Между светом и тьмой. Часть 4

Крэлана разбудили рано утром, нужно было отправляться в путь. В час их отъезда жителям замка было запрещено выходить из домов, группа всадников проехала по пустынным улицам. Маг заметил, что теперь его сопровождали гораздо меньше людей. В путь отправилась Галлия, три жрицы в сером, а также два стража, процессию замыкала Лайза. Когда они выехали за стены зама, Крэлан поравнялся с Галией и спросил:
- Почему нас осталось только восемь?
- Я не смогу провести больше людей в столицу, скоро вы сами все поймете, - ответила жрица.
Они все ехали и ехали, впереди и позади простирались необъятные поля. Маг ожидал, что скоро на горизонте появится замок, но этого все не происходило. Солнце начало клониться к закату, а пейзаж не менялся.
- Госпожа жрица, я начинаю сомневаться, что мы идем верной дорогой, - громко произнес Крэлан.
Галлия не ответила ему и сделала знак, приказывая всем остановиться.
- Мы уже близко, оставьте лошадей здесь и следуйте за мной, - приказала белая жрица.
Заметив, что маг идет рядом,  она негромко произнесла:
- Когда начали появляться первые пустоши, верховная жрица наложила на столицу особое заклятье защиты. Этот купол сделал город не только недоступным для враждебного вторжения, но и невидимым. Только тот, кто имеет ключ, может пройти.
- Тогда зачем вы ведете меня туда, ведь меня обвиняют как шпиона, а вы допускаете меня в самое сердце страны? Или там меня ждет казнь, а не суд?
- Я только подчиняюсь приказу, - коротко ответила жрица.
Чем дольше они шли, тем сильнее становилось свечение медальона на шее Галии. В определенный момент она сняла его и стала нести на вытянутой руке. Вдруг она уперлась в невидимую преграду, кулон засеял еще сильнее и материя расступилась. В пространстве образовался узкий проход. Белая жрица пошла первой, стоило восьмому человеку войти, как проход захлопнулся за ним. В этой ловушке Крэлан почувствовал себя крайне неуютно, ему казалось, что стены давят на него и вот-вот сойдутся, похоронив его под своей тяжестью, и только свет медальона давал надежду. Магу показалось, что они пробыли внутри волшебной стены вечность, прежде чем вдали забрезжил красноватый отблеск закатного солнца. Они оказались прямо перед центральными воротами, ведущими в город. Обернувшись назад, Крэлан увидел все те же бескрайние поля, словно преграды и не существовало. Стены города были сложены из белоснежного камня, но сейчас, в свете заходящего солнца, они приобрели кроваво-красный оттенок.
- Этот город хочет моей крови, - шутя, заметил маг
- Не стоит здесь задерживаться, вперед, - приказала Галлия.
Они прошли через ворота и путь им сразу преградили пятеро стражей. Тот, у которого была перевязь, вышел вперед и громко произнес:
- Светлейшая, ваша миссия завершена. Мы забираем преступника и свидетеля.
- Нет! – запротестовала белая жрица. – Я имею права присутствовать на суде, к тому же никто лучше меня не расскажет о том, что произошло во время нашего путешествия.
- Была ли эта девушка свидетелем названных событий?
- Да, но…
- Тогда в вашем присутствии нет нужды. Покиньте столицу немедленно!
Галлия резко развернулась на каблуках и зашагала проч.
- Мое имя Оулан и до суда вы будете находиться под моей защитой. Прошу следовать за мной, - произнес страж.
