Взгляд из будущего. 7. Опоздавшая рука...

                Глава 7.
                ОПОЗДАВШАЯ РУКА…
           http://www.proza.ru/2015/03/17/2005

      Кто-то нервно звонил в наружную дверь. Дежурный эпидемиолог недоуменно оглянулся на монитор: посетитель в форме… тайной стражи!
    – А тебе что тут нужно?! – оторопел Нэт Рус, прошёл в гостиную, указав девочке на стульчик: «Жди, милая». Вернулся в приёмную, встал возле экрана. – Кто Вы? Цель визита? Предъявите разрешение на посещение закрытой зоны и Ваше личное удостоверение, – произнося привычные протокольные фразы, внимательно наблюдал за нежданным гостем и всё больше удивлялся: человек за дверью вёл себя недопустимо для его касты и звания! Поведение шло в разрез со всеми нормами, принятыми в их среде – «высших»: был до предела взвинчен и взволнован, нервный и возбуждённый, да что там, практически в астеническом состоянии! Взрослый мужчина метался по тесному тамбуру, не мог ни секунды стоять на месте, хватался за голову, стискивая судорожно волосы в кулаки, глаза бегали, губы подёргивались. «Безумец и есть!» – Нэт вздохнул, попытался привести гостя в чувство. – Вам нужно успокоиться, господин, – на спокойное замечание последовал громкий нетерпеливый рык. «Вызвать охрану?» – подумал и положил руку на кнопку. Помедлил. – Вы способны трезво мыслить? Ответьте, пожалуйста, на мои вопросы.
    – Витт. Меня зовут Лен Витт, – малоразборчиво и скомкано представившись, подошёл ближе к монитору и показал знаки различия на форменном кителе. Сумел успокоиться и взять себя в руки, заговорил довольно внятно и связано. – Я пришёл с посещением к вашей больной. Мне срочно нужно повидаться с Эри Аль! Срочно! Дело не терпит отлагательств!
    – Вы опоздали, господин Витт. Мне жаль, – напрягся, держа руку на кнопке тревоги. Отвечал ровным и спокойным голосом, стараясь не провоцировать гостя. – Вы не совсем понимаете, где находитесь. Здесь не простая клиника, а спецкорпус эпидемиологической службы…
    – Я это знаю, чёрт подери! Мне нужно её увидеть! Я не сказал ей главных слов! Самых важных!
    – Она уже ушла в коридор, – едва слышно выдавив, вдруг осип от комка в горле. Нервно мотнул головой, освобождаясь от немилосердного давления. – Я бессилен. Отныне она недоступна для живых. Даже королям…
    – Этого не может быть! Вы ошиблись! Верните её!..
    Вместо ответа прижал к экрану регистрационную карту больной. На верхнем листе крупными красными буквами был написан код эпидемии, тот самый страшный код, ввергающий не одно столетие в трепет и смертельный ужас всех сущих на земле. Подержав полминуты, вернул документ на стол, насторожённо наблюдая за мужчиной по ту сторону двери и жизни. Витт, разглядев шифр, сначала впал в ступор, а потом дико закричал во весь голос, задрожал крупной дрожью, сотрясаясь телом, побелел красивым страстным исступлённым лицом до синевы, сжал кулаки, воздев их к небу… Внезапно очнулся, опомнился, взял себя в руки, совладал с телом и чувствами, вновь шагнул к окну, приник к экрану видеонаблюдения.
    – А её дочь? Она здесь? Позвольте увидеться, молю! – загорелся, вспыхнул лицом, засверкал выразительными красивыми тёмно-серыми глазами. – Взываю к Вашему милосердию!
    – Кто Вы ей? – Рус был спокоен, учтив и неумолим: на кону интересы дитя.
    – Я любил её мать Эри и хотел взять в законные жёны, – еле выдавил обезумевший визитёр, резко побледнев. – Разрешите поговорить с дочерью… Хочу стать ей отцом по закону…
    Автоматически выключив связь, Нэт просто раскрыл рот от изумления, рухнув в кресло возле стола: «Что? “Высший” хотел жениться на “низшей”?! Это я с ума схожу, или он ненормальный? Удочерить дитя простолюдинки?..» Долго думал, не в состоянии совладать с оторопью, потом, как во сне, встал и пошёл в гостиную.
    Застал девочку за просмотром мультиков, сел рядом на кресло.
    – Милая, ты здесь не скучаешь? Не голодна? – замолчал под синим взором, ругнул себя за трусость, глубоко вздохнул, решившись. – Понимаешь, какие дела? К тебе кое-кто пришёл… – безмолвно застонал, закрыл на миг глаза, открыл, попытался зайти с другой стороны. – Ами, ты помнишь своего отца?
    – Нет. Он умер до моего рождения. Мама воспитывала меня одна, – взрослые недетские глаза поразили и парализовали волю врача.
    – Видишь ли… – не договорив, подхватил девочку на руки и занёс в приёмную, посадил на стул возле монитора слежения, включил изображение пока без обратной связи. Гость не видел и не слышал их на уличном экране. – Вот этот мужчина хочет поговорить с тобой, – казнился, ругал себя за непрофессионализм, за грубые нарушения правил учреждения, но поступить иначе просто не мог: хотел любыми способами спасти это чудное дитя! Захотел подобное впервые в жизни. – Может, дать вам возможность встретиться и побеседовать? Что думаешь, Ами? Тебе решать.
    – Я его не знаю. Никогда раньше не видела… – засомневалась, вглядываясь в незнакомого мужчину острыми глазками. Он стоял терпеливо, спокойно, лишь иногда вскидывая взор на экран, потом отводил взгляд и сжимал кулаки. – Не знаю. Страшно почему-то.
    – Я буду рядом, не сомневайся. Стану твоим личным охранником, принцесса!
    – Клянёшься? – распахнула сказочную лазурь восхищённо и радостно.
    – Клянусь честью рыцаря!
    – Тогда… – слезла со стула, поправила комбинезончик, гордо вскинула светловолосую головку, махнула ручкой, – запускай гостя, – отдав приказ, важно пошла в гостиную.
    Ринулся, придержал тяжёлую дверь, улыбаясь с любовью крошке. Проследив, удостоверился, что взгромоздилась на диване, кивнул одобрительно и вернулся в приёмную.
    Склонившись над столом, включил связь и изображение, убедился, что посетитель на месте.
    – Господин Витт, Вы не передумали?
    – Нет! Я жду.
    – Госпожа Ами готова принять Вас, – говорил ровным учтивым голосом. – Войдите в левую дверь и подчиняйтесь всем требованиям. Беспрекословное подчинение! Принимаете условия?
    – Я согласен!

