Литературный эксперимент

Александр ТРАВНИКОВ

ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЭКСПЕРИМЕНТ

Когда моего знакомого писателя совсем достали, он решил провести эксперимент. Результат ошеломил. И он решил поделиться эмоциями. Но обо всем по порядку.
Петр пишет книги. Его печатают. И даже иногда перепечатывают и переиздают. Иногда, это он конечно от скромности заявляет. Но дюжина книг точно вышла под его именем. И издательства, которые приняли его книги в работу, тоже в топе. Тиражи конечно не те, то были советские тиражи. Не сотни тысяч. Но тысяч по десять за раз его книги выходили, а некоторые издавались и переиздавались не по одному разу.
Любой литератор и писатель скажет Вам, что по нынешним временам это ого-го какие тиражи. И потому наш герой Петр чувствовал себя вполне уверенно на писательской ниве, получая не только гонорары, но и ежемесячные роялти за проданные книги.
Однажды он поделился со мной своими переживаниями.
Повадились к нему заходить в гости различные, бывшие в советские времена в местной теме писатели на актуальные заданные темы, с предложениями помочь Петру в его трудном писательском труде.
И что интересно, модель их поведения, а люди совсем они разные, была совершенно одинаковая. Дружеская беседа, если кто-нибудь в нее не вмешивался, обычно заканчивалась примерно так.
- Что пишешь? Дай посмотрю! Почитаю! Оценю! Может что подскажу.
Минут через пять быстрого пролистывания рукописи, чаще всего раздавался глубокий, глубокомысленный, вначале вздох, а затем и не менее тягостный выдох, и практически без пауз озвучивалось предложение.
- Здесь еще много работы. Давай подредактирую! Кое-что нужно безусловно дописать. Подправить. Ну сам понимаешь.
И после непродолжительной паузы плавное. Дополнение, и итог предложения так сказать.
- Не за бесплатно конечно. Сам понимаешь.
А теперь детали. Вначале пришел в гости к Петру Богдан Петрович. Пришел рассказать о своей новой книге, которая, как он сказал, называлась «Пергам». Книга была про то, что в Древнем Пергаме, в Азии, археологами была обнаружена первая в мире душевая кабинка. Вернее, целая система душевых кабинок, в семь уровней.  Вот моется человек на первом уровне, а вода просто так не пропадает. Ниже кабинка второго уровня. И в ней может мыться другой. А ниже еще кабинка. И так вода течет вниз, пока не попадет в уличный арык. Экономия воды получается.
И вот он, Богдан Петрович целый роман об этом написал. Раскрыл в нем проблемы экономии воды и ее бережного расходования. Не то, что в наше время. Открыл кран, помылся, и все. А тут семь человек могут одновременно мыться под душем. Экологи должны точно поддержать.
Правда об этой экологически актуальной «нетленке» Богдан Петрович рассказывает уже лет десять, и всем подряд. Но не выслушать его рассказ о шедевре было как то неудобно. Да и перчить романисту, Петру, как всегда, было лень. Тут только зацепись. Точным пересказом фабулы романа не обошлось бы. В ход пошли бы детали. Описание характеров и образов героев романа. Тем более, что даже после очередного краткого пересказа романа, детали и суть его мало менялись.
Ключевыми моментами информации о романе были некоторые тезисы. Вот только написал. 350 страниц. Актуально. Главное Московское издательство хочет купить. Предлагает 50 тысяч долларов за авторские права на книгу. Обещают экранизацию.  Даже сериал. Но он отказывается. Считает, что мало предлагают. Всего 50 тысяч долларов. Тем более, что сразу хотят перевести на различные языки. Издадут, будут продавать. А гонорары кто за это доплачивать будет? – спрашивает обычно Богдан Петрович. Да и платить они предлагают на счет в Банке. А он банкам не доверяет. Предпочитает наличку. Да и как он проконтролирует тираж. Возьмут и напечатают левый тираж. Или скажут один тираж, а сами допечатают. Как он проконтролирует. Тут и не узнаешь, сколько денег мимо него пройдет. С кого потом спросишь. И так он уже десять лет мучается сомнениями.
