далеких краев. Иное дело, что в отличие от варягов – разношерстной братии балтийских пиратов, стойкие защитники славян – русы, были единокровны им.
Очерчивается круг родственных народов: «Мы славные потомки Дажьбога, родившего нас через корову Земун. И потому мы – кравенцы: скифы, анты, русы, борусины и сурожцы. Так мы стали дедами русов, и с пением идем во Сваргу синюю». Узы крови (кравенцы) выводятся из единства происхождения и верования. Важно отметить в этом ряду скифов, очень многие отказывают им в этом родстве. Византийские и грузинские хроники первых веков нашей эры пестрят формулировками типа: «скифы, которые суть руссы», то есть ближайшие соседи разницы между этими народами порой не видели вовсе. Велесова книга это подтверждает.
 
В пору своего азиатского «сидения на острове», готы обирали китайских купцов и уже тогда и там сталкивались со славянами, которые предприняли попытку повернуть Великий шелковый путь на Днепр: «И было это за полстолетия до Алдореха. А еще раньше, в древности, род Белояров был сильным. И от гуннов торговцы прятались за мужами Белояровыми и говорили, что дают серебро и два коня золота, чтобы пройти и избежать угрозы гуннской, и так пройти мимо готов, также суровых в битве, и дойти до Днепра. И кони у них бесчисленны, и дважды берут они дань. Из-за того купцы, стекавшиеся к нам, вернулись в земли Синьские и не приходили уж никогда более».
Теперь можно утверждать, что роксоланы славянское племя.  Очевидно, они являются предками донских казаков, то есть казачество гораздо древнее и это не осколки беглых крепостных, как нам рассказывали школьные учебники (вслед за официальной доктриной появившейся в XVIII веке после подавления восстаний Пугачева и Разина, - досадивших властям вольных казаков надо было унизить), а потомки известного племени, издревле живущие в этих местах. Обратимся снова к гидронимам. Посмотрим на притоки среднего Дона: Медведица, Песковатка, Осередь, Черная Калитва, Тихая Сосна, Потудань, Девица. Это второй и последний массив чисто русских гидронимов на территории современной России.
 
Спроси любого образованного человека о древнейших русских краях на территории нашего государства, и в ответ последуют рассуждения о Владимирских землях и дальнейшем возвышении Москвы. Однако гидронимы Владимирской и Московской областей имеют мерянские и балтийские корни. Гидронимы четко указывают на самый древнейший пласт и этническую принадлежность жителей освоивших данный участок планеты. На территории Российской Федерации находятся два региона с чисто русскими гидронимами. Этот барометр этнических первопоселенцев показывает, что древнейшим миром праславян тут были земли Донские и Новгородские. Третьему-четвертому тысячелетию до нашей эры удивляться не следует – гидронимы, это всегда очень древний срез.
 
Крупная река меняет название (как происходило с великой русской рекой), лишь в том исключительном случае, когда пришлый народ, утверждая свое превосходство в регионе, включает данный водный поток в свой пантеон. Если превосходство чужаков признается окружающими народами, река меняет свое название; но необходимо, чтобы народ-пришелец на это сам активно претендовал. Идентификация народа по крупнейшей реке – обычное дело древних. Традиция сия восходит к первейшим цивилизациям: Египетская, Шумерская, Индийская, Китайская – все детища великих рек. Здесь надо добавить, что если крупные европейские реки меняли названия (наряду с Волгой можно вспомнить Истр – Дунай), по уже упомянутой причине, зато их притоки в этом не замечены, - перед нами действительно древнейшие, первейшие названия.
Было противоборство славян с Римом: «Ни римлянам, ни эллинам не владеть нами! И пребудет так вовеки. И это дулебы говорят о нас, что мы им братья. И это есть истинная правда, поскольку текут они от того же единого корня, что и мы сами. И мы помним, как Траян потерпел поражение от наших дедов, и перестали тогда брать дань с полей наших. И трудились римляне на нас десять лет, а после были отпущены нами». Тут гордость звучит - знали, какого грозного врага победили. Представления: сидели, мол, себе дикари-славяне по лесам и полям и не ведали, что в мире происходит, необходимо отбросить. Геополитическая картина мира и значение в ней Римской империи были им хорошо известны. Археологи находят на Волыни золотые медальоны и римские монеты времен именно Траяна. Кое-кто из исследователей заподозрил массовое переселение фракийцев на эти земли с территорий подвластных Риму. Как, мол, еще объяснить сей факт? Торговли почти не было, влияния Рима, тоже. Нет, движение племен не осталось бы незамеченным. Было не переселение, а десятилетнее пребывание огромного количества пленных римлян, а, что их домой отпустили уже без серебра да золота – так как же иначе. Еще один исторический факт, установленный археологами, находит свое объяснение только Велесовой книгой.
 
Весьма интересно заявление Велесовой книги о родстве праславян с киммерийцами: «… были кимры, также отцы наши, и они римлян потрясали, а греков разметали, как испуганных поросят!» Не останавливаясь на истории этого народа, следует сказать, что со скифами их все время путали (стало быть, не без основания), скифы же их и устранили. В пору, когда киммерийцы на пару со скифами наводили ужас в Малой Азии, на Среднем Востоке и в Закавказье  вVIII-VIвв. до н.э.,  государство этого региона Урарту, в царствование Руса I (а были потом и Руса II и Руса III и Руса IV), установило связь с киммерийцами и скифами. Возможно, красноречивые имена царей подскажут причину этого союза, ведь кроме праармян и прагрузин в Урарту имелись и иные этнические элементы. Говоря о царе КартлиIвека, грузинский хронист ЛеонтиМровели характеризует его «премного опытным в борьбе с армянами и асурами», поскольку он «был взращен в Армении». Ассирийский царь Ашшурбанапал, не раз ходивший на Урарту и не считавший его до этого большой силой, тут же устремился заручиться нейтралитетом в виду такого союза с уже опасными соседями перед походом на Вавилон.
 
Бывает так, что характерное словечко, своеобразный термин, раз попав в оборот, дальше повторяется во всех источниках. Предание об обрах, которое изложено в Повести Временных Лет (ПВЛ), изначально понятно, восходит к более ранним, чем сама летопись, изложениям. Чьим? Давайте сравнивать. «Эти обры воевали и против славян и примучили дулебов – также славян, и творили насилие женам дулебским: если поедет куда обрин, то не позволял запрячь коня или вола, но приказывал впрячь в телегу три, четыре или пять жен и везти его – обрина». (ПВЛ) Этот оборот «примучили» весьма ярок и ни кто, рассказывая то предание, уже не может освободиться от него. В Велесовой книге нет упоминания ни одного деятеля после Рюрика и Аскольда. Об Олеге, захватившем Киев в 882 году и казнившем Аскольда, Велесова книга еще не знает. Этот документ древнее любой летописи. Вот что в ней говорится об обрах: «Затем пришли обры и князя нашего убили. И так сине море отошло от Руси. Это обры, которых было как песка морского, решили закабалить Русь. И мы обров остановили и бились с ними, но не было лада в Руси, и потому обры одержали победу… Примучены мы были от обров…и пошли на греков… И после обров и до сего дня имеем стада и бьемся до смерти за землю нашу до конца». К сожалению именно в этом месте деревянные таблички, на которых писана Велесова книга, имеют многочисленные повреждения. «О женах дулебских» воспроизводит уже ПВЛ.
«Самым надежным аргументом в пользу древности «Слова…» являются факты отражения «Слова…» в памятниках древнерусской письменности» - пишет Творогов О.В. (Литература Древней Руси), сопоставляя Слово о полку Игореве и Задонщину. Но, что дозволено Юпитеру, не позволено быку. Для Велесовой книги этот аргумент (по Творогову и для того же Творогова) не годится … почему то.

Важный поворот в истории: привлечение иранцев на свою сторону против хазар и готов. По времени, это относится к периоду возвышения Хазарии и окончательному поражению готов, то есть к VI веку. «По чести живущий трудом, был в степи боярин Скотень не подлегший под хазар. Сам он был иранцем и у иранцев помощь попросил. Они прислали конницу и разбили хазар. Рассказывают, что некоторые русы остались под хазарами, а некоторые добрались до града Киева и там поселились. Те же русы, кто не хотел ходить под хазарами, пошли к Скотеню. И тут готы с криками полезли на Русь около Скотеня. Так он обнажил меч, а пращуры наши выступили на них, и тогда иранская конница напала и разбила готов. И были готы рассеяны и бежали с поля, ибо кровь тут лилась русская, черемная, и в землю ту ударяли перуны. Рассекла Русь Готскую Землю, и мечами мы уничтожили всякого, и земли их себе присвоили».(Велесова книга) Союз с иранцами держался долго (совместные походы русов-скифов и иранцев на Константинополь зафиксированы византийскими и кавказскими хронистами) и закончился вместе с падением Сасанидского Ирана. Завоевание Ирана арабами между 633 и 651 годами имело далеко идущие последствия, их союзники и единоверцы хазары стали одолевать Русь.
 
Только с обнаружением берестяных грамот в Новгороде в 50-е годы прошлого столетия стало возможным говорить, о широком распространении письменности на Руси, а, главное, независимости этого явления от просветительской деятельности Кирилла и Мефодия: у них своя грамматика, свое начертание букв. Велесова книга уличает: «Они говорили, что установили у нас их письменность, чтобы мы приняли ее и утратили свою. Но вспомните о том Иларе (Кирилле), который хотел учить детей наших и должен был прятаться в домах наших, чтобы мы не знали, что он учит наши письмена и то, как приносить жертвы богам нашим». Азбука Велесовой книги отлична от письма «черт и резов», совершеннее его и ничуть не уступает глаголице и кириллице. Имеются сведения, что Кирилл видел в Херсонесе-Корсуни какие-то книги «русскими письменами записанные», и было это в 861 году. Проповедническая деятельность Кирилла и Мефодия началась в Моравии в 864 году. Отголоски противостояния новых проповедников и защитников традиционных грамот успели войти в Велесову книгу.
 
Важнейший мотив здесь, не вариации грамматики, а новая религия, отвергающая веру предков. Ранее, когда греки сами были язычники, от их богов оборониться сумели: «Эллины же сии – враги русколанам и враги богам нашим. В Греции ведь не богов почитают, а людей высеченных из камня, подобных мужам. А наши боги – суть образы». Как тонко подмечено! И как ножом вскрыто: эллины не имеют четкой границы между миром людей и миром богов. Противостояние идеологическое Греция – Русь имеет более чем тысячелетнюю историю, подразделяясь на  языческие, христиано-языческие,  и христианские периоды. Торговые, мирные взаимоотношения с греками тут же перерастали в противостояния и греческую экспансию: «И тогда греки пришли на торжища наши и сказали нам: обменивайте коров ваших на мазь и серебро, которые требуются женам и детям. Так мы меняли бороны на их снедь. После еды греки старались нас ослабить и стремились взять с нас дань. Но мы не ослабились и не отдали землю нашу, как и землю Траяню не дали ромеям». (Велесова книга).
 
Когда оба этноса находились в одинаковом состоянии, это противостояние рождало и замечательные союзы. В период язычества, это Бактрия – расцвет эллинизма на Востоке, здесь вклад не только греков, но и бактриан, арийского осколка в горах Гиндукуша. Не только Велесова книга утверждает родство их с русами, ПВЛ весьма похвально отзывается об этом забытом Богом и людьми (уже в тот далекий период) народе, значит неспроста, - родство помнили.  Христианский период дал пример передачи духовного наследства второго Рима третьему с апофеозом падения Константинополя в 1453 году и передачей его символов (двуглавый орел) Москве.
Проникновение христианства на Русь еще до князя Владимира имеет почти тысячелетнюю историю. Но коль раздаются голоса, раз русы на рубеже нашей эры жили на Ближнем Востоке, то апостолу Андрею не приходилось далеко ходить, надо привести свидетельство грузинского хрониста ЛеонтиМровели. «А великий Андрей совместно со Свимоном вошли в земли Овсетские, достигли города, который называется Фостафор, где содеяли множество чудес, обратили и просветили множество народа; откуда ушли в земли Абхазские и пришли в город Севаст, ныне именуемый Цхуми. И оставил там блаженный Андрей СвимонаКананита с учениками, сам ушел в страну джиков… Могила же СвимонаКананита находится в городе Никопсии, между Абхазией и Джикетией, ибо там преставился святой СвимонКананит. А святой Андрей затем утвердил в вере мегрелов и абхазов и удалился в Скифию». Скифия, Киев, Новгород уже в то время существовали, населенные славянскими племенами родственными русам, кои в начале нашей эры пребывали в землях Ханаанских - было, кому проповедовать и там и там.
 
Главное, наши предки в вопросах христианства, принимая эту веру, были более просвещенными, чем нам казалось до недавнего времени. В древнерусском обществе на протяжении столетий была полемика по этим вопросам, было знание предмета спора, причем в широком общественном срезе. Отнюдь не случаен пассаж в ПВЛ о предварительном выборе-просмотре князем Владимиром магометанства, католичества, иудейства, православия. Как наложить обряд того или иного вероисповедания на традиционные обычаи славян и будут ли сочетаться с преданиями собственной истории каноны священных писаний, князю было важно прикинуть. Тянуть с выбором тоже было нельзя – все сколько-нибудь значительные государства вокруг имели какую-либо монотеистическую религию. Запад был католическим, юг – православным, на востоке исламская Булгария дополнялась иудейской Хазарией. Оставаться язычниками в таких условиях, значило быть битыми со всех сторон. Борьба за христианскую Русь велась уже более сотни лет. Отец Владимира – Святослав был язычник. Княгиня Ольга, бабка Владимира была крещеной; Олег, нет. До Олега правили Дир, который точно был православным, за ним Аскольд, который, если верить византийским источникам, был крещен патриархом Фотием. О том, что греки крестили Аскольда, подтверждает и Велесова книга. Впрочем, воевать против той же Византии это не мешало. «В год 6374 (866). Пошли Аскольд и Дир войной на греков…» (ПВЛ) Через три года после этого в 869 году были крещены славянские болгары, за сто с лишним лет до Руси.
Приход самого Дира на княжение объяснен временным ослаблением Руси из-за усобиц: «Вспомним и того Дира, который пришел к нам и побил нас из-за нашего разделения и усобиц. А после пришли Рюрик и Аскольд и уселись над нами». Когда Зализняк А.А. заявляет, что Велесова книга бедна фактическим материалом, хочется спросить, а прочитал ли он более чем две-три фразы из этого источника? Тут он выдает себя с головой – становится очевидной его тенденциозность в этом вопросе. Какая уж там объективность непредвзятого исследователя!
 
Часто в Велесовой книге наши предки называются огнищанами. Интересно проследить судьбу угасания этого термина по другим источникам. В Русской Правде огнищане упоминаются как представители высшего служилого сословия. Огнищане противостоят смердам и государственным крестьянам также владевшими землей, но не на правах собственника. За смерть огнищанина полагался штраф 80 гривен; свободного людина – 40 гривен; холопа и смерда – 5 гривен. В Новгородской земле в XII-XIII веках огнищанин – хозяин подсеки, то есть огнища. Многие подати идут со двора – «дыма», потомуогнищане влиятельные люди.ВXVII-XVIII веках огнищанами называют старост небольших сельских поселений. Затем термин выходит из употребления. Общеизвестно, что славяне практиковали подсечное земледелие; это и характеристика хозяйствования, и способ расселения и элемент бытия на начальном этапе освоения территории. Все это вбирает термин «огнищане» и частота его употребления в Велесовой книге показывает, что отражены первые шаги развития славянской цивилизации.
 