    Через десять минут посетитель вошёл в гостиную в полном защитном облачении.
    – Маску можно снять? – спросил тихим взволнованным голосом, не сводя с малышки глаз.
    – Нет, – врач не уступил.
    – Тогда, можно снять её с девочки? – умолял голосом и глазами, в которых была боль и паника.
    – Ами, как ты считаешь, милая? – Нэт уважительно склонился, заглянул в прорезь маски. Подумав, согласно кивнула головкой. Тогда осторожно снял капюшончик и масочку с маленького личика, предварительно натянув и надев свои. Теперь мужчины были защищены и защищали дитя. Выпрямился, отступил, посмотрел на визитёра. – Можете сесть на другой край дивана. Я останусь рядом, – тут же метнул строгий взгляд на возмущённого Лена. – Это её условие.
    Тяжело вздохнув, Витт подчинился. Свидание началось: пятилетняя девочка из низов и взрослый знатный сановник. Они тихо разговаривали на отвлечённые темы минут пять, пока беседу не прервал сигнал клаксона такси, прибывшего к зелёному коридору.
    – Время вышло, господин.
    Прохладный голос врача вверг гостя в исступление: в полной панике покосился на монитор в стене, рассмотрел ярко-зелёный транспорт без опознавательных знаков, потерял от ужаса голову. Без разрешения придвинулся к девочке, ласково взял маленькие ручки в свои, облачённые в тонкие перчатки.
    – Ами… милая… – от сильного волнения не мог найти нужных слов. – Я хочу, чтобы ты поехала со мной… И мама бы этого хотела тоже…
    – Нет! Никогда о Вас не говорила! – холодно отрезала кроха.
    – Обязательно рассказала бы, если б успела, поверь! Просто опоздала… И я опоздал… – в растерянности не знал, как убедить. – Понимаешь, так получилось. Я потерял её… Скрыли от меня правду… – заглядывал в голубые глаза и не находил там отклика, отчего ещё больше нервничал. – Обманули… Потерял драгоценное время… Едва сегодня нашёл её здесь случайно…
    – Время истекло, господин Витт, – Рус стоял рядом неумолимой глыбой.
    – Пару минут! – вскрикнув негромко, опустился на колени перед девочкой. – Я хотел жениться на твоей маме, стать тебе отцом, клянусь! – мягко сжал детские ручки в ладонях, осип голосом, едва сдерживая дрожь. – Ами, умоляю, поехали со мной, милая! Я не хочу потерять и тебя, доченька! Будем жить семьёй, вдвоём. Соглашайся, прошу…
    Девочка замерла, закрыв глаза, прислушалась к себе. Через полминуты вздрогнула, как от удара или безмолвного резкого окрика, распахнула, странно посмотрела в мужское лицо, мягко высвободила ручонки из похолодевших враз крепких взрослых пальцев, соскользнула с дивана. Обошла застывшего чужого и незнакомого мужчину, стоящего по-прежнему на коленях, подошла к Нэту, подняла личико. Он склонился низко, подал ей раскрытые тёплые и надёжные ладони, нежно сжал маленькие ручонки и стал внимательно слушать.
     – Нэт, скажи честно: я похожа на него? – серьёзный прохладный голосок не оставил выбора для иного ответа.
    – Нет, милая. Ты единственная и уникальная, особенная. Даже мама была другой, – грусть прорвалась, поцарапав сердце и душу, стала рваться из груди куда-то на волю, причиняя довольно сильную боль.
    – Спасибо, – пожала мужские пальцы, впилась лазурью в душу. – Открой зелёный коридор, Нэт.
    – Нет! Не надо! Ами!.. – взвился Лен, вскочив на ноги и ураганом подлетев к девочке.
    Мощная рука Руса тут же упёрлась в его грудь широкой ладонью, остановив.
    – Стоп! Не заставляйте меня вызывать охрану, господин Витт! – жёсткие холодные слова остудили исступлённый порыв гостя. Сурово взглянув в покрасневшие серые глаза, предупредил безмолвно о последствиях. Перевёл взор на подопечную, тепло улыбнулся. – Ами?.. – смотрел сверху с обожанием, терпеливо ожидая её решения, отчаянно надеясь на волшебство.
    – Он потерял маму, опоздал её спасти, не смог найти, не подал руку помощи. Теперь мне протягивает, но она опоздала тоже. Ведь так, Нэт?
    – Да, – почему-то задохнулся невыносимой горечью, опалившей горло, мгновенно лишив голоса! Беззвучно лишь выдохнул: «Чуда не случилось».
    – Проводи меня в зелёную сказку, Нетти.
    Резко выбросив руку к кнопке в стене, врач вызвал охрану, и не успел посетитель опомниться, как оказался в соседнем помещении за мощной дверью с маленьким небьющимся окошком, а по бокам стояли два амбала-великана с суровыми лицами под масками. Лену ничего не оставалось, лишь в бессилии стонать и наблюдать за зелёным коридором с прозрачной наружной стеной. Видел, как врач и Ами появились в нём, как крепко она держалась за мужскую руку, а он с грустью смотрел на отважную крошку и молчал, не в силах что-то сказать на прощание.
    Рус, доведя Ами лишь до середины перехода, остановился, разжал руку, улыбнулся в прорезь маски, поймал ответный прощальный всполох цвета неба и молча проводил взглядом маленькую храбрую девочку, только что мужественно оттолкнувшую запоздавшую чужую руку помощи. Руку, которая могла кардинально поменять ей жизнь: спасти, вытащить из нищеты и сиротства, дать семью и положение в обществе. Не приняла. Нэт протяжно вздохнул, следя за крохой. «Может, поступила правильно? Что помогло сделать такой выбор? Предчувствие? Предвидение? Мать с нею на связи и сказала своё “нет”? Или тот факт, что она ни словом не обмолвилась с дочерью об этом “женихе”? Значит, с ним не всё так однозначно было. Женщин не обманешь – чувствуют истину сердцем, какое бы оно ни было маленькое», – грустно продолжал размышлять, не сводя глаз с маленькой женщины, едва достигшей метра в высоту.
    Ами Аль шла неспешно, смотря только вперёд, крепко прижимая подарок мамы: мягкую игрушку в виде пчёлки в забавном костюмчике. Видела лишь радостный весенний цвет вокруг, и таким же ярким было такси.
    Воспитанницу встретила красивая молоденькая воспитатель в светло-зелёном форменном платье с пышными воланами вокруг шеи и на подоле, на голове девушки покоился настоящий цветочный венок вместо обязательной форменной пилотки. Увидев это, Ами приняла её за сказочную фею из заповедного леса! Вздохнув радостно и восхищённо, девочка открыто и доверчиво подала ей ручку и исчезла в салоне машины. Двери бесшумно закрылись, транспорт включил мотор и мягко взлетел над землёй. Через мгновение двор опустел.
    На стеклянные стены обоих коридоров медленно стали опускаться металлические жалюзи, скрывая и зелёный, и голубой цвет от глаз. «Надолго ли?» – тяжело вздохнул Нэт Рус, наблюдая из своего кабинета.