Сумерки спустились на город, здания из белого камня стали похожи одно на другое. Широкие улицы пересекались под прямым углом, на перекрестках были установлены изящные статуи бывших правителей этой страны. Все содержалось в идеальном порядке, но вместе с тем ощущалась пустота. Ночью этот город казался призраком: холодным и безмолвным. В конце проспекта показался величественный дворец, весь резной с островерхими башнями и стрельчатыми окнами, он казался единственным живым островком среди этого безмолвия. Но их не повели во дворец. Оулан резко свернул направо и зашел в ближайший дом, что выходил фасадом на дворцовую площадь. Лайзу отвели наверх, а Крэлана разместили в подвале, где была организована небольшая тюрьма. Помещение было разделено решетками на четыре камеры, мага втолкнули во вторую из них и заперли дверь. Стоило замку закрыться, как прутья засветились, а затем померкли. Видимо, на них было наложено какое-то заклятье. Один из стражей остался дежурить у двери, а второй поднялся наверх, в дом. Крэлан оглянулся, в его камере не было вообще никакой мебели, поэтому ему пришлось сесть прямо на пол. Маг непроизвольно сжал руку в кулак. Как ему сейчас хотелось отыграться на своих тюремщиках за все лишения которые ему пришлось испытать!
- За что тебя посадили в эту дыру? – вдруг раздался слабый голос справа от Крэлана.
Маг повернул голову и увидел мужчину в соседней камере. Узник выглядел плохо: одежда истрепалась и стала похожа на бесформенные тряпки, волосы всклокочены, борода отросла так, что закрывала шею, а в глазах горел безумный блеск.
- Меня ждет суд, думаю, там мне расскажут, в чем именно я виновен, - уклончиво ответил волшебник. – А что тебя привело сюда?
Заключенный словно только и ждал этого вопроса, он изакрыл глаза и начал свой рассказ:
- Я был стражем, с детства меня готовили к этой роли и я не знал большего счастья, чем служение. Поэтому, когда набирали добровольцев для опасной миссии, я вызвался не раздумывая. Нас было девять, каждому бойцу дали защитный амулет, - узник резко открыл глаза и посмотрел куда-то во тьму, будто различая там что-то и кого-то. – Я вижу их, моих товарищей, они приходят, они укоряют меня!
Заключенный с силой ударил ладонями о железные прутья, и пространство осветил всполох магического света. Присутствие этой магии немного успокоило узника, и он продолжил:
- Нам приказали пройти по пустоши ночью, чтобы узнать, как они образуются и почему люди не возвращаются оттуда. Я был замыкающим. Сначала командир увидел что-то и повел нас вперед, но это место играло с нами… Каждый увидел свой мираж, который манил, звал, а затем…
Крэлан прервал собеседника, громко рассмеявшись, узник не ожидал этого и резко замолчал.
- Занятная сказка, а теперь я расскажу тебе, как все было на самом деле, - резко произнес маг. – Верю, что тебя отправили с этим отрядом, но ты не пошел в пустошь, а испугался и сбежал. Потом скитался, рассказывая небылицы, пока потерял всякое сходство с человеком. Был схвачен, но не осужден. И вдруг тебе преставился шанс на спасение – в доверительной беседе выведать тайны опасного преступника.
Глаза бывшего стража расширились от ужаса, и он отпрянул от решетки.
- Вы действительно колдун! Прочь из моей головы! Прочь! – закричал несчастный.
- Глупец, мне нет нужды колдовать, чтобы прочитать правду на твоем лице. А теперь успокойся и сядь, сегодня ты все равно не получишь своего прощения, - резко произнес Крэлан.
Узник действительно сел, замолчал и закрыл глаза. Бывший страж больше не пытался продолжить разговор, и в темноте были только слышны его нервные всхлипы, ибо этой ночью он утратил последнюю надежду на спасение. Прошло много часов, прежде чем их в первый раз посетил страж. Это был Оулан, маг сразу узнал его. Этот стражник принадлежал к числу тех людей, образ которых впечатывается в память. Молодость предавала мягкость его чертам, и даже самое строгое выражение на таком лице не выглядело суровым. Светло-русые волосы были коротко подстрижены, но даже такой длины они умудрялись закручиваться, и лежали на голове аккуратными завитками. Лицо овальное, гладковыбритое, низкие брови могли бы придать суровость взгляду, но открытые голубы глаза смотрели прямо и открыто. Оулану хватило беглого взгляда на соседа Крэлана, чтобы понять, что его затея не удалась.