При всем богатстве преподносимой исторической фактуры, Велесова книга не летопись и не исторический трактат, а ведическая книга, проще говоря – священное писание, жреческий вариант представлений происхождения жизни и существования не просто человека, а представителя племени. В ней много мест отводится верованиям славян, русов. Указан образ и характер происхождения однокоренных племен – «через корову Земун» и боги им покровительствующие. Русы и другие родственные народы представлены, как внуки Даждьбога. Становится понятным, откуда идут традиции «Слова о полку Игореве» называть славян «Даждьбоговыми внуками».

Велесовой книгой представлен сложный пантеон богов и строй верования славян, каковой даже трудно назвать язычеством. Философия мировоззрения охватывается некой Троицей: Явь, Навь, Правь. Явь – это материальный мир и/или сила пробуждающая. Навь – нематериальный, духовный, невидимый мир, а также сила, возвращающая все в первоначальное состояние. Правь – правило, закон по которому пара Явь-Навь сменяют друг друга. Построение совершенно оригинальное, ранее ни где не встречавшееся.
 
Общеизвестно, более поздняя религия берет у предшествующей определенные элементы, праздники, даты. Эти базисные ориентиры позволяют пастве легче войти в каноны новой церкви. Так, языческие корни имеют известные обряды христианской церкви, как поминовение усопших, крестный ход, освещение предметов или жилищ. Использование в богослужении церковных свечей восходит к языческим представлениям об очистительной силе огня.

Теперь можно говорить, что само название на русский лад христианского вероисповедания построено, чтобы привлечь, а не оттолкнуть вступающих к Христу язычников, ведь это все тот же знакомый им закон Прави – Слава Прави – Православие. Нынешняя интерпретация Православия, как кальки с названия греческой религии не выдерживает критики. В буквальном переводе с греческого будет: «правильное суждение, правильное учение». Сравните, где тут у греков Право и его Слава? Через Велесову книгу раскрывается точная этимология слова «Православие».

5. Формирование славянских этносов

Мы не можем «Слово о полку Игореве» читать без перевода. Да порой и перевод некоторых мест, сделанный уважаемыми академиками, вызывает сомнения. Ну не могу я своим русским сердцем принять то место в «плаче Ярославны», где она «кукушкою безвестною рано кукует»; в оригинале: «зегзицею незнаема рано кычеть». Не в традициях наших жен-матерей равнять себя в такой трагический момент с кукушкой! Обосновывая подобный перевод, Д.С. Лихачев пишет: «В областных современных диалектах встречается довольно много созвучных слов со значением «кукушка»: «зогза» (вологодское), «загоска», «зезюля» (псковское)». Может прав Е. Осетров: «Оказывается, под Путивлем зегичкой зовут чибиса, украинскую чайку»? Кроме чисто звуковых сравнений надо представлять и народное отношение к тем или иным птицам. Мать, которая детей своих бросает – та, кукушка, вот сопоставление этой птицы с человеком, которое сложилось за века. Чибис – хлопотливая, заботливая птица; с этим вариантом все укладывается в драматичный сюжет памятника древнерусской литературы. Сравнивать женщин с кукушкой в положительном смысле не характерно для славян.
Еще один пассаж из «Слова…», сначала в оригинале:
«Земля тутнеть,
реки мутно текуть,
пороси поля прикрывають,
стязиглаголють:
половциидутьотъ Дона и отъ моря»
Теперь в переводе Д. Лихачева:
«Земля гудит,
реки мутно текут,
пыль поля прикрывает,
стяги говорят:
половцы идут от Дона и от моря»
Перед нами встает зрелище наступающего врага, его войска, переданное через поэтический образ природы. Но почему «пороси» переводится – «пыль»? Оказывается, Д. Лихачев увязывает «пороси» с «порохом» (пыль). Почему не с росами? Порось – низкий туман, который к утру оседает на травы росой. А по вечерам стелящийся низкий туман, перетекающий с полей в лог, создает картину движущегося войска.

Сколько копий преломлено для объяснения слова «харалужный»; не удержусь и я – ведь тема! Выдавать его за синоним «булатный» (наиболее распространенная и пока общепринятая версия), мне представляется не верным. Как, в таком случае, понимать «трещат копия харалужные»? Речь явно о деревянных древках копий, и они вдруг «булатные»? Путь поисков в этимологии «харалужный» на ниве сопредельных языков – мол, заимствование, тоже не продуктивен. Любой наш неподкованный в языкознании современник легко переиначивает это древнее словцо в знакомое – харя луженая. Харя, по словарю Даля, не только отвратительное лицо, но и маска, личина.
 
Считаю, это исконное русское слово. Корень «луж» и глагол «лужение» здесь основополагающие. Первая часть слова – «хара» от «хорс» - солнце, лик. То есть «харалужный», это лик, - вид после лужения. А какой это вид? Любой способ лужения оставляет на предмете затейливые узоры – характерный признак данного вида обработки.
 
Сейчас считается, лудить – значит покрывать металл защитным слоем припоя. Процесс лужения на Руси был более широк и универсален, чем в наши дни. Впрочем, и в теперешней технологии получения хохломы, втирание полуды (измельченный в порошок металл) на деревянную кружку зовется лужением. Значит, не всегда именно металл (булат) подвергается лужению. На Руси покрытие льняным маслом древков копий, предварительно отполированных до просветов узоров древесной текстуры, тоже лужение – оттого и «копия харалужные». В XIXвеке в Великом Устюге сошел на нет народный промысел «мороз по жести», когда вследствие лужения жесть покрывалась рисунком, как на морозном стекле. Наличие узоров – отличительная черта лужения, потому «березы харалужные» в Задонщине не ошибка по незнанию термина (как считается), а указание на не рядовую березу обыкновенную, а березу карельскую. Свое название (карельская), эта особая порода березы получила в XIXвеке, а славилась в народе всегда за высокую прочность и узорчатую свилеватую текстуру древесины.
 
В этом ракурсе становится понятно и выражение «храбра сердца в жестоцемхаралузесковано, а бусети закалено». Сердце здесь рассматривается закаленным и покрытым фигурально неким защитным слоем. Не только о сердце так говорили. Мостиком в наши дни служит выражение, тоже выходящее потихоньку из употребления – «луженые глотки». Впрочем, речь нужно вести не только о переносном смысле указанных человеческих органов. Натуральный вид их вполне в рамках термина. Красно-узорчатые прожилки на глотках, да и на сердце (как выглядит этот препарированный орган, в пору частых кровавых сечь было известно доподлинно), давали право называть их харалужными.
 
В виду тесной связи Руси с Ханааном технология производства булатных мечей попала к нам чуть ли не изначально. Из признанного центра – Дамаска, технология производства булата проникла в Европу и в Среднюю Азию, правда, не достигнув там заданных образцов. Русские булатные мечи в Средней Азии ценились, им явно отдавалось предпочтение. Разорение Тамерланом Дамаска, положило конец дамасской стали, и привело к постепенному свертыванию производства булата повсюду. Меч булатный не просто из очень прочной стали, обладающий большой упругостью, вязкостью и особой остротой, но непременно с особыми узорами, вследствие многократного лужения. То есть, меч булатный это всегда харалужный; а вот говорить, что харалужный предмет всегда булатный, никак нельзя.

Эти примеры даны не для уязвления почтенных переводчиков «Слова…», перед нами непреложный факт – трудно проникнуть в мир мысли и слова человека XII века. Дело в том, что, в сущности, автор принадлежит другому этносу (назовем его древнерусским, родственному нам по прямой линии, но другому) - отсюда и пропасть непонимания, иного толкования явлений и даже событий, о которых сказано полунамеком, скороговоркой, исходя из убеждения, мол, и так все ясно. Увы, не все так очевидно и понятно потомкам.
 
Как бы ни относится к теории Л. Гумилева, но в его гипотезу о рождении и смерти этноса с периодом в 1200 лет укладываются многие факты всемирной истории. Если победу дулебов над легионами Траяна признать началом в этногенезе древнерусского этноса (а это начало II века нашей эры), то в XIV веке он закончился, то есть исчез с лица Земли. Угасание проходило классически – и как распад на отдельные составляющие ранее единого этноса, и как покорение загнивающей нации внешним врагом. В 1380 г. на Куликовом поле бился уже другой народ – русские. Есть и более яркая метафора: на Куликово поле вошли владимирцы, рязанцы, белозерцы, и т.д., а вышли – русские. Вроде бы и тот народ, да не тот. Новая столица у них, с особой центростремительной силой. Становой хребет государства проходит по другим территориям. Для Руси, это «путь из варяг в греки», новое государство обрастает по бассейну верхней Волги. Даже купола церквей стали иными – луковицей; во времена Киевской Руси – шлемообразные. Внутри церкви тоже отличие: московского почитания Георгия Победоносца ранее Русь не знала. Внутреннее и внешнее состояние стало иным, и народ переродился.

Надо отметить, что рожденный новый этнос явился потомком и преемником старого древнерусского, причем настолько близким и родным прежнему, что зачастую не делается различия между ними. Так бывает не всегда. К примеру, итальянцев нельзя считать этническими преемниками римлян. Вроде язык по прямой линии идет от латыни (но признаться и сильно от него отличается), масса культурных памятников римской эпохи, расположенных на той же территории, служивших образцом итальянским постройкам, однако, нет. Когда смотришь портреты или скульптуры известных римлян никак не соотносишь их с итальянцами, они видятся скорее представителями «нордической расы», как сейчас говорят. Итальянцы являют собой образец типично средиземноморской расы. Уж слишком много рабов из Сирии ввезли римляне на территорию Италии в последние столетия существования Империи. Найти пример, когда итальянцы, разговаривая, бешено жестикулируют, пара пустяков. Представить двух римлян «беседующих руками» невозможно – другой психофизический тип.

Связь человека с природой древний человек чувствовал лучше современного. Привязка народа к окружаемому ландшафту и климату несомненна. Прежде люди осознавали это острее, и мигрирующий народ уже не мог называться прежним именем. Фригия известна нам по легендарному царю Мидасу, историческому персонажу глубокой древности; но фригийцы для Малой Азии народ пришлый. Фракийское племя бригов, переместившись с Балканского полуострова, (по свидетельству Геродота) взяло себе начальную букву названия прародины: бриги стали фригами или фригийцами. Аналогично хунны, переместившись по Азии с востока на запад, превратились в гуннов. Голландцы в Африке стали бурами. Довольно быстро англичане, уехавшие в свои североамериканские колонии, стали чувствовать себя американцами. Климат в Древнем Риме был прохладнее и более влажным, чем в нынешней Италии. Быть может, еще и поэтому не стыкуются римляне с итальянцами, кроме несомненной причины – перемещения и перемешивания разнородных племен.
 
Рассказывая о Троянской войне, а это XII век до н.э., римский историк Тит Ливий упоминает, что энеты «изгнанные мятежом из Пафлагонии и искавшие нового места, да и вождя, взамен погибшего под Троей царя Пилемена» с оставшимся в живых одним из вождей троянцев Антенором прибыли в отдаленнейший залив Адриатического моря. «Место, где они высадились впервые, зовется Троей, потому и округа получила имя Троянской, а весь народ называется венеты». «Троя» слышится в названии полуострова Истрия, а чуть севернее устья реки По в римское время был город Атрия. Вся северная Адриатика по имени народа «венеты» зовется Венецией. Отметим, что «Повесть Временных Лет» называет Пафлагонию исходным пунктом славян перед броском в Европу, то есть энеты и праславяне, стартовали в Европу из одного места, скорее всего энеты, есть одно из праславянских племен.
 
Тит Ливий уточняет, что в северную Адриатику пришли не все венеты, а только часть. Это согласуется с известным мнением, что основной ареал распространения венетов-венедов был на южном побережье Балтийского моря. Родственные народы поддерживали между собой постоянную связь. Во всяком случае, устойчивые торговые контакты находят археологические подтверждения: адриатические венеты получали от своих балтийских соплеменников янтарь. Были еще венеты в Галлии на побережье старинной Арморики (Армориканский массив – древнее плато, на котором покоятся земли северо-западной Франции). Во время Галльской войны Цезарь приговорил старейшин венетов к смерти, а все племя продал в рабство, за яростное сопротивление и в назидание остальной Галлии, оборвав его существование.
 
Живущих восточнее Венеции словенцев немцы звали виндами, а венгры – вендами; то есть старинное слово «венеды» продолжало освещать славянское племя, живущее в этой местности. Сомнений в серьезном славянском замесе населения северо-восточной Италии нет, причем еще до латинизации Италики. Это древний, глубинный пласт основы будущей итальянской нации.

Если сюда добавить этрусков, которым многие, тоже приписывают праславянские корни, то становится понятен феномен чистоты при овладении русскими итальянского, а итальянцами русского языка. Поясню. Глубинное построение языка порой значит больше конкретного словарного наполнения его. Так после Вильгельма Завоевателя в английский язык вошло французских слов больше, чем там было саксонских. Почему именно французских слов, удивляться не приходиться: само завоевание было скорее французским, нежели норманнским. Во-первых, норманны к тому времени сильно офранцузились – сами перешли на французский; во-вторых, в завоевании принимало участие много выходцев из других регионов Франции. Однако морфологическая глубина древнегерманской основы английского языка оказалась таковой, что его строй все равно остался чужд французскому наполнению, и английский язык так и не перешел в романский сегмент, оставшись в германской группе языков, зато французских корней в нем пруд пруди.

В свою очередь, по отношению к русскому языку языки германской и романской групп еще более далеки, в сравнении с различиями между собой. Англичанин, француз и немец говорят по-русски с заметным акцентом, и чтобы избавиться от него требуются значительные усилия, а главное, время. А вот итальянец сразу заговорит по-русски без акцента. Пусть едва-едва, коряво, но без акцента. То же самое русский, еле-еле подбирая первые итальянские фразы, для уха итальянца делает это достаточно чисто. Не даром наши оперные певцы так славно распевают арии из опер Пуччини, Россини, Верди, восхищаясь сочностью и яркостью итальянского языка. И не надо кивать на известный талант наших мастеров оперы, стоит им перейти на Гуно, Бизе или Равеля, так сразу сказывается отсутствие прононса. Строй и звуковой диапазон языка Верди нам очень даже подходят. Глубинная основа итальянского языка сродни русскому и одно это серьезный аргумент в пользу славянского замеса в первичном этногенезе итальянской нации. Латинское russus– красный, легко перешло в итальянское rosso с тем же значением. Чередование о/у характерно и для нашего языка: Россия – русский. Цвет – красный, и звучание его по-итальянски – россо, легко ассоциируются с восточнославянской нацией.