    В фильтрационном помещении бушевал отчаявшийся обезумевший взрослый мужчина, совсем забывший, что представителям его класса не к лицу волноваться и переживать, показывая посторонним слабость и уязвимость. «Высшим» не положено быть подверженным эмоциям. Строгость и выдержка – незыблемые правила касты. Лену Витту сейчас было не до них. И вообще не до кого бы то ни было. Он пытался последними усилиями воли и влияния обрести дочь.
    – В какую общину её отправили? Скажите, прошу Вас! – в беспамятстве и исступлении припадал к монитору. – Вы же живой человек, Рус, не бездушный робот! Я хочу знать, где искать дочь! Адрес! Умоляю!
    – Я не знаю. Нам не докладывают. Мы лишь обеспечиваем безопасный и безболезненный переход по этим коридорам, а кто и откуда ожидает их там, на том конце тоннеля, знает лишь Бог, – устало сидел в рабочем кресле, подперев голову двумя руками. Голос был грустным и хриплым, мелкая дрожь сотрясала тело: нервы сдали. – Обратитесь в Его канцелярию…
    – Я её найду… – рычал, хрипел, стенал несостоявшийся жених, муж и отец.
    – Ваше право. Помогайте любому учреждению полного цикла – достойное и благородное занятие. Прощайте, господин Витт, – кивнув, отключился.
    Откинувшись в кресле, понял, что ему совсем не жаль мужчину. Были те, кому сегодня это чувство отдал без труда и сомнения: юная мать, только что ушедшая на смерть, и её крошка-дочь, не пожелавшая никем заменить её.
    Охрана вывела гостя в гигиеническую комнату и сняла защитный костюм. Едва переоделся, под руки проводили на улицу. Увидев Витта во дворе, Рус грустно усмехнулся: «Этому человеку жизнь ещё не приготовила подобной трагедии, что пришлось пережить сегодня его любимым женщинам. Бедные девочки…»