- Крэлан, я пришел, чтобы сопроводить тебя на суд, - громко объявил страж.
Услышав эти слова, маг послушно поднялся. Оулан отпер камеру и приказал волшебнику следовать за ним. У выхода из дома их ждали еще четверо стражей, а также Лайза. Девушка выглядела уставшей, а краснота вокруг глаз свидетельствовала, что в эту ночь она так и не смогла уснуть. Вся эта странная процессия двинулась во дворец. Они прошли через парадный вход и оказались в тронном зале, это было огромное пустое помещение, сейчас оно даже не было освещено. Страж быстро свернул направо и открыл одну из боковых дверей, которая вела в зал поменьше, который обычно использовался для малых заседаний, он представлял собой уменьшенную копию тронного зала приемов. Около дальней стены, на возвышении располагались три трона. Центральное место занимала правительница Иона, пожилая женщина нетерпеливо барабанила пальцами по подлокотнику. Ее волосы были аккуратно уложены, а голову венчала корона, украшенная белыми искрящимися камнями. Платье на ней было из бордовой атласной ткани, оно имело простой и элегантны покрой, а на руках были одеты длинные перчатки из белой атласной материи. По правую руку от Ионы сидела первая советница Люмия. Она была удивительно похожа на мать чертами лица и словно желая подчеркнуть это сходство, советница также уложила свои темные волосы, на ней было элегантное платье из зеленого атласа в тон глазам, овальное лицо, прямой нос, пухлые губки, ее можно было бы назвать красивой, но она была слишком идеальна, будто неживая. По левую руку от правительницы сидела верховная жрица. Она носила форменное белое платье, как и все высшие жрицы, только София позволила себе некоторую вольность и распустила свои прекрасные светло-русые волосы. Она сама словно излучала свет, на ее губах застыла легкая улыбка, а светло-серые глаза смотрели мягко, с сочувствием.
Когда Крэлан вошел, он сразу же встретился взглядом с Софией и на мгновение время для него остановилось. Он не знал наверняка, но почувствовал, что это именно о ней говорила призрачная леди в его снах. Он нашел ее, нашел голубку. Жрица тоже что-то почувствовала, он увидел, как улыбка слетела с ее губ, а взгляд стал ищущим, напряженным. Его провели в центр зала, Крэлан выпрямился и без страха посмотрел на своих судей.
- Наш суд буде скор и справедлив, - провозгласила Иона. – Светлейшая  София будет задавать тебе вопросы, а ты будешь отвечать. Да будет тебе известно, иноземец, верховная жрица обладает даром видеть правду, и тебе не помогут твои уловки.
- Я пришел сюда не за правосудием, а для того, чтобы предложить союз, - заявил маг.
Правительница холодно рассмеялась в ответ.
- Обычно союз предполагают равные равным. А ты в наших стенах, в кандалах, обвиняешься в шпионаже и проведении темных ритуалов. Даже одно из этих обвинений смертельно, - резко произнесла советница.
- Не стоит спорить, начнем, - примирительно произнесла жрица. – Вы действительно были посланы к нам с целью шпионажа?
- Нет, - спокойно ответил маг.
София пристально посмотрела на него, но не смогла ничего почувствовать, впервые в жизни она не знала, лжет человек или говорит правду.
- Он говорит правду? – спросила Иона у жрицы.
- Я не знаю, его мысли не доступны для меня, - призналась София.
Ситуация казалась безвыходной, но тут вмешался Оулан:
- У нас есть свидетельница. Эта женщина стала жертвой ритуала, который проводил маг.
Все сразу обернулись к Лайзе, женщина заметно побледнела, у нее перехватило дыхание от одной мысли, что она может послужить причиной гибели своего повелителя. Она вышла вперед, и София задала ей первый вопрос:
- Это правда? Этот человек пытался причинить тебе вред при помощи темного ритуала? Не бойся, здесь ты можешь говорить открыто. Ты под нашей защитой.
- Это не было его целью… я добровольно вызвалась помочь ему, - ответила Лайза, тщательно подбирая слова.