Традиция, опирающаяся на римскую историю, все покоренные римлянами народы полуострова называть италийскими, рушится при ближайшем рассмотрении. По-настоящему италики, это латиняне, умбры, сабеллы. Самый крупный народ Апеннинского полуострова этруски, хотя и дал римлянам основы письменности, инженерии, искусства, настолько отличался от них языком, верованиями, обычаями, что никак не может быть причислен родственным латинянам. Это римляне сами набивались к ним в родственники, чтобы присвоить себе всю ту великую культуру этрусков, каковую они враз усвоили. Лигуры на севере, а япиги на юге полуострова, тоже существенно отличались и не могут быть причислены к италикам.
Все романские языки сложились уже в Средние века от испорченной латыни, но если по словарному наполнению это родство кричит о себе полным голосом, то грамматический строй в сравнении с первоосновой на удивление резко разнится. В латыни, как и в славянских языках, нет артиклей, непременного атрибута итальянского, французского и испанского языков. Германские и романские языки, взяв для письма латинский алфавит, долго изучая латынь всем просвещенным слоем нации в своих университетах, так и не приняли ни его гибкость падежных окончаний, ни системы форм глаголов. Зато русский с латынью здесь совпадают и трудны (потому) для изучения поголовно всем западноевропейцам, как ранее, так и теперь.
Великий романист А. Дюма пишет: «…он (Атос) только улыбался, слыша латинские выражения, которыми щеголял Арамис и которые якобы понимал Портос; два или  три раза, когда Арамис допускал какую-нибудь грамматическую ошибку, ему случалось даже, к величайшему удивлению друзей, поставить глагол в нужное время, а существительное в нужный падеж». Подмечен важный момент, даже хорошо знающие латынь европейцы, применяя ее на практике, постоянно ошибались. Точно также иностранцы, неплохо знающие русский язык, в общении часто допускают ошибки в падежах. Кроме знания, в разговоре необходима легкость оперирования, применения этих знаний, коя появляется только с частотой использования. Родной язык напротив выстраивает барьер: в германских и романских языках нет склонений, падежей, почти у всех отсутствует средний род. На пространстве большой Европы только в языках латинском и русском для гармоничного увязывания текста склоняются не только имена существительные, но и другие части речи. Латынь все время была окружена чужеродными, менее гибкими языками, которые всегда его портили, вульгаризировали.
Возникает вопрос, откуда сама латынь набралась такой грамматике? В чем причина, исходная точка таких разительных отличий? Известный лингвист Стивен Мэттьюс пишет: «Следствием языковых контактов является то, что языки одного ареала иногда приобретают общие характеристики, независимо от своего генетического происхождения. Характерным примером служит балканский Sprachbund, этот немецкий термин означает «языковой союз» и применяется для обозначения языковой общности, выделяемой не по принципу генетического родства, а по ряду общих признаков. В отличие от многих соседних языков, греческий, румынский, болгарский и албанский не имеют инфинитива – большинству из них присущи суффиксальный определительный артикль и необычная падежная система, в которой есть форма, одновременно служащая для выражения субъекта и объекта, и есть форма, совмещающая в себе дательный и родительный падежи. Это сходство возникло в результате сочетания целого ряда факторов: языковых контактов, двуязычия и смешения языков, которые происходили на протяжении долгой истории сосуществования этих языков в пределах единого географического пространства». Добавлю, пространства, в первую очередь, единого политически (сначала в рамках Византии, а потом Османской империи), а уже затем географически.
 
Общеизвестно, что родственные латинскому, окский и умбрский языки разработали свои собственные системы письма на основе этрусского алфавита. Предположу, что в VI-IV веках до н.э., когда латиняне  Рима жадно перенимали все достижения этрусков, они вместе с алфавитом взяли и грамматический строй языка соседнего народа. Тит Ливий описывая деяния IVвека до н.э. говорит: «Я располагаю текстами, подтверждающими, что в те времена, было принято обучать юных римлян этрусскому письму, как в наши дни учат греческому». Это было тем естественнее, что сами этруски, численно превосходя латинян, полностью ассимилировались в римском обществе, перейдя на латынь, но перестроив ее под себя грамматически. Так в кругу народов с «беспадежными языками» оказался грамматический инородец, существовавший и не подвергшийся Sprachbund только за счет своего полного доминирования по военным, политическим, экономическим и административным причинам. Когда доминирование исчезло (после развала Римской империи), латинский язык вымер, породив сонм родственных языков (романская группа) по составу, но потеряв в них (собственных потомках) свою грамматическую оригинальность, указывающую на инородность оной во всей Западной Европе.
 
Кроме венетов адриатических, вошедших в нутро итальянской нации, были венеды, располагавшиеся в бассейне реки Вислы. Именно они были первопроходцами славян в Европе. Повесть Временных Лет указывает на первое место обитания славян в Европе: «Спустя много времени сели славяне по Дунаю, где теперь земля Венгерская и Болгарская. От тех славян разошлись славяне по земле и прозвались именами от мест, на которых сели». Велесова книга свидетельствует: «когда русские шли с венедами, те хотели унести своих богов к морю». Надо отметить, что венедам это удалось - крупнейший языческий центр западных славян обнаружен на балтийском острове Рюген. По свидетельству немецких историков там все слои почвы по образному выражению «вплоть до магмы», в археологическом смысле, славянские.

Культовых мест у славян было не мало, но большинство носило временный характер – на один праздник, на сезон или год. Связано это не только с подвижным, полукочевым образом жизни, но и с верой в разовое посещение данного места божеством. Много позднее стали строить постоянные капища. Из-за яростного искоренения языческих корней в христианское время таких мест известно сейчас не много. А в свое время было их немало, сообщает Велесова книга: «И те помолья были украшены златом и серебром, и мы почитали многих деревянных богов и уходили от искушений». Ярким культовым центром западных славян называют Аркону - крепость пиратов и языческий вертеп на острове Руян, нынешний Рюген на Балтийском море, мифический Буян. С этих мест берут  традиции варягов. Здесь, а также в других капищах западных славян статую Белбога устанавливали в июле на возвышенности, и процессия старцев шествовала к ней в белых одеждах с лавровыми венками на головах и пальмовыми ветвями в правых руках. За их ветвями ежегодно отряжали специальных гонцов в южные края. Так поддерживалась связь с соплеменниками на Ближнем Востоке. Пальмовые ветви заменяются местной зеленью только в IV веке, когда после бури-мешанины войн и перемещения народов, посылать пилигримов на юг стало почти бесполезно – люди гибнут, связи рвутся. Покровитель охоты, рыболовства и скотоводства у венедов – Подага, иногда изображался с львиной головой. Мотив, навеянный явно не местной фауной.
 
Армориканские венеты этнически заметно выделялись в кельтском окруженииГаллии. Возьмем гидронимы венетов адриатических (северная Италия): Натискон (сейчас зовется Натизоне, более по-итальянски звучит, в сравнение с вариантом времен Древнего Рима), Атезис (Адидже), Волан (По диВолано). Они перекликаются с гидронимами венетов армориканских (Бретань, Франция): Вилен, Нансон, Блаве, Уст, Арз, Крак. В названиях местечек департамента Морбианпроглядывают праславянские корни: Trebat(Треба), Kerfili(Керфили), Kerzerho(Керзеро). Их центр, город Ванн на уникальном заливе Морбиан (morbihan - маленькое море), который действительно смахивает на некую ванну.Всегда было известно, это пришлый морской народ (не автохтоны), ни как не относящийся к менгирам Карнака. К началу нашей эры армориканские венеты держали в своих руках всю морскую торговлю Бискайского залива и Ла-Манша, чеканили лучшие монеты в Галлии, то есть на этапе покорения страны были прямыми экономическими конкурентами римлян. Их этническая обособленность от кельтской Галлии была Цезарю известна. Крутая расправа над каким-либо кельтским племенем могла сплотить всех галлов, а в случае с венетами они имели перед собой наглядный урок, который прямо самих галлов не касался. Цезарь был тонкий и жестокий политик.
 
Славян западных к себе звали, о чем сообщает Велесова книга: «Венды! Вернитесь на земли наши в степи древние! И поглядите на вспаханные поля, которые были бедными до прихода нашего из Пятиречья и Семиречья, пока от врагов-дасу нами не были очищены». Возможно, этот призыв относится ко времени, когда созывали все славянские силы на борьбу с готами. Свою землю расхвалили так, что из далекого Ханаана русы пришли. Эта земля, столь обильно политая кровью, стала местом этногенеза новой нации. Войны с готами не прекращались сто двадцать лет и консолидировали все славянские силы, оказавшиеся на обширной территории Восточной Европы. Велесова книга приводит имена героев-победителей готов: Болорев, боярин Сегеня, боярин Гордыня, вождь антов Менземир. Сначала было поражение великое: «И тут Германарех пришел к нам и напал на нас. И так нас сровняли с землей, когда мы бились». Но и Германариху пришлось признать доблесть славян и искать примирения: «И Германарех пил вино за дружбу с нами после наших воевод».
 
Готы то отходили к морю Азовскому и очищали территорию, то вновь усиливались в районе Воронежца, где все предали огню. Некоторые их силы отошли на север и там сгинули. Одним словом война длилась в течение не одного поколения. В этой борьбе и родился новый этнос и новое государство. Велесова книга передает: «И тут заплакала Русколань, Борусия, потому что гунны сроились с готами. Тут Русь поднялась своей силой и отразила гуннов, сотворив Край Антов и Скуфь Киевскую». Предварительно была концентрация сил – разоренные поселения у Воронежца пришлось оставить. Центр от Дона перешел к Киеву. «И когда после готской войны обрушилась Русколань, мы ее оставили, и притекли к Киеву…». «Так земля та стала русской из-за борьбы русов и борусов. И великая непрестанная битва шла во всякий час» (Велесова книга).  Много лет прошло и уже в эпоху первичного возвышения хазар разбитые готы, отошедшие в Крым, все еще угрожали Руси. Из-за этой опасности пошли на сближение с хазарами, которое позже обернулось подчинением хазарским каганам. Но в начале, оно сыграло свою положительную роль. «И хазары боялись подходить к земле той и никогда не нападали на Русколань, опасаясь, что на Донце утвердятся готы» (Велесова книга). Место постоянных битв обезлюдело. Края нижнего Дона с тех пор надолго остались без славянского населения. Уже в пору Киевской Руси русские часто ходили в эти земли, но задержались не на Дону или Донце, а в Тмутаракани. Выражение князя Игоря в 1185 году: «а любо испитишеломомьДону»(Слово о полку Игореве), имеет более глубокий смысл, чем просто желание победить врага. Люди той поры знали, что идут в исконно славянские земли, на тот момент, увы, пустующие. Все же коренное определяющее противоборство – с готами, было выиграно. Значение этого противоборства было ясно и автору «Слова о полку Игореве» - его упоминание о готах и постоянные воззвания к «векам Трояна», говорят сами за себя, притом, что конкретная причина поэмы, поражение от степняков половцев, коих тогда (в века Траяна) совсем не было в этих землях.
 
Давая древний срез, повествуя о «словенах ильмерских» Велесова книга делает явный разрыв в их истории от «тьмы до тьмы». От закладки Словенска и до IIвека нашей эры, когда новгородцы приняли участие в замесе древнерусского этноса, прошло дважды по 1200 лет. Значит, в окрестностях озера Ильмень уже менялся-обновлялся однокоренной этнос, и это тоже отразила Велесова книга. «А вокруг нас была чудь, а также была литва, и они назывались ильмами, а от нас они были наречены ильмерцами». Названы даже основные иноплеменные элементы в этногенезе «словенильмерских». Славянский в своей основе этнос «ильмерцы», но с существенным добавлением древнего местного элемента после постоянного пополнения славянской же части его перерос-перезрел и стал через 1200 лет просто «словене».  Славянский элемент здесь пополнялся вендами. Недаром соседи эсты и финны сначала новгородцев, а теперь и всех русских зовут соответственноvene,ven;l;inen.
Аналогичные процессы шли на Дону и в Приднепровье. Тамошние славянские этносы тоже переродились дважды, прежде чем вступить в новый этногенез по образованию древнерусской народности. Оттого уже к пятому веку нашей эры, когда четко проступили контуры нового древнерусского народа, напрочь исчезли скифы и анты, внесшие до этого свою лепту в предшествующие этносы. Исчезли их имена, поскольку сами племена не пропали, а растворились в новом этническом образовании, имя которому дало новое племя, пришедшее из Ханаана. Смешивать антов и скифов с русскими давняя традиция всех византийских хронистов, и совсем не спроста, поскольку основана на знании - они влились в состав древнерусской народности. 
Климат, природные условия между Донской землей (поначалу лидером была она), Приднепровьем и землями около озера Ильмень существенно отличаются, и, несмотря на почти одинаковые компоненты (состав племен участвующих в этногенезе) этносы складывались свои – то есть разные. Понадобилась круговерть готской войны, захватившей всю Русскую равнину на довольно продолжительное время, а также новый элемент - русы, чтобы на ней вызрел единый древнерусский народ.
 
Давно и не без удивления замечено, «русский» - имя прилагательное. Все прочие нации названы именами существительными, да и славянские племена (поляне, древляне и прочие) тоже. За что же себя так? Дело в том, что пришедшие из Ханаана русы, прилагались к своим славянским соплеменникам и наоборот – многочисленные славянские племена прилагались к военной мощи русов. Прилагаться могли только соплеменники, это же так ясно – вслушайтесь в музыку этого слова, а потому не следует у русов искать германских, балтийских, финских и иных не славянских корней. Лингвистическая форма отражает историческую ипостась этнического свершения. Да, глубок русский язык, восхищения достойно, что непростые коллизии происхождения тех или иных явлений отражены в нем фотографически застывшей формой.

Кстати, не нужно думать, что этот новый этнический элемент был таким уж значительным в численном выражении. Часто племя, давшее свое имя целому народу, обладало не численным перевесом над остальными участниками этногенеза, а совсем даже наоборот. Примеров тому море. В Англии англы моментально растворились в более многочисленных саксах и даже языка своего не оставили. Если говорить о народе, давшем второе имя англичанам – бриттах, то теперь их следы нужно искать вообще по другую сторону Ла-Манша в Бретани. Словом их вклад в этногенез британской нации отнюдь не велик. Во Франции франки превосходили по численности другие германские племена, пришедшие в Галлию, но не выдерживали сравнения с местным кельтским населением, и скоро перешли на испорченную латынь, ввернув туда лишь некоторые военные термины. Тюркоязычные болгары быстро растворились в славянском мире балканского полуострова, забыв свой язык, но оставив новому народу (славянскому по природе) свое имя и верхушку вождей, отраженных ныне в знатных фамилиях. Что осталось от италиков кроме имени вообще непонятно.
Процесс вплавления русов в славян занял много времени. По-видимому, и сам исход русов с Ближнего Востока, начиная с IVвека, был не единовременным, а имел постоянную подпитку (и за женами в Ханаан русы обратно ходили). По крайней мере еще в начале X века при Олеге воинов русов выделяют при дележе добычи. «И сказал Олег: сшейте для руси паруса из паволок, а славянам копринные, - и было так». (ПВЛ) Сам летописец, выводя народы на смотр, первыми называет сирийцев. Где они живут? В Ханаане.

Надо добавить, что от Карпат и до Днепра – места сплошного заселения праславянами хватило для двух широтных центров в деле этногенеза. То есть на этом пространстве сразу стало складываться два этноса, локализованных своими природными зонами. Припятские болота хоть и недалеко от Киева, а вот в природном отношении край решительно другой. Впрочем, сейчас, как и тогда, народы тут и там различаются (белорусы и украинцы). «Потом потекли на восток Солнца и шли до Непры. Река же та течет к морю, и мы у нее уселись на севере и именовались непрами и припятцами, как повелось». (Велесова книга) Кроме двух центров почти на одной широте (Волынь и средний Днепр), на Русской равнине возникло еще два центра этногенеза праславянских этносов – у озера Ильмень и на Дону.
 
Если свести образование славянских (и праславянских) этносов с местом их этногенеза, а также периодом существования, то получится следующая таблица:

--- Припятцы ----- Непры ------------ Скифы ---------- Ильмерцы -- XXVI в.до н.э.
---- Волынь --- Приднепровье --- Причерноморье --- у оз.Ильмень -- XIII в.до н.э.

---- Анты --------Борусы ----------- Роксоланы -------- Словены -- XII в.до н.э.
- Прикарпатье---Приднепровье---- сред.и ниж.Дон -- у оз.Ильмень -- I в.

-------------------------- Древнерусы ---------------------------- II в.
------------------- ось по Днепру и Волхву ----------------------- XIV в.