Но суть не в этом.  Суть в том, что он все время предлагает что либо у Петра в его книгах и рассказах улучшить. Подредактировать. Подкорректировать. Помочь так сказать не за бесплатно.
Был у Петра еще один знакомый. Виктор Иванович. Тот когда то, впрочем, как и сейчас, работал главным редактором в каком то местечковом издательстве. Он еще с советских времен умел доводить до ума работы рабочих и сельских начинающих писателей до общего знаменателя.
Вот наберут в союзах рассказов разных начинающих литераторов, и по разнарядке заставляют его готовить очередной сборник молодых талантов. А он их подкорректирует, подредактирует. Где нужно допишет. А то и вовсе перепишет, когда нужно. Указание сверху когда придет продвигать талант. Поработал, и готово. Ни один автор, если что, потом своих рассказов не узнает. Да это наверное и не важно, считал Виктор Иванович. Имя автора правильно написано? Правильно. Есть у него публикация? Есть? Гонорар получил? Получил? Геть отсюда. Вот напечатаешься еще раз 10, персональный сборник помогу сделать. Там и в Союз Писателей, по рабоче-колхозной линии примут. Чего тебе еще нужно? Зато все причесано как под одну гребенку.  Партийно-идеологический надзор доволен? Доволен. Главное, что все выверено и где надо согласованно. В предисловии и аннотации есть правильные ссылки на очередной съезд или пленум.  Это он лично писал. Разве такое кому доверишь? Акценты всегда верно расставлены.  Берешь книгу после Виктора Ивановича, и сразу видно, что рука мастера поработала.
Но реалии рыночной экономики берут свое. Он тоже повадился донимать Петра своими предложениями доработать его книги.
- Хорошие, - говорит он, - книги у тебя Петр. Но требуют доработки. Актуальность момента не всегда просматривается.
Вот донимали они Петра своими коммерческими предложениями долго. А тут скандал в прессе. Оказывается, что ученые пошутили. Набрали сами текст, полностью состоящий из наукообразных терминов, якобы переводной научной статьи, которая претендует на гениальное открытие. А кто не понимает, тот не дорос еще. И опубликовали эту ахинею в научном рецензируемом журнале. И что интересно. Прокатило. Статья даже положительные рецензии в мире науки получила от профессоров, доцентов и академиков некоторых. А как обнаружился подлог, разразился и покатил вселенский скандал в мире науки. Головы полетели.
Вот это и навело Петра на мысль, попробовать эксперимент поставить над донимавшими его своими коммерческими предложениями знакомыми литераторами. Кто-ж знал, что из этого выйдет. А вышло вот что.
Вот зашел к нему однажды Богдан Петрович, и давай по новой о своих планах и нетленке многостраничной рассказывать. Свою лит помощь опять стал предлагать. А Петр берет, и соглашается. Вручает ему небольшой такой рассказик, страниц на 5-7.
- Вот! -  говорит, - написал. Десять тысяч хватит? А то времени совсем не хватает ни на что. А через месяц в журнал сдавать. Обещали напечатать.
Богдан Петрович деньги взял сразу. Обещал работу дней через десять выполнить.
- Ты только сам потом корректуру и редактуру внесешь? – говорит. Я тебе ручкой подкорректирую, подправлю, ошибочки в тексте  исправлю. А ты сам внесешь исправления, и наберешь. Потом покажешь, что получилось.
На том и порешили. И Богдан Петрович тут же испарился с рукописью.
А через пару дней и Виктор Иванович нарисовался.
- Ты что-же, - говорит, - Богдану дал работу, а мне? Я тоже могу. Даже лучше могу. Аванс в три тысячи давай! А остальное через две недели. Хочешь, могу и в журнальчик продвинуть? А деньги есть, так и книжку издадим. У нас в деревне типография есть небольшая. Мы тебе за дешево напечатаем, что хочешь. А то листовки местным депутатам надоело печатать. Да и избираются одни и те же. Работы мало.