- Он воздействовал на тебя при помощи магии?
- Да, но я сама дала согласие на это, - стояла на своем женщина.
Видя, что расспросы зашли в тупик, София решила подойти с другой стороны.
- Ты знаешь, кто этот человек? – спросила жрица.
- Да, его имя Крэлан.
- Это нам известно, но кто он такой?
- Я не знаю.
- Это ложь, - отчеканила волшебница. – Скажи правду и я разрешу тебе поселиться в этой стране, ты ни в чем не будешь нуждаться.
Лайза мельком взглянула на Крэлана, и это придало ей решимости.
- Я не знаю, кто этот человек, - снова повторила девушка.
- Не стоит упорствовать, иначе тебя будут судить как соучастницу, - предупредила Иона.
- Хватит! – резко прервал эту полемику Крэлан. – Разве вы не видите себя со стороны? Вы хотите что-то узнать, так спрашивайте у меня. Так ли важно кем я был в прошлой жизни? Я обладаю магической силой, это было бы глупо отрицать. Прочтите донесения Галии, в них все убедительно описано.
- Жрица Галлия попала под ваше влияние и потому была отстранена, - возразила правительница.
- Она просто сказала вам правду, которую вы не хотели принять. Светлая магия не в силах повлиять на тени. Я первый, кто прошел сквозь серую пустошь, видел тень и смог уйти. Вот загадка, которую следует разгадывать! Мне не хватает знаний, чтобы правильно применить свою силу, именно за этим я пришел сюда.
- Ты не пришел сюда, тебя привели в цепях. И ты хочешь, чтобы мы поверили, что темный маг из враждебной страны хочет спасти наш мир? – скептически спросила советница.
- Если заразу не остановить, она распространиться на все земли, и никто уже не спасется. В этой пустоте не будет ничего. Помню, одна светлая леди сказала мне, что нет черного без белого, нет света без тьмы, нет добра без зла.
Услышав эти слова, София встала со своего места и обратилась к Ионе:
- Я думаю, он прав, нам стоит рискнуть и…
- Глупости, - твердо произнесла правительница. – Этот человек уже открыто признал, что он темный волшебник. Он виновен и будет казнен на восходе через отсечение головы.
- Нет! Вы не можете! – истошно закричала Лайза.
- Уведите их! – приказала Иона.
Крэлан порывисто вздохнул, но ничего не сказал и позволил себя увести. Когда стражи вышли, жрица решила сделать еще одну попытку.
- Матушка, послушайте! Он произнес фразу, которую говорила мне призрачная леди из сна, он и есть ворон, которого я должна отыскать, - призналась София.
- Он просто запутал тебя, а сны – это всего лишь сны. Угроза от пустошей не так велика, как он говорит, нам нужно только поймать тень и тогда мы найдем ключ к разрешению этой проблемы. Но он все же сказал правду: ему нужны знания, но отнюдь не для того, чтобы помочь нам, а чтобы разрушить стену, защищающую нас. Я прожила долгую жизнь и многое видела, поверь, сердце этого человека чернее ночи и мир возблагодарит нас, когда его не станет.
- Но… - попыталась возразить София.
- Хватит об этом, - мягко, но твердо произнесла Иона и поднялась, давая понять, что разговор окончен.
Заседание закончилось, и жрица ушла в свою комнату. Она села на стул напротив зеркала, взяла руки щетку для волос и стала медленно расчесывать свои локоны. Это занятие всегда успокаивало ее, помогая сосредоточиться. Девушка снова и снова прокручивала в голове недавние события. Нельзя было не признать, что Иона была в чем-то права, от этого человека исходила темная сила и София ощущала это лучше чем кто-либо другой. Но его слова… она резко остановилась, положила расческу на стол и встала.
«Я должна поговорить с ним пока еще не поздно!» - решила она.