---------------------------- Русские ----------------------------- XIV в. - по
-------------------- бассейн верхней Волги ----------------------- настоящее вр.

Что в начале было именно четыре этнических центра, подтверждает наличие четырех постоянных, устойчивых во времени святилищ-капищ: в Новгороде, Киев-граде, на Волыни и в Суроже. У локализованного региона этногенеза всегда есть свой центр, если это не город, то всегда духовно-идеологический пункт, с определенными местами для поклонений.
 
Борусы накрепко привязаны к Днепру. Недаром во многих источниках Днепр именуется Борисфеном. С новым притоком праславян в XII веке до нашей эры первый славянский этнос в Приднепровье переродился – непры стали борусинами или борусами. Возможно, этот новый поток и даже процесс перерождения непров в борусов возглавлял легендарный Кий. По крайней мере, Велесова книга указывает на некий временной разрыв и то, что Кий пришел на Днепр к уже готовым славянским поселениям. Волынь же стала первым местом славянского расселения на Русской равнине, что, впрочем, естественно, эти земли первые на Русской платформе, если проникать на нее с запада. «Вот на Волынь пришли и, придя, бились с врагами, так как мы – храбрые. Та Волынь, – место первейшего Рода». (Велесова книга)

Наиболее сложная этническая история складывалась на Дону или в Русколани, как названы эти земли в Велесовой книге. «А в Русколани те же две ветви рода назывались великие и малые борусины, суренжане. И вызвали суренжанерусов и борусов на битву и борьбу. И была неправой эта битва и борьба». Нижний Дон, степи Крыма, верхнее поазовье, где обитали скифы, и сложилось новое племя суренжане.Кроме того, эти землипостоянно подвергались греческой экспансии. В конечном итоге суренжане и скифы частично огречились, частью вошли в состав нового этноса - роксолан. Но, если скифы сохранили боле менее свою идентификацию вплоть до прихода русов в IV веке, то суренжане быстро растворились. Почему - о том в Велесовой книге сказано: «А Суренжань не есть сильное княжество, поскольку Греции и в иные земли отдает своих витязей». Суренжань или Сурож осталось в памяти древнерусского народа – так долго звалось верхнее поазовье, да и само Азовское море одно время носило название Сурожское. О внешнем влиянии и о битвах за эти земли сказано: «Русь была растоптана греками и римлянами, которые шли по берегам морским до Сурожи. И там создали они сурожский край, ибо там был град Сурож, подданный Киеву. И было это создание не добрым, а злым, потому что из-за него начались битвы». (Велесова книга)

Как комментарий нижней части вышеприведенной таблицы надо добавить, что прямая смена этноса с минимальными потерями при изменении прошла по рубежам непры-борусы и ильмерцы-словены. Здесь не меняются ни регион, ни сам центр этногенеза; однако пришлые добавки пусть и родственных племен столь существенны, что заставляют этнос переродиться.

6. Великий круг во времени и пространстве

В XV веке Колумб, достигнув островов нынешней Вест Индии, полагал, что находится где-то рядом с Индией (оттого и такое название у региона), то есть его ошибка превосходила ширину Тихого и половины Индийского океанов. В III веке до н.э. окружность Земли исчисляли много лучше: греческий математик Эратосфен измерил окружность планеты в 252 тыс. стадий, что в километрах будет 39675; таким образом, ошибка составила менее одного процента. Это сейчас он известен больше, как математик, («решето Эратосфена»), а в свое время, как это принято было у ученых того времени, занимался почти всем: геометрией, астрономией, поэзией, драматургией, историей, географией, добиваясь всюду точных, выдающихся результатов. Потому так ценно его свидетельство, что между Каспием и Персидским заливом была страна Новая Ариана, одной из областей которой была Арейя, а народы там жили ариаспы и арийя. Причем, первоначально обитали они много восточнее – на территории между нынешними Гератом и Кабулом (древняя Бактрия). Геродоту известен Аристей из Проконнеса в VII веке до н.э. сочинивший «Аримаспейю» - поэму, об одноглазом северном народе аримаспах, в которых нетрудно угадать ариаспов. Итак, на Ближний Восток праславянские племена пришли из Среднего Востока, а там проглядывает уже и Средняя Азия, да и более северные края, если держать в уме «северных аримаспов».

Обозревая народы, их обычаи летописец Повести Временных Лет пишет: «Из них же первые – сирийцы, живущие на краю света. Имеют они законом себе обычаи своих отцов: не заниматься любодеянием и прелюбодеянием, не красть, не клеветать или убивать и, особенно, не делать зло. Таков же закон и у бактриан, называемых иначе рахманами или островитянами…» Перечисляя далее народы, комплиментарность (по терминологии Л.Гумилева) проявляется только к упомянутым первыми, сирийцам и бактрианам. Индийцы, это убийцы и сквернотворцы; халдеи и вавилоняне блуд творят; у гилийцев жены пашут и любви предаются без меры; у британцев многомужество и многоженство; амазонки своих сыновей убивают; наконец, самые ближние соседи - половцы нечистоты едят. Что сирийцы и бактриане родственники русским по дальним предкам, видимо, уже забыто, а вот комплиментарность осталась.

С иранцами, а их арийское происхождение сомнению никем не подвергается,  жили дружно: «Иранцы издревле не брали с нас дани, а также разрешали жить русским уставом». (Велесова книга) Почему, понятно: иранцы – осколок древних ариев на Среднем Востоке. Впрочем, основной массив ариевв земле Иранской долго не задержался: «И прошли мы мимо земли Фарсийской, и пошли далее, так как не подошла та земля овцам». Откуда шли? Где отправная точка? «Принеся в жертву белых коней, ушли мы из Семиречья с гор Арийских из Загорья и шли век. И так пришли в Двуречье, мы разбили всех своей конницей, и затем пошли в землю Сирии и там остановились». Некоторые исследователи Велесовой книги считают, что Семиречье есть исходная точка  ариев, место их этногенеза и под этим древнейшим именем они движутся оттуда. Существуют две территории в Азии, с глубокой древности зовущиеся Семиречьем, - равнина рядом с которой высокие горы (условия источника). В первом варианте, эту область можно очертить, как равнину между озерами Балхаш, Сасыколь, Алаколь, с востока и юга обрамленную горами Джунгарии и Тянь-Шанем. Название происходит от семи рек впадающих в Балхаш. Это один из древнейших центров орошаемого земледелия. Смущает одно, нет археологических следов пребывания здесь ариев, да и орошаемое земледелие совсем не их конек. Северная часть  Индии, где река Инд со своими притоками дренирует обширную равнину, тоже зовется Семиречьем. Исторической науке давно известно, что во II тыс. до н.э. с севера сюда вторглись арии. Впрочем, исходной точкой это Семиречье для ариев быть не может, - на Индийском субконтиненте они народ пришлый, что было известно всегда.Перед вторжением в Индию была остановка в предгорьях Гиндукуша. Здесь, в будущей Бактрии арии оставались некоторое время, потом часть пошла в Северную Индию, а другая на восток в Китай, затем, покинув оба великих государства Азии, консолидировав силы, двинулись на Запад. То, что в Бактрии оставались не один сезон свидетельствуют остатки народа, точнее предки этих остатков – пуштуны (афганцы). Этот индоарийский народимеет предками бактриан, рахманов-островитян.

Практически все древние системы письма, от этрусского до хеттского, использовали бустрофедон (буквально: бычья пахота, - то есть письмо со сменой направления, как при пахоте поворачивают быка в конце поля и следующую борозду прокладывают навстречу предыдущей), в нем каждая четная строка шла слева направо (в последующем все письмо приняло это направление, как каноническое), а вторая уже справа налево; в южноаравийском письме все наоборот. У славян бустрофедон тоже отмечен (еще одно подтверждение большой древности традиций письменности у славян). При этой форме письма буквы начинают приспосабливаться к смене направления, что приводит к появлению «зеркальных» букв – «е» и «э», а большая часть алфавита вообще не страдает от применения бустрофедона ввиду изначальной их симметрии: а, о, т, ф и т.д. Когда в старых текстах встречается буква «р» флажком развернутая в другую сторону – это отголоски бустрофедона. Бустрофедон породил еще одно удивительное явление – некоторые слова обрели значение при прочтении как слева направо, так и справа налево. Причем, в одном случае смысл слова не меняется совершенно: «око», «закон – наказ»; а в другом случае слово получает тайный, глубокий смысл, заложенный предками («земля» - «алмаз»). Возьмем к примеру, две пары слов: «город – дорог» и «дорога – огород». Они взаимосвязаны. Известно, что слово «город» произошло от глагола «огораживать», то есть уже, «дорога» и «город» понятия взаимоувязанные. Мы оное чувствуем, и потому так восхищает определение: «дорога, это вытянутый в длину город». Это легко понимается и воспринимается сейчас; достаточно представить дорогу с ее частоколом дорожных знаков, рекламных щитов, автозаправочных станций и киосков придорожной торговли. Ранее ничем этим дорога не обрамлялась, а предки наши, как будто предвидя будущее развитие инфраструктуры, заложили словесный вектор этого развития. Есть и предел у такого подхода к изучению языка – прочтение слов задом наперед. Это вам не игра в «нофелет» - поздние слова, как и молодые языки вообще (английский, французский), этим свойством не обладают, а вот древние, обкатанные бустрофедоном, да.
 
Наиболее ярко бустрофедон проявил себя у этрусков. Без обратного прочтения, изучая этрусские надписи, не обойтись, это обычный инструмент исследователя предшественников и учителей римлян. Понятно, что рассматривать этот прием на всех и вся не следует, но и предавать анафеме, как это делает Зализняк А.А. (обратное прочтение – абсурд в квадрате) – ошибка академическая. Вдоволь поиздевавшись над лингвистами-любителями, которые этрусков расшифровывают «это русские», Зализняк А.А., призывая в исследованиях придерживаться логически строгой методике, объясняет: этруски, это тоски, где, мол тут (тоски – русские) звуковые соответствия. Да, «туски» или «тоски», так их звали римляне и провинция Тоскана отсюда; а греки звали этрусков «тиррены», вот и Тирренское море рядом. Самоназвание этрусков, о чем сообщить академик Зализняк А.А. забыл – «расены». Совсем ничего не напоминает? По этруски «я» - «ми»; «меня» (родительный падеж) – «мини». Трудно объяснить, почему в русском языке от «я» в родительном падеже образуется «меня». С помощью этрусского ключа таинственный ларчик открывается. Понятно, что все индоевропейские языки родственны; степень родства, вот в чем вопрос. Здесь необходимо отметить, что в Европу этруски пришли из Малой Азии, из Лидии, которая граничит с Пафлагонией. Выше говорилось о грамматическом сходстве латыни (взявшей этрусскую грамматику) и русского языка. Глядя на этрусско-русские соответствия, понимаешь, - они ближе германских и романских. Вот малая толика для примера: es– есть, lugti– лучи, ma–мать, mal– малый, na– нести, nasa– наша, peisna– песня, pini– пьяный, sin– сын, suna– сон, ten– тень, une – юный. В то время как цивилизация этрусков покрыла Апеннинский полуостров сетью городов, италийское племя латинян пребывало в дикости. Отобрав у этрусков ближний к ним город Рим (для Этрурииэто была периферия, центр в Тоскане) латиняне стали жадно приобщаться к цивилизации. Смело отбрасываем легенду о волчице с Ромулом и Ремом, - основали Рим этруски. Как пишет Блок Реймон: «Этрусская цивилизация являлась преимущественно городской цивилизацией, в то время как у окружающих италийских народов преобладал сельский образ жизни. История Этрурии, как и Греции, стала историей могущественных независимых городов, объединенных узами братства, национальности и религии, но не сумевших создать эффективный политический союз». Это сыграло решающую роль. Латиняне, набравшись сил уже в своем городе Риме, стали настойчиво покорять раздробленную вражескую страну.
 
Пребывая на Ближнем Востоке, наши предки естественно были вовлечены в ход исторических событий тех краев. В традициях русского народа поминать вавилонского царя Навуходоносора, - это сохранялось даже на бытовом уровне, (почти каждая семья может подтвердить – лично мне помнятся высказывания моей бабушки) наверное, не беспричинно. Навуходоносор, это не транскрипция, как более точная передача своим письмом звучания прозвания иноземца, а русифицированное имя не своего царя (часто ли давали имя чужим? – только, когда имелся повод существенный), определенно идущее от прозвища (наших пращуров во внешности грозного правителя привлекло «ухо да нос»). Заметим, поминается он обычно с иронией. Почему, - объяснение найдется в Велесовойкниге:«И наши люди шли под Набсура-царя. А затем шли на Солнце Египта. И долго в те годы мы были закабалены. Но прошли дни, и русы, убежали от Набсура!» Полное имя Навуходоносора II по-аккадски звучит Наб(у-кудурри-у)сур, что довольно длинно; опускаем середину, которую мы закрыли скобками – действительно получается Набсур, и здесь Велесова книга удивительно точна. Временной срез этой записи Велесовой книги, относится к рубежу VII-VI веков до н.э., когда Навуходоносор IIнанес поражение египтянам при Кархемише (Сирия), захватил Сирию и Палестину, а затем угнал в Вавилон почти всех иудеев. У евреев началось знаменитое «вавилонское пленение», а «русы убежали от Набсура». Вдумаемся в это свидетельство. Наши предки сами участвовали в событиях, описанных в Библии, имели, собственные предания на сей счет! Потому так просто принять на веру чужой канон (Христианство) и не получалось, - девятьсот лет мучились.  Под властью Навуходоносора IIходили на Египет, неохотно да что делать. Из египетских источников известно, что на фараонов нападали некие «шакалеша». Спустя тысячелетия арабские пилигримы на пути в Булгарию, столкнувшись со славянами, назовут их «шакалиба» (светловолосые). Вряд ли это простое совпадение.
 
Так что, место первичного этногенеза праславян-ариев - Среднеазиатское Семиречье? Есть ряд обстоятельств, заставляющих в этом усомниться. Здесь не обнаружено следов их длительного пребывания, да и родственного народа – предков остатков ушедшего этноса. А вот на Урале найдены руины городов ариев. Кроме того, причиной заставившей покинуть прародину, согласно Велесовой книге стала – стужа. Такой оборот климата на Урале представляется вполне вероятным, а вот в Семиречье, хоть Индийском, хоть Среднеазиатском, - весьма сомнителен. «Вновь и вновь приходила великая стужа. Потому родичи стали биться за обладание иными краями. И многие стали говорить, что не нужно обращаться к Роду, поскольку нет успокоения огнещанам». Современному человеку по этим словам порой сложно оценить всю серьезность момента. Род в данном случае – верховный бог славянского пантеона, к которому обращались в важнейших моментах жизни (для прочих случаев было много других богов). Если ставится под сомнение «отец и мать всех богов», - это край, предел и выход из ситуации возможен только экстраординарный. В данном случае – уход с земли предков.
 