    Идя неверным шагом к своей машине, Лен остановился и разрыдался громко и отчаянно, медленно оседая на землю, раскачиваясь и хватаясь за голову. Он не находил себе слов оправдания и утешения: «Своими руками разрушил две жизни! Не по злобе, из прихоти, из тщеславия, из спеси. Почему настоящая любовь пришла через них? Почему не сумел сразу открыть сердце? Проклятая среда! Изуродовала характер и душу. Долго исправлял. Слишком долго… – с трудом опомнился, прекратил истерику, встал на ноги, подошёл к дверце машины. Вдруг замер, похолодев душой. – Что же мелькнуло в памяти? Что-то в их глазах… – в замешательстве провёл нервной рукой по волосам. – Этот странный взгляд… Да, вспомнил! Эри посмотрела на меня так там, в коридоре, когда я напал на неё, – заволновался, задохнулся от чувств. – Словно смотрела издалека… Из… будущего? А сейчас таким же взглядом окинула её дочь! – сел в салон, включил автопилот, пристегнулся, откинулся на мягкий подголовник, смежил веки. – И пусть их глаза разного цвета и формы, сам взгляд очень похож: из глубины. Будто обе сказали: “Не достанешь! Мы уже там”, – зарычал, замотал темноволосой головой, кусая в кровь губы. – Опоздал! Упустил… Не догнал… Не достал…»

                КОНЕЦ.

                Март, 2015 г.

                Фото из Интернета.


Рецензии