София быстрым движением накинула плащ и вышла из комнаты. Это был первый раз, когда она ослушалась мать. По правде говоря, хоть ее и посвятили в сан, она не чувствовала себя полностью самостоятельной. Когда она смотрела на Иону, то словно опять становилась маленькой девочкой и даже, когда дело касалось жизни человека, она не смогла отстоять свою точку зрения. Хотя причина также была в том, что когда правительница смотрели на нее, то видела, прежде всего, дочь, а не жрицу.
Холодный ночной воздух ударил ей в лицо, София шла быстрой походкой, было заметно, что она нервничает. Подойдя к дому, где содержался осужденный, она приказала стражу впустить ее, и он без лишних вопросов отворил дверь. Волшебница спустилась по лестнице вниз и столкнулась с Оуланом, который охранял дверь в подвал.
- Миледи, - растерянно проговорил мужчина.
Она замешкалась, встретившись с ним взглядом, секунду жрица оценивала можно ли довериться этому человеку, и затем произнесла:
- Готовы ли вы служить мне и подчиниться любому моему приказу?
- Моя жизнь принадлежит вам, миледи, - без колебаний ответил страж.
- Тогда оседлай  лошадей и принеси узнику форму стража, а также приведи сюда ту рыжеволосую девушку, которая была свидетелем на суде… и найди для нее серое платье жрицы.
- Слушаюсь, - отозвался Оулан и поспешил наверх по лестнице.
София взялась за ручку двери и глубоко вздохнула, уже несколько раз она хотела просто развернуться и уйти, но она знала, что если отступит сейчас, то никогда себе не простит. Жрица вошла, в подвале было темно и пахло сыростью, узник находился там один, услышав звук открывающейся двери, он повернул голову. В его глазах не было ни отчаяния, ни страха. Мужчина поднялся и подошел вплотную к решетке.
- Я ждал вас, - с легкой улыбкой произнес маг.
- Это правда? Те слова, что вы сказали в зале суда… - от волнения ее мысли начали путаться, и она замолчала.
- Я говорил много слов, и они не были услышаны. Но вы пришли, а значит, я не ошибся. Войдя в тот зал, я сразу узнал вас, хотя никогда не видел. Значит, вам тоже снится этот странный сон, в нем я летаю в образе ворона. Молчаливый пик, призрачная леди – это все неспроста. И только вместе мы можем разгадать эту загадку.
- Есть способ проверить ваши слова – нам предстоит небольшое путешествие, - решительно произнесла она.
В этот момент на лестнице послышались шаги и звук открывающейся двери. Как и обещал, Оулан привел Лайзу, женщина уже облачилась в серое платье жрицы и была готова к поездке.
- Зачем она вам? – резко спросил Крэлан, увидев Лайзу.
- Ей лучше не оставаться здесь, когда ваше отсутствие обнаружат. Но хватит слов, - София обернулась к стражу. – Дайте мне ключ от камеры.
Мужчина повиновался, и София открыла решетку, но она немного замешкалась, заметив кандалы на руках узника.
- А где ключ от оков? – спросила жрица.
- У меня его нет, в спешке Галлия увезла его с собой, - виновато отозвался Оулан.
- Позвольте, я помогу вам выйти из этого неловкого положения, - насмешливо проговорил Крэлан.
Маг опустил взгляд на свои оковы, и они тут же упали с его рук, с грохотом ударившись о каменный пол.
- Как? – удивленно воскликнула София.
- Я многим мог пожертвовать ради встречи с вами, но не жизнью. Остальное мы можем обсудить позже. Вы все еще хотите меня испытать? – поинтересовался волшебник.
София колебалась только долю секунды и затем обратилась к стражу:
- Отдайте ему форму, - затем она снова посмотрела на Крэлана. – Одевайтесь, мы ждем вас у выхода.
Ему не пришлось повторять дважды. Маг применил нехитрое волшебство и быстро оделся, а заодно привел в порядок свои волосы и кожу. Когда он появился в дверях, София даже сразу не узнала его, настолько он безукоризненно выглядел. В этом наряде с перевязью, он напоминал принца сказочной страны. Страж с тревогой посмотрел на бывшего пленника.