Как Велесова книга описывает прародину? «В те времена Ра-река была границей с иными землями, и тогда возжаждали враги наши идти на нас, и должны мы были бороться за внучат наших, чтобы удержать степи наши и не отдать землю иным». И еще: «Ра-река – великая река она отделяет нас от иных людей и течет в море Фасиское». «Ар» и «Ра» (слова перевертыши) - великие сакральные слова, означающие одно и тоже, но как начало и конец. Ар – солнце, освещает ариев, живущих на Урале («ар» - «ур», форманты часто взаимозаменяемые) и, уходя на закат, на границу их земли, - становится Ра-рекой: огонь превращается в воду (начало и конец сущего). «Ра» - на санскрите (прародителе всех индоевропейских языков) «красный, красная». «Ар-Ра» - в переводе «солнце красное», устойчивое словосочетание русского языка, которое идет с глубокой старины. Заходя за горизонт, солнце окрашивает красным цветом широкую реку, если она к западу от наблюдающего. Значит, Ра-река – красная река, граница для ариев на западе. Место первичного этногенеза ариев можно очертить как регион Южного Урала и Заволжья. Ра-река течет в Черное море, значит, по времени это может быть IV- VI тысячелетия до нашей эры. Ар – солнце. Арий – это пахарь (;рать – пахать; орало – соха), но еще и «огнещанин» (от «ар», солнца-огня). Интересно, что «русский» на венгерском языке звучит – «;рос». Прародина венгров – Зауралье. Не оттуда ли принесено название соседнего еще с древности этноса? Мнение о Восточной прародине славян не ново, еще основатель Императорского Томского университета Флоринский В.М., проведя сравнительный анализ тысяч раскопок, утверждал, что славянские захоронения на Урале и в Сибири в сотни раз древнее европейских захоронений славян.

Когда арии пошли (первичный исход) с Урала на юг, (а куда еще уходить от стужи? – только на юг) в Семиречье, они миновали Аральское море, оставив ему свое имя и часть племени – рыбоедов-массагетов. «В старые времена рыбоеды нас оставили, не желая идти в наши земли и говоря, что им и так хорошо. И так они погибли и не  стали плодиться с нами, умерли, потому что от неплодных ничего не осталось». (Велесова книга) Экологически неустойчивый и просто опасный регион Аральского моря не раз еще будет становиться местом депопуляции разных наций. Геродот сообщает: «Хлеба массагеты не сеют, но живут скотоводством и рыбной ловлей (в реке Аракс чрезвычайное обилие рыбы), а также пьют молоко. Единственный бог, которого они почитают, это - солнце». И еще: «После покорения этого народа (вавилонян) Кир задумал подчинить массагетов. Эти массагеты, как говорят, многочисленное и храброе племя. Живут они на востоке по направлению к восходу солнца за рекой Араксом напротив исседонов. Иные считают их также скифским племенем». Добавим, что тюркские народы Средней Азии только с XIXвека стали приобщаться к рыболовству, так что Геродот не ошибался, примеривая к массагетам родственные арийские этносы.Великий Кир нашел смерть у массагетов. По Геродоту царица массагетовТомирис велела сунуть голову мертвого Кира в бурдюк с кровью и напоить ею персидского царя.
 
По пути, в Средней Азии (около Арала - массагеты) арии сразу потеряли часть соплеменников. А откуда вышли, на Урале-Завожье, осколок должен быть? Да, остался, - скифы, это племя праславянпроникло на Русскую равнину с востока. Первым отделился от Ария вождь по имени Киська (киська, кись – скифь, обычный прием наименования народа по вожаку). Перед уходом с прародины было деление, Велесова книга повествует: «А когда подсчитывать стали голоса, одни – рекли, чтобы быть едиными, другие рекли – иначе. И тогда отец Арий отвел стада свои и людей от них. И Киська ушел прочь. И также увел людей своих в иные места, чтобы не смешались они с людьми отца Ария». «И был Киська тот славен, и люди отца Ария славны, так как в ту пору слава текла к ним и поля знали их мечи и стрелы». Скифы – племя конное, мобильное, они могли позволить себе иные пути от стужи. Взять хоть запад, да и восток тоже был опробован – на Алтае и дальше в Саянах находят могильники скифов, а на западе они есть вплоть до Эстонии, то есть вся степная и лесостепная зона Евразии была ареалом их передвижений. Арий повел своих людей на юг. Через много веков скифы и арии снова встретятся на Среднем Востоке, куда скифы проникнут через Дербент, узнают друг друга и помогут в борьбе с врагами. «И тогда Кисек напал на них (на язей). Бился сначала день, потом второй, и люди его бились. И граянием покрылись те места, и многие вороны ели останки людей, поверженных мечами. И стало мерзко на сердце Ариевом, и возопил он родичам: - Поддержите Кисека и людей его! Седлайте все коней! И тогда бросились все на язов и бились с ними до тех пор, пока не разбили их». Через несколько веков новая встреча с соплеменниками уже в степях Причерноморья, и снова скифы со славянами поладили друг с другом.
 
Скифы, самое древнее ответвление от арийских, праславянских племен, прошедшие длительный цикл своеобразного развития, и потому резко отличающиеся от прочих праславян. У них долгая и самостоятельная история, но она все время соприкасается  с историей славян и праславян даже на территориях далеких от Русской равнины. Велесова книга с удовольствием сообщает, как скифы помогли им своей конницей на Ближнем Востоке, да и дети отца Ария тоже приходили скифам на помощь. В конечном итоге, они приняли участие в этногенезе почти всех славянских и праславянских этносов на Русской равнине (даже на севере у Ильменя), и как реликт ариев растворились-таки в древнерусской народности. Совсем не беспричинно А.Блок утверждал: «Да, скифы мы …»

Кроме многочисленных и мятущихся по всей Евразии скифов на запад ушла малая часть ариев, которая сразу дисперсно заселила Русскую равнину, - это балты. Крупный массив гидронимов Русской равнины имеет балтские корни, а вот народов таковых здесь, в силу их первоначальной малочисленности, не осталось. Сколько-нибудь значительные этносы балтов сохранились на самом западе равнины у моря Балтийского. Что балты – осколок первичного раздела ариев подтверждает литовский язык. Из всех живых индоевропейских языков литовский язык наиболее близок праиндоевропейскому, поскольку в нем более чем в других, сохранилось архаизмов.

Подойдя к Гиндукушу – первому серьезному горному препятствию, арии оказались в положении сказочного богатыря перед камнем: направо пойдешь – коня потеряешь, налево пойдешь – убитым будешь, прямо пойдешь – богатым будешь. Все три пути были испытаны. Богаты земли Индии, и все хорошо там складывалось поначалу. Но необычный для ариев катаклизм – землетрясение подвигнул их покинуть Семиречье. Велесова книга отражает нежданный трагизм положения: «И славяне в ночи пробудились из-за великого грома и дрожания земли. И вот слышат они, что кони в горах ржут, обуянные страхом, и ложатся, и идут вон из селений. И овцы пропали. А утром мы увидели разрушенные дома, горы на месте долин. И сказали отцу Арию: «Веди нас вон отсюда!» Испытали судьбу и походом налево, на восток. В 1122 году до н.э. царство Инь пало под натиском нового для этих краев индоарийского племени, но индоарийцы в Китае не задержались. Велесова книга сообщает: «Мы сами – арии, и пришли из земли Арийской в край Иньский. И луга получили, придя к раю травному для скота злачному». И еще: «А после был великий мор и голод. И ушли мы из края Иньского, и пошли, куда глаза глядят. И прошли мы мимо земли Фарсийской и пошли далее, так как не подошла та земля овцам». Только путь на Запад оказался продуктивным, но обретение родины произошло не скоро. «И мы пошли, дабы сесть на земле, где Солнце-Сурья спит в ночи на своем золотом ложе». (Велесова книга)

Ближний Восток оказался тоже промежуточной базой, да и не очень надежной – приходилось часто менять место обитания: горы и предгорья Загроса, степи и полупустыни Сирии, армянское нагорье, долина реки Кызыл-Ирмак (Пафлагония), степи Ширака. Велесова книга так описывает эти перемещения: «пришли в Двуречье и разбили там всех своей конницей; затем пошли в земли Сирии и там остановились, а после шли горами великими и снегами и льдами и притекли в степи и были там со стадами своими. Там скифами перво-наперво были наречены наши пращуры».  Далее оттуда шли тоже больше на запад, точнее на северо-запад. Оказавшись в центральной Европе, праславяне затем двинулись на восток. В Восточной Европе сначала были только островки славянских поселений, которые долго существовали, не сливаясь в единое целое. На рубеже нашей эры на Русской равнине стал складываться древнерусский народ, но и это было еще не все.Обретение земель «отца Ария» выпало следующему этносу по прямой линии идущему от праславян. В XIV веке в бассейне верхней Волги сложился следующий этнос - русские, которые и замкнули круг – затем освоили и Заволжье и Урал. Только тогда нога русского человека встала на землю прародителей. Туда, где много тысячелетий назад был заложен наш этнос.
Ура, пришли мы на Урал! «Ура», клич всех русских воинов и одобрительное восклицание по всякому положительному разрешению проблемы, восходит, по-моему, к названию прародины – Урала. Во все времена молодой новобранец, бросаясь в первую атаку, кричал «За Родину!», «Мама!»; а если Прародина-мать – Урал, какой клич будет? Кстати, в Челябинской области есть река Ура. Слово это пронесено нашими предками через тысячелетия и всегда отличало в бою соплеменников. «Ура» кричат при атаке? Значит впереди сородичи, и если нежданные соперники сходились с этим кличем, то зачастую на поле следовал не бой, а братание.

Если мы взглянем на географическую карту, то увидим удивительную вещь – предки Ария прошли огромный круг по часовой стрелке (как в смысле направления, так и времени), одолев пространства Евразии, с тем чтобы прийти туда, откуда вышли, на Урал. Здесь они освоили земли неизмеримо большие, чем территория их прародины, заняв всю северную часть материка, а Урал оказался точно в центре Российского государства.

Всякий этнос продукт исторической общности жителей территории со своим климатом, культурным и бытовым единением. Если это единение существует в текущем моменте, то разрыв этапный все равно есть. Приведу пример, который «проще пареной репы». Сейчас русские консолидированы в единый этнос лучше, чем в XIX веке. Меньше областных и бытовых различий. Даже казаки, это, прежде всего русские, в позапрошлом веке было наоборот. А по отношению к своим предкам, всего лишь на два-три поколения, это такая же консолидация? Вернемся к упомянутому фразеологизму про репу. Он возник потому, что репа – ежедневная, ординарная пища всех русских. Вопрос. Кто из ныне здравствующего поколения ел, хотя бы раз в жизни репу не сырую, а пареную? Речь даже не о повседневном питании. Такие ли мы русские, как наши прадеды, если репу не едим? Наверное, немножко другие. Как говорят китайцы – мы есть то, что вкушаем. Изменение рациона питания (у каждого народа он свой) ведет к генетическому изменению его сути.
 
По Велесовой книге славяне ведут свой род от Ария. Это вообще европейская, точнее сказать индоевропейская традиция. По сказаниям, мифам прародителем этих народов выступает именно он; его называют и германцы и иранцы. У индийцев арии – синоним благородства. Греческое «аристократ» тоже восходит к Арию сыну Апполона. Притом, Арий, это пахарь, но тут надо помнить о высоком, высочайшем статусе пахаря в древности. Считалось – на земледелии мир держится. Потому арий, арей – землепашец; орать (ударение здесь на первом «о»), значит пахать. Помню, долго смеялся в детстве, вычитав у исследователя русского фольклора Афанасьева А.Н: «орал мужик в поле – выорал драгоценный камень». Первый образ, что возник вместе с неправильным ударением на последний слог (от глагола орать – кричать) обрел смешной праздный, а не трудовой смысл.
 
Этносы-предки русского народа, которые сменяли друг друга, да еще и территорию меняли, не могли не различаться. Того единства и преемственности этносов, которое наблюдается у греков и их предшественников, пожалуй, нет. У них на одной и той же территории, сменяли друг друга однокоренные этносы на протяжении пяти тысячелетий. Периодизация византийского этноса требует некоторого пояснения, а остальные четко укладываются во временной отрезок 1200 лет. Византия пала в 1453 году, а образовалась (юридически оформилась) в 395 году. Однако перенос столицы единой пока Империи из Рима в Константинополь произошел в 330 году. Никейский собор и провозглашение христианства государственной религией был в 325 году. Все это не случайные события. Римские императоры и до Константина желали перенести столицу из Рима. Придание высшей власти атрибутов земного божества, побуждало императоров перемещать на восток свою резиденцию (у Диоклетиана ставки были в Никомедии, Вифинии, Антиохии, а в Риме он бывал редко), где на подобные замашки смотрели привычно, подальше от граждан Рима, не забывших республиканских традиций. Внешняя опасность шла с Востока, но и основные военные силы тоже на востоке Империи. На западе Империи падают налоговые сборы, а приток новых рабов идет с востока. Экономические и политические интересы требовали сдвига столицы на восток, а де-факто такое смещение уже произошло. Таким образом, еще до Константина центр Империи переместился в Великую Грецию. Это не могло не отразиться на самих греках. Римляне и прежде считали их себе равными, но теперь у греков появилась миссия системообразующей нации, за исполнение которой они взялись горячо. Чтобы всем народам было понятно, пошли даже на изменение названия нации – греки стали зваться «ромеями». Значит началом этногенеза византийцев можно признать III век нашей эры.

этнос               временной период его существования
Минойцы             XXXIIIв. до н.э. -  XXI в. до н.э.
Ахейцы             XXIв. до н.э. -  IX в. до н. э.
Эллины             IXдо н.э. – III в.
Византийцы (ромеи)  III в. – XV в.
Греки             XVв. – по настоящее время

Однако и русским есть, чем гордиться. Определенное единство и несомненное родство далеких предков нашего этноса просматривается на глубину в шесть-восемь тысячелетий! Беда наша в том, что слишком часто правители намеренно искажали историю собственного народа, укорачивая ее, превращая подданных в «Иванов, не помнящих родства». Вопиющий пример большевиков, ограничивших историю России 17-м годом, не раз совершался ранее (пусть не в таких масштабах) и правящей династией Романовых,  и князьями, подправлявшими летописи.
 
Другое дело связь русского народа через предшествующие однокоренные этносы с данной территорией. Здесь нить времен прослеживается на глубину в четыре с половиной тысячелетия, затем прерывается (но прерывается только для конкретной территории, а на генетическом уровне для великорусского этноса она непрерывна!) и всплывает опять через шесть тысячелетий на Урале. Недаром Урал в сознании русского человека всегда ассоциировался со становым хребтом русского государства, хотя и вошел в его состав сравнительно недавно. Видимо, это заложено на генетическом уровне, коль земли, обретенные по историческим меркам буквально вчера, стали видеться народу, как твердыня всей земли русской.
 
Ариев нужно рассматривать, как племя положившее начало всем языкам индоевропейской семьи. В настоящий момент потомков этой семьи около половины населения планеты. В историческом разрезе – большая частькрупнейших цивилизаций обозримого времени. Важнейшее дополнение, развитие общемировой цивилизации – мировой прогресс шел в основном шагами цивилизаций арийских народов.
1) Этногенезариев произошел много тысячелетий назад в регионе средней Волги и Урала.
2) При исходе ариев на юг сразу откололось племя скифов.
3) У «камня» (Гиндукуш) арии разошлись на три стороны: запад (Иран), восток (Китай), юг (Индия).
4) С востока быстро ушли, но часть осталась, породив в районе Кашгарской котловины – Тибета прагерманцев.
5) В западной ветви ариев к югу от Каспия произошел этногенез праиранцев; а еще западнее, в Малой Азии –хеттов-хуритов.
6) На севере Индии происходил постепенно расширяясь этногенез праиндусов, в котором приняло участие автохтонное население. Коренные арии скоро ушли из Индии, прошли мимо земли «фарсийской» уже заселенной соплеменниками и обосновались на Ближнем Востоке, где произошел этногенез праславян (Финикия – Сирия – Пафлагония).
7) Поскольку на Ближнем Востоке арии все время передвигались и на их этногенез воздействовали разные автохтонные племена и хетты, плюс пришедшие издалека скифы, то рядом кроме праславян, сложились пракельты и праармяне (у этих арийского элемента было меньше).
8) Пракельты раньше, чем праславяне ушли в Европу, причем ушли все, осколка на прародине не осталось. Наоборот, на поздней стадии этногенеза кельтов в Европе, часть их ушла в III веке до н.э. на прародину в Малую Азию, где создали государство Галатия. Просуществовало оно не долго – до 230 г. до н.э., но народ и галатский язык сохранился в этом месте до V века, то есть еще семьсот лет кельтский этнос существовал в чужеродном окружении.
9) При первичном исходе ариев с Урала на запад ушла лишь малая часть, это балты. Подавляющее большинство гидронимов на Русской равнине южнее чудско-мерянских названий имеет балтские корни. Но заселили они огромную равнину очень неплотно, как и угро-финны (это уже не арии), которые заняли север Русской равнины.
10) Когда праславяне пришли в Европу, а затем в районе Припяти, Карпат стали проникать на Русскую равнину они нашли много мест не занятых балтами. Оттого и славянские гидронимы там.
11) Последний реликт ариев растворился-переродился в Малой Азии и на Ближнем  Востоке, в Европу проникали потомки ариев, но уже под другими именами.