Пришлось и ему дать. Но как говорится, сам напросился.
А дело было вот в чем. Нашел Петр в интернете небольшой рассказ Ивана Бунина. Не то чтобы сильно известный. Но и не из последних. Отформатировала на компьютере, распечатал на принтере, да и дал получившееся произведение нашим корректорам.
Любопытно Петру стало, что из этого выйдет. И вышло. Ждать пришлось не долго.
Первым пришел Виктор Иванович. Рукопись была вся по исчеркана и по надписана. И между строк, и в правом поле, и в левом. И сверху, и снизу. И даже с другой стороны листов все было испещрено надписями и ремарками, некоторые уточнения были прописаны. Но и это еще не все. Вот говорит, я дал, чтобы перенабрали. С тебя еще штука, к тем семи, что ты еще остался должен. Доволен был, ужас, когда Петр без разговоров вручил ему и семь тысяч, и  тысячу за набранный и уже отпечатанный один экземпляр текста. В кафе встречались, так Петр еще и за кофе заплатил.
- Ты теперь точно классиком станешь, если со мной дружить будешь. –заявил тогда Виктор Иванович. Готовь деньги. Да и насчет книги не решил еще? – поинтересовался.
А потом, буквально через день, пришел к Петру Богдан Петрович.  Его вариант правки был конечно попроще. Но он это компенсировал разговором. Сразу сказал, что:
- Ты бы, Петр, еще поработал! Пусть отлежится. Слабовато еще. Я тебе как писатель говорю. У меня все таки не первая книга написана. Я таким людям помогал книги писать. Вот кстати и про Пергам у меня книга в рукописи есть. Опыт у меня еще какой, книги писать. Ты пользуйся.
Теперь Петр пребывал в полном шоке. Даже сказать было нечего. Но это было еще не все.
Однажды вечером в гости пришел сосед. И привел с собой сына.
- Вот, - говорит, - Васька. Троешник. Хулиган и прогульщик. Но и это не все. Ты ж у нас писатель?
- Писатель!
- Член союза?
- Член! Член Российского Союза Писателей. А что?
- Да вот учитилка жалуется, что Васька в своем шестом классе неправильные сочинения пишет. Не как все, говорит. Тему абы как раскрывает. Не порядок.
- И что?
- А ты бы поработал с ним? - говорит сосед Петра и отец Васьки. Сочинения поучил бы его писать. Глядишь, тоже писателем будет. Когда вырастет и поумнеет. А то, как я в шахтеры пойдет. Там быстро научат Родину любить.
Этот разговор заставил Петра призадуматься. А Васька с таким коварством на него смотрит, и думает сорванец, о том, как его теперь учить будут. Как учат ремнем и розгами он знал. А как учат писатели – еще нет.
Тут на глаза Петру попалась лежащий экземпляр текста распечатанного и заготовленного ранее рассказа Ивана Бунина, только с выдуманным названием, и без указания автора, которые он до этого Богдану Петровичу и Виктору Ивановичу, для эксперимента давал.
- Вот на тебе Василий рассказик. Почитай. И задание тебе. Говорят сочинения непонятные пишешь? Вот возьми ручку и подправь где нужно, допиши, лишнее вычеркни. А завтра жду с выполненным заданием.
На следующий день, вечером, едва Петр переступил порог своего дома, раздался звонок в дверь. Когда он открыл дверь, на пороге стоял соседский сын Васька. И смущенно, протянул не тронутые листки рассказа, которые вчера ему дал Петр, и слегка запинаясь, сказал:
- Я дядя Петя, Бунина править не могу. Он классик оказывается.
- А как узнал?
- Планшет у меня есть. Поинтересовался. И узнал.
- Ладно, сказал Петр. Через пол часика заходи. Будем русскую литературу по книгам изучать, а не интернету.

31 марта 2015 года


Рецензии
Спасибо.
И вот ещё что, это надо бы напечатать...

Ник Шухов   01.04.2015 16:07     Заявить о нарушении
Спасибо. Издательство обещало до майских праздников выпустить книгу. Этот рассказ тоже в нее войдет.

Александр Травников   01.04.2015 21:52   Заявить о нарушении
С вашей легкой руки, НИК, книга выйдет до майских праздников.

Александр Травников   09.04.2015 20:51   Заявить о нарушении