- Миледи, если я останусь, меня ждет только позор и смерть. Позвольте мне сопровождать вас, - попросил Оулан.
Жрицу поразил смысл этих простых слов. Наверное, только сейчас она осознала, что по своей прихоти разрушила жизнь этого человека.
- Да, я буду рада, - тихо ответила она.
Они сели верхом и помчались вперед по пустынным улицам.  Путники быстро достигли барьера, София взмахнула рукой и перед ними образовалась широкая арка, через которую они смогли беспрепятственно проехать верхом. Когда группа всадников пересекла барьер, волшебница снова восстановила заклятье. Все это было как во сне, слезы невольно выступили на глазах жрицы. Она убеждала себя, что поступает правильно, что это ради спасения страны… София быстрым движением руки смахнула слезы и пришпорила коня, пути назад не было. Они скакали без устали много часов, пока не достигли кромки леса. Это был не обычный лес, деревья стояли сплошной непроницаемой стеной, сцепившись кронами друг с другом. София спешилась и что-то прошептала, в эту же секунду послышался треск, и деревья расступились, открывая взору узкую тропу. Лошадей пришлось оставить, животные наотрез отказались входить в этот зачарованный лес. Жрица указывала путь своим спутникам, они шли уже довольно долго, а конечной цели все не было видно.
- Куда вы ведете нас и долго ли еще мне ждать вашего испытания? – поинтересовался Крэлан.
- Мы идем к вместилищу воспоминаний. В этом месте хранится память каждой из верховных жриц, начиная с основателя ордена. В конце жизни мы обязаны приходить туда и сохранять свои мысли в магическом кристалле. Когда избирают новую жрицу, ее отправляют в это место и оставляют, чтобы дать возможность узнать всю правду. Но есть там одна комната, которую никто не может открыть, она запечатана враждебной мне магией. Для этого мне и нужны вы, - пояснила жрица. - Но мы не сможем добраться туда за один переход, нужно будет сделать привал.
Крэлан хотел как можно скорее покинуть это странное место, и идея переночевать здесь его совсем не обрадовала. Через пару часов они остановились, София наколдовала светящуюся сферу и приказала никому не отходить от источника света. Лайза села у самой сферы, но она не излучала тепла. Женщина уже подумала, что ей не суждено будет отдохнуть, иначе она просто замерзнет до смерти, когда ей на плечи накинули что-то теплое. Она оглянулась и увидела Крэлана, это он отдал ей свой плащ.
- Спасибо, - произнесла она, улыбнувшись.
Маг сел рядом с ней и тихо проговорил:
- Я давно хотел поговорить с тобой. Заключение дало мне достаточно времени для размышления. Нашу встречу можно назвать случайной, но после этого какая-то сила не дает нам расстаться. Я умею ценить преданность, и сейчас как раз такой человек нужен мне. Я не хотел бы остаться наедине со жрицей и стражем.
- Обещаю, что последую за вами до конца, - без колебаний ответила Лайза. – Но к чему эти вопросы, если я и так не могу вернуться домой? Мне просто некуда уходить.
- Если все пойдет, как я думаю, то у тебя будет выбор. Ведь прежде чем бродить по полям в поисках спасения для этого мира, я должен завершить пару дел по ту сторону от стены.
Лучница хотела задать еще пару вопросов, но сдержалась, ведь их могли услышать, и вместо этого ответила:
- Это не изменит моего решения, я буду рядом, пока нужна вам.
Лайза не питала иллюзий и понимала, что его предложение связано с желанием уравновесить силы, но ей было все равно. В тот момент, в зале суда, когда ему объявили смертный приговор, она испытала всепоглощающее отчаяние. Лайза была готова на что угодно, лишь бы спасти его и сейчас, оглядываясь назад, она понимала, что в основе этого стремления была не только преданность. Она попыталась отогнать эти мысли, ни к чему хорошему они не могли привести. Лайза закуталась в плащ и забылась тревожным сном.


Рецензии