7. Уроки истории

Исторический процесс, теперь уже очевидно, глобален. Правда, войны доросли до звания мировых лишь в XX веке, но во все времена стремились к этому. Мирное освоение планеты человеком изначально носило глобальный характер. Когда отважные мореходы открыли мир европейской цивилизации, иные континенты и сколь-нибудь значимые клочки суши, они оказались давно заселенными. Для истинных первопроходцев, устремленных «туда, где не ступала нога человека», остались для освоения совсем уж не пригодные для жизни уголки планеты, но и туда сунуть нос требуется, почему-то. Пусть не жить постоянно, но побывать на полюсах Земли, на самых недоступных пиках гор, забраться вглубь пещер, покорить глубины океана; эти стремления в человеке заложены. Да, покорились пики отдельным смельчакам, а интерес это событие вызывает глобальный.
 
В развитии цивилизации тоже проявилась эта всеохватность. Экспансия спутник любой цивилизации. Казалось бы, ну как Египту соседей перестраивать на собственный лад, коль поблизости нет рек сравнимых с Нилом? Ладно бы только в Нубию ходили, нет, египетские фараоны отметились и в Палестине, и до хеттов в Малой Азии дотягивались. Весь средиземноморский бассейн можно рассматривать, как огромное водное зеркало, по краям которого распространялась древнегреческая цивилизация, не удаляясь далеко от побережья. Еще Сократ дал меткую характеристику такого рода экспансии: «греки, как лягушки, усевшиеся вокруг пруда». Когда эллинская цивилизация расширялась в привычной для нее природной среде – не удаляясь далеко от моря (даже в континентальной Греции короткие долины запираются со всех сторон горами и разворачивают Полис на море), греки оставались греками. Стоило воинам Александра Македонского в далеких от морей землях Средней Азии основать государства эллинского типа, как они перестали быть греками, а стали бактрийцами и согдианцами.
 
При всем разнообразии локальных цивилизаций, отмечая экспансионизм каждой, оглядывая всеобщую историю с высоты знаний современности, легко находится единый стержень мирового развития, уже всей мировой цивилизации. Прогресс, движение человека вперед прошло по оси: Древняя Греция – Рим – Средневековая Западная Европа – Англия времен промышленной революции – США в современном мире. Отличительная характеристика этого стержня: ведущая роль частной собственности в производственных отношениях и высокая роль города в регулировании производственных отношений. На волне бурного научно-технического прогресса в Японии во II половине XX века многим показалось, что передовой рубеж мировой цивилизации переместился в страну Восходящего Солнца. Почему тогда просвещенный мир не бросился изучать иероглифы кандзи? Все оттого, что при первых разговорах на эту тему янки сделали все, чтобы передовая мысль и материальное ее воплощение остались на американском континенте. Судя по количеству американцев – лауреатов нобелевских премий и новых технологий, ежегодно представляющих себя миру, берущих старт в кремневой долине, авангард цивилизации все еще гуляет по американским городам.

В Античном мире город с принадлежащими ему землями являлся единым целым и экономически и политически – классический Полис. Тут и концентрация в городе собственников окрестных пашен, и организация общины Полиса по военному, как для обороны своих земель, так и для присоединения земель чужих, если удастся. Состояние перманентной войны, если не кроило границы кардинально (с течением времени чаще оставались «при своих»), то всегда пополняло число рабов, отчего это общество стали звать рабовладельческим. Название верно в своей основе, поскольку в таком обществе превалируют отношения по линии «свободный человек – раб»; но хочется подчеркнуть (потому как часто экономическое значение рабского труда преувеличивается непомерно) – труд раба только на отдельных участках (в территориальном, хозяйственном и временном смыслах) был преобладающим, а общественный продукт в своей основе создавался в Античном обществе общинниками, свободными гражданами Полиса. Здесь город в виде горожанина приходил в село и брал его под свою опеку, как во время войны, так и в мирный период.
 
Сам прогресс выражался в постоянном совершенствовании орудий труда, подмеченный основателями формационного взгляда на историю. «Приобретая новые производительные силы, люди изменяют свой способ производства, а с изменением способа производства, способ обеспечения своей жизни, - они изменяют свои общественные отношения. Ручная мельница дает вам общество с сюзереном во главе, паровая мельница – общество с промышленным капиталистом» (К.Маркс  т.4 стр.133). Когда технический прогресс шагает в рамках передовой европейской цивилизации, такой подход кажется бесспорным. Ирригационные цивилизации не отказываются от технических усовершенствований. Вместо деревянного колеса, ставят электрический насос для подъема воды в арыки, но традиционных производственных отношений это не меняет. Американцы, стремящиеся всюду распространить свои понятия о демократии, узрели, что традиции аборигенов лучше всякой техники взрывает американский образ жизни: джинсы – жвачка – вестерн.

В развитии мировой цивилизации отчетливо прослеживается гуманитарный вектор. Угнетение человека человеком заклеймил век Просвещения, и в общественное сознание вошло, что склонять людей в рабство не просто плохо или постыдно, а преступно. Английские военные корветы пошли на перехват торговых кораблей, везущих из Африки живой груз. Только во второй половине XIX века цивилизованный мир поставил на рабстве крест, как официально признаваемый властями способ хозяйствования, - после победы Севера над Югом в гражданской войне Штатов. Заметим, что и тогда, как и ранее, экономически рабство себя оправдывало, - хлопковая рубашка на Юге Штатов стоила так дешево, что ее не стирали, а покупали новую, и потому имело ярых сторонников не только среди плантаторов. Апартеид совершенно неприемлем и не без воздействия мирового сообщества недавно рухнул в ЮАР. Постулат – человек есть высшая ценность, в цивилизованном мире звучит все яснее. Именно так, тенденция еще в развитие – указанные события исторически достаточно близки.

Мне представляется, что разгадка гибели цивилизации майя лежит в гуманистической плоскости. Развитие этой загадочной цивилизации  имело как раз обратный вектор, то есть гуманизма становилось все меньше и меньше. Рост кровавых жертв богам все увеличивался, причем не осталось прослойки общества, которая бы не рисковала – в жертву могли быть принесены и дети вождей. Бессмысленность человеческих жертвоприношений когда-то должна была стать очевидной. Длительная засуха или наоборот наводнение, которое не прекратилась и после обильных и самых ярких жертв. План остановить человеческую мясорубку прост и несложен – вырезать всех жрецов и уйти от кровавых капищ-пирамид. Видимо этот план удался сначала в одном месте, потом в другом и послужил примером для остального народа. У майя не было централизованного государства, и города-государства, нападая друг на друга никогда не расширяли свою территорию за счет соседа. Альтернативный путь был показан, и угасание шло постепенно от города к городу. Наглядный пример был рядом: в деревнях кровавый культ отсутствовал, как не было и жрецов. Жрецы были не только хранителями культа, но и основными носителями письменности, астрономических, математических, литературных и исторических знаний. Не стало их, и сохранившийся народ сбросил с себя одежду цивилизации; оставил в запустение города, где она жила и развивалась. Эта гипотеза согласуется с имеющимися достоверными данными. В крупнейшем на полуострове Юкатан городе Майяпане в середине XV века вспыхнуло восстание, после которого жители покинули его. В дальнейшем Юкатан представляет собой территорию городов, каждый из которых борется друг с другом, а крупнейший на их глазах, как бы растаял.
 
Идти против гуманизма, значит плодить антагонистических противников, тем самым увеличивать риск отторжения всем цивилизованным сообществом. В экономическом плане, чем грубее эксплуатация, тем выше доход; оттого соблазн вернуться к прямому принуждению в труде будет всегда, да и примеры тому есть. Очаги с прошлыми формами эксплуатации существуют в мире чаще, как осколки прошлых эпох, а иногда воссоздаются по диковинным зигзагам истории. Когда они сочетаются с отсталым хозяйствованием, что обычно и бывает, на эти анклавы старины не особо обращают внимание (в передовых странах своего захолустья хватает); но случается, что новые технологии приходят туда, и вдруг вписываются в архаичные производственные отношения. Эффект получается неожиданный – при равенстве научно-технической базы конкурентное преимущество получает страна с более жестокой эксплуатацией. Если же разрыв в норме эксплуатации формационный, то есть налицо виды эксплуатации прошлых способов производства (рабовладельческого, феодального), когда принуждение к труду выходит за рамки чисто экономических форм; ведущие государства считают себя вправе ликвидировать (даже военным путем) такое преимущество (да там рабский труд!), внешне очень даже анахроничного конкурента. Нам представляется, что рабство и феодализм уже никогда не вернутся, но различные формы насилия со стороны работодателей, в том числе и прямое рабство, в наше время все еще в ходу – высок экономический эффект для собственника, только распространение находят исключительно в теневом бизнесе и анклавах беззакония. Мораль современного общества и законы его решительно против, и активно стремятся подавить, ликвидировать рудиментарные нормы принуждения к труду, оставив в обществе чисто экономические.
 
Там, где ценность личности минимальна или признается таковой в сравнении с какой-либо великой целью или лицом с особым статусом (вождь, тиран) расцветает анти гуманизм. Анти гуманизм – тот пункт, где сходятся позиции крайне левых и крайне правых идеологий, да и вообще любых авторитарных режимов, все мировоззрение которых порой сводится к банальному удержанию власти любой ценой. Методы, по понятным причинам, в ход идут самые жесткие. Как говорил Гитлер: «Слабовольный человек в истории всегда собирает вокруг себя меньше всего сторонников. Так было в России. Последний царь, который не был личностью, не имел сторонников. Народ идет за кровожадными лидерами. Запад ничем не отличается. Достичь цели можно только с помощью беспощадного и непоколебимого упорства. Это противоречит мнению многих из верхушки общества, которые всегда есть, так сказать, телефонные провода, предвестники слабости. Как часто приходилось мне слышать возражение: своими жестокими методами вы ничего не достигните! Вот любыми другими методами я определенно ничего не достигну». Каркас подобной идеологии содержит следующее: человеческое бытие представляется в двух красках – белое и черное; все стороны жизни рассматриваются через призму вопросов, ответы на которые сводятся к односложным «да» и «нет». Превратив их в дилемму «жизнь-смерть», стараются пропустить через нее все общество, отсекая не прошедших теста. Результатом будет умерщвление миллионов людей. Главное и страшное, - такой итог считается оправданным.
 
Миллионы «винтиков» Сталина пошли в расход, и все с легкостью оправдывалось могучей поступью нашего народа к социализму и более светлому будущему – коммунизму. У немцев почитание Гитлера в прошлом; любовь к Сталину значительной части населения все еще настоящая величина у нас. Вот в телеинтервью политический деятель с теплотой в голосе говорит о необходимости заботы за обездоленными, и верится в его человечность; но стоит задеть его коммунистические взгляды, как в ответ изрыгаются избитые штампы ушедшей эпохи. Уход в мыслях и чувствах в «советское далеко» меняет вид человека: глаза стеклянные, металл в голосе, лицо бронзовеет – он сам уже немножко «товарищ Сталин». Где-то это забавно, а по большому счету грустно видеть, что при изжитом гитлеризме на Западе, огромный пласт нашего общества все еще заражен сталинизмом. Ладно бы коли речь шла только о старшем поколении. Вот уже молодежь рассуждает о Сталине, как об эффективном менеджере. Разве не дико, что гуманизм в таком анализе отбрасывается в сторону?

Мировая цивилизация неуклонно развивается. Если раньше прогресс не всегда был виден и через века, то ныне одно поколение успевает отследить рождение, взлет и полную смену нововведений, или, как модно теперь говорить, инноваций. Дело не ограничивается техническим совершенствованием. Меняются моды, вкусы, тенденции, направления жизни огромных масс. Растет мораль, совершенствуется демократия и вместе с тем мир все время балансирует на грани полного уничтожения человеческой цивилизации. Правильнее сказать самоуничтожения в первую очередь. Риск уничтожения силами природы есть константа в абсолютном выражении и постоянно снижающаяся величина в сравнении с другой составляющей – риском самоуничтожения.
 
В начале XIX века основная тягловая сила, как и тысячи лет назад, - лошадь. От наполеоновских войн, когда военные силы перемещались на лошадях, прошло менее века, человеческие ресурсы выросли многократно, и они были брошены опять на войну, уже мировую. Ее затеяли самые цивилизованные народы и не против туземцев (как обычно и уже привычно), - колониальный раздел мира завершен, а друг с другом. Кровавое месиво Первой мировой войны (не только на Марне и у Вердена) ужаснуло просвещенные народы, но ничему не научило. В середине XX века мировая бойня повторилась в еще более ужасающих масштабах. С изобретением ядерного оружия появилась вероятность не только истребления цивилизации, но и вообще рода людского, как вида биологической жизни.
 
В этих условиях важно понять, как происходит, что великие достижения цивилизации идут на уничтожение людей. Что за личности стоят за такими страшными процессами? Как они получают власть и возможность направлять огромные ресурсы на ликвидацию самого ценного, чем располагает цивилизация – человеческих жизней. Речь здесь не только о патологических преступниках, оказавшихся на вершине власти. Есть какой-то нераскрытый механизм развития человеческого общества, когда цивилизованный народ – по большому счету целый народ творит невообразимые мерзости. «Стремясь объяснить успех Гитлера демагогией национал-социалистов, «запутыванием масс», их «обманом» или применяя неопределенный термин «нацистский психоз», как это делали впоследствии коммунисты и другие политики, исследователь становится на ложный путь, ибо проблема заключается в понимании, почему массы поддались обману, запутыванию, психозу. Эту проблему невозможно решить без точного знания того, что происходит в массах» (Вильгельм Райх).

Как часто на Нюрнбергском процессе из уст фашистских преступников звучало: «я только выполнял приказы». Вместе с тем, Гитлер на удивление мало отдавал конкретные приказы, предпочитая, как высший гуру, формулировать общие направления, а боготворившие его подчиненные подхватывали мысль фюрера, облекали ее в конкретику и претворяли в жизнь. С уничтожением миллионов людей в концлагерях вышло именно так. Конкретных приказов в этой области Гитлер не отдавал (обошелся как-то без них, по крайней мере, таковых не найдено в архивах), хотя, конечно, основной посыл исходил от него. Главное и определяющее в вопросе звериного лика фашистского режима, - речь нужно вести не только о ближайшем окружение канцлера и президента нацистской Германии. Человеконенавистнические мысли трансформировали в жуткую реальность все слои немецкого общества. На каждой ступеньке третьего рейха находился конкретный исполнитель, четко и умело воплощающий в жизнь слова своего фюрера. Далеко не всегда это были даже члены национал-социалистической партии.
 
