Небо - в самом человеке

                «НЕБО – В САМОМ ЧЕЛОВЕКЕ»

Казалось бы, поэтическое творчество в местах лишения свободы маловероятно. Ведь, как говорится в народе, соловьи в неволе не поют. Однако человек, в отличие от «братьев меньших» не перестаёт думать, а это значит – выражать свои чувства и переживания, в любых условиях, в том числе в тюрьмах и колониях. И, как правило, больше думать и глубже переживать, чем на свободе. Если эти мысли светлы и одухотворены, из них могут родиться замечательные поэтические произведения, наподобие тех, что написаны выдающимся татарским поэтом Мусой Джалилем в застенках Моабитской тюрьмы в 1943 году, и подготовленные к печати на русском языке знаменитым Константином Симоновым. И это не единичный случай.

История русской литературы знает немало именитых поэтов и писателей девятнадцатого и двадцатого веков, прошедших через места лишения свободы. Это: друзья А.С. Пушкина из числа декабристов, а так же Николай Чернышевский, Дмитрий Писарев, Александр Солженицын, Ярослав Смеляков, Борис Ручьёв, Варлам Шаламов, Анатолий Жигулин, Николай  Якушев и многие другие. Годы вынужденной изоляции от литературной среды не высушили источники их творчества и даже в какой-то мере помогли глубже разобраться в сути человеческой природы и многообразии личностных качеств товарищей по несчастью и тех, кто остался в прежних комфортных условиях, но  гораздо сильнее заключённых страдал духовной анемией и чёрствостью. Как показала жизнь, потребность в возвышающем  душу поэтическом слове оказалась весьма необходимой в местах далеко не поэтичных.

Вот как писал об этом один из бывших заключённых, впоследствии ставший известным поэтом, преподавателем Литературного института имени А.М. Горького в Москве, Анатолий Жигулин в автобиографической повести «Чёрные камни»: «Когда же случайно узналось, что я помню так много стихов Есенина, я стал в бригаде и в бараке человеком важным, нужным и уважаемым. Я стал как бы живым, говорящим сборником Есенина… Аудитория была особенная и разная, ни верившая, ни в Бога, ни в чёрта, но Есенин примерял людей, заставлял таять лёд, накопившийся в их душах».
 
Думаю, что именно желание «растопить лёд, накопившийся в душах» руководило инициативной группой устроителей Всероссийского поэтического конкурса осуждённых и издателей сборника стихов «Я верну потерянное имя», ежегодно выходящего при поддержке Попечительского совета Уголовно-исполнительной системы.

У истоков конкурса и поэтического сборника стоял замечательный русский поэт, лауреат Государственной премии России, других престижных премий и наград, Владимир Иванович Фирсов. Его творчество высоко ценили А.Т. Твардовский и М.А. Шолохов, поддерживали молодого поэта на этапе его вхождения в отечественную литературу. Ребёнком переживший годы военного лихолетья, смерть матери, беспризорничество, голод и холод, Владимир Фирсов тонко чувствовал беды и чаяния соотечественников и родной страны, поэтому его правдивые и искренние стихи так пронзительны и трогательны:

У сверстников моих печальна доля,
Лишь вспомню – и на сердце тяжело,
Ведь под Москвой, где я учился в школе,
Две трети школы –
Без отцов росло…
«Баллада о сиротстве»

Я знал, что красть нельзя, но приходилось
В послевоенном детстве красть уметь.
А в основном меня кормила милость
Людских сердец, умеющих жалеть.
А ремесло дурное я оставил.
Должно быть, пробудилось естество,
Когда люблинский вор в законе Саня
Мне повелел забыть про воровство…
«Я знал, что красть нельзя…»

Признанный мастер лирической и гражданственной поэзии Владимир Иванович не случайно обратился к творчеству заключённых. Он на собственном опыте убедился, что стихи, идущие от души, способны возвысить человека, поднять над житейской неустроенностью, открыть новые горизонты судьбы, убедить, что «небо – в самом человеке», как написал Кадынцев Андрей Николаевич – один из авторов сборника «Я верну потерянное имя».

Поэтический конкурс среди осуждённых и выпуск сборника стихов, безусловно, внесли освежающую струю в жизнь людей, изолированных от остального общества, пробудили их интерес к литературе, собственному творчеству, к серьёзному анализу своих судеб и совершённых проступков и преступлений. Это прочитывается в стихах авторов сборника. Многих волнует не только долгая разлука с родными и близкими людьми, что естественно в сложившейся ситуации, но и – всестороннее осмысление своего жизненного пути, более трепетное отношение к родителям, детям, верным друзьям, родному дому, природе, происходящим в стране и за рубежом событиям.

Среди произведений заключённых данного сборника немало по-настоящему удавшихся стихотворений, и по уровню владения техникой стихосложения, и по оригинальности мыслей и образов.

Вот, например, отрывок из стихотворения Барашковой Марины Владимировны (Республика Коми) «Я рисую картину вчерашнего дня…»:

…Тенью движется грех за моею спиной,
Вот достался в попутчики сторож незримый.
Так и хочется крикнуть: «Тебе не со мной!
Проходи стороной! Проходи, давай, мимо!»

Горькой исповедью звучат строки Ивкина Альберта Валентиновича (Республика Марий Эл):

…И никого, кто раньше был с тобой,
Ушли друзья, потеряна любовь.
Ты победил? Увы, проигран бой.
Твой враг – в тебе, его впустил ты в кровь.
Вот на Руси важнейшая беда –
Средь наших исковерканных дорог
Есть скользкая дорога в никуда.
За ней – лишь смерть или тюремный срок.
«Дорога в никуда»

Подобные чувства сожаления об ошибках прошлых лет звучат в стихах Махонченко Александра Валентиновича (Республика Коми), Баевой Светланы Геннадьевны (Ивановская область), Полехина Михаила Николаевича (Кировская область), Роженко Юрия Андреевича (Республика Мордовия), Суханова Сергея Григорьевича (Рязанская область). А Гончаров Валерий Николаевич (Кировская область) предлагает в своём стихотворении точку опоры для выхода из жизненных неурядиц:

Не радуйтесь чужой беде,
Не злобствуйте, не исходите ядом.
Ищите лишь добро везде,
Особенно упорно в тех, кто рядом.

Привлекают внимание афганские стихи Бушуева Владимира Николаевича (Свердловская область) «Афган» и «Воспоминание». Они написаны с психологической достоверностью и без технических огрехов.

Очень профессионально написано стихотворение «Игрок» Никулаеско Виктора (Республика Мордовия):

…Мне не хватало лишь удач
К воротам счастья дотянуться…
Теперь душа моя, как мяч,
Разорванный шипами бутсы.

Можно с полным правом сказать, что сборник «Я верну потерянное имя» не только является важной трибуной для способных к творчеству заключённых, но и открывает дарования всероссийского масштаба. В любом случае это издание помогает людям, попавшим в места лишения свободы, услышать голос своей души и поверить в возможность возвращения к полноценной созидательной жизни.


Рецензии
Да...Жизнь прожить не поле перейти. Оступиться, ошибиться возможно. Главное осознать и понять в чем и пытаться исправить. Очень важную тему затронули. Спасибо, Успехов и удачи!

Светлана Носкова   30.04.2017 10:37     Заявить о нарушении
Светлана, рад Вашему пониманию проблемы и состраданию! С букетом майских праздников! С пожеланием удачи и вдохновения,

Валерий Латынин   01.05.2017 21:28   Заявить о нарушении
И Вас с букетом)) майских праздников. Желаю счастья.

Светлана Носкова   02.05.2017 08:29   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.