Глядя немецкие кинохроники, - кривляния Гитлера на трибуне, костры из книг философов и писателей; трудно отделаться от мысли, что фашизм породили тупые недалекие и просто малообразованные люди, которые напором и наглостью подавили и отстранили от власти умные и культурные слои немецкого общества. Давайте рассмотрим только откровенно анти цивилизационные свершения фашистской Германии, - обнаруживается, что над планами обустройства и функционирования концентрационных лагерей трудились ученые и технические специалисты, а обслугу и патронаж  осуществляли многочисленные чиновники. Это были не озлобленные фанатики, а образованные люди, которыми двигало стремление улучшить положение в обществе не только своим профессионализмом, но и теми методами и приемами, кои тогда господствовали – доносы друг на друга писал чуть ли не каждый третий.
 
Нам, прошедшим советский период, это близко знакомо, но до конца ли понято? Социализм не фашизм, но как похож методами и результатом! Люди изнутри видят, что общество в целом исказила, перекорежила какая-то мрачная сила, безвинные люди гибнут, а на поверхности общественной жизни красуется яркий фальшивый глянец, чем-то даже привлекательный камуфляж; вокруг же страх и ложь. Любой член такого общества невидимыми нитями привязан к всеобщему хороводу сатанинской пляски и чуть ли не автоматически, раз за разом выходит за пределы общечеловеческой морали. Выйти из хоровода безумия, сохранить человеческое достоинство, удается не многим еще и по той причине, что такие личности первая мишень тоталитарного режима. Смертельная ненависть (в прямом смысле) к идеологическим противникам важнейшая характеристика тоталитарного строя.
 
Вообще, это заразная вещь: как только на вершине власти непорядочный человек, фигляр, - тут же все общество (единственно, если оно признает такого лидера и не противостоит ему) пронизывается соответствующими настроениями, а главное, поведением. В наше время наглядный пример – Грузия. Имея соответствующего лидера, грузинская нация в едином порыве направила все свои силы на геноцид соседнего народа. Где тут заслон демократии против откровенно анти цивилизационных действий? Их нет, и никогда не было. Речь не только о грузинской демократии, о мировой. Коль столпы мировой цивилизации и ведущие демократии откровенно подталкивали Грузию к агрессивным действиям, в упор не видя геноцида осетин и абхазцев. Как-то сразу вспоминается, что и Гитлера услужливо направляли в нужную, восточную сторону, те же самые западные государства. Сегодня последствием такой политики может быть не очередная мировая война, а ядерная зима планеты. Географически рядом располагается другой острый вопрос, коренящийся в прошлом – турецкое правительство не только не признает геноцид армян в 1915 году, но выражает протесты тем государствам, которые говорят о нем. Это не позиция отдельных лидеров, партий или элиты, это выражение национальных чувств всего турецкого общества. Цивилизованный подход к своей истории? Нет, анти цивилизационный, но он есть и одно его наличие угроза мировой цивилизации. С такой миной за пазухой Турция стремится войти в объединенную Европу.

А, что у нас в Европе? Весьма и весьма по англосаксонски поучать всех и вся, нести миру свет, а, главное, высокую мораль. В недавнем труде «Цивилизация. Новая история западного мира» Роджер Осборн отмечая маниакальное стремление Запада к мессианству, как явный минус, сам выдает следующий перл: «само понятие и измерение морали появилось в мире благодаря Сократу. Оно не «естественный» феномен, оно было изобретено в конкретном месте и в конкретное время. Кроме того, есть все основания утверждать, что именно в морали западное общество обрело признак, отличающий его от всех когда-либо существовавших». Заявлено, ни много ни мало: мораль целиком и полностью западное изобретение. Так сказать, теоретическое обоснование западного превосходства. Японские самураи, тибетские ламы, и уж тем паче папуасы, никогда не имели ни каких моральных принципов, а ежели имели, то только оттого, что где-то, когда-то у них был контакт с Западной цивилизацией, от коей аморальные личности поднабрались чуток этой самой морали. «Я милого узнаю по походке» – сразу видно изречение истинно английского джентльмена. Тремя фразами, мимоходом, но прорвалось!

Мораль возникла много раньше зачаточных форм цивилизованного общения. Это один из древнейших видов общественного сознания, кристаллизировавшийся в Первобытном обществе задолго до эры Цивилизации. Любое, самое примитивное племя имеет мораль, как регулятор поведения  в общественной жизни, быту, в труде, в личностных отношениях. Она выступает как совокупность норм и правил, выработанных обществом в тех или иных условиях, и регулирует поведение и обязанности людей друг к другу и к обществу. Другое дело, что мораль каких-либо племен не устраивает или не вписывается в представления господина Осборна. Связывать рождение морали с исторически обозримым временем, конкретным местом и даже человеком; и тем более, относить ее наличие исключительно к достоинствам Западной цивилизации, не научно и безнравственно.
 
Мнение о своей исключительности глубоко коренится в Западной цивилизации. Эллинами, а за ними римлянами, было принято представлять свою действительно высокую цивилизацию, окруженною толпой варварских народов. По большому счету это было не так. Рядом находился загадочный Египет, да и персов, с которыми воевали все время, назвать варварами язык не поворачивается. Однако в Средиземноморье такая идеология господствовала; она помогала быстро мобилизовать собственных граждан на войну, - с грубыми варварами, ведь. В средневековье европейцам, черпавшим знания у арабов, задирать нос было вроде не резон; но, открыв Америку и покорив местные народы необыкновенно легко, делая набеги за рабами в Черную Африку, представители Западной цивилизации очень быстро обрели веру в свою исключительность. Опиралась она в первую очередь на военное превосходство и осознание себя христианами, поскольку пред китайскими мандаринами и индийскими махараджами других аргументов и представить было почти нельзя. Культура? На европейских мореходов поглощающих пищу голыми руками (столовые приборы еще не вошли в обиход) китайские крестьяне, рядом поглощавшие рис палочками, смотрели свысока. Поэтому граница между высокой Европейской цивилизацией и варварами устанавливалась следующими постулатами: белокожий христианин стоит выше всех остальных варварских народов, и чтобы не пасть от них, как Рим, надо этих варваров цивилизовать, а для начала колонизовать. К концу XIX века цель была достигнута – весь мир поделен между немногими европейскими державами, ставшими колониальными империями, но особая миссия Западной цивилизации на этом не закончилась и прорывается то здесь, то там.

Как американцы кичатся своей демократией никому доказывать не надо. Сравнительно недавно законодательства многих штатов содержали пункты, оскорбляющие достоинства цветных граждан. То был не декор, оставшийся от рабовладельческих времен; эти пункты реально исполнялись, поддерживая расовую сегрегацию, бытовавшую на транспорте, в театрах, ресторанах. Так 1 декабря 1955 года чернокожая швея из Алабамы Роза Паркс была арестована и приговорена к штрафу за то, что не уступила место в автобусе белому мужчине. Яркие проявления расовой сегрегации в масштабах всей страны были еще в середине 60-х годов XX века, жертвой которых пал Мартин Лютер Кинг, и до конца не изжиты в Штатах по сию пору. Молодая, по сути, только формирующаяся нация, вовсю кричит о своем величие, живо попирая основы гуманизма и прав человека (здесь и тюрьма в Гуантанамо и незаконное мобильное слежение за собственными  гражданами и иностранцами).

По теории Гумилева Л.Н. есть предел существованию нации – не более полутора тысячелетия, затем, мол, она умирает. Так ли это не¬избежно? Признавая в принципе подобную периодизацию, считаю, что у народов есть шанс попасть в вечность. Да и примеры тому есть. Возьмем евреев. По большому счету это все тот же народ, что две ты¬сячи лет назад стоял перед распятым Христом на Голгофе, ранее был в Вавилонском пленении и бродил по Синаю. Ведь так?! Все рассуж¬дения про акматическую фазу и наступление обскурации идут по боку, как только доходит до евреев. Более тысячелетия этот народ был рассеян по миру, то есть оказался вне конкретного ландшафта и кли¬мата (определяющих факторов в образование и развитие этносов по Гумилеву Л.Н.), но не потерял своей идентификации. В чем тут дело? Только в одном – в памяти! В теперешней жизни, возвращаясь к торе, талмуду, стене плача, еврейский народ невидимыми нитями связывает себя с давно ушедшими предками, а потому един с ними.
 
Второй, по-моему мнению, «вечный народ» - китайцы. Они часто цитируют Конфуция, с благоговением взбираются на Великую Стену, а в обыденной жизни постоянно обращаются к Книге Перемен. При всех превратностях собственной истории, китайцы никогда не забывали, что принадлежат к древней и своеобразной цивилизации, гордились ее достижениями и хранили памятники, ею оставленные, а, главное, пользовались ими – вводили их, как непременный атрибут, в свою со¬временную жизнь. Крупная оговорка требуется в этом месте: самое масштабное уничтожение культурных ценностей в мире произошло в коммунистическом Китае во времена «культурной революции». С течением времени каждый народ меняется, но, признавая эти изменения, берем ли мы представителей эпохи Инь, Цинь, Мин или Гоминьдана, отчетливо осознаем, что это все китайцы. Приведенная в пример, цепочка эта выскакивает за отведенный Гумилевым Л.Н. (по максимуму) отрезок в полторы тысячи лет.

Коренное значение приобретает здесь, опять же, наличие своей самобытной цивилизации, без развитой цивилизации вечным народу не быть. Врезаться и запечатлеться в душах людей могут ее монументы (материальные и духовные), взлелеянные всей нацией, прошедшие с данным этносом через толщу времен. Добавим, не всякая память ложится в строку этнического самосознания. Можно хранить в памяти все колена предков, как это заведено, скажем, у казахов; без сохраненных памятников культуры, выходящих за пределы клана, то есть памятников всеобщих, национального значения, это будут только семейные предания, не более. Древность собственных городов – civilis и письменность, здесь, как печать признания наличия подобной цивилизации.
 
Сейчас есть два кандидата в «вечные народы» - греки и русские. Обеим нациям мешает, как это ни покажется странным, христианство. На своем уровне – влияния на души людей, религия стремится огра¬ничить цивилизованную историю своих стран веками христианства, порой не без успеха. Почему великие памятники Эллады дошли до нас в разрушенном состоянии объясняет следующая запись хронографа за 382 год Феофана Исповедника: «Феофил же, епископ Александрийский, с согласия Феодосия, уничтожил храм эллинов и, обратив его в христианскую церковь, обнаружил пред всеми эллинские оргии, каковы были фаллы и прочие, еще бесстыднейшие и отвратительнейшие их обряды. Пристыженные сим эллины, произвели многие убийства. Узнав о том, Феодосий убиенных христиан прославил, как мучеников, а эллинам обещал прощение, если только они обратятся в христианство; но капища их приказал истребить, а идолов перелить и отдать в пользу бедных». В настоящее время в нашей стране, и это весьма показательно, существуют два направления исторической науки с противоположными взглядами на древнейшую историю славян. Согласно одной школы, к которой принадлежит и академик Лихачев Д.С., славяне до принятия христианства пребывали в дикости и всю цивилизованность приоб¬рели после крещения. Не думаю, что такую позицию напрямую дик¬туют христианские догматы; просто погружение в культуру правосла¬вия и дальнейшее оперирование только христианскими ценностями, заставляет этих ученых пренебрежительно относиться к языческим временам. Лихачев Д.С., откровенно не желает выйти за рамки православных основ и веков при комментарии «Слова о полку Игореве», хотя сам материал об этом кричит. Смешны потуги, объяснить языческие корни и традиции, а они густо перемешаны по всему «Слову…», некими приемами: «Автор «Слова…», конечно, христианин; старых русских богов он упоминает только как поэтические символы, как художественные обобщения». В религиозных рамках заложена бездна нетерпимости. Недаром самые кровавые войны – войны религиозные.
 
Еще более тяжелая ситуация в странах с более молодой и агрес¬сивной религией – исламом, таких, как Египет, Ирак, Иран. Имея гран¬диозные памятники старины («всё на свете боится времени, но само время боится пирамид» – великолепная сентенция, достойная послед¬него чуда света), жители этих стран, пронизанные мусульманскими запретами до последних мелочей быта, не могут чувствовать себя по¬томками людей, совершавших (такой ужас!) жертвы иным богам, имевших в жизни другие, совсем не исламские приоритеты. От таких предков, от их памятников правоверные открещиваются, вплоть до демонстративного уничтожения, как недавно было в Афганистане. Два изображения Будды, высеченные в монолите скалы (Бамианские колоссы) были взорваны талибами в марте 2001 года. Религиозная нетерпимость в мусульманском мире выражена как-то рельефнее. По¬тому увязать нынешних египтян с пирамидами, а иракцев с садами Семирамиды никак не получается. Это чувство объективно, оно отра¬жает данность. Иранцы только тогда станут «вечным народом», когда вспомнят зороастризм и проникнутся глубиной таинств Авесты, ко-нечно, не отвергая свою современную культуру. При нынешней орга¬низации жизни в Иране, это представляется маловероятным.
 
Православным грекам и русским надо возлюбить свои языческие корни, ввести в оборот современной жизни культурные памятники той эпохи. Если на бытовом уровне это происходит гармонично – народ¬ные обычаи, праздники, сказки, предания, поверья, привычки итак уходят в язы¬ческие времена; то на уровне православной церкви сразу выстраивается барьер язычеству. Святочные гадания, колядование – грех, скажет вам любой батюшка. Как тест, хочется привести еще одну выдержку из Велесовой книги: «Есть также заблуждающиеся, которые пересчитывают богов, тем разделяя Сваргу. Они будут отвергнуты Родом, так как не вняли богам. Разве Вышень, Сварог и иные – суть множество? Ведь Бог – и един, и множественен. И пусть никто не разделяет того множества, и не говорит, что мы имеем много богов». Мне почему-то кажется, этот отрывок, - религиозное кредо наших далеких предков, совсем не должен коробить православного христианина.

Волей не волей мы подходим к вопросу: для чего нужно изучать историю. Ну, приоткроем мы еще одну, ранее неведомую страницу отечественной истории и что? Проникнемся ее величием, соединим  нить времен, станем «вечным народом» и заживем сразу счастливо? Может, и нет, но давайте взглянем на евреев и китайцев; они потому и «вечные», что сделать с ними ничего нельзя. Совсем не оттого, что тех же китайцев больше миллиарда. Евреи всегда были народом не¬большим, но никакому Гитлеру их не уничтожить. Пока народ сохра¬няет память о себе, о великих достижения собственной, неповторимой цивилизации, память полную, не усеченную - он вечен. Как только за¬бывает что-то, или отбрасывает, как ненужную или неприятную свою фактуру, так это ему аукается жуткими катаклизмами. Нам ли не знать? Уверенно двигаться в будущее можно лишь с головой, глядя¬щей в прошлое. Когда в былом есть опоры, свои собственные, выстра¬данные, народ осознанно строит новые – не ошибается. Способность наступать на одни и те же грабли появляется только вследствие заб¬вения уроков истории. Коль на грабли исторические русские насту¬пают постоянно, нет основания, причислять наш народ к «вечным». Так хочется это исправить!

Тем более что исправлять и поправлять есть кого. С легкой руки Гумилева Л.Н. стало распространяться мнение, что никакого татаро-монгольского ига на Руси не было вовсе. Был стратегический союз со степняками – вот! Ранее общим местом в исторической науке был гигантский ущерб от монгольского нашествия: резко сократилось население, были уничтожены огромные материальные и культурные ценности (достаточно вспомнить, как знаменитый Софийский собор в Киеве был превращен монголами на века в конюшню), русские города разорены – захирели ремесла и торговля, исчезла широкая прослойка грамотных людей. Об обезлюдении и одичании Руси, когда города лежали в развалинах, а села «запустеша и ныне лесом зарасташа» говорят не только летописи, еще убедительнее данные археологических раскопок: культурный слой, обнаруженный выше пожарищ, много меньше и беднее. Кроме первой волны Батыя, монголы во второй половине XIII века организовали еще 15 походов на Русь, которые, в отличие от первого, до Европы не докатывались. Идя в ставку Батыя в 1253 году, посол Людовика IX Рубрук видел многочисленных русских пленников: «Когда русские не могут дать больше золота или серебра татары уводят их и их малюток, как стада в пустыню, чтобы караулить их животных». Это свидетельства  не просто современника, а очевидца монаха францисканца, босиком и на повозках добравшегося до Каракорума и в своем отчете королю, отразившего виденное собственными глазами. Все жертвы исчислить трудно – число погибших и угнанных в плен, но, что величина их огромна, сомнения не вызывает. Нашей цивилизации был нанесен ущерб колоссальный, она была почти стерта, уничтожена. И вот находится гигант мысли, который этого замечать не хочет. Конечно, если игнорировать цивилизационный подход, то вроде все логично: чем нецивилизованные степняки отличаются в смысле этногенеза от цивилизованных народов? Да, ни чем! Важно ловко ввернуть фразу – «плохих народов не бывает». Наверное, не бывает и хороших народов, просто случается, что кому-то везет, хотя бы за счет трагедии соседей. Касаясь монгольского нашествия на Русь и значения ее жертвенности перед Европой, Пушкин А.С. писал: «Образующееся просвещение было спасено растерзанной и издыхающей Россией».

Русская историческая наука стала формироваться со времен Петра I, по большей части выходцами из Европы. Не нужно им навешивать германофильства; глядя на поголовное неграмотное холопство (боярский отрок царю, тот же холоп и тоже неграмотный), с немецкой педантичностью зафиксированное, трудно было предположить, что у народа, сейчас в петровские времена преодолевающего исполинский цивилизационный разрыв, в прошлом было совсем иначе. Класс грамотных людей после Петра I еще двести лет говорил и развивал культуру на иностранных языках. Характерная закономерность: нормы литературного языка складываются через высокую и глубоко национальную поэзию. Становление литературного французского языка связывают с Малербом, русского с Пушкиным. Первый родился в 1555 году, второй в 1799; разрыв составляет 244 года. Между нашествием на Русь Батыя в 1237 году и стоянием на Угре 1480, когда иго было сброшено, прошло 243 года. Порой цифры действительно упрямая вещь. До ига славянская цивилизация развивалась в унисон с Западной Европой.
 
Вся великая русская литература начинается в XIX веке. Свои летописи сухие, зачастую косноязычные, коль не раз подправлялись, тоже не вдохновляли. Шедевр - «Слово о полку Игореве» обретенный в 1800 году был, как гром среди ясного неба. В школе он изучается? В мое время в школе проходили Н. Островского «Как закалялась сталь», М. Горького «Мать» - произведения откровенно посредственные; о великом славянском шедевре речи не заходило. Может современным школьникам повезло больше? В учебнике «История России» 2009 г. за 6 класс авторы Данилов А.А. и Косулина Л.Г. воспроизводится норманнская теория происхождения этнонима «русь»: «финны норманнов называли «руотси», отсюда «русы». Русы – это та часть норманнов, которая осела в землях восточных славян». Наша академическая наука любит упрекать дилетантов: «вы хотя бы сообщите, что ваше утверждение есть спорная гипотеза». Академик Зализняк А.А. безоговорочно заявляет: «русы, это варяги и доказывать тут нечего»; забывая даже упомянуть, что с норманнской теорией боролся еще Ломоносов, а уж по части аргументации, антинорманнисты посильнее будут. Все логично для ученых, живущих в мирке церковнославянских источников, отправляющих в шведскую Упсалу каждую найденную щепочку. Для них Русь до крещения – страна варваров, и они с удовольствием берут на вооружение норманнскую теорию, чтобы помазать грязью собственную историю. Ужас заключается не в том, что академик берет приемы высмеиваемых им самим дилетантов, а, что такой напор, в котором тенденциозность перебивает науку, пробил себе дорогу в школьный учебник.
 
Если теория научна, она не должна противоречить данным из других областей науки. Антропологические исследования проведенные по пути «из варяг в греки» не нашли существенного скандинавского элемента. Археологические находки в этом плане здесь тоже достаточно бедны. Мы даже не говорим о всем пространстве  Древнерусского государства, а только об узкой полоске территории, но по которой варяги абсолютно точно передвигались. Нет ни одного письменного источника, который бы свидетельствовал, что норманнское право применялось на территории Руси. Зато в Русскую Правду были внесены поправки, предоставляющие варягам обходиться в суде меньшим количеством свидетелей, чем русы. Но это даже не признак привилегированного положения варягов, а понимание текущего положения, что если у местного жителя куча родственников и приятелей, то всех чужестранцев в зоне конфликта менее дюжины. Новый канон справедливо уравнивал шансы спорящих сторон. Коль юрисдикция была и осталась русской, то о привнесении какой государственности норманнами может идти речь?

Что русы и варяги одно и тоже напрямую говорится в ПВЛ, но еще Татищев В.Н. указал на противоречие Нестора, когда он, считая руссов от варягов, славян времен Гостомысла (до варягов) руссами называет. И вообще, говорит он: «Но это неправильно, (считать руссов от варяг) ибо у греков имя русь, или рось, задолго до Рюрика знаемо было …» Та же ПВЛ об этом сообщает: «В год 6360 (852), индикта 15-го, когда начал царствовать Михаил, стала прозываться Русская земля. Узнали мы об этом потому, что при этом царе приходила Русь на Царьград, как пишется об этом в летописании греческом». Давайте еще раз внимательно рассмотрим отрывок ПВЛ, (а это вставка и совсем не Нестора) связанный с призывом варягов на Русь: «идоша за море къ варягомъ къ руси сице бо зъвахуть тьи варязи русь яко се друзии зоветься свее друзии же урмани англяне инии и гъте тако и си реша русь чюдь словене и кривичи и вся земля наша велика и обильна а наряда въ неи нетъ да поидете къняжитъ и владети нами и избраша ся з братия съ роды своими и пояша по собе вьсю русь и придоша къ словенамъ первое и сърубиша городъ ладогу и себе стареишии в ладоге рюрикъ а другыи синеусъ на белсозере а третии трувор въ изборьсце и от теуъ варягъ прозва ся русская земля». Выше говорилось, что сам призыв варягов – вставка. Указан первоисточник (Деяния саксов Видукинда Корвейского), и подоплека его появления. Обратимся к началу приведенного абзаца ПВЛ. Заметим, что шведы (свеи в источнике) указаны отдельно от руси, и от варягов, тогда, как известно, - главари варягов, помянутые поименно в договорах с Византией имели шведские корни. Основу варягов составляли западнославянские племена, набившие руку на грабежах, центром которых был остров Рюген (Руян). Скандинавский элемент при раскопках в городах по пути «из варяг в греки» практически не просматривается, а все от того, что основная масса варягов была хоть и западными, но славянами. На южную Балтику, как родину варягов, состоявших из местных западных славян, указывали немецкие авторы XVI века Мюнстер С. и Герберштейн С.,а также русский дипломат XVII века  уроженец Курляндии Яков Рейтенфельс. С тех же краев выводили они и самого Рюрика. Посмотрим  в конец абзаца: первое, что сделали варяги, придя на Русь – срубили город Ладогу. Коль рассматриваем норманнов, придется повториться – скандинавской рубки, а она весьма характерна, в русских городах и в Старой Ладоге, археологами не найдено. О ком речь!? О варягах-викингах. Где и когда воздвигали они города на новом месте? Для того должен быть навык, коего не было. У себя в Скандинавии городов не рубили – с чего бы вдруг здесь? Да и затем ли шли молодые воины в новые края? Разрушить, разорить город, это, пожалуйста, но строить – это не про викингов. Хочу подчеркнуть – весь приведенный абзац из ПВЛ лжив от начала до конца. Мотив появления его понятен, сомнениям ученых он подвергался изначально, а вот свои разрушительные действия для русского самосознания продолжает нести.
Умение встретить в штыки, отвергнуть с порога свое, родное – обескураживает, но повторяется всякий раз. Вот Велесовой книге устроен подобный прием. Закончить же хочется словами из этого древнего, недавно обретенного источника: «Это беспокойная совесть наша причиной тому, что мы своими словами обличаем деяния. И так говорим во истину благое о роде нашем и не лжем»!


Библиография

1.Агеева Р.А. – Как появились названия рек и озер  2012 г.
2.Арциховский А.В. – Археологические данные по варяжскому вопросу  1966 г.
3.Бертинские анналы 1989 г.
4.Бичурин Н.Я. – Собрание сведений о народах, обитавших в  Средней Азии с древнейших времен 1950 г.
5.Блок Реймон – Этруски. Предсказатели будущего  2004 г.
6.Болтин И.Н. – Примечания на древния и нынешняя России г. Леклерка сочиненные генерал майором Иваном Болтиным II т.      1788 г.
7.Брайчевский М.Ю. – Русские названия порогов у Константина Багрянородного  1985 г.
8.Бремон, Моно – История Европы в средние века (395 – 1270)  1915 г.
9.Велесова книга  1994 г.
10.Видукинд Корвейский – Деяния саксов  1975 г.
11.Гаркави А.Я. – Сказания мусульманских писателей о славянах и русских  1870 г.
12.Гедин Свен – Тариры – Лоб-нор – Тибет  1904 г.
13.Герберштейн Сигизмунд – Записки о Московии  1988 г.
14.Геродот –  История  2006 г.
15.Греков Б.Д. – Киевская Русь  1949 г.
16.Гуляев В.И. – Города-государства майя 1979 г.
17.Гумилев Л.Н. – Тысячелетия вокруг Каспия 1998 г.
18.Гумилев Л.Н. – От Руси до России     2002 г.
19.Гумилев Л.Н. – Этносфера: история людей и история природы   2002 г.
20.Джонс Гвин – Викинги. Потомки Одина и Тора  2007 г.
21.Диакон Лев – История  1988 г.
22.Зализняк А.А. – Слово о полку Игореве: взгляд лингвиста  2004 г.
23.Зализняк А.А. – О профессиональной и любительской лингвистике  2009 г.
24.Ибн-Хордадбех – Книга путей и стран  1986 г.
25.Иловайский Д.И. – Разыскания о начале Руси. Вместо введения в русскую историю 1876 г.             
26.Иордан – О происхождении и деяниях гетов  2002 г.
27.Исидор Севильский – История готов  2002 г.
28.История Европы (12 историков Евросоюза) 1996 г.
29.Клауде Д. – История вестготов  2002 г.
30.Ключевский В.О. – Наброски по варяжскому вопросу  1983 г.
31.Кондратов А.М. – Атлантиды ищите на шельфе 1988 г.
32.Кондратов А.М. – Этруски – загадка номер один  1977 г.
33.Кранц фон Г-У – Аненэрбе. Наследие предков. Секретный проект Гитлера  2006 г.
34.Кюстин де Астольф – Николаевская Россия  1990 г.
35.Левек Пьер – Эллинистический мир  1989 г.
36.Лесной С. – Откуда ты, Русь? 2006 г.
37.Лихачев Д.С. – Крещение Руси и государство Русь  1988 г.
38.Лихачев Д.С. – Русские летописи и их культурно-историческое значение  1947 г.
39.Ломоносов М.В. – Древняя Российская история от начала Российского народа до кончины Великого Князя Ярослава первого  1952 г.
40.Лясковская О.А. – Французская готика XII – XIV веков 1973 г.
41.Мавродин В.В. – Происхождение русского народа  1978 г.
42.Магидович И.П. и В.И. – Очерки по истории географических открытий  1982 г.
43.Манаков А.Г. – Неславянская гидронимия Псковской области  2008 г.
44.Маркс Карл – Нищета философии  1961 г.
45.Маркс Карл – Формы, предшествующие капиталистическому производству  1968 г.
46.Менандр Византиец – История  1941 г.
47.Мифы древней Греции  1990 г.
48.Мровели Леонтий – Жизнь картлийских царей  1979 г.
49.Мэттьюс Стивен – Развитие и распространение языков  1998 г.
50.Мюнстер Себастьян – Космография  2011 г.
51.Нерознак В.П. – Названия древнерусских городов  1983 г.
52.Носов Е.Н. – Новгород и новгородская округа IX-X веков в свете новейших
                археологических данных (к вопросу о возникновении Новгорода) 1984 г.
53.Осборн Роджер – Цивилизация. Новая история западного мира  2007 г.
54.Осетров Е.И. – Живая древняя Русь 1984 г.
55.Повесть Временных Лет  2002 г.
56.Помпоний Мела – Хорография  2001 г.
57.Прокопий Кесарийский – Война с готами  1950 г.
58.Райх Вильгельм – Психология масс и фашизм  2004 г.
59.Рейтенфельс Яков – Сказание светлейшему герцогу Тосканскому Козьме третьему о
                Московии 2004 г.
60.Рерих Н.К. – Избранное (Сердце Азии) 1979 г.
61.Рубрук Виллем – Путешествие в восточные страны  1957 г.
62.Рус Альберто – Народ майя  1986 г.
63.Рыбаков Б.А. – Рождение Руси  2003 г.
64.Сборник былин – «Три богатыря»  1977 г.
65.Свердлов М.Б. – От Закона Русского к Русской Правде  1988 г.
66.Симокатта Фиофилакт – История  1957 г.
67.Сказки народов Югославии  1984 г.
68.Словарь славянской мифологии  1995 г.
69.Слово о полку Игореве  1971 г.
70.Снисаренко А. – Третий пояс мудрости 1989 г.
71.Соловьев С.М. – История России с древнейших времен  1993 г.
72.Страбон – География в 17-ти книгах  1994 г.
73.Стриннгольм Андерс – Походы викингов  2008 г.
74.Татищев В.Н. – История российская  1996 г.
75.Тацит – О происхождении германцев и местоположении Германии 1996 г.
76.Тит Ливий – История Рима от основания города  1989 г.
77.Тихомиров М.Н. – Древнерусские города  1956 г.
78.Тихомиров М.Н. – Происхождение названия «Русь» и «Русская Земля»  1979 г.
79.Творогов О.В. – Литература Древней Руси  1981 г.
80.Творогов О.В. – Влесова книга  1990 г.
81.Творогов О.В. – К спорам о Велесовой книге 2004 г.
82.Феофан Исповедник – Хронография  2003 г.
83.Фомин В.В. – Варяги и варяжская русь: к итогам дискуссии по варяжскому вопросу 2005 г.
84.Хождение Даниила игумена Русской земли  1984 г.
85.Хоскинг Д. – Россия и русские 2003 г.
86.Хью Тревор-Ропер – Застольные беседы Гитлера  2005 г.
87.Цезарь Гай Юлий – Записки о Галльской войне  1991 г.
88.Шахматов А.А. – Повесть временных лет и ее источники  1940 г.
89.Эргон Жак – Повседневная жизнь этрусков  2009 г.
90.Янин В.Л.,Алешковский М.Х. – Происхождение Новгорода (к постановке проблемы) 1971 г.
91.Ястребицкая А.Л. – Западная Европа XI – XIII веков 1978 г.


Рецензии
На это произведение написано 14 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.